ДОМ № 46

ДОМ № 46

НЕ ТОЛЬКО ВИНО

Дом № 46, стоящий на углу улицы Марата и Свечного переулка, построил уже знакомый нам Август Ланге; здание это и сегодня выглядело бы весьма симпатично, если было бы отремонтировано и покрашено в более веселый цвет.

Заказчиком строительства был купец Дементий Жохов. Потом семья Жоховых долго владела домом, жила здесь, а также открыла тут овощную лавку и ренсковый погреб. Правда, после смерти старшего Жохова погреб перешел в руки другого купца, видного столичного коммерсанта Василия Григорьевича Баскова.

Басков торговал не только вином, но и другими товарами: чаем, фруктами, кофе... Об этом есть мимолетное упоминание в мемуарах Льва Успенского:

«В каждом доме, в центре и на окраинах, во множестве квартир, комнат, углов обитали тогда сотни тысяч старичков и старушек – заядлых кофейников и кофейниц.

Они презирали готовый размолотый кофе в жестянках и пакетах... Они, повязав на головы платки и башлыки, в любой мороз тащились кто к "Дементьеву и Сыновьям", кто к "В.Г. Баскову", покупали у них свой излюбленный сорт, и, принеся домой, жарили его в духовках и противнях, и мололи на маленьких кофейных меленках, и пили в свое удовольствие. Жареным кофе пахли тогда все питерские закоулки...»

Дом № 46

Необходимое примечание: Успенский пишет о временах, когда самого Василия Баскова уже не было в живых, а делом его управлял торговый дом «В.Г. Басков», принадлежавший сыновьям купца. В руках торгового дома был и ренсковый погреб на Николаевской.

От Жоховых дом № 46 перешел к новой владелице с поэтической фамилией Гейне. Но ничего поэтического она в историю здания не привнесла. Так что в начале XX века это был вполне заурядный дом – хоть и очень популярный среди окрестных жителей. Популярность ему обеспечивал не столько погреб, сколько еще один факт: несколько лет в доме жил и принимал больных думский врач Московской части Александр Васильевич Вельский.

В старом Петербурге думские врачи бесплатно лечили беднейших горожан. Правда, справок о бедности не требовалось – и потому среди пришедших на прием бывали вполне состоятельные люди, желавшие сэкономить на медицине.

Нелегкой была работа думского врача. Город платил ему сдельно – в зависимости от числа приемов. Больные почти все были тяжелые, и работать с ними приходилось не только в собственной квартире-амбулатории, но и на выезде. Да еще и культура многих пациентов была ой как невысока. Вот, например, строки из отчета столичного думского врача: «Самое большое неудобство в моей амбулатории – это почти ежедневное загрязнение прихожей комнаты и лестницы испражнениями; на последнее обстоятельство жалуются жильцы соседних квартир. Действительно, нередко по окончании приема видишь лестницу, начиная с 4-го этажа, где я живу, до 1 этажа, загрязненную нечистотами (экскрементами); поэтому приходится за очистку ея платить дворнику особо».

Речь тут, конечно, не о доме Жоховых-Гейне: в нем четырех этажей просто нет. Но сама картина очень характерна!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >