Музыкальная Мекка Москвы Ольга Никишина

Музыкальная Мекка Москвы

Ольга Никишина

Высокий, высокий, высокий

Затих снизу доверху зал.

Он палочку только приподнял

И музыке быть приказал,

И тотчас за струнной решеткой.

На зов чародейный спеша.

Взметнулась, рванулась, забилась

Плененная в скрипке душа.

София Парнок

Есть в Москве место, куда всегда можно прийти, как в храм. Здесь заботы отпускают, время течет по-другому. Здесь царит Гармония. И как радостно бьется сердце, когда кто-то приглашает тебя в консерваторию или, отложив все дела, сам летишь за билетами! И знакомое, счастливое чувство подтверждает: да, сегодня тебе нужно именно сюда! Входишь в любимый дом после разлуки, короткой или долгой, и все тебе рады – и служители, и публика. Да здесь ведь не публика – здесь тайное братство, и узнаешь каждого, кому заглянешь в глаза.

Кажется, консерватория была в Москве всегда. Однако, как и все на свете, рождалась она в муках.

В середине XIX века царский двор твердо придерживался той точки зрения, что хорошая музыка может родиться только в Италии. Русским же музыкантам платили раз в 20 меньше, чем иностранным, и вообще считали их персонами нон грата. Против этого взбунтовалась «Могучая кучка» молодых гениальных дилетантов, вдохновлявшихся идеей обращения к национальным корням: уже известный композитор и музыкант-самоучка Милий Балакирев, военный врач и химик Александр Бородин, офицер в отставке, писарь Модест Мусоргский, офицер Цезарь Кюи, ученик кадетского корпуса Николай Римский-Корсаков.

Меж двух огней оказался пианист и композитор Антон Рубинштейн, получивший образование в Европе: он видел недостатки русской музыкальной образовательной системы и настаивал на открытии в России консерватории. Решающим для Рубинштейна было то, что ее выпускники получали звание свободного художника, а значит, музыканты – исполнители, певцы, композиторы – становились уважаемыми членами общества. В 1862 году при поддержке царского двора Рубинштейн открыл консерваторию в Петербурге. Но там преподавали иностранные доценты, поэтому композиторы «Могучей кучки» не могли с ней смириться: с их точки зрения, консерватория, ориентированная на Запад, препятствовала рождению национальной культуры.

Примирение далось очень нелегко. К счастью, музыканты сумели услышать друг друга, ив 1872 году Римский-Корсаков согласился стать профессором консерватории – вскоре его назвали лучшим преподавателем композиции, – в которой начали исполнять наиболее талантливые произведения русских авторов.

Московская консерватория открылась в 1866 году, ее возглавил брат Антона Григорьевича Николай Григорьевич Рубинштейн, талантливейший дирижер, один из первых пианистов мира, а профессором теоретического отделения стал окончивший Петербургскую консерваторию с золотой медалью Петр Ильич Чайковский, чье имя сейчас носит Московская консерватория. Так рождалась русская музыкальная школа.

Большая Никитская – улица музыкальная, и уже давно. Когда-то лился над ней колокольный звон из Никитского монастыря (теперь там подстанция метрополитена, дом 7). Знаменитый звонарь-виртуоз К. К. Сараджев утверждал, что эта с виду обычная колокольня отличалась удивительным подбором колоколов.

«От многих мне приходилось слышать, что даже посторонний человек, переступая порог наших концертных залов, не может не почувствовать некой их особой атмосферы. Должно быть, это правда… Ведь и в наших классах, и на подмостках наших залов – Большого, Малого и Рахманиновского – происходили невероятные события духовной жизни. Эти события каким-то удивительным образом оставались здесь, в этих стенах. Даже ночью, после концерта, Большой зал продолжает дышать смолкнувшей уже музыкой».

Проректор Московской консерватории, профессор Е. Г. Сорокина

Удивительно удачно вписался в консерваторский дворик памятник П. И. Чайковскому – последняя работа Веры Мухиной (1954).

«Могучая кучка наша романтическое движение. У таких гениев, как Бородин, Мусоргский и Корсаков, многое идет от романтизации. Романтизация своего прошлого, романтизация предания – без этого нация не может существовать».

Г. Свиридов

Одно из красивейших зданий московского классицизма конца XVIII века (дом 11) занимало до революции Синодальное училище певчих – центр музыкального образования до консерватории, – объединенное с ней в 1919 году.

Московская консерватория разместилась на Большой Никитской, 13, во дворце знаменитой княгини Екатерины Дашковой, сподвижницы Екатерины Великой, президента Академии наук России. Позже дворец перешел к графу Воронцову (это он был генерал-губернатором Одессы в то время, когда там отбывал свою ссылку Пушкин).

Здание перестроили специально для занятий, оборудовали Большой концертный зал для музыкальных вечеров – его великолепная акустика создана с помощью системы пустотелых керамических емкостей, вмонтированных в свод. Крылья здания, обнимающие глубокий парадный двор, полукруглый вход и два нижних этажа, сохранились в том виде, какими они были при княгине Дашковой.

Перед входом в Большой зал установлен памятник П. И. Чайковскому. Вдохновенное лицо, поразительное портретное сходство. Правая рука с карандашом готова записать музыкальную фразу, левая по-дирижерски отбивает ритм. На бронзовой решетке отлиты начальные строки самых известных мелодий Чайковского, симметрично расположены вензеля с инициалами «П.Ч.» и даты жизни композитора: 1840–1893. Каменное основание решетки – полукруглая скамья, на которой раньше так любили отдыхать москвичи.

Из окон этого храма Гармонии зимой и летом слышна музыка. А композитор и профессор – и вслед за ним все, кто проходят мимо Большой Никитской, 13, – внимательно прислушивается к ним…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Москва в начале веков Ольга Никишина

Из книги Прогулки по Москве [Сборник статей] автора История Коллектив авторов --

Москва в начале веков Ольга Никишина Москвичи – люди нараспашку, истинные афиняне, только на русско-московский лад. Они любят пожить и… действительно хорошо живут. В. Г. Белинский Москва всегда любила пожить и почудить. Еще Пушкин писал: «Невинные странности москвичей


Москва новогодняя Ольга Никишина

Из книги Музыкальная журналистика и музыкальная критика: учебное пособие автора Курышева Татьяна Александровна

Москва новогодняя Ольга Никишина Москва новогодняя – совсем особенная. Торжественная и нарядная, разгульная и задумчивая – она, как всегда, разная. Потому что она –


«Она плывет легендой из тумана…» Москва-река Ольга Никишина

Из книги автора

«Она плывет легендой из тумана…» Москва-река Ольга Никишина Напьются Яузой луга. Потянет ягодой с Полянки, Проснутся кузни на Таганке, А на Остоженке – стога. Зарядье, Кремль, Москва-река… Д. Сухарев Давно ли вы плавали по Москве-реке? А может быть, только думаете


«Удивление природы» – Воробьевы горы Ольга Никишина

Из книги автора

«Удивление природы» – Воробьевы горы Ольга Никишина Облака – вокруг. Купола – вокруг. Надо всей Москвой — Сколько хватит рук! Воробьевы горы – самое высокое место в Москве. Пожалуй, только отсюда можно охватить взглядом весь город. Место это всегда притягивало людей.


Московский модерн: греза об идеале Ольга Никишина

Из книги автора

Московский модерн: греза об идеале Ольга Никишина Поварская, Спиридоновка, Никитская, Столешники… Таинственные особняки смотрят на нас из-за металлических оград с изящными коваными решетками, напоминающими крылья бабочки, волны моря или колеблющиеся стебли болотных


Нравится ли вам хайтек? Поговорим о новой эстетике Ольга Никишина

Из книги автора

Нравится ли вам хайтек? Поговорим о новой эстетике Ольга Никишина Вы заметили, что Москва как-то незаметно и вдруг на наших глазах превратилась в строительную площадку? Столько в Москве не строили, наверное, лет сто – с тех пор, как на рубеже XIX и XX веков неожиданно пришел и


Приглашение в парк Ольга Никишина

Из книги автора

Приглашение в парк Ольга Никишина Как в ворота чугунные въедешь. Тронет тело блаженная дрожь. Не живешь, а ликуешь и бредишь Иль совсем по-иному живешь. Человек всегда создавал свой мир на земле, свой «космос» – лучше или хуже, как мог. Но есть особый мир, дитя двух


Назначайте встречи у фонтанов! Ольга Никишина

Из книги автора

Назначайте встречи у фонтанов! Ольга Никишина Римский миф рассказывает, что нимфа Ювента была превращена Юпитером в фонтан, обладавший свойством омолаживать всех, кто в него погружается. Ювента почиталась на Капитолии вместе с Юпитером, что символизировало вечную


Гоголевский бульвар Ольга Никишина

Из книги автора

Гоголевский бульвар Ольга Никишина Гоголевский бульвар – первый в подкове Бульварного кольца – начинается от площади Пречистенских ворот, а кончается у Арбатской площади. Когда-то на его месте проходила «бело на бело выщекатуренная» кирпичная стена Белого города.На


Никитский бульвар Ольга Никишина

Из книги автора

Никитский бульвар Ольга Никишина Нет ворот у Никитских ворот. Но ведь были когда-то же, были — И опричники зори трубили, И Никита стерег сей оплот. Наша прогулка по Никитскому бульвару начинается от Арбатской площади. Когда-то здесь были Арбатские ворота городских


Любовь моя – Тверская Ольга Никишина

Из книги автора

Любовь моя – Тверская Ольга Никишина Не «Тверская улица» – просто Тверская. Много значит она для москвичей! Праздничные иллюминации в детстве, торжественные ухоженные здания, нарядные люди. Энергичная собранность и элегантность, несмотря на суматоху дня. Очарование


Маршрут вдохновения Ольга Никишина

Из книги автора

Маршрут вдохновения Ольга Никишина Если однажды вечером вы окажетесь на Тверской и не будете никуда торопиться, сверните в Столешников переулок – мимо Юрия Долгорукого, мимо церкви Косьмы и Дамиана – в тихий мир старинного, издавна любимого москвичами уголка. Не


От Таганки до Рогожи Ольга Никишина

Из книги автора

От Таганки до Рогожи Ольга Никишина Место это не поражает красотой и роскошью своих кварталов. Слава этого скромного московского уголка в другом: рядом с шумной, энергичной Москвой жители Алексеевской и Рогожской слобод – в большинстве своем старообрядцы – из поколения


1.2. Прикладное музыковедение. музыкальная журналистика и музыкальная критика в системе прикладного музыковедения

Из книги автора

1.2. Прикладное музыковедение. музыкальная журналистика и музыкальная критика в системе прикладного музыковедения Понятие «музыковедение», как и обозначение специалистов в этой области словом «музыковед» (или, в западном варианте, «музыколог»), обычно ассоциируется с


Музыкальная критика и музыкальная наука

Из книги автора

Музыкальная критика и музыкальная наука Изучением феномена музыки занимаются многие научные сферы: помимо собственно музыковедения, оно привлекает внимание искусствоведения разных направлений, эстетики, философии, истории, психологии, культурологии, семиотики, а