Скульптурные рельефы

Скульптурные рельефы

Одна из проблем, имеющая отношение и к рельефам, и к живописи, – как изобразить объемный предмет на плоскости. Когда художник не знает законов перспективы, проблема становится неразрешимой и следует искать компромисс. Животных изображать проще, рисуя вид сбоку. А как изображать человека? В древности художник, чтобы удовлетворить заказчика, должен был изобразить человека, имеющего две руки, две ноги, выступающий на лице нос. Он изображал идущего человека, при этом ноги, грудь, плечи и лицо в профиль, а глаза и руки анфас.

В Древнем Египте искусство, призванное обслуживать потребности религии, было чрезвычайно консервативным. Художники были обязаны следовать установленным канонам: пропорциональность всех частей тела, положение глаз, носа, рта, размер головы, уровень плеч, подмышек – все это раз и навсегда фиксировалось в скульптурном каноне. Сформировавшиеся на раннем этапе канонические позы прошли через всю культуру Древнего Египта практически без изменений. Это стоящие фигуры с выставленной вперед левой ногой, сидящие на троне или коленопреклоненные статуи и так называемая «композиция писца». Художник мог изобразить богиню Хатхор, лицо которой никогда не изображали в профиль, а мог изобразить иероглиф ht-hr, лицо анфас (рис. 9, 19), означавший имя богини – «жилище Хора». Связанное религией египетское искусство никогда не вырывалось на свободу. Однако, несмотря на все ограничения, египетские художники сумели создать мировые шедевры. Никто не смог превзойти их в создании портретной скульптуры, и вряд ли найдутся барельефы, которые могли бы сравниться с египетскими барельефами, поражающими красотой, гармоничностью и соответствием тем местам, где они расположены, и целям, которым призваны служить.

Рис. 19

Древнейшие рельефы обнаружены на каменных навершиях булав и сланцевых палетках, датированных периодом правления I династии. Большинство изображений увековечили исторические события, некоторые носят религиозный характер, а некоторые чисто декоративные. В то время, судя по изображениям, уже сформировались некоторые каноны: лицо изображалось в профиль, верхняя часть туловища анфас, ноги в профиль и неизменно профильные ступни ног, глаз смотрит вперед. Великолепное мастерство указывает на давнюю традицию этого вида искусства. В качестве самого раннего примера может служить палетка, на которой изображена сцена с быком, готовящимся затоптать поверженного врага. Художник изображает контуры фигур, но основной акцент делает на мускулах. Достойны внимания беспомощная поза человека и грозный бык, опустивший голову, чтобы боднуть свою жертву. Эта сцена, изображенная на палетке Нармера, показывает, что искусство додинастического периода не было статичным.

В период правления I и II династий рельефы были редкостью, но во времена III династии рельефы, украшающие подземные камеры ступенчатой пирамиды, отличает тончайшая работа. Эти рельефы относятся к прекраснейшим образцам египетского искусства. В период Древнего царства рельефы служили главным украшением гробниц, храмов и погребальных часовен. Самые великолепные рельефы были обнаружены в Саккаре, что неудивительно, поскольку здесь было место захоронения знатных жителей Мемфиса, главным богом которого был Птах, бог искусства. Во многих сценах, изображенных на рельефах в храмах, фигуры полны движения по контрасту со спокойным достоинством статуй. Во времена Древнего царства появились два основных типа рельефа – обычный барельеф и углубленный, или врезанный, рельеф. В отличие от барельефа, все части которого выступают над плоскостью камня почти на половину своего объема, в углубленном рельефе поверхность камня, служащая фоном, остается нетронутой, а контуры изображения врезаются в камень.

В период Среднего царства преимущественное распространение получает техника углубленного рельефа. Найденный рельеф с изображением Сенусерта показывает высокий уровень мастерства, которого достигли египетские скульпторы в этот период. Работа зрелая, высокотехничная, но в ней не хватает той утонченности, которой отмечены барельефы раннего периода. Это связано с тем, что культурный центр переместился из Мемфиса в Фивы, где уже не столь истово поклонялись богу искусства, как во времена Древнего царства. Фиванского бога и его жрецов больше интересовал материальный мир, чем мир искусств, и их взгляды на жизнь нашли свое выражение в искусстве. Надо отметить, что на рельефах это сказалось в большей степени, чем на статуях. Сохранилось очень мало рельефов этого периода, поскольку гиксосы безжалостно разрушили храмы, а погребальные часовни знати не так часто, как во времена Древнего царства, украшали рельефы.

После изгнания гиксосов у египтян опять просыпается желание заняться украшением храмов и гробниц. Статуи и рельефы демонстрируют красоту и изящество, но утрачивают энергию и силу. Храм Хатшепсут в Дейр-эль-Бахри богато украшен рельефами, каждый из которых заслуживает внимательного изучения. Уникальные рельефы, потрясающие высочайшим уровнем своего исполнения и пониманием прекрасного, повествуют об основных событиях царствования Хатшепсут. Роскошные храмы в Карнаке и Луксоре и другие храмы, построенные в период правления XVIII династии, тоже свидетельствует о понимании гармонии и красоты его создателей. Египет приходил в себя после изгнания гиксосов и, если бы его оставили в покое, смог бы достичь прежнего величия. Но судьба решила иначе. Эхнатон приступил к реформации не только религии, но и искусства. Все старые идеалы и методы были с презрением отвергнуты, и на смену старому пришло новое искусство. «Естественные, но неловкие позы, грубый реализм фигур, утрата выразительности и четкости – все это свидетельствовало об исчезновении вечного искусства»[143].

Последствия для рельефа были ужасающие. Не без содрогания вспоминаются некоторые из них, но есть и те немногие, которые можно отнести к шедеврам египетского искусства.

Хотя реформы Эхнатона в сфере искусства произвели намного меньший эффект на искусство Египта, чем религиозные реформы на египетскую религию, но в действительности лишили искусство всякой индивидуальности. Копирование стало правилом, а не исключением, и в период правления XIX династии единственной целью скульпторов стало достижение технического мастерства. Одним из наиболее удачных примеров скульптурных изображений, созданных в этот период, является изображение Бент-Анат, дочери Рамсеса II. Можно только восхищаться удивительным мастерством скульпторов, но сцены традиционные, фигуры стилизованные, а это говорит о том, что скульпторы не вкладывали в свои произведения душу. Эхнатону можно предъявить много претензий, но то, что он уничтожил египетское искусство, было одним из самых серьезных преступлений, совершенных этим фараоном.

С этого времени в храмах на рельефах изображали обычно богов и религиозные сцены; исключения составляют рельефы с изображением батальных сцен в храмах Рамсеса II и Рамсеса III. Кроме того, свой храм в Мединет-Абу Рамсес III украсил рельефами со сценами охоты. В сцене охоты на диких быков на болотах скульптор противопоставил статичной фигуре стоящего на колеснице царя безумие спасающихся в тростниках диких животных. Бесспорно, это один из самых ярких шедевров египетских художников, воплощенных в камне.

Период правления XXVI династии отмечен все тем же копированием древних рельефов и статуй. Излюбленной темой скульпторов для рельефов в гробницах является изображение процессии людей, приносящих пожертвования; если не рассматривать их слишком пристально, то они производят впечатление. Однако по сравнению с подобными сценами, изображенными в гробницах Древнего царства, которые служили моделями для скульпторов XXVI династии, сразу замечаешь ухудшение стиля. Правда, в целом работы, созданные в период XXVI династии, тщательно выполнены и доставляют удовольствие.

Скульптуры, украшавшие храмы с наружной стороны, подчеркнули характерную черту Птолемеев – любовь к хвастовству. Гигантские фигуры изображали царя, поражающего врага, или царя, которого сердечно приветствуют боги. Рельефы, созданные в период правления Птолемеев, настолько характерны, что их не спутаешь ни с какими другими. Лица очень полные; женские фигуры до смешного тонкие, преувеличенно согнутые; руки грубые, все пальцы одной толщины; ступни слишком большие, и то, что это ступни, можно понять только потому, что ими заканчиваются ноги; преувеличенная мускулатура.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Рельефы Персеполя

Из книги Заrадки старой Персии [Maxima-Library] автора Непомнящий Николай Николаевич