Крутицкое подворье Татьяна Чамова

Крутицкое подворье

Татьяна Чамова

Знаете ли вы, где во времена царя Алексея Михайловича находилось первое в Московском государстве научное общество, или Дом Мудрости, как его называли в народе, где переводились книги, составлялись словари, велись астрономические наблюдения за движением светил, писались философские трактаты?

Попасть туда очень просто. Нужно выйти на станции метро «Пролетарская», а затем по широкой многолюдной улице идти по направлению к Новоспасскому мосту, что перекинулся через Москву-реку. Это место находится слева от въезда на мост, на крутом берегу реки, и называется Крутицким урочищем. Первый князь московский Даниил решил поставить здесь свой двор, но отшельник, живший там, отговорил князя от этого, предсказав, что на Крутицах будет храм и монастырь. Предсказания сбылись. В конце XIII века здесь был заложен храм святых Апостолов Петра и Павла, который в дальнейшем послужил основанием для собора Успения Божьей матери, по преданию освященного греческим летописцем Варлаамом, и при храме – монастырь. Так с благословения первых учеников Христа и ученого монаха начиналась история и судьба будущего храма Мудрости.

Поднимаясь на Крутицкий холм к подворью монастыря, мы проходим через небольшую слободку Арбатец, где раньше жили служилые люди и ремесленники. Слободка эта до сих пор сохранила атмосферу и планировку провинциального городка XVIII века с невысокими домиками и улицами, пересекающимися под прямыми углами. Эти тихие улочки хранят в памяти богатую событиями историю Крутиц.

Сегодня далеко не каждый живущий в Москве знает о существовании Крутицкого подворья, но в XVI–XVII веках его называли не иначе как вторым Кремлем. У Крутицкого монастыря была своя, особая роль. Она заключалась в осуществлении связи русского государства с внешним миром. Это было своего рода дипломатическое ведомство («министерство иностранных дел») – окно, через которое в нашу землю проникали культуры других стран мира. Дело в том, что в монастыре находилось подворье Сарских епископов. Епархия Сарская была основана при Александре Невском в 1261 году, в столице Ордынского ханства городе Сарай Бату, для того чтобы русские пленные, а также многочисленные князья, ожидавшие там ханской милости, могли совершать православные обряды. К середине XVII века епископия была целым государством, занимавшим огромную территорию между Доном и Каспием с южнорусскими городами-крепостями: Орлом, Тулой, Мценском. В период становления московского государства эта епархия служила образцом мудрого политического и экономического управления, почвой, на которой взращивались семена новых государственных идей и форм.

В смутное время, когда Кремль был захвачен поляками, Успенский кафедральный собор Крутицкого Подворья стал главным собором всея Руси. Здесь ополченцы Минина и Пожарского «клялись крестным целованием освободить Москву от иноземных захватчиков или положить свои головы».

Конец XVII века. Россия на пороге петровских реформ. Московское государство укрепилось и расширилось, присоединились древние славянские земли Украины и Белоруссии. Новое время требует новых людей, просвещенных, образованных, способных вывести Русь из затянувшегося средневековья. Именно в это время в Москве о Крутицком подворье заговорили как о Доме Мудрости.

Один ученый монах, живший в Крутицах в конце XVII века, в своих записках рассказывает, что «Павел митрополит устроил в дому своем архиерейском сущем вне града Москвы, именуемом Крутицы на горах высоких и крутых над рекою Москвою, тихом сущем месте и безмолвном, приличном делу сему, храмины прилична содела, и вертоград разных видов дерев и цветов и зелий всяких насадил, и источники ископа тещи сладководные за утешение… и оградою огради ради прохождения, яко ин некий рай…». Дело же, по случаю которого был разбит чудесный сад с фонтанами и источниками и построены эти «храмины приличны», было не больше не меньше как просвещение всей Руси Великой.

Крутицкий митрополит Павел – ученый, собравший на подворье богатую библиотеку, покровитель наук и художеств – основал Крутицкое просветительское общество, в котором вели бурные диспуты и прения о церковных реформах, о путях развития наук, о реальном воспитании и просвещении передовые ученые и видные государственные деятели. Философский дух поиска истины витал над российской землей. Известно, что среди ученых, работавших в Крутицах, был иеромонах Епифаний Славенецкий, который в составе первых киевских ученых был приглашен в Москву. Здесь в подворье митрополита Павла, в созданной им обстановке, благоприятствовавшей познаниям и учению, велась напряженная исследовательская работа не только по переводам богословской литературы, но и по изучению «мирской мудрости» – анатомии, астрономии, филологии, педагогики и других достижений западноевропейской науки.

Архитектурный ансамбль Крутицкого подворья

Епифаний Славенецкий со своими сотрудниками в стенах Крутицкого общества занимался составлением лексиконов (словарей) – филологического, славяно-греко-латинского, азбуковников (энциклопедий), его перу принадлежат переводы курса анатомии Андреса Везалия, «Нового атласа» Блау и «Зерцала всей вселенной» с гелиоцентрической системой Коперника (это в то время, когда сочинения Коперника были запрещены церковью на Западе!). В витиеватом и пестром стиле того времени Епифаний произносит страстные речи против невежества: «…как совы по своей природе любят мрак и скрываются, когда засияет солнечная заря, так эти мысленные совы, ненавистники науки, скроются в любимый ими мрак, когда ясная благодать пресветлого царского величества захочет разрушить тьму и благоизволит воссиять свету науки и просвещать природный человеческий разум».

О человеке, его достоинстве и праве на свободу, реальном просвещении и воспитании шли бурные прения и диспуты. Главным оппонентом Епифания Славенецкого в диспутах и «разлагольствах» был Семеон Полоцкий, тоже ученый монах, выходец из Белоруссии, воспитатель царских детей. Среди множества написанных им трактатов и проповедей необычной стихотворной формой и эмоциональным изложением выделяется сочинение под названием «Ветроград многоцветный».

Ученых и просветителей Полоцкий называл «трудниками слова», садовниками, пересаживающими в свой сад из «преблагоцветных вертоградов духовных» прошлого «пресладостные и душеполезные цветы услаждения душевительнаго». Любой человек найдет в этом аллегорическом верте исцеление своим недугам: «гордости – смирение, сребролюбию – благорасточение, скупости – подаяние; нищий научится трудолюбию вместо воровства, терпению вместо ропота; творящий неправду научится справедливости, гневающийся найдет кротость; ленивец – бодрость; глупец – мудрость; невежда – разум; отчаянник – надежду; ненавистник – любовь…. И всякими иными недуги обрящут по своей нужде полезная былия (травы) и цветы».

В «Привилегиях Московской академии» – проекте первого высшего учебного заведения на Руси, который принадлежит перу Полоцкого, – повелевается учредить «храмы мудрости чином Академии», в которых «хощем семена мудрости, то есть науки гражданские и духовные, начнеше от грамматики, пиитики, риторики, диалектики, философии разумительной, естественной и нравной, даже до богословия, учащей вещей божественных и совести очищения, постановити». Не о таких ли плодах своего вертограда мечтал Павел Крутицкий, создавая Просветительное общество накануне эпохи петровских реформ?

Красное крыльцо

Успенский собор и арочная галерея

Теремок

…Но прервем наши размышления и вернемся к широкой площади, с которой открывается великолепный архитектурный ансамбль Крутицкого подворья – воплощенная в жизнь мечта митрополита Павла.

Не только внутренне, но и внешне Дом Мудрости должен был настраивать человека на постижение внутренних законов гармонии и красоты. Цельность и единство архитектурных форм всех построек монастыря завораживают. Восхищенный взгляд плавно скользит по широкой ходовой паперти, ведущей на второй этаж величественного пятиглавого Успенского собора со строгой шатровой колокольней, и дальше – по кружеву открытой арочной галереи, украшенной полукруглыми колоннами из тесаного красного кирпича и белокаменной резьбой, к двухарочным главным Святым воротам монастыря со знаменитым изящным теремком над ними. Будто из древних русских сказок и легенд о граде Китеже неведомой силой поставлен он над сводами ворот; кажется, что ворота эти ведут в красивый, светлый, яркий мир мечты.

Пройдя под расписанными арками ворот, мы попадаем в удивительное место, наполненное особенной тишиной, широким простором неба и каким-то ровным всепроникающим светом, который даже в пасмурные дни заполняет все пространство вокруг.

Изнутри все постройки выглядят совершенно иначе: как-то по-домашнему уютно и в то же время величественно. Со второго этажа митрополичьих хором во двор широкими парадными маршами спускается Красное крыльцо. Большие окна жилых покоев украшены затейливыми кокошниками. Обратная сторона теремка сложена из красного кирпича с двумя прямоугольными окошками, со скромными и просто отделанными наличниками из тесаного кирпича и белого камня. Красный кирпич и белый камень – что может быть наряднее и вместе с тем благороднее? Во всем великолепии открывается изящная шатровая колокольня. Вдоль противоположной от Святых ворот стены расположены не менее величественные, чем дворец митрополита, так называемые хозяйственные постройки – двухэтажные сушильная и приказные палаты – уникальный сохранившийся памятник Древней Руси (Кремлевские приказы Московского государства не сохранились). В Приказных палатах трудились монахи, составлявшие немногочисленный (10–12 человек) управленческий штат этой громадной епархии. Все внутренние постройки монастыря как бы отступают к стенам, освобождая широкое и свободное пространство в центре. Здесь был разбит великолепный голландский сад, восхищавший современников и вдохновлявший авторов средневековых трактатов. Известно, что в саду был построен специальный павильон для ученых. Сегодня мы не увидим сада с павильоном, но гармония окружающей архитектуры дает возможность вообразить его.

Во времена, последовавшие за XVII веком, судьба была жестока к Крутицам. Первые просветительские общества выполнили свою задачу – посеяли семена знаний и подготовили почву для Нового времени. Центры просвещения были перенесены в Петербург, где создавалась первая в России Академия Наук. В 1788 году Крутицкую епархию упразднили и разместили здесь жандармские казармы и тюрьму. В 20-х годах XX столетия собор и митрополичьи палаты были перестроены под общежития, мастерские и склады. Поступали предложения снести многие монастырские строения. Великолепному памятнику XVII века угрожало полное уничтожение. Но случилось чудо: появился человек, который встал на защиту древнерусской архитектуры, поднял из руин забвения Дом Мудрости. Судьба этого человека – Петра Дмитриевича Барановского, выдающегося архитектора-реставратора нашего времени – доказательство того, что живы еще семена того духовного вертограда, который веками взращивали на Руси.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Татьяна Панкова С благословения Пашенной

Из книги Эти разные, разные лица [30 историй жизни известных и неизвестных актеров] автора Капков Сергей Владимирович

Татьяна Панкова С благословения Пашенной Татьяна Петровна Панкова – человек удивительной преданности театру. Причем одному – Малому театру, со всеми его многолетними традициями и устоями. Получив благословение от выдающихся актрис Пашенной, Рыжовой, Турчаниновой, она


Татьяна.

Из книги Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII — начало XIX века) автора Лотман Юрий Михайлович


Шереметево подворье

Из книги Корея на перекрестке эпох автора Симбирцева Татьяна Михайловна

Шереметево подворье Ф. Васильев (?). Рис. Ок. 1719.


Бабушка Татьяна Владимировна

Из книги Судьбы моды автора Васильев, (искусствовед) Александр Александрович

Бабушка Татьяна Владимировна Бабушка и ее мамаВсе годы Татьяна Владимировна беззаветно служила и помогала дочери. С ними жила ее мать Нина Алексеевна, которая растила Лиду, а затем и ее маленькую дочь Машу.Лидия Борисовна пишет в «Зеленой лампе»: «Держать домашнюю


Татьяна Котегова

Из книги Прогулки по Москве [Сборник статей] автора История Коллектив авторов --

Татьяна Котегова Туманные набережные этого поразительного города, его опустошенные и скорбные в своем величии дворцы и некогда блестящие доходные дома, осунувшиеся особняки и ранее изумлявшие своей красотой линейные перспективы великолепнейшего из городов северной


Театральная Москва Татьяна Чамова

Из книги Личности в истории. Россия [Сборник статей] автора Биографии и мемуары Коллектив авторов --

Театральная Москва Татьяна Чамова Рождение – всегда чудо. Рождение театра, который сам по себе есть тайна и волшебство, – это чудо в квадрате. Российский театр родился в Москве. Он стал ее гордостью, любимым детищем, отрадой сердца и вдохновением души. Как и когда это


Музеи Москвы Татьяна Чамова

Из книги Константин Коровин вспоминает… автора Коровин Константин Алексеевич

Музеи Москвы Татьяна Чамова Музеи Москвы – это особый мир, ведь он так не похож на мир нашей повседневной жизни. В этом мире свой ритм, свои законы, своя жизнь. Эта жизнь вдохновлена музами.Понятие «музей» в Древней Греции означало место, посвященное музам, храм муз. Первые


Семь чудес в Коломенском Татьяна Чамова

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 1. А-И автора Фокин Павел Евгеньевич

Семь чудес в Коломенском Татьяна Чамова Как известно, в мире официально признано только семь чудес. Однако существует и восьмое чудо света, и это уже не объект, а звание, которым удостаивают все то, что поражает воображение человечества. Так вот, в Коломенском их как


ГИППИУС Татьяна Николаевна

Из книги автора

ГИППИУС Татьяна Николаевна 13(25).12.1877 – 1957Художница; автор портрета А. Блока; сестра З. Гиппиус.«Тата, художница, окончившая Академию художеств, была толстушка с чуть выпуклыми глазами, любившая покушать.…Тата, при всей своей видимой академичности и благонамеренности, не