Знамя Пророка

Знамя Пророка

Ислам живет и процветает на земле Поднебесной многие сотни лет, но… Если под словом «китаец» мы подразумеваем любого гражданина КНР, то почти тридцать миллионов китайцев?—?мусульмане. Если мы имеем в виду людей собственно китайской (ханьской) национальности, то мусульман среди них?—?с гулькин писк. Основные адепты ислама в Китае?—?представители так называемых национальных меньшинств: хуэй (их родной язык?—?китайский (ханьский), но при этом они являются носителями мусульманской культуры), уйгуры, салары, узбеки, киргизы и некоторые другие. Причем если хуэй присутствуют практически по всей стране (их можно узнать по приметным белым шапочкам), то все остальные относительно сконцентрированы на западе Китая, в первую очередь?—?в Синьцзяне, а также в провинциях Ганьсу и Цинхай.

Ислам в свое время не получил особого распространения среди китайского (здесь мы, конечно, говорим о национальности, а не о гражданстве) населения ввиду, вероятнее всего, той же причины, что все остальные религии: прагматичность и жизнелюбие (в данном конкретном случае еще и нежная любовь к спиртному и свинине) не позволили китайцам массово возжелать совершать молитву по пять раз в день, стремиться в Мекку и упаковывать своих женщин в черные мешки. Особо радужных перспектив распространения ислама среди собственно китайцев не наблюдается: почему-то эта религия (безусловно, ошибочно) ассоциируется у них не с удивительными небоскребами Дубая и мудрыми суфиями, но с довольно назойливыми террористами, то и дело норовящими устроить очередную борьбу за независимость, а также с уйгурами, распространяющими гашиш в Пекине и Шанхае… По отношению к Синьцзяну, где на настоящий момент действует целых два десятка террористических организаций, первый момент особенно актуален. Хотя автор, безусловно, благодарен неизвестным синьцзянским террористам, вогнавшим грузовик со взрывчаткой в полицейское управление одного синьцзянского же городка рядом с гостиницей, где мы с другом имели счастье проживать: ведь этот акт «борьбы за свободу от китайских оккупантов и врагов ислама» имел место через неделю после нашего благополучного оттуда отъезда… Слава Аллаху!

А вот о некоторых подробностях, связанных с конфуцианством?—?учением, пусть и не являющимся религией, но оказавшим и продолжающим оказывать изумительное влияние на многие стороны китайского бытия, мы немного поговорим в следующей главе.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Знак, знамя, знамение

Из книги Поэтика ранневизантийской литературы автора Аверинцев Сергей Сергеевич


6. Государственный деспотизм и роль пророка

Из книги «Крушение кумиров», или Одоление соблазнов автора Кантор Владимир Карлович

6. Государственный деспотизм и роль пророка Каким?то образом из поклонения Леонтьева красоте, из его ощущения красоты как результата трагедий бытия[230], выводили не только его демонизм, эстетизм[231], но и склонность к насилию, к деспотизму внешнему и внутреннему. Яснее


Нет пророка в своем отечестве?

Из книги автора

Нет пророка в своем отечестве? Давайте-ка начнем с положения ТКМ собственно в Китае и отношения к ней китайских граждан, это весьма интересно. Как ни странно, но отнюдь не любой китаец непременно скажет вам, что традиционная медицина?—?важная часть национальной культуры,