Гатчинские колокола

Гатчинские колокола

С давних пор Россия славилась своими колоколами. Когда-то колокола, изготовленные Гатчинским заводом Лаврова, славились на всю Российскую империю. Своим мелодичным звоном они созывали прихожан на молитвы в сотни самых разных православных храмов – деревенских и городских, от Средней Азии до Дальнего Востока.

Началась история гатчинских колоколов 1 октября 1876 года, когда генерал-майор Александр Степанович Лавров основал бронзо-литейный завод для изготовления и распространения изобретенной им в 1868 году фосфористой бронзы, на производство ее в России выдали «привилегию». Дело было новое, основатель завода не располагал большими средствами, и поэтому производство первоначально разместил в принадлежавшей ему мызе Турово близ Луги.

Однако первый опыт работы показал, что для ускорения развития нового дела целесообразно перенести предприятие поближе к столице. После пожара весной 1877 года, когда завод близ Луги сгорел, Лавров в октябре того же года перевел свое дело в Гатчину, где владел небольшим участком земли. Вскоре завод начал расширяться, строились новые мастерские.

Поначалу завод успешно изготовлял запасные части к артиллерийским орудиям. Продукция завода оказалась особенно востребованной во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов на Балканах. Однако после окончания войны спрос на запчасти и орудия упал.

К тому же генерала Лаврова подстерегала новая неприятность: с 1880 года, после окончания срока действия его «привилегий» на отливки из фосфористой бронзы, ее приготовлением стали заниматься другие заводы и мастерские. Появились конкуренты. Поэтому спрос на продукцию Гатчинского завода упал еще более резко, и генерал Лавров для выхода из сложившейся ситуации решил перепрофилировать производство на выпуск церковных колоколов. На заводе стали искать и испытывать новые сплавы, чтобы добиться отливки более совершенных колоколов, чем прежние, отливавшиеся старыми русскими колокольными заводами.

Основное внимание инженеры обратили едва ли не на главный недостаток колоколов – их непрочность, обусловленную несовершенством технологий плавки и литья металлов. И в этом направлении генералу Лаврову и его сотрудникам удалось добиться неплохих результатов: после долгих поисков и экспериментов завод счел возможным выдавать на свои колокола гарантию («ручательство») сначала на один год, потом на три года. А затем даже мог безбоязненно давать «письменные ручательства» за прочность колоколов на десять лет с обязательством перелить колокол бесплатно, если он за это время даст трещину или расколется.

Колокола, изготовленные на заводе Лаврова, действительно были очень крепки. Доказательством этого стало последствие железнодорожной катастрофы, случившейся в 1898 году с поездом, доставлявшим два гатчинских колокола в Гдовский уезд. Во время крушения поезда один колокол, весом в 305 пудов, упал под откос, другой, весом в 70 пудов, перелетел через платформу и врезался в тендер паровоза. Оба колокола получили царапины, но уцелели…

Кроме прочности лавровские колокола отличались особой мелодичностью звучания. Под руководством отца Аристарха (Израилева) на заводе Лаврова выполнялась настройка колоколов по камертонам. Стали изготовляться комплекты колоколов для исполнения на них российского царского гимна и некоторых церковных песнопений, а также составляться церковные звоны из гармонично подобранных колоколов.

Впрочем, известную роль в успехе завода Лаврова сыграло не только превосходное качество его продукции, но и, говоря современным языком, тщательная работа с «клиентами». На заводе понимали, что колокола – не только непременная принадлежность храма Божьего, но и ходовой товар, пользующийся спросом. Благодаря тому, что правительство установило льготный дешевый тариф по 1/100 копейки с пуда и версты для перевозки по железным дорогам церковных колоколов, отдаленность Гатчинского завода от центра России больше не служила препятствием для расширения продаж.

Завод Лаврова не только изготавливал и продавал колокола, но и участвовал во всех дальнейших работах, вплоть до установки их на колокольни. По соглашению с заказчиками он командировал на место опытного мастера и предоставлял необходимые для подъема блоки и снасти.

В 1894 году основатель завода образовал товарищество с капиталом в 300 тысяч рублей. В 1901 году товарищество торжественно отметило четверть века со дня основания завода. Поздравления и «адреса» приходили со всех уголков Российской империи, где звонили лавровские колокола.

В юбилейном альбоме, изданном к 25-летию завода, воспроизведены благодарственные письма за колокола. «Колокол поистине чудо для здешнего края, как по своей внешности, так и по звуку, – писали из Александровского поселка Николаевского округа Тургайской области. – Вещь небывалая, можно сказать, в наших местах. Своей благозвучностью украсил он наш приход несказанно».

Колокола гатчинского завода звучали во многих деревенских церквах губерний России – Тверской и Вятской, Тобольской и Симбирской, Курской и Орловской, Ярославской и Олонецкой, а также многих-многих других. Были они в Прибалтике, в Крыму, на Украине и в Белоруссии. Из единоверческой Покровской церкви Тираспольского уезда Херсонской губернии сообщали: «Теперь наша красавица колокольня отличается своим звоном на весь уезд, перещеголяла и соборный колокол». А вот строки из письма из села Редкина Ямбургского уезда Петербургской губернии: «За звон много благодарим, потому что он оказался чрезвычайно хорош».

Звонили колокола Лаврова не только в сельских храмах, но и в городских соборах – в Кокчетаве и Красноярске, Нарве и Тавастгусе. Один из колоколов Петропавловского собора в Петербурге также отлит на заводе Лаврова. Гатчинский Павловский собор получил от завода Лаврова колокол в память столетия Гатчины, отмечавшегося в 1896 году. Комиссия свидетельствовала, что колокол «по силе, чистоте и продолжительности звука превзошел все наши ожидания».

Даже в далекой Средней Азии – городе Бишкеке (тогда – Пишпеке), столице нынешнего Кыргызстана, а в ту пору городе Токмакского уезда Семиреченской области, – звонили гатчинские колокола. «Сегодня получили семь колоколов для церквей Лебединской и Георгиевской, – сообщали из Пишпека. – Смотря на все колокола, любуемся ими и удивляемся высоте искусства, которой достиг завод в отливе колоколов: желать лучшего невозможно».

Далеко за пределами бывшей Российской империи можно встретить колокола завода Лаврова. В Греции, на Афоне, в основанной грузинскими иноками Иверской обители, хранится колокол, пожертвованный в сентябре 1911 года монастырю сыном Николая II – цесаревичем Алексеем. Подарок юного цесаревича изготовили на гатчинском заводе Лаврова, и весит он 25 пудов.

Справедливости ради надо сказать, что не только колокола производились на заводе Лаврова. На рубеже XIX-XX веков завод изготовлял, помимо колоколов, различные латунные и медные детали торпед и мин для Обуховского завода. Широко использовалась в военных целях продукция завода и во время Первой мировой войны.

…По-разному сложилась судьба гатчинских колоколов завода Лаврова в советское время. В безбожные тридцатые годы, в пылу ожесточенной борьбы с религией, многие из них безжалостно сброшены с колоколен, разбиты вдребезги и отправлены в переплавку.

По всей видимости, именно такая судьба постигла колокол из Стрельнинской церкви Преображения Господня, отлитый на заводе Лаврова в 1885 году взамен старинного шведского, возвращенного в деревню Хиетаниеми, для которой его отлили в Стокгольме еще в XVII веке. Говорят, что металл стрельнинского колокола мог пойти на изготовление памятника Ленину у Варшавского вокзала в Ленинграде.

Совершенно удивительно сложилась судьба гатчинских колоколов, поднятых в 1894 году на колокольню кафедрального Вознесенского собора города Верный – ныне Алматы. Общая сумма, затраченная на покупку бронзовых красавцев у гатчинского завода, составила около пяти тысяч рублей, кроме того, Лаврову передали еще около двух тысяч рублей сверх назначенной суммы в благодарность за добросовестное изготовление заказа. Звон самого большого колокола весом в 250 пудов слышался даже в самых дальних окрестностях города.

В 1911 году в Верном произошло сильнейшее землетрясение, разрушившее половину города. В прах превратились практически все храмы с колокольнями, и колокола попадали наземь. Но лавровские колокола как будто бы хранила высшая сила: здание Вознесенского собора выдержало испытание, хотя, по воспоминаниям современников, колокольня «качалась и гнулась, как вершина высокого дерева».

В 1929 году собор подвергся варварскому опустошению. К счастью, его колокольня уцелела – в ней в 1930-х годах находилась первая в Казахстане радиостанция, а затем, когда в соборе разместился музей, на колокольне устроили склад экспонатов и подсобные помещения. А вот лавровские колокола не пережили сталинское лихолетье. Их сняли, и самый большой из них, весом в 250 пудов, всю зиму пролежал возле храма. Разбить его не удалось – настолько он оказался прочным, а переплавить не было возможности: первый металлолитейный завод в Алма-Ате появился гораздо позже. Местным краеведам удалось найти следы этого колокола: по некоторым данным, весной 1930 года группа рабочих под контролем ГПУ на двенадцати волах увезла его за город, где и закопала.

Теперь Вознесенский храм в Алматы возращен верующим, а на его колокольню вновь подняты колокола – преемники гатчинских. Правда, новые колокола изготовлены в Москве, но по мелодичности звучания почти не уступают лавровским…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

КОЛОКОЛА ЛЬЮТ

Из книги Крылатые слова автора Максимов Сергей Васильевич


Опасно ли звонить в колокола во время грозы?

Из книги Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры. Приметы и суеверия. автора Лаврентьева Елена Владимировна

Опасно ли звонить в колокола во время грозы? Обыкновение звонить в колокола во время грозы совершенно бесполезная предосторожность. Движение, производимое в воздухе раскачиванием колокола, не может достигнуть до облаков; во всяком случае, если даже и допустить это,


Отливка волшебного колокола

Из книги Мифы и легенды Китая автора Вернер Эдвард

Отливка волшебного колокола Почти в каждой провинции рассказывают легенды об отливке чудесного колокола, который висит на самой большой башне в городе. Эти легенды удивительно похожи. Вот одна из них, которую рассказывают в Пекине.Это было в правление Юн Ло, третьего


Гатчинские парки

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович


Колокола льют

Из книги Московские слова, словечки и крылатые выражения автора Муравьев Владимир Брониславович


Звоночки и Колокола

Из книги Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии автора Кононенко Алексей Анатольевич


Гатчинские «огнеборцы»

Из книги Петербургские окрестности. Быт и нравы начала ХХ века автора Глезеров Сергей Евгеньевич

Гатчинские «огнеборцы» От неукротимой огненной стихии Россия страдала на протяжении всей своей истории. Петр I после первых крупных петербургских пожаров привлек воинские части для охраны города от огненной стихии, а в 1712 году запретил в новой столице строить


Гатчинские гимназии

Из книги С Евангелием в руках автора Чистяков Георгий Петрович

Гатчинские гимназии «За Гатчиной установилась репутация города отсталого, инертного, и, надо сказать, не без основания», – замечал летом 1914 года обозреватель одной из местных гатчинских газет. Однако в сфере школьного образования Гатчина вовсе не была отсталым городом


Мюнстерские колокола

Из книги автора

Мюнстерские колокола Мюнстер – главный город Вестфалии. Той самой Вестфалии, где во времена Карла Великого святой Людгер проповедовал Евангелие и основал первый в тех местах монастырь, monasterium. Не случайно именно от этого латинского слова и получил свое имя город, прежде