Лазареты Русско-японской войны

Лазареты Русско-японской войны

Война с Японией, начавшаяся в конце января 1904 года, первоначально оставалась чем-то не очень реальным. О том, что происходило на Дальнем Востоке, узнавали по пафосным сообщениям со страниц газет и журналов да со слов тех немногих участников боевых действий, кто приезжал в Петербург. Только спустя год, когда в столицу один за другим стали приходить эшелоны, переполненные ранеными воинами, петербуржцы воочию почувствовали дыхание далекой войны.

Первый военно-санитарный поезд прибыл в Петербург 20 января 1905 года – до этого в столицу раненые приезжали «одиночным порядком». За последующий период более чем за год войны Петербург принял еще 136 санитарных поездов.

Распорядительный комитет Особой комиссии Главного управления Красного Креста раненых, доставленных с вокзала на сборный пункт при Николаевском военном госпитале, сначала размещал по лазаретам. После обследования нуждавшихся в климатическом лечении комитет отправлял на юг России и на другие курорты – в Гапсаль и Гунгербург (ныне Хапсалу в Эстонии), Старую Руссу и другие места. Всего через Распорядительный комитет прошло около 13 тысяч раненых воинов, из них 742 офицера и больше 12 тысяч «нижних чинов».

Однако поток раненых оказался настолько велик, что городские больницы и лазареты уже не могли с ним справиться, поэтому Особая комиссия обратилась к петербуржцам с призывом помочь с размещением больных и раненых воинов. Горожане понимали, что война – это общая беда, и помогать пострадавшим на ней защитникам Отечества надо всем миром. Поэтому многие владельцы квартир и помещений охотно откликнулись на призыв, особенно после обещания комиссии предоставить бесплатные медикаменты и перевязочные средства.

По предложению председателя Распорядительного комитета генерала В.Н. Воейкова Петербургское фармацевтическое общество создало комиссию для устройства бесплатного («дарового») отпуска лекарств. Эта комиссия заручилась согласием многих владельцев аптек на бесплатный отпуск медикаментов для раненых.

Всем лазаретам раздали специальные конторские книги с адресами аптек, в них врачи записывали заказы на необходимые лекарства. Если в ближайшей аптеке набор требуемых лекарств превышал пожертвованную аптекарем сумму, то лазарету выдавалась иная книжка на другую ближайшую аптеку. Как отмечалось в докладе Распорядительного комитета, «на практике эта организация оказалась вполне целесообразной, и все требования на даровое лекарство всегда удовлетворялись своевременно».

В считаные месяцы Петербург и губерния покрылись сетью больших и малых лазаретов. Их создавали представители самых разных слоев общества – от «высочайших особ» и коммерсантов до мелких домовладельцев, а также – благотворительные заведения, попечительства, больницы, лечебницы, богадельни, «частные кружки» и т.д.

В Гатчине появился лазарет императрицы Марии Федоровны, в Царском Селе – лазарет императрицы Александры Федоровны, в Петербурге – приют великого князя Георгия Михайловича и великой княгини Марии Георгиевны «для увечных воинов с Дальнего Востока». Княгиня Н.Д. Белосельская-Белозерская устроила на свои средства «Скобелевский лазарет», названный так в память ее покойного брата М.Д. Скобелева.

Учебные заведения также приняли участие в общем деле. В женской гимназии Гедда с самого начала войны учителя, воспитанники и их родственники организовали сбор пожертвований «для оказания помощи страдающим от войны». На собранные средства гимназия изготовила различные вещи для отправки на театр военных действий и передала в Красный Крест более тысячи рублей в помощь раненым. Затем гимназия оборудовала лазарет на даче в Сиверской. Летом 1905 года в пользу лазарета провели лотерею во время сельскохозяйственной выставки в Сиверской, а дачники деревни Ново-Сиверской устроили любительский спектакль, весь сбор от него передали на нужды раненых.

Раненые, прибывающие с Дальнего Востока. Фото 1905 года

Не осталось в стороне и столичное купечество. Собрание выборных петербургского купеческого сословия, состоявшееся в октябре 1904 года, постановило открыть несколько лазаретов – в доме призрения Тименкова-Фролова, а также в Николаевском доме призрения престарелых и увечных воинов и в богадельне Садовникова и Герасимова. Много лазаретов устраивалось частными лицами.

Почти в каждом лазарете заботились не только об исцелении раненого воина, но и о том, как помочь ему в дальнейшей жизни. Многих солдат в лазаретах учили грамоте, ведь среди раненых встречалось много полуграмотных и вообще неграмотных. При многих лазаретах шло обучение солдат различным специальностям и ремеслам.

Императрица Александра Федоровна повелела устроить при «лазарете Ее Величества» в Царском Селе портняжную, сапожную и столярную мастерские. Там солдаты, потерявшие из-за полученных увечий способность заниматься крестьянским или иным тяжелым физическим трудом, могли бы обучаться этим ремеслам, чтобы после выздоровления и возвращения на родину иметь возможность зарабатывать, кормить себя и семью.

В лазарете на даче в Сиверской раненых бойцов обучали сапожному и переплетному ремеслам. При выписке из лазарета исцеленных снабжали Евангелием, деньгами, чаем и сахаром, а иногда даже подыскивали и место работы. К примеру, один из воинов, прошедший через лазарет в Сиверской, поступил на службу сторожем в библиотеку Общества распространения образования в деревне Ново-Сиверской, а потом открыл свою переплетную мастерскую.

…Десятки лазаретов появились в Петербургской губернии. В Царском Селе – госпиталь Дворцового ведомства и лазарет императрицы Александры Федоровны, в Гатчине – лазарет императрицы Марии Федоровны, в Ораниенбауме – дворцовый лазарет герцогов Мекленбург-Стрелицких и принцессы Саксен-Альтенбургской «для нервнобольных нижних чинов, эвакуированных с Дальнего Востока». И еще очень много других лазаретов, устраиваемых земскими управами, уездными предводителями дворянства и просто частными лицами.

Купец И.С. Смоленков на свои деньги в собственном доме в Старой Ладоге устроил лазарет, просуществовавший почти четыре месяца – с конца апреля по конец августа 1905 года. Через него прошло двадцать семь солдат. В Сиверской лазарет на десять коек появился при заводе И.Ф. Чикина. Средства выделили владельцы завода, а служащие и рабочие добровольно отчисляли на нужды лазарета по два процента от получаемого жалованья.

Раненые в часовне лазарета имени императрицы Марии Федоровны во время службы. Март 1906 года

В селе Токсово местный финский пастор Реландер предоставил лазарету бесплатное помещение, а местный торговец Николай Козлов за свой счет устраивал каждую неделю для раненых баню со всеми необходимыми принадлежностями – вениками и мылом. Токсовские жители жертвовали раненым деньги, белье, табак, а также почтовые марки, чтобы те могли отправлять письма домой.

Раненые воины не забывали тепло и доброту, с которыми их принимали в лазаретах Петербурга и губернии. «Если подвиги наших воинов-героев на Дальнем Востоке вызывают восторженное умиление, – сказал генерал Владимир Воейков, председатель Распорядительного комитета, занимавшегося доставкой и распределением раненых, – то не менее поражает нас и заставляет проникаться благоговением многотрудная, самоотверженная деятельность врачебного персонала».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

11. Особенности японской культуры. Литература. Религия

Из книги Япония: язык и культура автора Алпатов Владмир Михайлович

11. Особенности японской культуры. Литература. Религия Периодизация японской истории и искусства очень сложна для восприятия. Периоды (особенно начиная с VIII в.) выделялись по династиям военных правителей (сегунов).Традиционное искусство Японии очень самобытно, его


19. Русско-японская война

Из книги Культурное влияние дзэн в эпоху Муромачи автора Дюмулен Генрих

19. Русско-японская война История этой войны хорошо изучена. Лучшие работы, включающие анализ причин и весь ход военных действий, здесь принадлежат ее участникам Деникину А. И. и Игнатьеву А. А (88, 114). Их мы рекомендуем любознательному читателю. Нападение Японии на русскую


РАБОТЫ В. М. АЛПАТОВА ПО ЯПОНСКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КУЛЬТУРЕ

Из книги Русская Япония [Maxima-Library] автора Хисамутдинов Амир Александрович

РАБОТЫ В. М. АЛПАТОВА ПО ЯПОНСКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КУЛЬТУРЕ 1. Судьба айнского языка // Малые языки Евразии: социолингвистический аспект. М.: МГУ, 1997. С. 109–115.2. Americanization of Japanese and Japanization of English // Historical and Linguistic Interaction between Inner-Asia and Europe. Proceedings of the 39th PIAC. Szeged, 1997. С. 11–18.3. О двух


Расцвет японской культуры

Из книги Александр III и его время автора Толмачев Евгений Петрович

Расцвет японской культуры Трудно переоценить вклад дзэнского движения в национальную культуру Японии. Культурное влияние было порождением самой сущности дзэн. В свою очередь, особенности японской культуры проливают свет на приро-ДУ дзэн и выявляют многие духовные


Новое слово в японской кухне

Из книги Запросы плоти. Еда и секс в жизни людей автора Резников Кирилл Юрьевич

Новое слово в японской кухне Несмотря на буддизм, Япония не самая вегетарианская в мире страна. В японском языке даже своего слова для вегетарианства нет, так и говорят это слово по-английски. Многие рестораны хотя и готовы пойти навстречу, но с непривычки у них не всегда


Русско-французская военная конвенция

Из книги автора

Русско-французская военная конвенция Летом 1891 года французская эскадра под флагом адмирала Альфреда-Альбера Жерве по приглашению российского правительства вошла в воды Финского залива и расположилась на рейде Кронштадта. Торжественный обед в честь гостей решено было