Архив на гранитной скале

Архив на гранитной скале

В 1933 году на высокой скале мыса Терваниеми, напротив средневекового Выборгского замка, началось сооружение здания Губернского архива. Оно является и ныне одним из украшений города, а свое функциональное назначение не меняет и по сей день: здесь находится Ленинградский областной государственный архив в городе Выборге (ЛОГАВ).

Необычная летопись этого архива порой напоминает захватывающий детектив – точно так же, как и история самого здания. В июне 1910 года, в день празднования 200-летнего юбилея вхождения Выборга в состав Российской империи, на этом месте заложили полковую православную церковь. Проект разработал известный петербургский архитектор Василий Косяков, одна из его самых известных построек – Морской собор в Кронштадте…

Здание Архива

В судьбу здания на мысе Терваниеми всякий раз роковым образом вмешивались войны. Сначала – Первая мировая: именно из-за нее остановилось возведение храма в Выборге, сооружение которого началось весной 1914 года. Возвести успели лишь мощный гранитный фундамент и стены. Когда началась война, строительство остановилось, как потом оказалось, навсегда. Недостроенные стены церкви простояли почти два десятилетия. В ноябре 1930 года Выборгская городская дума приняла решение использовать их для сооружения здания Губернского архива.

Работы начались в 1933 году, стены недостроенного храма разобрали, а кирпич использовали для возведения нового здания. Деньги на строительство здания Архива выделили правительство Финляндии и губернские общины.

Автором проекта стал замечательный финский архитектор Уно Вернер Ульберг, построивший в Выборге немало общественных зданий, в том числе Школу искусств (ныне Центр «Эрмитаж-Выборг»). Как раз в ту пору, с 1932 по 1936 год, Ульберг занимал пост главного архитектора Выборга. Постройки Ульберга сохранились в Хельсинки, Оулу, Иматре, а также в ныне российских Приозерске (бывш. Кексгольм) и Сортавале.

В архивохранилище все остались почти так, как было при Ульберге

Торжественное открытие Выборгского архива состоялось 29 сентября 1934 года. В нем участвовали почетные гости, в том числе министр образования Финляндии Оскари Мантере, директор Государственного архива Карло Бломштедт, губернатор Арво Манер, представители городских и сельских приходов, общин.

На первом этаже здания разместился архив Выборгского магистрата, на втором – дела Губернского правления, коронных фохтов (коронный фохт – в шведской системе управления чиновник во главе уезда, в руках которого сосредотачивалась полицейская власть и функции по сбору налогов – С.Г.), административных учреждений, на третьем – документы надворного и уездного судов. Четвертый этаж выделили для архивов общин губернии. На верхнем этаже предполагалось размещать вновь поступающие документы. Директором архива в 1936-1939 годах являлся кандидат философских наук Рагнар Николаус Розен. В ЛОГАВ ныне хранится его личный фонд, в котором есть переписка Розена с исследователями, дневники, рукописи и черновые наброски научных статей.

Значительная часть фондов Выборгского губернского архива и сегодня находится здесь, в том числе документы Выборгской, Куопиоской и Миккельской губерний за три века, с 1635 года.

Казалось бы, что могло угрожать такому мирному учреждению, как Архив? Однако ему пришлось пережить тяжелые времена, и в этом снова были виноваты войны. Как известно, во время военных действий архивы рассматривались в числе важнейших стратегических объектов.

В начале 1940 года, во время «зимней войны», половину документов Выборгского архива финны эвакуировали в Миккели, часть осталась на месте. После того как Выборг отошел к СССР, в мае 1940 года временное управление города приняло решение передать здание архивному отделу НКВД. Затем, в июле, Совнарком Карело-Финской ССР постановил организовать в Выборге филиал Центрального государственного архива республики. С этого времени отсчитывает свою историю нынешний архив. К концу 1940 года в штате архива состояло 18 человек – в основном, это были работники, откомандированные из архива Карело-Финской ССР и студентки Петрозаводского университета.

Когда началась Великая Отечественная война, и Выборг оказался под угрозой захвата финскими войсками, были предприняты меры для эвакуации архивных документов. Из Выборга в Кострому отправили 11 вагонов с документами. Последние два вагона ушли 22 августа 1941 года. Спустя неделю Красная Армия оставила город…

Покидая Выборг в июне 1944 года, финны пытались вывезти в Финляндию те документы, которые советские власти не успели эвакуировать в Кострому. Однако поезд попал под бомбежку, часть документов погибла при пожаре, но бо?льшая часть сохранилась и вернулась на прежнее место. В сентябре 1945 года в Выборг вернулись и документы из Костромы. Общий их вес составлял 350 тонн.

К тому времени статус архива изменился: в конце 1944 года территория Выборгского района была выведена из состава Карело-Финской ССР и включена в Ленинградскую область, а архив стал Выборгским государственным историческим архивом НКВД, подчиненным Архивному отделу Управления НКВД Ленинградской области. Прошло еще семь лет, и в декабре 1951 года учреждение преобразовали в Государственный архив Ленинградской области.

Удивительно, но, несмотря на то, что война три раза прокатилась через Выборг – в 1940-м, 1941-м и 1944-м, – город был сильно разрушен, а здание Архива практически не пострадало. Как будто бы оберегал его неведомый нам ангел-хранитель. Более того, за прошедшие почти семьдесят лет после войны здание почти не изменилось внутри.

В свое время все служебные и жилые помещения оборудовали мебелью, выполненной по индивидуальным чертежам Ульберга и других выборгских архитекторов. Внутреннее пространство продумывали до мелочей, с присущей финнам пунктуальностью и аккуратностью.

Благодаря директору Архива Светлане Красноцветовой и ведущему архивисту Дмитрию Маланухе автору удалось заглянуть в те места, куда не пускают обычных посетителей.

«Здесь очень многое осталось таким, как было задумано и исполнено при Ульберге, – рассказал Дмитрий Малануха. – Во время войны часть стекол была выбита, в крышу два раза попадали авиабомбы, но никаких внутренних разрушений не было».

Две трети всего объема здания занимают архивохранилища – по одному на каждом из пяти этажей. По сравнению с другими помещениями, здесь сразу ощущается прохлада.

«В архивохранилище поддерживается специальный температурный режим, – объясняет Дмитрий Малануха. – Кстати, система отопления в архивохранилищах очень необычная: плоские батареи, расположенные на потолке по периметру всего помещения. Подобное практиковалось во многих финских учреждениях, да и в жилых домах тоже. Отопление у нас паровое, от собственной кочегарки. К городским сетям у нас подключены водопровод и электричество, отопление свое, на угле. В остальных помещениях архива батареи, как и положено, вдоль стен. Причем сами батареи – тоже старые, финские.

«Черная» лестница

Тут все продумано до мелочей: в боковых нишах каждая лампочка имеет ручное включение – в целях экономии электричества. Вот эти крючочки к лампам тоже придуманы во времена Ульберга. Стеллажи также остались с тех времен, они изготовлены из специальным образом пропитанной сосны. А эти ящики для хранения планов и чертежей мы называем саркофагами. Они тоже сделаны по чертежам Ульберга».

Еще одна особенность архивохранилища: оно расположено в бывшей «алтарной» части здания, обращенной на восток. «Не в упрек Ульбергу будет сказано – он был прекрасным архитектором, – но в архивном деле все-таки мало что смыслил, – говорит Дмитрий Малануха. – Наверное, он не знал, что бумага боится солнечных лучей, иначе зачем бы сделал столько окон в этом помещении, через каждые полметра? В результате пришлось ставить защитные армированные стекла, а, кроме того, еще и занавешивать окна портьерами».

Самое удивительное, в здании уцелели мелочи: в основном, благодаря тому, что все было сделано предельно аккуратно и надежно, а еще работники Архива просто старались ничего не трогать и не менять.

Циферблат лифта

«Двери, окна, ручки, электрические выключатели, потолок со световыми стеклянными призмами на лестничной площадке пятого этажа, специальные армированные стекла и даже вешалки для верхней одежды в гардеробе – все это подлинное, – показывает Дмитрий Малануха, проводя меня по архиву. – Лифт Копе – тоже финских времен. Тут тоже все родное: указатель этажей со стрелочкой, кнопки этажей возле двери».

Правда, сам лифт сейчас не работает. Последний раз им пользовались в прошлом году: сама кабина лифта в приличном состоянии, но подъемные механизмы требуют ремонта…

«Конечно, даже то, что было сделано при финнах, не вечно, – признается Дмитрий Васильевич. – Износился от времени резиновый паркет производства знаменитой фирмы Nokia, которым покрыты лестницы и полы в читальном зале. Со стороны может показаться, что это гранит или мрамор, но нет – это специальная резина. Такой паркет нужен был, чтобы заглушались шаги посетителей и сотрудников. Он скрадывает шум, обеспечивает тишину».

Особенность Архива – смотровая площадка на плоской крыше. С нее открывается завораживающий вид на старый Выборг и окрестности. На верхнем этаже, где ныне кабинеты сотрудников, была квартира директора Архива. По специальной лестнице директор мог из своего служебного кабинета попасть в архивохранилище или просто спуститься вниз, минуя читальный зал. Вообще, в Архиве целая система дополнительных лестниц, скрытых от глаз посетителей…

Читальный зал, отгороженный двумя стеклянными перегородками от кабинетов директора и архивиста, тоже сохранился практически в первозданном виде. Рядом с помещением архивиста – двухъярусная «черная комната» с железной лесенкой наверх, как на корабле. Тут хранятся книги, которые наиболее востребованы читателями – в основном, справочники, адресные указатели, а также выборгские газеты, начиная с 1940 года. При финнах здесь тоже была библиотека, и стеллажи остались с тех времен.

Ключи ульберговских времен используются и сегодня

«Здесь все подлинное, со времен Ульберга, даже ключи и замки в двери, ведущей в читальный зал, – подчеркивает Дмитрий Малануха. – И все действует исправно. Можно, конечно, их заменить и поставить современный новодел. А смысл? Мне они, например, нравятся. И я думаю, тем, кто их сохранил, они тоже, наверное, нравились. Это как память о прошлом времени.

Стекла в окнах читального зала современные, но подъемный механизм используется прежний. Рамы стареют, их придется менять, но, наверное, надо будет подумать о том, чтобы при этом сохранить старую систему открывания окон. А вот во внутренней стеклянной стене в читальном зале до сих пор – армированные стекла ульберговских времен. Некоторые из них – даже со шрамами войны. Вполне вероятно, что это следы от осколков… Конечно, можно эти стекла заменить. Но ведь за семьдесят лет этого никто не сделал. Тут все хранит историческую память…»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Музей-архив Д.И. Менделеева

Из книги Музеи Петербурга. Большие и маленькие автора Первушина Елена Владимировна

Музей-архив Д.И. Менделеева Менделеевская линия, 2.Тел.: 218-29-82, 218-97-44, 218-97-37.Станции метро: «Гостиный двор», «Невский проспект», «Василеостровская».Время работы: понедельник – четверг – 11.00–16.00.Для лиц с ограниченной подвижностью: специальных приспособлений не


Язык как архив нечувственных уподоблений. Вальтер Беньямин

Из книги автора

Язык как архив нечувственных уподоблений. Вальтер Беньямин Для прояснения концептуальных оснований нашего проекта обратимся к проблематике ряда работ В. Беньямина о языке, переводе, насилии и медиа. Существенная связь между различными сторонами творчества Беньямина


Русские агрономы, или охраняя славное прошлое: Музей-архив русской культуры

Из книги автора

Русские агрономы, или охраняя славное прошлое: Музей-архив русской культуры Весной 1938 г. в нескольких американских газетах было опубликовано обращение о создании Русского сельскохозяйственного общества в Северной Америке. Хотя на призыв откликнулось куда меньше