Счастье бедняка – его дети

Счастье бедняка – его дети

Жил когда-то вдовец с тремя дочерьми-красавицами. Был он очень беден: выщербленный топор – вот и все его состояние. Но мудрые люди говорят: «Счастье богача – его казна, счастье бедняка – его дети». Старый отец радовался, глядя на дочерей своих, никому не завидовал и забывал обо всех невзгодах и лишениях.

Бывало, возьмет он топор и вместе с дочерьми отправится в падишахский лес рубить хворост. Часть хвороста он продавал, а часть оставлял, чтобы разжечь свой очаг. Так они и жили много лет.

Но однажды падишахские слуги заметили, что лес их владыки с каждым днем редеет.

«Кто-то ворует лес», – подумали они и доложили об этом падишаху. Решил падишах выследить неизвестного и отрубить ему голову.

В один из дней, позавтракав и взяв с собой двух нукеров, падишах отправился в лес. По пути ему встретились четверо неизвестных людей. Каждый из них нес по вязанке хвороста. Это был старый дровосек с дочерьми.

– Вот они, воры, кто лес мой таскают, – сказал падишах нукерам и пришпорил коня. – Я им всем головы отрублю!

Подъехал падишах к старому дровосеку поближе и обомлел.

Перед ним стояли старик и три девушки, одна красивее другой. Влюбился падишах в девушек и, сменив гнев на милость, сказал дровосеку:

– Знаешь ли ты, старый и седой человек, что за воровство моего имущества тут же отрубают преступнику голову. Если хочешь, чтобы твоя голова осталась цела, отдай мне в жены одну из своих красавиц.

Дровосек сбросил с себя вязанку, поклонился падишаху и говорит:

– Почтенный наш падишах, – да продлятся дни твои! – я не могу отдать тебе в жены ни одну из своих дочерей без их на то согласия. Это их дело. Я могу только спросить у них.

И старик спросил старшую дочь:

– Хочешь ли ты стать женой нашего падишаха?

– Нет, – сказала старшая дочь.

Тогда отец спросил об этом же среднюю дочь.

Та ответила, что должна подумать.

Спросил отец и младшую дочь:

– Да исполнятся, отец, твои желания, – сказала она. – Я согласна стать женой падишаха.

Обрадованный падишах подхватил красавицу, посадил на своего коня и увез во дворец.

Так младшая дочь дровосека стала жить в покоях падишаха, а дровосек со своими старшими дочерьми остался жить в старой дымной сакле. По-прежнему он ходил в падишахский лес, рубил хворост, часть продавал, а часть для себя оставлял.

Однажды старый отец соскучился по младшей дочери и говорит старшим:

– Дети мои, пойду я проведаю вашу младшую сестру. Посмотрю, где она там и как устроилась.

Сказал так отец, и собрался в дорогу...

Вскоре прибыл он в падишахский город. Ходит по улицам и ищет дом падишаха. Но случилось такое: когда он проходил мимо одного большого каменного дома, то увидел на хейвуне красавицу в дорогих шелках и загляделся на нее. А это и была его дочь. Она узнала своего старого отца и попросила свекровь пригласить его в дом.

– Это мой отец, – сказала девушка.

Пригласила свекровь дорогого гостя в дом. Вошел отец и видит: дочь его в дорогие шелка одета, по дорогим коврам ходит, а вокруг нее прислуга мечется. Обрадовался отец, обнял дочь и говорит:

– Умница моя!

Рассказали они друг другу, как живут, как себя чувствуют.

А вскоре вернулся с прогулки и сам падишах. Увидел он тестя, обрадовался, приказал слугам по такому случаю накрыть стол, а гостя нарядить в дорогой халат.

Три дня и три ночи провел бедный дровосек в семье зятя и дочери. На четвертый день он сказал им:

– Дай Худо, чтобы стол ваш не пустовал, и здоровье было крепкое. Мне пора домой возвращаться. Дочери меня ждут, не дождутся.

Спросил падишах у тестя:

– Что же тебе подарить?

А старый дровосек отвечает:

– Ваше здоровье!

– За добрые пожелания – спасибо. Но подарок я тебе должен сделать, – отвечает падишах.

Подарил он старику бубен и говорит:

– Когда будет нужно, скажешь этому бубну: «Воку, теп» – и тут же перед тобой появятся всякие яства. А теперь ступай.

Попрощался старый дровосек с зятем, дочерью, со сватьями и ушел. Долго ли он шел, кто знает, но дошел до одного холма и почувствовал, что хочет есть. Сел он на холме, достал из хурджуна бубен и говорит:

– Воку, теп!

Не успел он это вымолвить, как перед ним появились разные кушанья. Здесь и хлеб, и плов, и долма, и сладости, – словом, все, что может пожелать душа человека.

Поел плотно старый дровосек, выпил немного вина и говорит:

– Сахтбош, теп, сохбоши!

Сказал он так, и все исчезло. Положил дровосек бубен в хурджун и заспешил к своей сакле, где ждали его дочери.

Долго ли он шел – это ему знать, но наконец пришел. Вошел в саклю, обнял дочерей и говорит:

– Дети мои, пройдитесь по нашему аулу и позовите всех в гости, буду всех угощать. Пусть знают, что и старый дровосек может принять гостей.

А сестры смотрят друг на друга и ничего понять не могут: не то отец с ума сошел, не то всерьез говорит. Стоят на месте, будто приросли.

А старый отец опять:

– Дети мои, я же вам сказал: идите и зовите гостей.

Пожали дочери плечами, не стали отцу перечить и пошли созывыать гостей. Ходят из сакли в саклю и говорят:

– Отец вас в гости зовет, стол накрывает.

А жители аула смеются и отвечают:

– Ему самому есть нечего.

А сами думают: «Любопытно сходить и посмотреть, чем же будет угощать гостей старый дровосек».

Много народу пришло из любопытства во двор бедного дровосека. Стоят люди во дворе, шепчут друг другу на ухо:

– Что он, старый, с ума сошел? Чем же он нас угощать будет? Может быть, свежими новостями?

А старый дровосек тем временем вышел из сакли и спрашивает:

– Все гости пришли?

– Все! – отвечают собравшиеся.

Достал старик из хурджуна свой бубен и тихо говорит:

– Воку теп, для гостей!

Не успел он это сказать, как во дворе появились столы, полные угощения. Здесь и хлеб, и плов, и куры, и шашлыки, и вина, и сладости -все, что душе хочется.

– Ешьте, пейте, веселитесь на здоровье, дорогие мои гости, – говорит старый дровосек и сам садится рядом с дочерьми.

До полуночи угощались гости в доме дровосека, а потом стали расходиться. Вскоре все разошлись по домам, только один старик не ушел, остался спать у дровосека.

– Я твой родственник, – говорит, – хочу с тобой вдвоем остаться.

Стали они пить. Напоил старик дровосека, украл у него волшебный бубен и скрылся.

Утром проснулся дровосек, и видит: бубна нет и старика нет. Понял он, что старик украл его теп, но не стал он искать вора, а только опустил голову на грудь и призадумался: опять в нищете жить.

Увидели дочери, что отец чем-то опечален, догадались, в чем дело, и говорят отцу:

– Не грусти, отец, что поделаешь. Судьба наша такова. Видно, не суждено нам жить в радости и достатке.

И стал старый отец снова ходить с дочерьми в лес падишаха рубить хворост. Часть хвороста продадут, а часть себе оставят. Так и жили.

Но спустя три месяца старый отец загрустил по младшей дочери и решил ее проведать. Сказал он об этом старшим дочерям и ушел.

Обрадовалась младшая дочь приходу отца. Обрадовался гостю и зять. Накрыл в честь него стол. Три дня и три ночи гостил старый дровосек у зятя и дочери. На четвертый день старик собрался в обратный путь. А зять снова спрашивает его:

– Что тебе подарить?

Отвечает ему тесть:

– Ваше здоровье и благополучие!

Подарил дровосеку на этот раз падишах ларчик и говорит:

– Скажешь ларчику: «Сурхе-зар» – и из него будут сыпаться золотые монеты и драгоценности.

Поблагодарил старый дровосек зятя за гостеприимство и за подарок, попрощался со всеми и ушел.

Идет час, другой, третий и не терпится ему узнать, как же из ларчика будут золотые монеты сыпаться. Дошел он до холма, не сдержался и говорит ларцу:

– Сурхе-зар!

Не успел он так сказать, как его хурджун наполнился золотыми монетами и бриллиантами. Обрадовался старик, что в его руках неиссякаемый клад. «Ну, – думает, – теперь я богато заживу, назло тому, кто украл у меня волшебный бубен.» Вскоре старик уже был дома и показывал дочерям чудесный ларчик:

– Ну, дети мои, смотрите в оба. – А ларчику сказал: – Сурхе-зар!

Не успел он положить ларчик на ковер, как из него стали сыпаться золотые монеты и бриллианты. Обрадовались сестры, хватают пригоршнями монеты и бриллианты, смеются и обнимают отца.

Спустя два-три дня решил старый дровосек в баню сходить, кости старые попарить. Взял он ларчик и стал в баню собираться. А дочери говорят ему:

– Отец, не бери ларчик с собой. Оставь дома. Мало ли кто увидит и украдет.

Не послушался старый дровосек дочерей, положил ларчик в карман халата и ушел.

Пришел в баню, дал банщику одну медную монету, разделся и стал мыться. А у банщика была привычка шарить по карманам посетителей. Не изменил своей привычке он и на этот раз: нашел в халате дровосека ларчик и спрятал. Когда дровосек помылся в бане и стал одеваться, то обнаружил, что ларчика в кармане халата нет. Бросился он к банщику и стал требовать, чтобы тот вернул ему ларец. А банщик отвечает:

– Ты что, с ума сошел? Где это слыхано, чтобы бедный дровосек ларчик имел. Ничего я не брал, и никто тебе не поверит. Ступай отсюда по-хорошему.

Ничего не оставалось делать бедному дровосеку. Поплелся он с поникшей головой к себе, рассказал дочерям о пропаже ларца. А дочери стали его бранить, мол, не послушался. Но что поделаешь: разговорами дело не поправишь!

Жил бедный дровосек некоторое время на те деньги и бриллианты, что были в их сакле. А когда и они кончились, стал снова из лесу хворост таскать; часть продавал и покупал еду, а другую часть клал в очаг, чтобы поддержать огонь.

Но вскоре старый отец вновь затосковал по младшей дочери и решил проведать ее, а заодно и пожаловаться падишаху на банщика и того старика, которые украли у него подарки зятя. Сказал старый дровосек дочерям, что идет младшую дочь проведать, и ушел.

Обрадовались дочь и зять приходу старика. Накрыли в честь гостя стол. А когда немного поели, дровосек рассказал зятю о банщике и старике. Выслушал падишах тестя и говорит:

– Ничего, главное – здоровье. Не переживай! Подарю я тебе на этот раз палку. Коснешься ты этой палкой кого захочешь и скажешь: «Зе-куш»... А там сам знай, что делать.

Погостил старый дровосек три дня и три ночи, а на четвертый взял подарок, поблагодарил зятя за внимание и направился к своему аулу.

Долго ли он шел или недолго, – это ему знать, а нам известно, что когда он дошел до холма, то решил испробовать: что же это за палка и в чем ее польза. Достал он палку, положил себе на плечо и говорит:

– Зе-куш!

Не успел он это сказать, как палка начала колотить его по плечам, по спине, по ребрам. Да так больно, что дровосек едва удержался, чтобы не крикнуть и не позвать на помощь.

А когда старик сказал палке «сохбоши», она перестала бить его. Положил дровосек волшебную палку в хурджун и заспешил к своему аулу. Идет и раздумывает: «Теперь-то я накажу старика за то, что украл у меня чудесный бубен. И банщика накажу за ларец... Ай да падишах, какой молодец, что подарил мне такую палку! Ведь она и меня наказала за мою доверчивость, за то, что я дочерей не послушался».

Вот вошел старый дровосек в родной аул, подошел к сакле старика, который украл у него чудесный бубен, и крикнул:

– Верни мой теп, вор!

А старик стал отказываться и даже грозить дровосеку. Достал тогда дровосек свою волшебную палку, коснулся ею спины старика и говорит:

– Зе-куш!

И пошла палка колотить вора по спине, по ребрам, по голове, а дровосек опять повторяет:

– Верни мой бубен, вор! Верни, говорю.

Долго била палка вора, всего искалечила. Он уж и подняться с земли не мог. Наконец взмолился:

– Перестань колотить. Сейчас верну.

Поблагодарил дровосек палку, и она перестала бить вора. Забрал дровосек свой чудесный бубен и, пригрозив вору, заспешил к банщику. Пришел он к банщику и говорит:

– Верни мой ларчик, вор!

А банщик стал выталкивать дровосека за дверь. Достал тогда дровосек свою чудесную палку, коснулся ею спины банщика и говорит:

– Зе-куш!

И пошла палка колотить банщика по спине, по голове, по ребрам, по рукам. А банщик кричит, людей на помощь зовет. Повыскакивали из бани голые люди, смотрят, а понять ничего не могут. А дровосек свое кричит:

– Эй, ты, вор, не будешь шарить по чужим карманам. Верни мне мой ларчик подобру, верни!

Ничего не оставалось делать банщику, и он сказал дровосеку:

– Верну, только пусть эта палка перестанет меня колотить.

Сказал дровосек палке «сохбоши», и та перестала колотить банщика.

Забрал дровосек ларчик, обрушил на голову банщика-вора проклятия и заспешил к своей дымной сакле. Вошел он в саклю, радостно улыбается и дочерям говорит:

– Теперь-то мы заживем, дети мои.

Рассказал старый отец обо всем старшим дочерям. Обрадовались сестры, пожелали зятю и младшей сестре всего доброго и говорят отцу:

– Отец, скажи-ка бубну, пусть нас накормит. Мы очень проголодались.

И сказал дровосек: «Воку, теп», – тут же перед ними появилась скатерть с разными яствами. Наелись старый дровосек и его дочери, отдохнули. А через некоторое время с помощью ларчика старый дровосек выстроил себе два огромных каменных дома, обставил их дорогими вещами. В один дом поселил старшую дочь, в другой – среднюю, а сам стал ходить в гости то к одной, то к другой и приговаривать: «Теперь-то женихи сами придут и ноги дочерей моих целовать будут... Ишь ты, как бедный, так никому и не нужен. Все к богатым приходят. А я выдам своих дочерей за бедного. Бедность не порок, лишь бы ум был высок».

И выдал старик своих дочерей за бедных и умных юношей, и зажили они в любви и согласии. А старый дровосек то у одного зятя гостит, то у другого, то у третьего, и везде его встречают с уважением, сажают на почетные места и мягкую подушку подкладывают. А старый отец радуется, крутит рыжие усы и думает: «Не так-то плохо дочерей иметь».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Не в деньгах счастье

Из книги От добермана до хулигана. Из имен собственных в нарицательные автора Блау Марк Григорьевич

Не в деньгах счастье Нобелий – это 102-й элемент таблицы Менделеева, названный в честь Альфреда Бернхарда Нобеля (Alfred Bernhard Nobel; 1833–1896), шведского химика, инженера и предпринимателя. Того самого, кто изобрел динамит, а огромное свое состояние завещал на учреждение


Ум и Счастье

Из книги Сказания древнего народа [litres] автора Кукуллу Амалдан

Ум и Счастье Было это или не было нам не ведомо, но рассказывают так. Встретились как-то Ум и Счастье и заспорили.Счастье говорит:– Я сильнее и нужнее, чем ты!– Нет, я! – говорит Ум.Долго ли они спорили, нам не неизвестно, известно только, что их спору не было бы конца, если бы


Ум и Счастье

Из книги Истории мудрого странника [litres] автора Кукуллу Амалдан

Ум и Счастье Услышала дочь падишаха умную речь жениха и улыбнулась от радости...Древнееврейская традиция, когда на свадьбе жених должен был продемонстрировать гостям свою образованность.Играют зурначи, бьют в барабаны...Традиционная народная музыка, сопровождающая


Хитрая жена бедняка

Из книги Многослов-1: Книга, с которой можно разговаривать автора Максимов Андрей Маркович

Хитрая жена бедняка В одном городе жили муж и жена.Бедно жилось им. Так бедно, что и есть уже было нечего – животы к спине приросли. Как-то жена и говорит мужу:– Надо что-то придумать, а то так и умереть можно.Жили в этом городе и богатые люди. Но у них и зимой снега не


Хитрая жена бедняка

Из книги Погаснет жизнь, но я останусь: Собрание сочинений автора Глинка Глеб Александрович

Хитрая жена бедняка ... да гореть отцу моему в аду...Клятвы, связанные с огнем и солнцем, видимо, появились у джугури с зороастрийского периода. Горские евреи считали, что между адом и раем находится толстая накаленная проволока, по которой должна идти душа, чтобы


СЧАСТЬЕ

Из книги Рукописный девичий рассказ автора Борисов Сергей Борисович

СЧАСТЬЕ См. «Цель жизни».


СЧАСТЬЕ

Из книги От Эдо до Токио и обратно. Культура, быт и нравы Японии эпохи Токугава автора Прасол Александр Федорович

СЧАСТЬЕ Семь пятниц на неделе Для неги и стихов. Сорви, на самом деле, С безумия покров. Живи не еле-еле — Вовсю, без лишних слов, Как Розанов в постели, Как козлик без


11. Трудное счастье

Из книги Мертвое «да» автора Штейгер Анатолий Сергеевич

11. Трудное счастье Аленка впервые в Москве. Здесь так интересно. Вот они с дядей проходят мимо Кремлевской стены, вон — мавзолей Ленина. Ее дядя — капитан дальнего плавания, а сейчас находится в отставке. Алена за свою 16-летнюю жизнь приезжает к нему впервые. Она очень