Падишах и его бедные сватья

Падишах и его бедные сватья

Некогда в одном горном ауле жили старик и старуха. У них была красавица-дочь. Бедно жилось им. Так бедно, что мать будила засветло дочь, брала с собой и уходила в ближайшие поселения попрошайничать. Целыми днями ходили они от одних ворот к другим, от одного порога к другому. А вечером на пути к дому подбирали с земли хворост, чтобы дома разжечь в очаге огонь. Не сидел сложа руки и старый отец. Он за жалкую плату нанимался к богачам выполнять всякую грязную работу.

А когда вся семья собиралась под крышей дряхлой сакли, они стелили на глиняный пол скатерть, выставляли на нее скудную свою еду и съедали все, что было куплено на заработанные за день деньги.

Так они и жили много лет подряд.

Но в один прекрасный день, нужда привела их к дому, где жил сам падишах. От одних ворот к другим ходили мать и дочь просить милостыню, но к большому каменному падишахскому дворцу подойти не решались.

Но надо же такому случиться: в это самое время сын падишаха вышел на хейвун и увидел старушку и ее красавицу-дочь. Посмотрел падишахский сын на красавицу двумя глазами, а тысячью сердец -влюбился. Он видел, как они стучались то в одни ворота, то в другие и брали милостыню; как они, переходя улицу, подбирали с земли хворост и клали в хурджун... Долго смотрел сын падишаха на дочь нищенки и все любовался ее красотой. А когда нищенка и дочь ее исчезли в конце улицы, то сын падишаха понял, что без этой красавицы больше жить не сможет. Бросился он вслед за ними, но их уже нигде не было: они ушли к своей дряхлой сакле.

После этого случая сын падишаха потерял покой, а вскоре заболел и слег в постель. С каждым днем он все хуже чувствовал себя, его то бросало в жар, то в холод, то он бредил. Видел все это падишах и рвал на голове седые волосы, кусал от горя пальцы и губы свои. Каких только знахарей и лекарей не приглашал падишах, какие только деньги им не платил! А они смотрели на худеющего, бледного больного сына падишаха, качали головами и говорили:

– Почтенный падишах, ничем помочь не можем, – и уходили.

А убитый горем падишах и жена его сидели у тахты больного и со слезами на глазах спрашивали:

– Сыночек, что же нам сделать? Как помочь тебе?

А сын бредил и стонал в ответ:

– О, отец, о, мать, никто, никто мне больше не сможет помочь.

И родители плакали пуще прежнего.

Но в один из дней к падишахским воротам подошел древний старичок и попросился во дворец. Привратники доложили о загадочном старичке-страннике, и падишах велел впустить его. Предстал странник перед падишахом, отбил поклоны и говорит:

– Почтенный падишах, пришел я, старый и мудрый человек, из далеких мест. Хочу помочь горю твоему, узнать болезнь сына и избавить дом твой от несчастья. Известно мне, что сыну уже восемнадцать лет. А возраст этот очень восприимчив к различным болезням... Но, пользуясь своей жизненной мудростью, попробую избавить от недуга сына твоего. И попросил старичок падишаха, чтобы поселили его на три дня и три ночи в покои больного и никого не впускали к нему. Попросил он еще принести два хурджуна орехов и высыпать их на пол.

Сказано – сделано. Поселили старичка в покои больного, высыпали на пол два хурджуна орехов и закрыли двери на засов. А старичок положил на пол мягкую подушку, уселся на нее и подобрал под себя ноги. Стал он перебирать четки да на больного поглядывать. А сын падишаха ворочается в бреду, места себе не находит, все стонет и кричит: «Умираю!»

Жалко стало старичку больного юношу, достал он из своего халата флакончик с какой-то жидкостью, открыл его и поднес к носу больного. Понюхал падишахский сын флакончик и тут же заснул. А старичок сел на свое место и стал опять перебирать четки. Сидит, четками стучит да на спящего юношу поглядывает. До самого вечера перебирал старичок четки, а больной спал крепким сном. А когда стемнело, стал старичок ворошить на полу орехи. Провел он руками по орехам в первый раз – орехи застучали, а больной перевернулся на другой бок. Провел во второй раз – орехи пуще прежнего гремят, больной проснулся, а глаз не открывает. Провел по ним в третий раз – орехи так загремели, будто по мостовой множество повозок катятся, а больной стонет и кричит:

– Ой-й, кто мне спать мешает?.. Ой-й...

И вот тут-то старичок встал с пола, подошел к больному, взял его голову в руки и говорит:

– Это я тебе мешаю спать. Открой глаза свои, сынок, и взгляни на меня. Я с доброй вестью пришел к тебе из дальних мест.

Открыл юноша глаза, посмотрел на старичка, быстро вскочил и взволнованно спросил:

– С какой вестью? От кого?

И сказал тогда старичок спокойным голосом:

– Сынок, не спеши все знать. Вначале наберись сил, встань с тахты и сядь со мной колоть орехи. Будем вместе орехи колоть да сказку рассказывать, а потом скажу, кто я и с какой доброй вестью пришел к тебе...

Послушался падишахский сын старика, встал с постели, сел на пол и стал орехи бить. А старичок ему и говорит:

– Сынок, обещай мне дослушать сказку, которую я тебе расскажу, до конца и никаких вопросов не задавать... Знай, терпение всегда одержит победу.

Пообещал юноша выслушать сказку до конца и никаких вопросов не задавать.

И рассказал старичок в первую ночь сказку о том, как двое молодых людей любили друг друга и хотели пожениться. Но случилось такое, что падишах влюбился в эту девушку и силой забрал ее к себе, а юношу заточил в зиндан.

Слушал-слушал падишахский сын сказку, а когда старичок рассказал о том, как злой падишах забрал себе в жены девушку, а ее возлюбленного заточил в зиндан, не выдержал и вскрикнул:

– Да я такого падишаха сам бы убил. Как он мог разбить такую любовь... Разве есть на свете сила сильнее любви? А он, этот злой падишах, разбил такую любовь...

Старичок дал высказаться больному и многозначительно сказал:

– О, сынок, на свете еще страшнее бывают истории, – а сам думает: «Значит, он болеет любовью».

Падишахский сын попросил старичка рассказать ему еще сказки о любви.

Старичок лукаво усмехнулся, провел по своей рыжей бороде руками и сказал:

– О, сынок, не спеши. Другую сказку я тебе завтра расскажу. А сейчас ложись спать.

На следующую ночь старичок рассказал ему сказку о том, как бедный юноша влюбился в дочь падишаха и согласился работать на него семь лет бесплатно: только бы эта девушка стала его невестой.

«За семь лет или хозяин умрет, или ишак его сдохнет», – подумал юноша и согласился.

Множество различных непосильных работ выполнил юноша за семь лет. А когда время пришло свадьбу играть, падишах вызвал юношу и сказал ему так:

– Глупец, где это слыхано, чтобы дочь падишаха стала невестой какого-то там бездомного?

Но нет, не так-то легко было падишаху избавиться от влюбленного юноши. Нанялся он на работу к одному мудрецу, а вместо платы за работу решил научиться у него всяким премудростям. А когда выучился, пришел снова к падишаху просить у него дочь замуж. Видит падишах, что так просто не отделаться от юноши, и предложил тогда ему отгадать три загадки:

– Если отгадаешь, то быть тебе моим зятем, если же нет, то лишишься, глупый, головы.

Задал падишах первую загадку. Юноша тут же отгадал ее. Падишах вскинул правую бровь и задал вторую. Отгадал юноша и вторую загадку. Падишах приподнял от досады и левую бровь и задал третью загадку. Тут юноша слегка призадумался, но все-таки отгадал и ее. Разгневался падишах, что какой-то оборванец умнее его, и приказал юношу казнить.

Обо всей этой истории услышала дочь падишаха. Она послала отцу записку, где писала: «Бедный, если он умен, богатым всегда станет».

Разгневался падишах на дерзкую дочь и приказал выгнать ее из дворца. А юношу от казни добрые люди спасли.

Что и говорить, бедный юноша и дочь падишаха нашли друг друга и поженились, а вскоре так разбогатели, что злой падишах от досады и зависти скончался.

Выслушал больной эту сказку и говорит:

– Да, бедный юноша оказался молодцом. Он все муки и унижения выдержал ради своей любви.

А старичок слушает высказывания юноши, лукаво улыбается и радуется тому, что знает уже, чем юноша болен: любовь – это потеря рассудка. Но в кого он влюблен – пока не известно, а спросить старичок так и не решился. Пуганую лань и солнцем испугать можно.

А юноша тем временем окинул взором комнату и, убедившись, что его никто не подслушивает, очень тихо, почти шепотом, спросил:

– А не знаешь ли ты, добрый старичок, сказку о том, как сын падишаха влюбился в дочь нищенки?

Старичок так же, как и юноша, окинул комнату взглядом, будто бы тоже не хотел, чтобы их разговор кто-то подслушал, и сказал:

– Знаю, почему же нет. Но всему свое время, сынок... Ложись спать, скоро утро. А ночью я расскажу тебе и такую сказку.

Ничего не оставалось делать падишахскому сыну, он поверил доброму старичку и лег спать.

А на третью ночь старичок рассказал ему сказку о том, как сын одного падишаха из далекой страны отправился на охоту и в пути встретил девушку небывалой красоты. Влюбился он в нее, голову потерял. «Ну, -думает, – теперь-то и я женюсь на красавице». Но нет, не так-то просто было это сделать. Ведь у юноши был злой и жестокий отец. Запретил он сыну своему строго-настрого жениться на нищенке. Много раз просил сын женить его по любви на бедной девушке, но отец даже и слушать не хотел. И решил тогда падишах скорее женить сына своего на дочери другого падишаха. Сыграли богатую свадьбу. Жили молодые год, другой, третий, но радости никакой в жизни не видели. Сын падишаха все вспоминал бедную девушку, в которую он влюбился. Но годы шли и шли, а юноша так и ни разу не улыбнулся, не сказал жене своей ласкового слова. Говорят, что они и сейчас живут, да все ругаются.

Закончил старичок свою сказку и ждет, что же теперь скажет падишахский сын. А он сидит и слова молвить не может. Вспомнил нищенку, в которую влюбился, и ком к горлу подкатил. Долго молчал он, будто боялся, что и с ним то же самое может случиться, что случилось с сыном злого и жестокого падишаха из сказки. Видит старичок, что юношу охватила грусть, и как бы невзначай спрашивает:

– А ты бы, сынок, как поступил?

Сын падишаха окинул комнату холодным взором и говорит:

– Я бы убежал от отца к той нищенке и жил с ней, как бы трудно ни жилось нам.

Сказал так юноша и заплакал.

Понял старичок, что падишахский сын влюблен в нищенку и поэтому потерял рассудок и заболел. Но в кого он влюблен, так и не успел узнать. Знал старичок, что в таких случаях нельзя спешить. Дал он возможность юноше наплакаться, а когда тот успокоился, предложил лечь спать. Лег юноша в постель и пуще прежнего заболел: старичок своими рассказами его раны разбередил, и они вновь у него воспалились пуще прежнего, отчего ему стало намного хуже.

Пришел тогда старичок к падишаху и попросил продлить срок лечения на сутки. Ничего не оставалось делать падишаху. Согласился он, а сам и верить перестал в хороший исход дела. А старичок между тем пришел в покои больного, дождался, когда все уснули, разбудил падишахского сына и говорит ему:

– Вставай орехи колоть.

А тот сквозь бред ему и отвечает:

– Не нужны мне твои орехи и твои ядовитые сказки.

Старичок промолчал, а через некоторое время и говорит:

– Сынок, хочешь я тебе погадаю и скажу, о чем ты все это время думаешь и чем мучаешь себя?

А тот сквозь бред ему и отвечает:

– Ничего ты мне толком не скажешь.

Старичок в ответ ему спокойно и говорит:

– Сынок, я знаю, что ты влюблен в одну красавицу. Но она живет далеко отсюда...

Когда падишахский сын услышал слова старичка, то вскочил с постели и стал его спрашивать:

– Добрый человек, скажи мне, где она живет, и я поправлюсь.

А старичок опять спокойно говорит ему:

– Вначале, сынок, скажи мне, откуда ты ее знаешь?

Посмотрел падишахский сын доброму старичку в глаза и затем рассказал все, как было.

Старичок выслушал юношу, покачал головой и сказал:

– Значит, сынок, ты говоришь, что она нищенка и, ты не знаешь, кто она и где живет, и что отыскать ее невозможно?

Юноша кивнул головой.

Старичок в ответ ему:

– А знаешь ли ты, что ничего невозможного на свете нет. Есть только разница: одни невозможности тут же делаются возможными, другие -чуть попозже, третьи – еще позже. Через семь дней и семь ночей будет в твоем доме эта красавица... Только с условием, что ты больше болеть не будешь. Будешь все эти семь дней хорошо есть, поправляться... Посмотри, какой ты худой и бледный. Придет красавица, посмотрит на тебя такого тощего и бледного, и не приглянешься ты ей.

Пообещал падишахский сын сделать все так, как велел ему старичок. А спустя некоторое время, юноша стал ходить по отцовским покоям и насвистывать веселые песни, есть вкусные обеды и поправляться. А падишах тем временем разослал во все концы своих глашатаев с приказом, в котором говорилось:

«Все, кто знает лично или через кого другого место жительства нищенки, которая в такой-то день вместе со своей дочерью ходила из дома в дом в моем городе и попрошайничала, сообщить мне или же привести их самих, если таковое возможно... Кто выполнит этот приказ в недельный срок, будет щедро вознагражден самим падишахом».

Разъехались глашатаи в разные поселения, а через несколько часов к падишахскому дому стали приходить бедные люди, которые вместе со своими дочерьми попрошайничали в указанный день. Их собралось так много, что яблоку негде было упасть. Тогда добрый старичок велел слугам падишаха, чтобы те направляли пришедших под хейвун комнаты, где жил падишахский сын. А сам вывел его на хейвун и наказал искать среди пришедших свою возлюбленную.

С утра до вечера смотрели старичок и падишахский сын на проходивших внизу девушек. Много прошло в этот день под их хейвуном девушек: одна другой красивее. Но нет, не встретил падишахский сын среди них ту, в которую влюбился тысячами сердец.

И на второй день, и на третий не было среди красавиц той, единственной. И так прошло шесть дней, а его возлюбленная так и не явилась. Опечалились глаза юноши, грустным стал его взгляд, день вновь стал для него ночью, а ночь – адом. А падишах и его приближенные стали поговаривать между собой, мол, или юноше приснился сон, или он сошел с ума.

...Пусть пока падишах и его приближенные судачат между собой, а мы расскажем вам о старике и старухе, в дочь которых влюбился падишахский сын.

А между тем старуха и дочь ее по-прежнему ходили по разным поселениям и попрошайничали, а старый отец, так же как и раньше, нанимался к богачам выполнять различную грязную работу... Что и говорить, ни о каком падишахском приказе они не слышали, да и слышать не желали.

Они знали одно: ни падишах, ни его слуги ничем и никогда не помогут бедняку. Нужно надеяться только на Бога и на себя.

Но случилось такое, что в это утро дочь нищенки предложила матери сходить в тот самый город, где их разыскивали.

– Давно мы там не были, а потому нам будет удача, – сказала она.

Вскоре они шли по улицам этого города, стучались то в одни ворота, то в другие и просили милостыню. Когда они дошли до улицы, где стоял большой падишахский дворец, то увидели у дома огромную толпу людей. Девушке очень захотелось узнать, что же там такое происходит, и она попросила мать подойти к толпе.

Подошли они к толпе, а спросить, в чем дело, почему собрался народ, она не решилась. Но едва девушка прошла под хейвуном, как падишахский сын увидел ее среди толпы и крикнул:

– Вот она, Вот она! – и от радости упал в обморок.

Обрадовался падишах, что наконец-то сын увидел свою возлюбленную, и велел тут же привести нищенку и ее дочь во дворец.

Ведут слуги их, а нищенка плачет, из рук вырывается и страшным голосом кричит:

– Вай-вай, спасите!.. Я ничего не сделала... У меня есть муж... Вай-вай! Вай-вай!

А падишах успокаивает ее и говорит:

– Милая сестрица моя, мой сын влюбился в твою дочь и заболел от этого. Я хочу эту красавицу взять в жены сыну моему.

Говорит так падишах и смотрит на девушку. А девушка прячет глаза свои, смущается и еще красивее от этого делается.

Что и говорить, когда нищенка убедилась, что никто ни ей, ни ее дочери плохого не желает, а, напротив, хотят им хорошего, сказала:

– У моей дочери есть отец... Пойду его спрошу.

Нарядили нищенку в богатые наряды, взвалили на плечо ей два хурджуна золотых монет на мелкие расходы и проводили к мужу, а дочь оставили при дворце и сказали, что она будет в полной сохранности до тех пор, пока родители не дадут согласия на ее замужество.

Пришла нищенка в свою развалившуюся саклю вся наряженная, с полными хурджунами добра. Как увидел муж жену в дорогих нарядах, испугался, стал протирать глаза – сон это или не сон. Стал он кричать не своим голосом:

– О Худо, спаси семью мою! Жена моя – колдунья. Вот уже тридцать лет с ней живу. Все видел: холод и голод, скандалы и драки, но в таких нарядах жену никогда не видел.

Жена засмеялась, глядя на мужа, и говорит:

– Эй, старый дурак, я пришла спросить тебя: хочешь ли ты породниться с падишахом?

Выслушал ее муж, а понять так толком ничего и не понял. Ходит он по сакле и вместо того, чтобы радоваться такому счастью, кричит:

– Никакого падишаха я не знаю! Я сам здесь падишах. Тридцать лет, как падишах.

А жена ему опять пытается объяснить, но он так нечего и не смог понять. Да и откуда же ему понять?! Никогда он не смел даже подумать о том, что дочь его приглянется падишахскому сыну... Что и говорить, долго спорили в этот день отец и мать красавицы. А падишах тем временем назначил день свадьбы, сказав, что «радость на потом откладывать не позволено».

Пригласили хундекучи падишаха на свадебный пир множество гостей. Среди них падишахи из семи падишахств. И всех тех горожан, которые хоть малость старались помочь его горю, пригласил. А за своими новыми родными он отправил украшенную дорогими коврами карету.

Вскоре во дворце падишаха стали играть свадьбу. Какие только яства не украшали падишахские столы: жирный плов с индюшатиной, самые тонкие вина, различные фрукты и сладости. А своих бедных родственников падишах усадил на самом почетном месте в глубине комнаты. Сидят отец и мать невесты рядом, никак понять не могут, что же здесь происходит. Они не знали, как едят плов и как пьют вина. Сидят они и то и дело поглядывают друг на друга, улыбаются, на богатых гостей посматривают, а сами так ни к чему и не притрагиваются. Увидел это падишах и говорит им, мол, почему не едите? Ешьте!

А родители невесты отвечают ему:

– Да жить тебе множество лет, мы за такими столами не привыкли сидеть, мы такие обеды не знаем, как есть, ты нас лучше где-нибудь в сарае посади, угости нас луком, солью, кукурузной лепешкой и поставь перед нами ведро воды.

Понял падишах, что лишние уговоры ни к чему не приведут, и сделал так, как просили его сватья.

Усадили их в сарае на бревнах, расстелили на пол скатерть и угостили всем тем, что они сами пожелали, а вместо воды ведро вина поставили. Едят они аппетитно лук с лепешкой, вином запивают и падишаха добрым словом поминают.

А во дворе играют зурначи, бьют в барабан, а в сарае двести гусей криком исходят, места себе от свадебного шума не находят.

И тут жена говорит мужу:

– Эй, старый дурак, ты слышишь, как гуси кричат. Видимо, их блохи кусают. Давай скорее ешь и пойдем их искупаем в горячей воде -от блох избавим. Нашему доброму свату поможем, порадуем его.

Дело близилось к вечеру. Родители невесты разожгли в сарае печь, поставили на нее огромный петил с водой, а когда вода вскипела, стали они по одному окунать гусей в кипящую воду. До самого утра трудились муж и жена. Искупав всех гусей, жена сняла со своей головы гребень, стала расчесывать птиц и блох давить. А когда дело было сделано, она облегченно вздохнула и сказала мужу:

– Ну вот видишь, старый дурак, как гуси успокоились, заснули. Теперь их блохи не будут кусать.

А гуси уже были мертвы.

– Устал я от работы, старуха, – говорит муж. – Давай немного поспим.

Легли они и тут же крепко заснули.

А утром, когда падишах вспомнил о своих сватьях, отправился он в сарай, чтобы пригласить их в дом. Пришел он к сараю, а тот изнутри крепко-накрепко закрыт. Стучит падишах, зовет, ему никто не отвечает. Испугался падишах – не случилось ли чего? Велел он тогда нукерам взломать двери. Сказано – сделано. Взломали двери и видят: все двести гусей лежат мертвые, на печке все еще кипит петил, а в самом углу лежат в обнимку его сватья и сильно храпят. Понял падишах, в чем дело, разбудил их и говорит:

– О, мои дорогие сватья, я вам очень благодарен за труд и помощь, которую вы оказали мне – избавили гусей от блох... Я, право, не знаю, как вас и благодарить.

Радуются муж и жена, улыбаются, друг на друга поглядывают и поклоны падишаху отбивают.

Всякому делу приходит конец. Кончилась и свадьба, стали гости расходиться по домам. Пришло время матери и отцу невесты отправляться домой. Дал им падишах по два полных хурджуна золотых монет, сказав, что когда монеты кончатся, то он даст еще, и отправил их домой.

Идут они час, другой, третий и видят: стоит у самой дороги одинокая сакля.

– Эй, старый, давай зайдем в саклю и воды попросим... Я пить очень хочу, – говорит жена.

Постучались они в дверь и попросили воды. А хозяева видят, что путники издалека идут, пригласили их в дом:

– Входите, будьте, как дома... Расскажите, где были, куда идете.

Рассказали им муж и жена все как есть и не забыли добавить, что падишах им дал по два полных хурджуна золотых монет и пообещал еще дать, когда эти кончатся.

А хозяйская жена рассыпается в пожеланиях в адрес жениха, невесты и их родителей, а под конец и говорит:

– Ой, мои дорогие гости и уважаемые сватья великого падишаха, я вижу, вам очень тяжело нести по два хурджуна – путь-то не близкий. Оставьте нам два хурджуна золотых монет, а сами по одному несите. Так вам будет легче.

Посмотрел муж на жену, а жена на мужа, да и говорят:

– А что, мы можем все четыре вам отдать. Нам эти золотые и вовсе не нужны. Мы даже не знаем, что с этими монетами делать.

Оставили они им все четыре хурджуна и отправились дальше в путь.

– Эй, старый, без этих золотых легче идти, не правда ли? – спрашивает жена.

– А я разве спорю, – отвечает муж.

Что и говорить, пришли они под крышу своей дряхлой сакли, отдохнули, а утром опять занялись делом: жена пошла по дворам просить милостыню, а муж, как и раньше, пошел наниматься к богачам на работу.

А дочь их и сын падишаха стали жить, всем сердцем полюбив друг друга. А доброго старичка – спасителя юноши – падишах все уговаривал остаться жить с ними.

– Будешь мне отцом, а детям моим – дедом, оставайся, – уговаривал падишах.

Но нет, не согласился старичок остаться. Отбив падишаху низкие поклоны, старичок сказал:

– Много еще людей нуждаются в моих мудрых советах, и я не могу им не помочь.

И, пожелав благополучия падишахскому дому, ушел странствовать по миру.

Говорят, что он и сейчас находится в пути. Так что все те, кто нуждается в помощи доброго и мудрого старичка, спешите отворить ему двери и усадить на самое почетное место в вашем доме, ибо он может пройти мимо.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Падишах и его бедные сватья

Из книги Сказания древнего народа [litres] автора Кукуллу Амалдан

Падишах и его бедные сватья Сидеть у тахты больного...Народный обычай, когда было принято во время болезни посещать дом недомогающего. Около больного ни днем, ни ночью не бывает менее двух-трех сиделок, потому как односельчане, как правило старики и старухи, заботливо


«Бедные старички»

Из книги Средневековье и деньги. Очерк исторической антропологии автора Ле Гофф Жак


Новые бедные

Из книги Мифы о Китае: все, что вы знали о самой многонаселенной стране мира, – неправда! автора Чу Бен


КОГДА «СЛОГ ФОРМИРУЕТСЯ» («БЕДНЫЕ ЛЮДИ»)

Из книги автора

КОГДА «СЛОГ ФОРМИРУЕТСЯ» («БЕДНЫЕ ЛЮДИ») Герои романа Макар Девушкин и Варенька Доброселова помещены в самую безудержную, самую запойную стихию сочинительства — стихию эпистолярную; на каждое письмо требуются долгие часы, и это в полном смысле тяжелый литературный