О народных поверьях, приметах и проч

О народных поверьях, приметах и проч

Все суеверныя народныя поверья, приметы, чудесные секреты, не имея основанием своим никаких уважительных причин, проистекают от младенческаго легковерия, от односторонняго на все предметы воззрения.

С распространением истиннаго просвещения, основанного на твердых понятиях религии и чистой нравственности, умы людей укрепляются, делаются самостоятельными, и не покоряя себя легковерию, разсматривают предметы со всех сторон. Почему все страннее кажется, когда и теперь еще встречаем людей, имеющих доверие к старинным повериям и приметам.

Заблуждения сии так многоразличны, что даже невозможно собрать всех бредней, которым верят, особенно в провинциях. Достаточным считаем показать здесь только те немногия, которыя в большом доверии были у многих в старину, а также некоторыя иностранныя для сравнения, что и сии не прочнее наших имеют основание. Так, например:

Древние имели большое доверие к некоторым дням; от них идут предания: что накануне Иванова дня, искать должно кладов.

Накануне Новаго Года узнают судьбу свою. Для сего льют олово, воск; льют свежее яйцо в стакан воды, полют снег, слушают прохожих, кидают башмаки, стелют мост под изголовьем и проч.

А.

Аграфенин день. — (Аграфена купальница).

Июня 23 дня церковь празднует память святыя мученицы Агриппины, которая в простонародии прозвана Купальницею по следующей причине:

Древние славяне признавали идола Купало богом плодов и праздновали ему 23 и 24 июня. Разложив огонь, они плясали перед ним, производили разныя игры и перескакивали через него, часто припевая имя Купалово, за это ожидали они в тот год изобилия плодов и великаго урожая. Следы этого языческаго обряда остались во многих деревнях и между нынешними христианами, а потому Святая Агриппина всеми простолюдинами и называется Купальницею, по проивзодству этого прозвания от имени идола Купало.

К числу мест, почитавшихся у древних язычников за святыя, принадлежит и находящаяся по Рижской дороге, в десяти верстах от Санктпетербурга, липа, ветки которой, переплетясь с отраслями ближайших дерев, составляют как бы природную беседку, замечательную еще тем, что император Петр Великий неоднократно отдыхал под ея тенью. На этом месте, накануне Иванова дня, то есть на Аграфенин день, сходятся Ижорки и разложив большие огни, препровождают всю ночь, распевая песни, в которых повторяется имя Купало; потом сожигают Белаго петуха, начинают плясать, скакать и вся эта сцена, совершаемая в ночном мраке, при зареве пылающих огней, заключает в себе что-то фантастическое и необыкновенное в нашем христианском быту.

* * *

Антихрист — то есть противник Христа.

Раскольники утверждают, что Антихрист воцарился уже мысленно, в то самое время, как началось в Москве исправление церковных книг, что Москва есть Вавилон и престол Антихристова царства, и что настало уже время пришествия Христова; по этому некоторые, зажигая свечу, молятся ночью всегда до пения петухов, в ожидании Страшнаго суда и потом уже ложатся спать.

* * *

Аршина на кровать не класть — покойник будет.

* * *

Аметист имеет симпатическую силу удерживать и исцелять человека, имеющаго его при себе, от пьянства и запоя.

* * *

Ассо — азиатский камень, имеющий силу съедать без всякой боли дикое мясо и наросты. Он собою легок, мягок и покрыт мучною пылью.

Б

Брак. — В русском простонародии брак сопровождается следующими обрядами:

Накануне венчания призывается в дом жениха шести или семилетний мальчик; он укладывает в нарочно-купленный для того ларчик разныя вещи, которыя в этот же вечер жених должен отвезти в подарок к невесте, а именно: башмаки, опахало, серьги, пряжки, белила, румяны, перчатки и т. п. В бытность жениха у невесты, он садится на мохнатой шубе, в знак благополучной, будущей жизни в супружестве. На другой день перед поездом в церковь тот же мальчик, или другой, с невестиной стороны, должен обуть невесту в новыя башмаки, и продает ея косу за гривну или за рубль, то есть, что дадут. Невеста, в знак ея покорности, обязана разуть жениха, причем он кладет в правый сапог деньги, а в левый плеть: когда невеста примется сперва за левую ногу, то жених, вынув плеть, ударяет невесту, а когда за правую, то отдает ей деньги. Новобрачных никогда не кладут спать в жилом покое, но в пустом и нетопленном, как бы холодно ни было; и некоторые нарочно для этого строят покой, но земли на потолок не кладут. Под постелью раскладывают ржаные снопы или солому. Если на невесту в церкви, чтобы не испортить головнаго убора, не надевают венца, а держит его какой-нибудь мужчина, то верят, что этот брак будет не действителен и что жена непременно будет иметь любовников, потому что она венца не надевала, или потому, что венчалось их три вместо двух.

На другой день свадьбы, если невеста, находясь в девичестве, не сохранила своего целомудрия, матери ея подносят стакан с дырою, из котораго, когда она возьмет его в руку, потечет напиток, потому что дружка, поднося ей, ототкнет скважину, до того времени зажатую его пальцем.

У Донских казаков жених приезжает за своею невестою верхом на лошади, обвешанной колокольчиками, чтобы невеста могла слышать приезд его. Эти колокольчики хранятся потом или у родителей новобрачных, или у них самих для памяти; невеста не приносит за собою никакого приданаго, но жених должен одеть ее с головы до ног. У Яицких казаков к сговоренной невесте, до самой свадьбы, собираются каждый вечер ея подруги, поют песни, пляшут и играют с молодцами. В это время, продолжающееся иногда до двадцати недель, жених может обходиться с невестою почти также, как муж с женою. В девишнике он должен принести ей в подарок венчальное платье и весь женский убор, невеста же дарит ему шапку, сапоги, рубаху и штаны. После венчания невеста едет из церкви на телеге, позади сидят мать и сваха, у которой на всех пальцах должны быть надеты кольца; та и другая прикрывают невесту с обеих сторон, чтобы зрители не могли видеть ея лица. Перед телегою едет жених с отцом и дружкою; позади телеги едут провожатые на лошадях верхом; один из них держит, как знамя, на длинном шесте, полосатую плахту, какую черкеския жены обыкновенно надевают вместо юбки; эта плахта тем замечательнее, что здешния женщины не носят ея. Собравшиеся к новобрачным гости проводят день бракосочетания в питье, в плясках, песнях и притом по большей части на улице. У этих казаков был прежде такой обычай, что если кто не хотел долее жить с своею женою, то выводил ее на площадь и продавал.

Вот какия обыкновения при сочетании браком у жителей Восточной Сибири, и преимущественно у камчадалов. Когда кто намеревается жениться, то, высмотрев себе невесту обыкновенно в другом, а не в своем острожке, переселяется туда жить, и объявя невестину отцу или матери о своем желании, несколько времени работает у них, стараясь выказать удальство свое и проворство, и услуживая всем пуще наемнаго работника, а наиболее своему будущему тестю, теще и невесте, потом требует позволения хватать невесту. Если поступки его понравятся родителям и сродникам невесты, а также и ей самой, то он получает соизволение на свою просьбу; в противном случае или вовсе пропадают его услуги, или отпускают его с некоторым награждением. Иногда случается, что такия женихи, ничего никому не сказав, приходят жить в чужой острожек и работают там, хотя всякий, по их услугам может догадаться, с каким намерением они это делают, однако их о том не спрашивают и не говорят им ни слова, пока они или сами или через других, не объявят родителям невесты о своем желании.

Получив позволение хватать невесту, жених ищет такого случая, чтобы где-нибудь напасть на нее в малолюдстве, потому что она находится тогда под охранением всего женскаго пола того острожка, и эти охранительницы ея редко от ней все отлучаются. Сверх того, во время хватанья она бывает опутана рыболовными сетями и обвязана ремнями, так что не может поворотиться, и если жениху удастся улучить свою невесту в малолюдстве, то он со всех ног бросается к ней и дерет на ней платья и сети, чтобы коснуться ея грудей, потому что в этом заключается весь обряд бракосочетания. Между тем, как сама невеста, так и сопровождающия ея девки и бабы производят ужасный крик, и хотя она не желала бы, да и не может противиться, но проводницы ея поступают с женихом без всякой пощады и милосердия, бьют его, таскают за волосы, царапают у него лицо и употребляют все уловки, чтобы не дать ему схватить невесту. Если жениху посчастливиться и он достигнет своей цели, то сам отбегает прочь от невесты, а она провозглашает его победу умильным или жалобным голосом. В этом состоит весь брачный обряд; однако эта церемония тянется иногда целый год или больше, и после каждаго хватанья жених принужден бывает поправлять свои силы и залечивать раны. Бывали примеры, что некоторые, после семилетняго хватанья, вместо невесты получали увечье, будучи сброшены бабами с балаганов. Кто схватит невесту, тот в следующую ночь приходит к ней безпрепятственно; на другой день он увозит ее в свой острожек, и для празднования брака возвращается к невестиным сродникам, по прошествии некотораго времени.

* * *

Женитьба детей у калмыков зависит единственно от воли родителей, но прежде сватовства они приходят к своему гелюню или главному духовному лицу, и объявляют ему имя жениха или невесты, год и число, когда они родились. Гелунь справляется в своем сударе и объявляет соизволение бурханов. Если, по его мнению, предвещание о свадьбе будет худое, то брак ни под каким видом совершится не может; тогда отцы дарят гелюня столько, что он этими подарками может и бурханское соизволение переменить в хорошее предзнаменование.

Получив от гелюня доброе предзнаменование, родители договариваются о Колыме или выкупе при свидетелях с обеих сторон. Невеста обыкновенно должна принесть в приданое жениху новую кибитку, несколько всякого скота и ясырь, т. е. прислужников и прислужниц.

Брак совершает гелунь во время новолуния: он сперва приводит новобрачных к бурханской присяге, во взаимной верности, потом выводит их из кибитки, приказывает им смотреть на солнце и читает свои молитвы, при которых жених с невестою кладут земные поклоны. По совершении молитв гелюнь накладывает на них руки, и этим все оканчивается.

После этой церемонии невесту сажают в кибитку за занавес, а жених садится спереди, между тем родня жениха и невесты берет сырую овчину и тянет ее сколько силы есть; если женихова родня втянет в кибитку невестину родню, то невестина родня принуждена бывает исправлять свадебную попойку, и обратно. При начатии пирушки невесту вводят в ея кибитку, где она веселится с женским полом, при звуках музыкальных инструментов, состоящих из волынок и гудков. Молодой воспрещается видеться с свекром и с старшею мужниною роднею, даже отца своего может она посетить не прежде, как по прошествии года; тогда она получает от него назначенную ей долю, как то: верблюдов, разный скот и пр.

Калмыкам, по их вере, воспрещено иметь много жен, но этот закон не так строго соблюдается, чтоб у кого-либо из их знатных людей или начальников не было по две или три жены; впрочем, такие примеры редки. Хотя им не позволено разводиться с женою, однако разводныя такого рода у них довольно не редки, особенно у знатных. Если калмык имеет причину быть недоволен своею женою, или она сама пожелает развестись с ним, то ему предоставляется право раздеть ее до нага и прогнать плетью; если же он хочет разстаться с нею честным образом, то сзывает ея родственников к себе на пир, дает жене оседланную лошадь и столько скота, сколько хочет или может дать, и с этими дарами отпускает ее от себя.

* * *

Древние Россияне при брачных сочетаниях поступали следующим образом: перед поездом в церковь, жених садился с невестою рядом или на соболи или на какой-нибудь другой мех; сваха чесала им головы, обмакивая гребень в меду или в инее, которое держал нарочный в ковше. Потом осыпали их осыпалом, то есть деньгами или хмелем, тут же зажигали брачныя свечи, которыя бывали слишком по пуду, смотря по состоянию новобрачных, а для зажигания употребляли особую Богоявленскую свечку. В церковь возили с собою вино в стклянице, и когда священник давал пить жениху и невесте, то при последнем разе жених разбивал сткляницу с оставшимся вином об пол и топтал бутылку ногою. Брачныя свечи скатывали потом вместе, ставили в кадку с пшеницею и оставляли на целый год в сеннике, у изголовья постели. Сенник приготовляли следующим образом: ставили по всем четырем стенам иконы, в головах постели, над дверьми вешали по воздвизательному кресту, по всем четырем углам втыкали по стреле, на них по соболю или по кунице и по калачу, а на лавках по углам ставили по оловянному меду. Постелю стлали на двадцать одном ржаном снопе, и когда подавали на стол последнее кушанье, то есть жаркое, то дружко, обернув блюдо с жарким, калачем и солонкою, относил к постеле в сенник, куда потом отводили и молодых.

В дверях у сенника отец посаженный сдавал с рук на руки новобрачную ея мужу, и говорил увещательную речь о содержании супруги на узаконенных порядках. Когда подходили они к постеле, жена тысяцкаго, надев на себя две шубы — одну как должно, а другую навыворот, опять осыпала молодых осыпалом, т. е. деньгами, хмелем и зернистым хлебом, и кормила их уже в постеле. По утру приходили те же лица, которыя и накануне участвовали в свадебном обряде, снимали одеяло с молодой и свидетельствовали ея невинность; потом водили молодых в мыльню, по выходе из которой кормили их кашею, после чего молодая наделяла пришедших гостей разными дарами и овощами. Когда молодой, на другой день после брака, бывал в мыльне, тогда теща присылала ему все платье, то есть такое, в каком из мыльни или бани можно дойти до покоев.

Во время венчания в церкви подстилали молодым под ноги камку или другую какую-либо материю, а сверх ея расстилали соболи или куницы, или другую мягкую рухлядь. Впрочем, во время брачнаго торжества, когда молодой брал за руку свою молодую, то должен был вести ее до назначеннаго места, не опуская ее руки, а иначе, как говорили, между ними было бы вечное несогласие. У малороссиян женихов отец посылает двух сватов к невестину отцу и дает им хлеб. — Если отец невесты изъявить свое согласие, то сваты оставляют у него хлеб в залог, а на обман от него берут другой, и потом назначают день свадьбы. На все время свадьбы избирается из девушек одна светилка, которая, сидя в продолжении стола в большом углу, держит увитую калинными ветвями с ягодами казацкую саблю; на этой сабле налеплена восковая зажженная свеча — тройчатка. После венчания, вышед из церкви, новобрачные расходятся по своим домам, а пообедав, жених благословляется от отца и матери хлебом и солью и едет к невесте в дом. Посредине невестина дора ставится квашня, накрытая скатертью, а на квашне лежит хлеб и стоит стклянка. Мать невесты выходит навстречу в вывороченной шубе, сидя на вилах или кочерге, и держа в руках горшок с водою и овсом, она дарит его зятю, а он выливает из него воду на гриву своей лошади, и отдает пустой горшок старшему дружке; тот бросает его в сторону — и если горшок разобьется, то молодая родит сына, а если уцелеет, то дочь. Потом брат или сродник продает невесту, говоря, что она в пятнадцатилетнее пребывание у них съела пять бочек бураков, то есть свеклы, три бочки капусты, четыре вола или быка, шесть кабанов или боровов, десять овец, сто гусей, двести кур, семьдесят пять уток, двадцать кулей хлеба; выпила пять бочек пива, две бочки меду, пять бочек горелки, то есть хлебнаго вина, за что получает две или три копейки. По выезде из дома невесты, жених стегает ее несколько раз плетью, приговаривая — покидай нравы отца и матери и привыкай к моим.

При въезде в дом жениха, в воротах зажигается пук соломы, через который все должны переехать. После ужина, невеста разувает жениха, который бьет ее голенищем, и она получает лежащия у него в сапоге деньги. Если невеста сохранила свое девство, то все гости идут в дом ея отца, и с радости бьют у него окна, ломают печи, лавки, столы, стулья и все, что ни попадется по руку, — за что отец не только не досадует, но еще дарит их. Потом, взяв невестин красный передник, по ихнему запаску, привязывают его на высокий шест и выставляют у ворот на целый день в знак целомудрия невесты. Отпраздновавши у всех, приходят опять в дом жениха, где свекор, взявши палку, тычет ею в глаза невестку и спрашивает у ней: не слепа ли она? Потом подчивает горелкою — Это еще не все: дружка, жених и все гости идут опять в дом невесты и приносят с собою курицу, окладенную ветвистою калиною и пирогами без начинки, называемыми стульни. Дружка разрезывает курицу и дает отцу голову и два пирога, теще столько же пирогов и гузку; а потом всем гостям по куску пирога и курицы. В этих обрядах и пирушках проходит целая неделя, и гости веселятся: идет у них разливанное море, не умолкают песни и музыка. Описав свадебные обряды некоторых наиболее замечательных, обитающих в России племен, нельзя не заметить, что нигде невесту, входящую в дом жениха, не поносят так, как в городе Торопце. — Там жених и все его домашние нарочно призывают для этого девушек, которыя при входе невесты от венца в дом ея будущаго мужа, стоят на пороге и поют:

«Нам чильбы Василисчика во трех шубах, ажно она беременна, ты несешь ли люлечку, ты ведешь ли нянечку. Оглянись-ко ты назад, полюбовники стоят, да по грамотке держат».

Баран каменный. — Камчадалы, когда желают найти неизвестнаго вора, похитившаго вещи, принадлежащия другому, жгут становыя жилы этого барана, при многочисленном собрании посторонних людей и в присутствии Шаманов, потому что по их мнению, как сводит огнем жилы, так точно после того судороги схватывают и корчат похитителя.

Береза. — Некоторые из древних Чудских народов обитали в таких местах, где было очень мало лесу, а березовых дерев и вовсе не находилось. Наконец увидели они не только на степях своих, но и внутри самых жилищ возрастающия березовыя деревья. Это не свойственное странам их растение, покрытое белою корою, привело суеверных в несказанный ужас. Они прибегли к гаданию, и волхвы их рассказали им, что это предвещает завоевание их земель белым Царем, потому что это растение переселилось к ним из его владений. Легкомысленный народ, поверив этому предсказанию, оставил свои города и жилища и перебрался в другия места.

Благовещение. — Суеверные утверждают, что когда птица проспит благовещенскую заутреню или в этот день завьет гнездо, то в наказание отнимаются у ней на несколько времени крылья, и она не может летать, но ходит по земле.

Борода. — Раскольники почитают этот пучек волос важнее всех прочих своих членов и дороже самой головы. По их мнению, они с бородою составляют образ и подобие Божие. Глупцы не размышляют о том, что Бог есть Дух, что плоть наша ни малейшаго подобия Его составить не может и что если представляют Его в образе человеческом, то это для того только, чтобы Высочайшее Существо было как бы осязательнее для наших земных чувств. Основываясь на таком ложном и превратном понятии, раскольники готовы скорее лишиться голов, нежели бороды. В это заблуждение ввели они многих легковерных и в истории Петра Великаго, приказавшаго брить бороды, мы видим много забавных, любопытных и даже кровавых сцен, к которым лишение бороды подавало повод.

Большое иней, бугры снега, глубоко-промерзлая земля, — к хлебородию.

Белыя пятна на ногтях пальцев — к обновке.

Брови свербят. — У кого засвербят брови, — тот будет смотреть на потных лошадей, то есть, на приехавшаго к нему издалека гостя, и ему кланяться; или кланяться будет за сделанное ему какое-нибудь боагополучие.

Браниться в Егорьев день не советуют потому поверью, что того убьет громом.

Блохи кусают — перед дождем; вши заходят — тоже; мухи становятся особенно назойливы — тоже.

Бородавки кто будет намазывать по несколько раз в день пивными дрожжами, и не вытирая даст засохнуть — у того в короткое время бородавок не будет.

Булавку давать не должно, чтобы не раздружиться, а уж если нельзя обойтись, то сперва уколоть того в руку, кому давать приходится.

Бросают горсть земли в могилу, чтобы не бояться покойника.

Большак (банник) — живет исключительно в бане. Ходить вечером или ночью в баню не только страшно, но и опасно, так как банник — дух не добрый и может принести человеку смертельный вред.

Большуха начинает считать деньги. Посчитавши лезет на голубец, открывает трубу и кричит там, клича скотину по очереди и каждую по имени. Потом берет косу и делает вид, что косит, потом серп и жнет, потом молотило и молотит (все это в избе, конечно); до прихода народа она еще сходит за вересом (т. е. можжевельником — для паренья кринок) и, наконец, начинает пахтать сметану. Возьмет соли, завернет ее в тряпку, обмакнет в друзги и бросит в печь. Эта «четверговая» соль употребляется от зубной боли.

В

Водяной дедушка. — Он живет в воде, особенно мутной и возле мельниц, уносит купающихся без креста, а больше всего маленьких ребятишек, в бездонную пучину, где воздвигнуты у него великолепные хрустальные чертоги, окруженные стадами золотых и серебряных рыбок.

Волосы. — Остригая волосы, также и ногти, суеверные люди берегут их в особом месте, и кладут с собою в гроб, веря, что на том свете в каждом их волоске потребуют отчета.

Воробей водяной. — Эта птичка водится в Сибири и в других, прилегающих к ней, местах. Она ныряет в самыя глубокия реки, собирает на дне их мелких водяных червячков и выходит оттуда сухая. Многие уверяют, что если кровью или жиром этой птички, котораго очень немного набрать можно, намазать человеческие члены, то они навсегда будут предохранены от мороза. Суеверы почитают воробьев проклятою птицею, веря сами и уверяя других, что они в то время, когда распинали Христа, опять приносили ко кресту те гвозди, которые ласточки, кравши у римлян, уносили. В наказание за это воробьи имеют на ногах оковы, которых люди видеть не могут, и потому птички эти никогда не переступают, а все перепрыгивают.

Воск. — Из дому своего не должно выносить воску, потому что, как уверяют, пчеловодство от этого будет не прибыльно. Так как в простонародьи утверждают, что разбойники заговаривают ружья, и никакия пуля в таком случае вредить им не можем; то, когда пулю облеиливают воском и стреляют ею, тогда никакой заговор на нее не действует, и разбойник непременно будет убить.

Встреча. — Когда покойник, женщина, девица, свинья или лысая лошадь попадаются первые на встречу, в этот день успеха ожидать не должно; если кто встретится с чем-нибудь полным, т. е. с полными ведрами воды или другим чем — это означает успех в предпринятом намерении.

Ворон в кучу собираются — к ненастью.

Вороны каркают, стаей летают — к ненастью; зимой — к морозу.

Ворон когда прилетит и сядет на кровле дома и будет кричать — то знаменует, что непременно в том доме умереть кому-нибудь скоро должно.

Волк никакого зла не сделает овцам и прочей скотине, если пастух носит при себе имя святого Василия, написанное на бумажке и привязанное на верху его посоха.

В дорогу отъезжай — во Вторник, либо в Субботу.

Воспреемники как друг к другу, так и к родителям младенца становятся в родственные отношения, называют друг друга кум, кума, божат, божатка, крестник, крестница. К крещению божатка приготовляет крестнику рубашку, божат — крестик, или дает денег на крестик. Родильница иногда получает от воспреемника ситцевый платок. В Никольском уезде в день крестин пекут особые пирожки с овсяной мукой, намазанные сверху маслом; они зовутся кстинчики. Беременной женщине нельзя воспринимать младенца: или он умрет, или она не доносит, а если и доносит, то ея ребенок не будет жить.

Вступать с гордым в спор — все равно, что в огонь подкладывать дров.

В старину опоясывали детей ниткой, спряденной невинною девочкой — для излечения от глистов.

Волденка (волнушка) раньше рыжика стала рости — не жди грибов. Если пошел крупный прямой дождь — грибы пойдут рости. (Грибовый дождь).

Вытрясать скатерть за окно до Вознесения — Христа ушибешь; плевать за окно — в него попадешь.

Вода воды ждет, т. е. если роса велика, то будет дождь.

В огонь плевать — пузыри на языке вскочут; также если дунуть на свечку (а надо загасить ее пальцами).

Вихти (стельки) из сапог нельзя вытрясать на таком месте, где ходят: кто перешагнет — у того будет насмока; отлимить от себя насмоку можно обманом; придешь к кому и спросишь: «чего с озера возишь?» а иной с-глупа и скажет — «осоку» — «так вот на мою насмоку высморкаешься», и кинь в него сопли или можно потихоньку намазать сопли на скобу (дверную) суседу; кто возьмется за скобу — к тому перейдет вся насмока.

Волосы и ногти хранить — было в обычае у некоторых суеверов, которые думали, что на том свете придется за каждый волосок отдавать отчет. При расчесывании оставить прядь волос не заплетенною — значит дорога из дому.

Воск из дому выносить самому не должно, так как это убыль пчеловодству.

Голубь в окно влетит — быть пожару, или кому-нибудь умереть; иногда быть вестям.

Вода, которой обмывали покойника, считается верным средством от запоя, но опасным. Даже кормят пищей, приготовленной на этой воде. По этому случаю разсказывается следующая легенда. Одна женщина, чтобы отучить своего мужа от запоя, напоила его водой с покойника. Вскоре он попросил есть. Она накормила его пищей, приготовленной на той же воде. Всю поданную пищу мужик съел с необыкновенной жадностию, а насытится не мог и стал просить еще и еще… Съевши все, что было в доме, он принялся грызть свою жену и с таким остервенением, что соседи не успели сбежаться на ея крики, и она была уже загрызена.

В Кадниковском уезде (Нодима) разсказывают, что на Новый год черт выгоняет коров пастись к устью какой-нибудь речки, и если обойти это место с иконой, то чорт хотя и выскочит и коровы разбегутся, но двух-трех все-таки можно успеть захватить. Коровы эти какия нибудь «хватанныя» или «проклятыя».

В Тройчине Кадниковского уезда есть поверье, что кто желает быть невидимым, тот во время христовской заутрени должен придти в баню и найти там «банника», который в это время обыкновенно спит, снять с него шапку и бежать с нею, как можно скорее, в церковь. Если успеешь добежать до церкви, прежде чем банник проснется, то будешь обладать шапкой-невидимкой, иначе банник догонит и убьет.

Водяной — всегда злобный дух, и его очень опасаются. Без креста никто не решится купаться днем, а ночью и с крестом на шее опуститься в воду в глубоком месте представляет большой риск.

В среде народа вращается масса рукописных молитв, отрывков из евангелия с толкованиями акафистов и разных сочинений мистического характера. В числе этих рукописных памятников особенным почетом пользуется «Сон Пресвятой Богородицы», который можно найти чуть не в каждом доме. Он списывается обыкновенно в тетрадку величиною в осьмушку, так как этот формат удобнее всего для ношения в кармане или за пазухой. Отправляется ли крестьянин в дальнее путешествие, или идет из деревни по делам в город, он обыкновенно прихватывает тетрадку с собою, если же в суд, то сон пресвятой Богородицы берется обязательно, «чтобы судьи были милосливы». Сон Богородицы кладут в изголовье больным. Думают, что тот, кто спишет «сон Богородицы» девять раз и раздаст девятерым, тот будет «свят».

Всякия страшныя и гибельныя явления природы, как выпадение града, ливни, бури, грозы и наводнения, считаются — или наказанием, посылаемым от Бога, или делом дьявола. Во время грозы, например, принимаются разныя предосторожности, но обыкновенно суеверныя. Есть во время грозы что-либо считается грехом; всякия занятия оставляются. Под крышу втыкают освященныя в Троицын день березки для предотвращения удара молнии; снимают иконы и ставят их на окно лицом на улицу; закрывают чем нибудь самовар, чтобы молния его «не увидала»; зажигают перед образами крещенския или христовския свечи; выставляют на крыльцо железную клюку, потому что молния ея боится. При пожаре, происшедшем от молнии, не позволяют кричать, пожар заливают пресным молоком, дробинами из квасника или кидают в огонь сырое яйцо.

Во время пожара, просшедшаго от других причин, затапливают печь в доме соседнем с горящим, веря, что огонь против огня утишит пожар. Также баба, у которой в это время месячныя очищения, обегает три раза вокруг горящего дома, чтобы дьявол не перенес огня на соседние дома. Во время пожара не позволяют ни курить, ни петь, ни свистать. Свистать вообще считается грехом, в особенности в избе, это подражание чертям. «Засвистал, как чорт».

В Тройчине, Кадниковскаго уезда, в ночь на Новый год все члены семьи берут по ложке воды и выносят в холодное место, а поутру смотрят: у кого вода застыла с углублением, тот умрет, у кого ровно или с бугурком — будет жить.

В день Симеона Столпника хоронят мух. Делают из репы гроб, кладут в него муху и закапывают в землю на улице у передняго угла, приговаривая: «муха к мухе идите мух хоронить».

В крещенский сочельник стелют христовскую скатерку, садятся за стол, ничего не говоря, и наблюдают, чтобы на скатерку не упало крошек. Когда отужинают, снимают скатерку и смотрят под стол; там иногда находят три зерна: ржаное, ячменное и пшеничное. Это признак того, что год будет хлебородный. Если нет, то наоборот. Вообще, зерна под столом находят только в благочестивых семьях.

В великий четверг, когда большуха проснется, то будит ребят и велит им кусать пальцы рук и ног сквозь ворот своей рубахи, как это не трудно — для того, чтобы не болели пальцы. Потом берет ведро, идет на колодезь и, принеся воду, опускает в нее серебрушку (монету). Этою водой все умываются. Девушки берут воду и бегут на хмельник «до вороны» (т. е. пока она еще не закаркала) и умываются тут, приговаривая: «как хмель любят добрыя люди, так бы и меня любили».

Вся семья в этот день (т. е. в великий четверг) окуривается, т. е. шагает через горящий на сковороде можжевельник для того, чтобы очиститься от грехов и чтобы весь год не знать болезней.

В Вологодском уезде в великий четверг ходят в лес кричать для того, чтобы не было хищных зверей. Кричат: «волки, медведи из слуха вон; зайцы, лисы к нам в огород!» При этом стучат в сковороды, звонят в коровьи колокольчики и т. п. Также гребутся пальцами в золе в печурке для того, чтобы находить утиныя гнезда (для яиц).

Г

Георгиев день, 23 Апреля. — В этот день непременно должно выгонять скотину в поле. Говорят, что кто в этот день заводит шум, то уверяют, что того непременно убьет громом.

Гром. — Простолюдины говорят, что когда гром гремит, то это Илия Пророк по небу ездит на огненной колеснице и пускает стрелы в прогневавшего Бога дьявола, который тогда старается укрыться, и, обращаясь в разные виды, особливо в младенцев, просит у людей прибежища, но ему нигде нет пощады. Громовая стрела, убив дьявола, уходит в землю, выходит оттуда уже по прошествии трех лет. Она состоит из кремня. В случае колотья ее окачивают водою, которою обливают больнаго. Простолюдины уверяют, что ежели кто часто или всегда ест гнилой хлеб, то будто тот грому бояться не будет. Услышав в первый раз гром, зимою умываются с серебра, чтобы получить белизну и красоту тела, а также и здоровье.

Гусь красный. — калмыки думают, что в этой птице живет злой дух, и потому, когда нечаянно увидят краснаго гуся, то клянут его и отвращают от него лицо свое, как от нечистой птицы.

Глаза свербят, или зуд под глазами — значит, что в тот день плакать.

Галки и вороны, сидящия с криком перед домом, особенно к утру — к худу.

Гул в трубе — душа покойника пришла.

Гроза — милость Божья в прямом и переносном смысле.

Голубь и ласточка — любимая Богом птица.

Губы зудят — к поцелуям.

Глупый всегда громко хохочет, а человек благоразумный — едва тихо улыбается.

Д

Двойни. — У русских простолюдинов рождающиеся двойни предзнаменуют счастие дому, а у калмыков почитается это за величайшее несчастие, и верят, что одному из родившихся непременно должно будет умереть. Тоже самое предсказывают и о родившемся в дурную погоду; но его иногда примиряют с бесами.

Деньги медныя. — Деньги медныя, виденныя во сне, означают слезы.

Дид или дидо. — Бог Славянский, о котором часто упоминается в старинных песнях. Он почитался богом, отвращающим любовь, так как брат его Лель — возбуждающим эту страсть.

Догода. — Славянский зефир. Его почитали богом, производителем тихаго и приятнаго ветра и ясной погоды.

Дождь. — если кто отправляется в дорогу и в то время пойдет дождь, то это означает благополучный путь; и вообще дождь, при всяком предприятии, почитают за счастливое предзнаменование.

Доки. — Так называются в деревнях люди, которые могут отговорить, то есть, отвратить всякое чародейство и порчу, но сами никакого чародейства производить не в силах.

Домовой. — Суеверные люди говорят и даже твердо убеждены в том, что во всяком доме водится чорт, под именем домоваго: он ходит в дом по ночам, в образе человеческом, а когда полюбит какую скотину, то всячески ее откармливает, а когда не полюбит, то скотина похудеет и переведется, что и называется, что она не ко двору пришла. Говорят, что он любимым лошадям заплетает на гриве косы и подкладывает сено, также и мужикам, которых полюбит, завивает бороды. Но беда лошадям, не имеющим счастия пользоваться благоволением его; у них он расплетает и почти выдергивает всю гриву, и как будто бы подбивает их под ясли, отчего лошадь поднимает в конюшне великий стук, иногда же находят ее всю в поту или в мыле.

Когда домовой покажется ночью спящим людям, то смельчаки спрашивают его: к добру или к худу? И он отвечает то или другое, что и сбывается будто бы на самом деле.

Ежели домовой кого не полюбит в доме, то делает ему всякаго рода безпокойства, бросает в него, что ни встретилось бы ему под руки, однакож не попадает, хлопает дверьми, наваливается на спящих, так, что они ни одним членом подвинуться не в состоянии, хотя и сохраняют память; и ежели придавленный им ощупает его мохнатым, то это значит к добру. Перед бедою он воет, даже щиплет до сини, но боли на том месте не бывает; когда же хозяину умереть, то домовой во всю ночь воет.

Вотяки называют домоваго Албаст и Кобольт; последнее название дают ему также и немцы. Он живет в пустых домах, в деревнях, и шалит не только там, но даже и в банях; по этому суеверные деревенские жители сожигают свои ветхия избы и другия строения.

Дорога. — Выезжать на дорогу в Понедельник не должно, потому что, как уверяют она благополучна быть не может, также не предвещает добра, когда перебежит через дорогу заяц или другое животное. Если разстаются с кем нибудь и желают опять скорее с ним увидеться, то должно, при последнем с ним прощании, на возвратном пути домой, оглянуться назад.

Детей отнимать (от груди) в такой день, когда нет св. мученика.

Дождю на «радонницу» (вторник, на Фоминой) не обрадуется.

Чтобы дети мужескаго пола не были трусливы — надобно тотчас по рождению их, дать им в руку шпагу.

Дворовая птица ощипывается — к ненастью.

День Благовещения — суеверы уверены, что в этот день птица гнезда не вьет, а если завьет, то у нея отнимутся крылья и она будет в силах только ходить; а между тем, если в этот день вор что либо украдет, то ему будут на весь год — удачи.

Для облегчения родов, бабка разстегивает ворот рубахи — своей и родильницы, расплетает у нея косу, вынимает серьги из ушей, при родовых муках велит зажечь венчальныя свечи, окачивает водой обручальныя кольца и этой водой поит родильницу; муж же идет к попу и просит отворить царския двери в церкви.

Думают, что если бросить на улицу тряпку, которой перевязался больной, то тот, кто ступит на нее, непременно заразится.

Для облегчения смертной агонии стараются говорить тихо и не шуметь, а больного закрывают чем нибудь белым. — Пока больной не умер, никто не смеет «реветь» (т. е. голосить). Матери плакать об детях грех, потому что «который младенец помер, то это Богу свечка ушла». Ребенок до семилетняго возраста пойдет непременно в рай, а младенец двух или трех лет может даже «поступить в ангелы». — Если умер больной, то и рук не надо, а если маленький, то там с ним водятся. — «Родители не должны плакать по детям, от этого они (дети) уходят глубже, а если не плачут, то возносятся». Но по родителям следует плакать.

Е

Если женщина беременна мальчиком, это признается из того, когда она чувствует, что плод у нее лежит больше в правой стороне; она с удовольствием кушает дичь и даже суровую пищу, и сидя протягивает правую ногу. Но когда девочкой, — то плод у нее лежит в левой стороне живота; она с удовольствием слушает музыку и смотрит на танцы и сидя протягивает левую ногу. (Старинныя женския простонародныя замечания).

Если с утра дождь — то полдня дождь, с полдня дождь — весь день дождь. Если солнце закатывается безоблачно — день будет на завтра ясный. Если в туче дождевой крутая радуга — к ведру, пологая к сильному продолжительному дождю. Пузыри на лужах после дождя — к пущему дождю; или бабочки выскакивают — тоже к сильному дождю. Куры, вороны, галки ощипываются — к дождю. Куры и воробьи купаются в пыли — перед дождем. Кошка свертывается клубком — перед ненастьем. Камни отначивают перед дождем.

Если поперек дороги перебежит заяц — ждет полная неудача, даже лучше воротиться; тоже дурной признак — встретить попа, девку или кошку, а собаку или нищаго — хороший; если у нищаго полная корзина — еще лучше.

Если кто будет съедать каждый день по яйцу или по два, сваренныя в смятку и приправленныя горчицею и будет продолжать это месяца два, тот никогда не будет иметь ни геммороя, ни геммороидальных припадков.

Если во время метения пола обмести ноги парня, — то его не будут любить девки, или ему не найти невесты: невеста будет объезжать.

Если не мытыми руками брать хлеб — будут изжоги.

Если обтирать руки об скатерть, то на пальцах будут заусеницы, или сойдет с ладони кожа.

Если народится много жеребят — травы будут худы и зимою сено будет дорого.

Если во время святок погода стоит пасмурная, снежная, то и во время сенокоса — будет дождливая, сырая и хлеба худы и — наоборот.

Если летом парит в воздухе, как в бане (особенно после дождя) — перед грозой. Ворона ходит разинув рот и усиленно каркает — тоже. Зарница хлеб зорит т. е. — он выспевает.

Если весна холодная — осень будет теплая, потому и поговорка: «сеешь в шубе, жнешь в рубахе». Весна дождливая и протяжная — осень такая же и — наоборот.

Если ночь на Рождество звездная, такая же на Новый год и на Крещение — то летом будет много ягод и грибов.

Если кто сидя к нему (к месяцу) спиною играет в карты — то непременно проиграет.

Если кто перешагнет через дитя, играющаго или ползающаго на полу — то дитя худо рости будет.

Если голубь влетит в растворенное окно в комнату, верят, что это предвещает: или конец жизни кому нибудь в доме, или пожар.

Если хворый ложится на бок лицом к стене — умрет.

Если к дому, где лежит больной. Бабы проторят дорогу — то ему умереть.

Если при соборовании, свечи упадут камлем к порогу — то больной умрет.

Если крошки изо рта валятся — к смерти.

Если сонный отпыхивает — то умрет.

Если ожидают к умирающему священника с дарами, то кладут на столе нож, для острастки смерти.

Если Белаго голубя бросить на пожар — погастнет.

Если пчелы во время суровой погоды в ульях находятся в сильном движении и сильно жужжат, — предвещает хорошую погоду.

Если месяц очень чист и крутые имеет рога, то будет хорошая погода, а если имеет великие и темноватые рога — то надобно ждать дождя.

Если снег идет мелко и редко, то должно ожидать большой и долговременной стужи; когда же идет густой снег и хлопьями, тогда будет теплая погода.

Если в день именин неудачно испекутся пироги — то именинник умрет в том же году.

Если скатерть накрыта левой стороной к верху — есть не наесться.

Если после метения пола остались от веника листья, это признак того, что будут гости.

Если девушка не чисто вымела пол, — у нея будет «корявый» муж.

Если солнце с красною зарею заходит, то следующий день будет ясный.

Если солнце восходит с светлою зарею, то день, также будет ясный.

Если солнце восходит в тумане, — то бывает дождь.

Если каша в печи выплывает из горшка — то случится что-нибудь неприятное.

Ежели кто, выходя из дому и затворяя за собою дверь, сам, или кто другой, прищемит или прихлопнет оными полу или подол платья, то сие значит, что быть назади, то есть, опять возвратиться в тот дом.

Ежели кто, плюя, попадает к себе ненарочно на платье, то оное значит, что иметь ему неотменно в скором времени обнову, или терпеть напраслину.

Ежели кто за столом, положивши первый кусок в рот или пив первую рюмку, — поперхнется, — то сие значит, что кто-нибудь спешит к нему обедать.

Если кто, неся к печке дрова, выронит полено — быть гостям.

Если горящая головешка вываливается из печки — быть гостям.

Если ворон сядет на крышу дома — то будет покойник.

Ежели кто одевшись застегнет пуговицы не по порядку, то верят, что в тот же день быть ему пьяну или битому.

Ежели нечаянно просыплется на столе соль, то в тот день непременно в этом доме будет ссора.

Если кто за столом принужден будет подать другому соль, тот должен в эту же секунду засмеяться или улыбнуться, или бросить в солонку кусочек хлеба и сказать: «хлеб с солью не бранятся», а иначе последует ссора.

Если гуси и лебеди отлетают рано — быть скорой и прочной зиме.

Если в день 40 мучеников — морозное утро, то весной будет еще 40 утренников.

Если в Благовещенье день ясный, — то все лето будет красное.

Если найти камень с дырой и повесить в курятнике, то куры будут целы.

Если первый гром с полудня (с юга) — то грозное лето будет.

Если повесить убитую и засушенную сороку там, где много водится мышей, от сего в короткое время мыши все выведутся.

Если положить несколько пучков сушеных цветов чернобыльника и тысячелетника в такия места, где много водится тараканов и пруссаков, то в короткое время не будет их.

Если кто каждую субботу будет сожигать в печи веник, которым в продолжении целой недели мели пол там, где много водится клопов, утверждают, что в короткое время не будет там ни одного клопа.

Если кто из охотников до употребления редьки или редиски, будет резать ее с низу, а не с верху, ножиком, начиная с ростка, то хотя и много ее употребить, отрыжки редечной не будет.

Если мыши проедят где-нибудь белье, — тому должно опасаться неприятностей.

Если ребенок не по летам умен или очень резв, то думают, что он недолговечен. Широкое темя у ребенка означает, что он живуч, а острое — признак недолговечности. Больших размеров голова вообще служит признаком большого ума, хотя и замечают, что не всегда большеголовые — умные. «Лоб широк, да в голове-то мох».

Если в деревне появилась горячка, то обыкновенно из того дома, где есть больные, не позволяют выходить никому и других туда не пускают, так что остающиеся здоровыми люди чуть что должны умирать голодною смертию. Если же в доме слегли все, то положение этих несчастных становится по истине ужасным. Причиною горячки, как и вообще всех острых заразительных болезней, признается: наказание Божие или «злое поветерье».

Есть примета, что если умерший смотрит, то скоро будет в доме еще покойник. Если умерли двое в один год, то не миновать и третьяго. Думают, что покойник все слышит, пока ему не бросят на глаза земли. — Ели на покойнике был металлический шейный крест, его снимают и надевают кипарисный, потому что Спаситель был распят на кипарисном кресте.

Ж

Жена, заставившая гневливого мужа своего носить при себе кусочек оленьего рога, будет иметь удовольствие видеть его постоянно в добром с собою согласии.

З

Золотая баба. — Богиня некоторых славян. Храм ея стоял при реке Обиго. В руках держала она младенца, называвшагося ея внукою; возле истукана лежало множество музыкальных орудий, от которых в храме повсеместно происходит шум. Она почиталась пророчицею и давала ответы. Никто не смел пройти мимо богини, не принеся ей какой-нибудь жертвы, а ежели ничего не имел, то вырывал у себя волос, подносил его к Золотой Бабе, кланяясь в землю, и этим думал ее умилостивить.

Зубы. — Когда у детей падают зубы, то велят ребенку стать к запечке задом и бросить зуб за печку, с следующею приговоркою: мышка, мышка, на тебе зуб репной, а ты дай мне костяной, веря, что от того зубы растут скорее и без всякой боли.

Закладывая избу, кладут под угол деньги для богатства, шерсть — для тепла, ладон — для святости.

Заговенье. — Суеверныя женщины в заговенье не шьют и верят, что от этого непременно сделаются заусеницы или ногтоеда неизлечимая.

Забыть гробовую крышку в том доме, откуда вынесли покойника, значит — быть в том доме другому покойнику в скором времени.

Звук церковнаго колокола в вечернее время бывает яснее или слышнее перед хорошей погодой. Если в летнее время вечером крикнуть в поле и происходит эхо — то следующий день будет хороший.

И

Изурочить. — Кто кому вдруг подивится, или скажет: слава Богу, здоровенек! И тот похудеет или занеможет, про того говорят, что он изурочил, что у него слово худо, а если кто поглядит только, и от того человек или скотина захворает, про того говорят, что он сглазил, что глаз у него не хорош, дурен, изурочлил.

Икать. — Если кто икает легко, то верят, что его в это время кто-нибудь поминает, а если тяжело, то его бранят.

Икнулось — по добру ли вспомянулось?

Икать тяжело — быть обругану, легко — помянул кто-нибудь.

Икона упадет — к покойнику.

К

Каша. — Когда варившаяся в печи каша выйдет на поверхность горшка и эта выпуклость будет иметь наклонение в зад печи, то это предзнаменует счастие и изобилие, а когда будет обращено к устью печи, то предвещает хозяину разорение дома и бедность.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Несколько заметок о народных русских былинах, изданных в «Известиях Императорской академии наук по отделению русского языка и словесности»[173]

Из книги Мифы славянского язычества автора Шеппинг Дмитрий Оттович

Несколько заметок о народных русских былинах, изданных в «Известиях Императорской академии наук по отделению русского языка и словесности»[173] Появились три новые былины про Владимира и его богатырей, — былины, записанные из уст народа и носящие в себе несомненные


4. Дальнейшие замечания о Народных праздниках

Из книги Сексуальная жизнь в Древней Греции автора Лихт Ганс

4. Дальнейшие замечания о Народных праздниках Праздновавшиеся по всей Греции Афродисии (Aphrodisia). несомненно, не пользовались признанием со стороны государства, но тем более были любимы народом. Как показывает их название, первоначально это были праздники, справлявшиеся в


Художественная природа русских народных картинок

Из книги Статьи по семиотике культуры и искусства автора Лотман Юрий Михайлович

Художественная природа русских народных картинок Одним из основных препятствий при определении художественной природы русского лубка является устоявшийся взгляд на это глубоко своеобразное явление сквозь призму жанрового деления искусств, активно функционирующих в