Синдзо

Синдзо

В книге «Ёсивара дайдзэн» говорится о том, что термин «синдзо» (вновь построенный) был позаимствован из кораблестроения — так называли новые, спущенные на воду корабли. Когда камуро (обычно эти девочки принимались на службу в возрасте от 5 до 7 лет) достигали 13 или 14 лет, они, по усмотрению анэдзёро, становились синдзо. За десять дней до этого события девочки получали (от семи разных приятельниц анэдзёро) некоторое количество охагуро[1 О х а г у р о — краска, получаемая при помещении горячих железных опилок в воду с добавлением небольшого количества сакэ. Смешанная с толченым чернильным орешком, она использовалась замужними женщинами, а раньше аристократками, для чернения зубов. Сейчас этот обычай почти исчез.] и в первый раз чернили зубы. В день церемонии готовилась соба (гречишная лапша), которой угощались все обитатели дома. Такое же угощение отсылалось во все заведения (дзё- роя, чайные дома, хикитэдзяя и фунаядо), имеющие деловые или дружеские связи с публичным домом. Иногда вместо гречишной лапши использовался сэкихан (рис, отваренный с красными бобами). Традиционно по таким случаям перед публичным домом на длинном (от 3 до 5,5 м) столе из некрашеного дерева выставлялись несколько сэйро (котел для варки пищи). На другом столе (тоже из некрашеного дерева), но уже внутри публичного дома, в комнате анэдзёро, раскладывались отрезы тканей, кисеты для табака, веера, полотенца и т. д., которые затем раздавались друзьям дома в качестве памятных сувениров. Внутреннее убранство публичного дома в этот день было настолько пышным и великолепным, что авторы тех времен отмечали бессилие языка в попытке описать это зрелище. Синдзо или имотодзёро не сразу появлялись в заведении. Неделю или больше после дня инициации они прогуливались по Накано-тё (каждый день в новом платье) под руководством своих анэдзёро. Когда неделя представления заканчивалась, подруги-куртизанки вводили девочек в свой круг (симаицукавасу), начиная ангажировать их и по очереди выплачивая им ежедневную плату (агэдай). Кроме того, девочки получали от своих друзей подарки по случаю.

Случалось, что в одном и том же заведении одновременно проходили инициацию две и более синдзо. Если синдзо становилась девочка, выросшая вне Ёсивара, ее автоматически зачисляли в класс цукидаси (те, кого выставляют вперед) и у нее не было анэдзёро, которая бы о ней заботилась. Куцува (объяснение будет ниже) обеспечивали ее необходимыми постельными принадлежностями, одеждой и меблировкой, соответствующими рангам хэямоти, тюсан (хирусан?) или цукэмаваси по обстоятельствам. Объем затрат зависел от красоты и привлекательности девочки. Так же как и в случае с проститутками, воспитанными внутри квартала, она должна была совершать прогулки по Накано-тё в сопровождении другой синдзо на протяжении недели после своего дебюта. Как необходимый аксессуар этой церемонии во все чайные дома и фунаядо рассылались в качестве подарка сакадзуки (маленькие чашки для сакэ) с нанесенными на них именем и геральдическим символом дебютантки.

В Ёсивара существовал еще один класс проституток, называемый якко, куда изначально попадали по большей части женщины из самурайского сословия. Каждый раз, когда женщина благородного происхождения бывала уличена в недостатке добродетели, для восстановления строгих законов самурайской чести и в качестве примерного наказания за аморальное поведение ее на три и даже пять лет отсылали в публичный дом. Позже так же стали называть женщин, проданных в Ёсивара из других кварталов.

В книге «Эдо кайгай энкакуси» отмечается, что синдзо были разделены на два класса: фурисодэ синдзо и томэсодэ синдзо. Для краткости первых временами называли фурисодэ или фурисин.

Девочки для этого класса набирались из камуро, достигших 13—14 лет, или специально на стороне. Фурисин, достигшие возраста, когда фурисодэ (широкий рукав) их платьев становились необязательными, начинали одеваться как их старшие подруги. Со сменой нарядов менялось и их именование, теперь их называли томэ синдзо (синдзо с короткими рукавами), или, более просто, томэсодэ (короткий рукав), или еще короче — томэсин. Перед тем как камуро становилась фурисин, хозяин вызывал ее родителей и поручителя (сёнин) с тем, чтобы вручить им байся сёмон (свидетельство о покупке) в обмен на обычное хоконин сёсё (свидетельство об аренде), которое им было выдано в момент первого ангажемента молодой камуро. Также хозяин передает родителям сумму денег, которая выразительно называлась ми-но сирокин (деньги за тело), размер которой зависел от привлекательности и прочих достоинств несчастной девочки. Иногда случалось, что хитроумные родители девочки, заручившись поддержкой дзэгэна (профессиональный сводник), при встрече с содержателем публичного дома забирали у него девочку, мотивируя это тем, что срок ее контракта в качестве камуро истек, а затем при посредничестве того же дзэгэна продавали ее в другой публичный дом по гораздо более высокой цене. Такой поступок родителей означал определенные финансовые потери для содержателя публичного дома, поскольку ему придется потратиться на обучение всем секретам профессии другой куртизанки, а так у него была бы девочка, знакомая со всеми тонкостями и секретами ремесла, готовая исполнять свои новые обязанности.

Из-за того, что первоначальный контракт предусматривал использование девочки в качестве камуро, по окончании срока ученичества той хозяин был бессилен препятствовать родителям. В качестве меры предосторожности от будущих разочарований хозяева публичных домов практиковали покупку детей сразу, требуя составления свидетельства о покупке при поступлении девочки на должность камуро.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >