Леший

Леший

Леший — он может также носить имена лесовик, лешак, лесной дедушка, лесной житель, лесной хозяин, лес праведный — один из наиболее значительных персонажей этого рода [152]. В отличие от дома, который считался «своим», человеческим владением, лес воспринимался как опасное и чуждое человеку пространство, одно из воплощений иного мира и место скопления нечистой силы. В лесу человека подстерегали русалки, туда заговорами ссылали болезни («в темные леса, на высокие горы»), в лес попадали дети, проклятые родителями. В лесу могут обитать и души умерших — в некоторых северорусских быличках ребенок, вернувшийся после блуждания в лесу, рассказывает, что там его водили умершие дедушка и бабушка [153].

О происхождении лешего не сохранилось таких четких представлений, как о домовом. Однако достаточно часто поверья указывают, что лешими становятся проклятые люди, умершие некрещеными или обмененные нечистой силой дети — другими словами, «заложные» покойники. В одной из русских быличек леший заявляет: «Я такой же человек, как и все люди, на мне только креста нет, я проклят, меня мать прокляла». В некоторых местах леших даже называют так же, как и проклятых, — диконькие мужички, дикари, полуверцы .

Отношение к лешему в народе двойственное. С одной стороны, его причисляют к нечистой силе и даже иногда путают с чертом. С другой, поверья часто противопоставляют его «настоящим» чертям: его цель не загубить человека, а наказать (в том числе и смертью) только тогда, когда человек нарушает правила поведения в лесу. Его шутки неприятны, но, как правило, не смертельны: он сбивает с дороги путников или пугает хохотом и хлопаньем в ладоши, но в то же время помогает набрать грибов, ягод, найти дорогу, если человек его об этом попросит. В Полесье об этом рассказывают так.

Пошла по ягоды женщина, и она отошла от корзинки. Вернулась туда — нет корзинки. Ходила, ходила она: «Вот, кажется, вот здесь оставила корзинку». И собака была с ней — и собаки нет, и корзинки нет. А она говорит: «Лесной хозяин, покажи мне, где моя корзинка!» Так она сказала. Туда-сюда крутанулась, смотрит — и корзинка ее стоит, и собака лежит.

Леший, как и другие духи-«хозяева», даже может вступить в драку с чертями, помогая человеку.

Облик лешего обычно указывает на его потустороннюю природу и связь с деревьями. Его нередко представляют обросшим еловой корой.

В одной деревне были Святки, а там есть лешева тропа рядом с деревней. Один раз там было гостьбище, все веселятся, пляшут. А в одну избу, там гулянка была, зашел леший. Его и не заметили. Он зашел, голову на воронец положил и хохочет. Сам весь еловый, и руки, и голова. Тут его все заметили. Испугались все, а он пропал.

Часто лешего представляли в виде обыкновенного мужика или старика с белой бородой, одетого в привычную крестьянскую одежду: кафтан, армяк, балахон, лапти, сапоги, колпак, шапку из лоскутьев, а в поздних быличках ему приписывают современную одежду — шляпу, кепку, ботинки. Но какие-нибудь черты или детали и цвета одежды обязательно подчеркивают его потустороннюю природу: у него медный колпак, правая пола кафтана запахнута за левую (не так, как принято у мужчин), левый лапоть надет на правую ногу, а правый на левую, а когда он садится, всегда закидывает левую ногу на правую. В некоторых областях России полагали, что лешего можно узнать по тому, что он никогда не носит пояса — ведь пояс, как и крест, в народной культуре считается признаком крещеного, «нормального» человека. Одежда у лешего бывает только четырех цветов — белого, красного, черного или зеленого. В быличках часто говорится, что у лешего нет бровей и ресниц, а глаза белые или свинцово-синие, выпуклые и никогда не смыкаются, или же правый глаз неподвижен и больше левого. Волосы леший зачесывает налево, на макушке у него красная плешь, на руках и ногах — кривые когти, у него нет правого уха, а сам он не отбрасывает тени. У лешего синяя кровь, и от этого сам он синюшный. Иногда лешего представляли как нагого, косматого, заросшего шерстью человека. Белорусы считали, что леший имеет сплющенное, ребром вперед, длинное лицо, длинную клинообразную бороду, у него один глаз и одна нога, причем пяткой вперед. В руках он обычно держит кнут, батог, дубинку или кошелку. Леший часто показывается людям в виде знакомого или родственника. В некоторых местах Русского Севера полагали, что при встрече с человеком, у которого в семье есть мужчины, леший принимает вид мужчины, а если у человека в семье одни женщины, леший показывается в виде женщины или старушки. Поскольку при встрече с человеком леший часто прикидывается обычным мужиком, то чтобы понять, с кем имеешь дело, нужно посмотреть на него через правое ухо лошади — тогда увидишь его истинный облик.

Характерная черта лешего — его способность изменять свой рост. Он может быть и обычного человеческого роста, но вдруг возьмет да подымется вровень с верхушками самых высоких деревьев или сделается ниже травы. Лешему, как и всем представителям нечистой силы, присуще оборотничество — он может превращаться в любого зверя и любую птицу, которые водятся в его владениях (чаще всего — в зайца, белого волка, медведя, филина), в дерево, куст или гриб, а также прикинуться каким-нибудь домашним животным — петухом, поросенком, собакой.

Я пошел утром в лес, да устал и на сопку лег. Лежу я, и словно в сон меня кидает. Вдруг кто-то меня за руку схватил. Я гляжу — а он стоит, шапку с меня снял, а руки у него, как вода студеная, борода — как мох, большущая, белая, а нутро у него так и гудит, словно ветер, а он меня манит. Я крест ему показал и сказал: «Хожу по лесам, по кустам, по мхам, по болотам… куда ни хожу, никогда не блужу … а тебе, лесной хозяин, покорность отдал, от меня, раба, отшатнись, в березу обернись». Два раза сказал, он и пропал, гул пошел по лесу, а вижу — гриб стоит и трепыхается, а он в гриб обернулся. А он и в лист обернется — ему все равно.

Вот пугало у нас раньше на Поклоннице (горе), где пионерский лагерь, там лес раньше был… И в образе солдата встретится, в образе человека, человека с копытами, священника, в образе ребенка может встретиться леший, в любом образе.

Появлению лешего обычно сопутствует вихрь или резкий ветер и шум деревьев. На Русском Севере об этом говорят так.

Когда леший из лесу выходит, так у тебя все волосы на голове задрожат. Чем он покажется? Бывает, покажется в красной рубахе — мужчиной, а бывает, покажется вот такой собакой. А бывает так, что не покажется. Ветер хлещет, а где — Бог его знает.

А как ветер, вихорь, так это уж самый леший. Вот здесь позапрошлый год такой был ураган, крыши сняло, а град с маленькое яичко был. А где он шел, этот вихрь-то, да столько лесу навалило. Все сосны вповалочку леший-то выворотил.

Леший обитает во всем лесу, однако больше всего любит коряги, вывернутые с корнем деревья, лесные избушки, глухую чащу.

Считалось, что обычно в каждом лесу живет один леший, но большой лес может быть поделен между несколькими лешими: у каждого собственный участок. Старшего над всеми называли лесничий . Белорусы полагали, что кроме «обычных» леших, существуют еще пущевики — хозяева пущи, огромного девственного леса. Пущевик — косматый, весь заросший мхом, ростом с самое высокое дерево — обитает в самой чащобе и губит людей, которые осмеливаются туда проникнуть. В русских заговорах главу леших называют Мусаил-лес. В некоторых районах Русского Севера верят в лесного царя, который носит имя Честной леса. Ему подчиняются лешие помельче — лесовики, боровики и моховики. Лесовики среди них самые рослые, моховики — самые маленькие.

Поверья часто рассказывают о пристрастии лешего к девушкам и женщинам, которых он похищает из домов или заманивает к себе в лес и берет в жены. Детьми лешего становятся похищенные до крещения младенцы, их часто называют лешевики. По другим поверьям, жены леших — это существа одной с ним природы: лешихи, лесовки или лесовихи . Они похожи на обыкновенных женщин, только ходят с распущенными волосами и вплетают в них зеленые ветки. Лешихами становятся души загубленных лешим девушек, которых прокляли родители. По ночам они качаются на деревьях, а на рассвете уходят под землю.

Леший сторожит лес и безраздельно распоряжается всем, что в нем есть. На Русском Севере об этом рассказывают так.

Хозяин грибов, мха есть. Хозяин везде должен быть. Он вроде бы выйдет такой старичок старенький, выйдет из-под корня или с земли, окрикнет мальчишек: «Зачем так делаете неладно!» — если они грибы неправильно собирают. Это лесовой хозяин, он бережет, сторожит лес.

Леший охраняет лесных зверей, он начальник над всеми волками. Часто его называют волчьим пастырем, потому что он пасет волков, словно овец. Он перегоняет с места на место табуны зайцев, волков, белок, а также полевых мышей и крыс. В народе миграцию большого количества этих животных объясняли тем, что леший одного леса проиграл в карты соседнему лешему стадо зайцев или белок и теперь гонит их отдавать долг. Леший часто сидит на дереве или пеньке, плетет лапти, строгает клинки из дерева или занимается другими поделками. Любит он и погреться у костра, разведенного в лесу людьми, но если разозлится, может и затоптать огонь.

В лесу есть дед такой и у него баба Марина. Он — хозяин леса, буйный, губы великие, нос большой, сам огромный. Борода по пояс, борода и усы. Люди поехали в лес. Сели у костра. Дед вышел к ним, а люди стали кидать в него головнями. Он губами здоровыми как дунет — головни разлетелись. Одежда у него оборвана, а вечером одежда у него блестит. Баба его — как бабы по-старому одевались: андарак (белорусское название юбки. — Авт. ) красный, фартук, жилетка такая — черные и красные, бывало, шили. Платок носит под бороду. Не трогай их, и они тебя не будут трогать.

Леший опасен для человека и чаще всего вредит ему. Его излюбленное занятие — сбить человека с дороги, завести в чащобу, водить кругами по одному и тому же месту, заставляя блуждать в течение многих часов. Леший морочит пришедшего в лес бесконечным разговором и глумится над ним: прячет шапки и корзины у тех, кто пришел по грибы или ягоды, укладывает их спать на муравейник, заставляет залезть на дуб, заводит в болото, под видом чарки водки подносит еловую шишку, снимает с телеги колеса.

Особенно часто это случается с теми, кто идет в лес, не благословясь, без креста или забудет «попроситься» у лешего. «Просились» следующими словами: «Хозяюшко, помоги мне ягод найти и не заблудиться». Ни в коем случае нельзя ругать человека, особенно ребенка, идущего в лес, словами «Понеси тебя леший», и вообще вспоминать лешего, находясь в лесу, — в этом случае леший получит доступ к ребенку и может завести его в чащу или навсегда оставить у себя. Чтобы этого не случилось, мать должна сама проводить детей, идущих в лес, благословением, положить на пень кусок хлеба, завернутый в тряпочку, и сказать: «Царь лесной, царица лесовица, прими ты наш подарок и низкий поклон и прими ты моих малых ребят и отпусти их домой…» Считалось, что заблудиться в лесу может и тот, кто случайно попадет на «худой след» — любимую тропу или дорогу лешего, которую в народе называли «лешачьим переходом», или «лешевой тропой». Обречен на блуждание в лесу и тот, кому леший пересечет дорогу или кого леший «обведет», то есть отнимет память. Находясь в лесу, надо всегда помнить первое слово, произнесенное при встрече со случайным прохожим. И вот почему: если этим прохожим был леший, он обязательно спросит: «Помнишь ли заднее слово?» И если человек не вспомнит, леший заберет его с собой. Лесное эхо — это голос лешего, поэтому в лесу без особой нужды не стоит кричать и тем более передразнивать эхо, а также откликаться на незнакомый голос — этим можно вызвать лешего. Леший не переносит, когда свистят в лесу, и сурово наказывает свистуна — он может прийти в село вслед за свистящим человеком и выбить у него в хате все стекла.

Для того чтобы сбить человека с дороги, у лешего есть несколько излюбленных приемов. Подойдя к человеку, собирающему грибы или ягоды, он принимает вид знакомого или родственника и, обещая показать самые грибные или ягодные места, заманивает в чащу. Часто он прикидывается ямщиком и предлагает подвезти идущего по лесной дороге, а в результате человек оказывался в чащобе, на краю лесного оврага или в другом непроходимом месте. А то еще леший позовет человека по имени, подражая голосу кого-нибудь из знакомых, и таким образом заманит в глубь леса.

Рассказы о лесном хозяине, сбивающем человека с дороги, встречаются в северорусских житиях святых XV–XVII веков. В житии Евфросина Псковского (XV в.) об этом рассказывается так:

Некогда святой Евфросин пошел в уединенную обитель, стоявшую отдельно от монастыря, и повстречал дьявола, принявшего образ знакомого пахаря, который изъявил желание пойти с ним. Дьявол шел быстрой походкой и все время забегал вперед. Всю дорогу он занимал преподобного разговорами, поведал блаженному о недостатках в доме и о напастях, которые он терпел от некоего человека. Святой начал учить его о смирении. Святой увлекся разговором и не заметил, как заблудился. Он не мог узнать место, где находится. Его спутник вызвался проводить его к монастырю, но еще больше сбил с пути. День догорал, наступил вечер. Святой встал на колени и начал читать «Отче наш». Его проводник начал быстро таять и стал невидимым. А преподобный увидел, что он находится в непроходимой чаще на круче горы над пропастью4.

О том, как леший водит людей, повествует множество быличек, причем как старинных, записанных в XIX веке, так и современных.

Пошла я утром в лес за грибами, а батька мне кричит: «Ты чего хлеба не берешь в лес?» А я не брала, потому что думаю: домой приду после грибов, я дома пообедаю. Пошла я в лес. Только иду и думаю: словно лес не тот, тропочки нет, все омшара (низменное, покрытое мхом место. — Авт .), а я все иду, и все не по пути. Значит, сама не ведала, куда иду: здесь омшара, там трясина. И поняла я, что леший меня крутит. Измучилась я, и поесть ничего нет. Только я это подумала, вижу — старик. Я испугалась, стала креститься, а он в пень обернулся, такой пень старый… Я опять креститься стала. Слышу — коровы заревели, я в ту сторону из лесу вышла, да лес-то весь невелик, а это леший, он спутал меня да водил по омшаре.

У нас был Яша Штормин. Вот ушел по грибы и потерялся. Вот его искали, искали… на четвертый или пятый день обнаружили, нашли на скале. Сидит наверху. Как он туда?! Ну тот так рассказывал: попал мне дед какой-то, дед, дескать, повел меня. «Пойдем, — говорит, — я вот тебе натаскаю грибов». И вот шел, шел я с ним, с этим дедом. И вот потом, говорит, этого деда не стало. Я, говорит, гляжу — кругом скала. Никак не могу слезть с этой скалы. И вот его на пятые сутки сняли.

А вот бабушка Кошариха у нас все время лечила. И вот я прихожу к ней, когда сын Алексей заболел, вечером. Она говорит:

— Нет, не пойду.

— Да ты что, Александра Андриановна? Да сходим. Вот такое дело.

— Нет уж, я боюсь.

А потом девки ее говорят:

— Да ты что? Это же дядя Федот. Ты что, боишься его?

Она потом и стала рассказывать, дескать, вот какой случай был:

— Приходит Николай Николаевич Прокудин и приглашает: «Пойдем, у меня старуха заболела». Прямо Николай Николаевич. Ну, идем, идем, разговариваем. Я говорю: «Да как долго!» Они там на углу жили. Я и говорю: «Да как долго!» Он говорит: «Ну, постой!» — и никого не стало. А я смотрю — оказалось, в воде стою. — Он ее на Косой брод увел. В воду ее завел до пояса и скрылся. — Вот я давай молитвы читать. Смотрю: звезды, река. Куда идти? Где берег? Так и простояла до рассвета.

Лесной человека по лесу водит. Нас лично водило вот здесь, в поле. Ходили два часа, в болото выходили. Выйдем на тропинку, придем, идем-идем — теряется тропинка. Приходим — то болото, то овраг. Повернешься — в болото придем, постоим, придем, пять раз в одно и то же место возвращались. Так бродили два часа. Когда блудили — одежду надо выворачивать.

Леший людей не ест, только уводить может. Заведет, заблудит, потом отпускает, если вспомнишь Бога. А ты его и не увидишь, а он тебя видит. А у меня свекор, бывало, говорил, что видел лешего — как старик. Ну потом ушел, загоготал и все. Вот пошла ты в лес — благословясь, перекрестясь, вот и иди.

Почему блудят-то? Это леший покажется, вот и ведет. Лешаков не лешакают, их матюкать надо, они матюков боятся. Муж по лесу шел, видит старичка, а он первый раз видит его. Подумал, что из другой деревни. Старичок говорит: «Давай посидим». Выпили они, а ни старика, ни чашки, ни водки нет. А это леший ему представился.

Если человек из-за шуток лешего теряет дорогу в лесу, он как бы попадает в иной мир, и чтобы вернуться домой, он должен снять с себя всю одежду и надеть ее заново наизнанку, рубаху переодеть задом наперед, а нательный крест перевернуть с груди на спину. На ногах меняли обувь — левый сапог надевали на правую ногу, правый на левую, шапку поворачивали задом наперед. И обязательно читали молитву, а лучше всего 90-ый псалом («Живый в помощи…»).

Зато дети, уведенные лешим, обычно не жаловались на плохое отношение, напротив, они рассказывали, что леший, имевший вид седого старичка или какого-нибудь их родственника, был с ними добр: приносил еду, баловал лакомствами, заботливо укрывал от холода. Чтобы возвратить унесенных лешим детей, на перекрестки дорог клали относы, угощение лешему: кусок сала, горшок с кашей, блины. Еду заворачивали в чистую тряпку с красной ниткой, кланялись на четыре стороны, не крестясь, и говорили: «Честной леса, просим тебя, умоляем тебя, нашу хлеб-соль прими, а нашего родного возврати».

Леший, недовольный тем, как ведет себя человек в лесу, может наслать на него болезнь, напугать до полусмерти, заморочить видениями. В этих случаях также нужно принести ему в дар яйцо или другую еду. Если кто подцепил в лесу болезнь, он отправлялся в лес, клал в левую руку яйцо и произносил следующую молитву: «Кто этому лесу житель, кто настоятель, кто содержавец, тот дар возьмите, а меня простите во всех грехах, во всех винах, сделайте здравым и здоровым». Яйцо оставляли на перекрестке. Чтобы леший не пугал человека, нужно было отвесить ему двенадцать поклонов на все четыре стороны, но не креститься и сказать: «Лес честной, царь домовой, хозяин большой, прошу я вас с хлебом с солью, с белой рубашкой, с красной рубашкой, с низким поклоном, простите, благословите».

Чаще всего с лешим приходилось сталкиваться охотникам. Без договора с ним охотник не только не мог рассчитывать на добычу, но и подвергал себя серьезной опасности — в лучшем случае он оставался без добычи, в худшем его ждала смерть. Охотник мог получить от лешего «особую статью», то есть заключить договор на определенных условиях, например, не брать дичи больше, чем разрешено, приходить на охоту в определенные дни или еще что-нибудь в этом роде. В противном случае леший мог исхлестать охотника верхушками деревьев, наслать на него болезнь или даже паралич. Зато охотнику, заключившему договор, леший загоняет в силки дичь и подводит прямо под выстрел множество зверей, причем так, что они не могут сдвинуться с места, и охотник стреляет на выбор. Охотникам и лесникам часто приходилось ночевать в лесных охотничьих избушках, которые также находились под покровительством лесного хозяина. Перед тем, как зайти в такую избушку на ночлег, полагалось попросить у лешего разрешения: «Пусти, хозяин, не век вековать, а одну ночь ночевать». Если этого не сделать, леший всю ночь будет пугать человека звуком шагов, завыванием, хлопаньем в ладоши, пока не выгонит из избушки.

В тех областях, где скотину пасли в лесу, договариваться с лешим приходилось и пастухам. Чтобы сохранить стадо и уберечь его от лесных зверей, пастух должен был вызвать лешего и заключить с ним специальный договор. Для этого пастух шел в полночь в лес и призывал лешего, а тот являлся, сопровождаемый сильной бурей, шумом деревьев и свистом ветра. Считалось, что вызвать лешего можно словами: «Приходи завтра», иногда советовали, сняв шапку, кланяться и просить: «Лесной князь, выйдь сюда, помоги моей беде, сам удружу». Существовал и более сложный ритуал: в ночь накануне Ивана Купалы нужно было пойти в лес, срубить осину так, чтобы она упала вершиной на восточную сторону, и, стоя на пне срубленной осины, посмотреть себе между ног и сказать: «Дядя леший, покажись не серым волком, не черным вороном, не елью жаровою, покажись таким, каков я есть». Иногда пастух, вызывая лешего, предлагал ему красное яйцо: «Иди, покажись, так яйцо дам красное». За сохранение скотины леший старался запросить с пастуха как можно больше — иногда несколько коров со стада, но пастух не соглашался, и обычно леший выторговывал себе одну, но лучшую корову. А опытный пастух мог заставить лешего служить всего за два яйца. Однако договор пастух должен был держать в строжайшей тайне, иначе леший мог расправиться с ним.

По договору леший не только не препятствовал пастуху, но иногда и сам обязывался пасти скотину, так что пастух мог вообще не ходить в лес. За эти услуги пастух также жертвовал корову, но еще принимал обязательства: не есть красных или черных ягод, не собирать грибов, не стричься и не бриться, не здороваться ни с кем за руку, не вступать в супружеские отношения с женой, не играть на гармошке, не перелезать через изгородь или еще что-нибудь подобное. О пастухе, вместо которого стадо пас леший, говорили, что он «пасет лесом». Набор запретов, которые пастух должен был соблюдать, а также заговор на благополучие скотины, который должен был иметь каждый пастух, на Русском Севере называли отпуском , или статьей . Входя в лес, пастух говорил: «Праведный лесной, помоги сохранить мне мое стадо от ветра буйного, от зверя лютого».

Раньше у пастухов был отпуск. Чтобы скотина ходила, чтобы ни волк, никто не заходил в стадо. У них какие-то слова были, у пастухов. Они с лешим говорили. Выйдет на дорогу — он с ним и говорил, с лесным.

Иные пастухи пасут лесом. Лесом — так лесной пасет, а они только выгоняют. Раньше у нас в Пронине пастухи все пасли — они не ходили в лес сами, выгонят на улицу, коровы уйдут. А они сядут на забор с той стороны, откуда коровы должны прийти, затрубят в рог, и коровы — как по струнке — идут домой все.

А раньше-то у нас здесь пастух был. У нас здесь гоняли коров. Так он придет, отгонит в лес, а обратно он никогда за коровами не ходил. Он на землю ляжет и кричит: «Коровушки, идите домой!» И коровушки все идут. Он коров только отгонит, он их не пас. А уже вместо него хозяин лесной пас.

За нарушение договора леший сурово карает пастуха: стадо перестает его слушаться, а лесные звери начинают нападать на скотину. А если пастух провинился серьезно, леший мог искалечить его, к примеру, выбить глаз.

У нас два пастуха пасли по соглашению с лешим. У них такие отпуска были, что нельзя с женой спать. Они с женами поспали, так их леший выхлестал. А такие отпуска были, что нельзя спать. А к другому пастуху приехал гость, а он пьяный напился, с гармошкой по деревне походил. Наши оба запольских пастуха. Да леший их обоих налупил. Один из них все с нами жил. «Что у тебя, Тимоша, болит?» — «А, не говори, девушка, меня так выхлестал лесной, так не могу. Три года пас, так не прикасался к жене, пас хорошо, а тут выдумал, так он мне и дал». А второму пастуху за гармонь леший дал.

Не нарушишь отпуск, так не задерет зверь скотину в лесу, а нарушишь — так и на скот может напасть, может и тебя леший наказать. Например, я у дяди запомнил. Он пас с моим братом со старшим, так я пришел брата проведать, а они пасли вдвоем. А у дяди-то в рожке отпуск-то, а ведь я не знал, что рожка не надо брать. Стали тут закусывать, а рожок-то тут у сумки лежит, а я схватил, забегал сразу. «Петро, что ж ты сделал». — говорит брат. И вот потом скотинка какая пришла из леса, а какая не пришла.

Впрочем, за такие прегрешения пастух мог вымолить у лешего прощенье, встав в лесу на колени, повинившись и принеся подарок: хлеб, мелкие монеты, стопку водки и оставив их под кустом.

У каждого пастуха свой отпуск. Одному бриться нельзя и ягод нельзя есть черных. Красные-то можно есть, а черных не надо. Вот у нас тоже ребята пасли. Сначала пас старик, а он заболел, ребята стали пасти вместо него. Этот старик сказал: «Вы, — говорит, — не ешьте ягод, а то как станете ягоды есть, так, смотрите, худо вам будет». Ну а ребятишки есть захотели, да взяли, поели ягод-то. А на второй день как гонят скот в лес ребята — что сотворилось! Такой шум поднялся, да все деревья клонит до земли, и коров-то всех леший обратно повернул, и всех выгнал оттуда. Ну, ребятишки испугались и убежали. А потом пришел старик и говорит: «Вы зачем телушек-то отпустили?» — «Так и так, Коленька ягод поел». Ну, вот и поел. А потом старик наладил, так они допасли. Наверное, договорился с лесным. Он с лесным пас, с лесным и договорился.

Если же пастух нарушал главное обещание — отдать лешему корову — ему грозила неминуемая смерть. В жертву лешему обычно назначали ту корову, которая в день первого весеннего выпаса первая входила в лес или последняя покидала загон. Такая корова непременно пропадала в течение лета — она или терялась в лесу или ее задирали звери.

Ну, с лесным раньше пастухи знались, так говорили, что у тех, кто с лесным знается, лесной выбирает из стада самую лучшую скотину. Ну, он забирает, закрывает ее, она так в лесу и остается, она зайдет в такое место, что ей не выйти. У нас все время пас Игнат. Он пас лесом. И вот знаешь, ведь с лесным надо тоже рассчитываться. А лесной взял и выбрал у него корову-то от сирот. Тут вот рядом соседка была, а у нее двое детишек. А лесной-то взял и эту корову выбрал от сирот, от бедных, а не от богатых. Пригнал пастух коров, а этой нет. Эта женщина пастуха спрашивает: «Где, Игнатий, моя корова? У меня коровы нету». Так он сходил и пригнал. Он пригнал эту корову, которую лесной себе выбрал, не отдал эту корову лесному. А надо было отдать — отдал бы, живой остался. А он не отдал, так его старуха рассказывала: «Двери ночью открыло, среди ночи все стены исхлестало в избе». Леший его захлестал. И он умер. Два дня спал, а на третий умер.

Есть, конечно, в лесу есть хозяин. Вот скот пасут, ведь скот раньше пасли в лесах, в пожнях, ведь далеко ходили, за двенадцать километров гоняли скот. С отпусками, конечно, есть такая книжка у пастухов. Называется — отпуск. Сама видала — у нас дедушка пас коров. А тут у нас один пастух умер. У него был такой отпуск, чтобы через два года на третий нужно отдавать лесному лучшую корову из стада. Такой закон. Ну, он знался с хозяином-то лесным. И вот по соседству-то была у соседки корова лучше всех. И она пошла первая, повела хозяйка лесная корову, а пастух не пустил, не отпустил корову. Пришел домой — и ночью его леший задушил. Давно это было, годов тридцать назад.

У одних пастухов божественный отпуск, у других — лесной. Он пас лесным. Раз пас лесным, значит, надо отдавать одно животное. Вот как это делалось: при первом выгоне скота весной такой загон делают. Пастух кладет жердину, а под нее пояс, свой пояс, веревочку какую-нибудь, которую он потом все лето носить будет. Потом он обходит стадо и заговор читает. Ну а потом, когда обойдет, пускает через пояс коров из загона, чтобы все коровы через пояс переступили. Ну и отмечает какую там корову — третью или девятую. Если девятая, так он ее лето пропасет, а осенью она не придет. Ищут, ищут, а чего искать, он-то знает, что она отдана лесному. Ему тоже нельзя не отдать. Вот тут мужик пас и не отдал. Корова-то прошла девятая, а он ее, корову-ту девятую не отдал, потому что она была соседова, с которым они винишко вместе пили. Он осенью не отдал этой коровы, а бросил наотмашку коровий колокольчик. Так потом он пришел чуть живой — его леший верхушками деревьев отхлестал.

На Русском Севере верили, что, забирая себе обещанную корову, леший особым образом «закрывает» ее, как бы окружает незримой, но прочной оградой, из-за которой сама корова не может выйти и, когда съедает вокруг себя всю траву, умирает от голода. «Закрытая» лешим корова невидима для окружающих, даже если она находится на совершенно открытом месте, вблизи деревни. Леший уводит и «закрывает» не только тех коров, которые ему положены по договору с пастухом, но и тех, которые был обруганы своими хозяйками, сказавшими в недобрый час: «Леший тебя побери!» Чтобы вернуть такую корову, обращались к «знающим» людям — колдунам и колдуньям, умевшим вызывать лешего. Лешего просили: «Батюшко-хозяйнушко лесной, как шутишь, так и открой коровушку». Колдун встречался с лешим и узнавал у него, где искать пропавшую скотину. Об этом существует множество быличек.

Леший может показаться любому. Очень может показаться. У нас был старик, он ходил к лешему. Потеряет кто корову, вот он и пойдет, рубаху вывернет наизнанку, ворота откроет, ну и вызывает. Как — не спрашивали. Он говорит: «Вы думаете, легко лешего вызывать?» Говорит — прежде, чем ему выйти из лесу, такой ветер сделается, что тебя с ног сбивает. «А вот я стану спрашивать, а у самого голос дрожит». Бывало, ему скажут, что коровы уже нет живой. Он знает какие-то слова, раз ходит, знается с лешим. Леший, бывало, покажется человеком, бывает, покажется собакой, а говорит по-человечески. То скажет: «Корову ищи завтра в таком-то месте. Корова закрыта. Идите во столько-то часов и корову найдете».

Вот раньше я жила у мамы в деревне. В той деревне был старичок. Вот потеряется корова или лошадь, а не известно, куда она ушла. У нас у самих лошадь была пущена. Ходили, искали — нету. Мама говорит отцу: «Сходи к Степе». А это Степа Ваганихин, старик. Мать пошла. Он говорит: «Давай, Аксинья, я не с ночи, а с утра тебе скажу». Он с лешим знался, с лесным. Говорят, что он в лес ходит и вызывает. Так он ходит, наденет навыворот портки, кальсоны, рубаху, ворот расстегнет, волосы все растреплет. Ну — к лешему идет. Там он, в лесу выходит. Говорит: «Страшно, стоишь вот так, трясешься». Лошадь нашли. Потеряется корова — к нему идут. Ну, он скажет: «Корова ваша закрыта, у пастуха такой отпуск. Была закрыта, но корова живая. Через трое суток только найдете корову, раньше не найдете. В таком-то месте».

Лесной корову закрывает. Вот хозяйка пошла доить, корову назвала худым словом, проклятым, вот корова после этого домой и не пришла. Нельзя худым словом называть. Нашли ее потом, открыл уж лесной — так одна земля вокруг осталась, а травки нисколько. Я сама на этом деле погорела. Мы пасли с отцом. И одна старуха держала корову, выпустила, да корова ходила, корову видели, пригнали коров — этой нету. Мы пошли искать, неделю ходили, искали, а потом отец мне говорит: «Иди вот к той старухе (которая могла вызывать лешего), сходи и в ноги пади». Хозяйка коровы сходила к старухе, она указала. Мы пришли — ходили неделю мимо коровы, а корова в ручье лежит, а кругом все вытоптано. Это, говорят, лесной ее закрыл.

Колдун мог не браться за дело сам, а лишь объяснял хозяину коровы, как узнать у лешего о ее судьбе, и указывал, в каком виде леший покажется человеку (в виде солдата, старушки, родного дяди или еще каком-либо). Для встречи с лешим нужно было пойти, не оглядываясь, на перекресток лесной дороги, оставить там два яйца и спросить первого попавшегося навстречу человека (а это и будет леший), где искать корову. В одной из северорусских быличек рассказывается, как хозяйка пропавшей коровы под руководством колдуньи вызволила ее от лешего.

У нас вот в этой деревне жила женщина со свекровью. Так, корова-то ходила во дворе весной, выскочила да побежала. А вслед за ней эта женщина побежала. И не могла догнать и сказала: «Понеси тя леший!» А корова до леса добежала. Скрылась, нигде найти ее не могли. В другой деревне была старушка, она знала, вызывала лесного. И вот она его вызвала, а потом сказала женщине: «Ты пойдешь по дороге, тебе встретятся два солдата. Она, эта нечистая сила, превращается в человека. А ты спроси: «Ребятки, не видели ли коровушки?» А женщина пошла по дороге, доходит до леса-то, тут поднялся такой шум, крик, да так звонко — лес весь говорит. Траву к земле клонит. «У меня, — говорит, — волосы дыбом встали, да я из лесу убежала». Так корову-то и не могла найти. На следующий день ее старуха спрашивает: «Ты что не спросила у ребят?» — «Да постыдилась. А они как прошли мимо меня, так захохотали». А потом эта старушка вызвала лешего в образе брата свекрови: «Подойдет к тебе дядя Тимоша, ты у дяди Тимоши спроси», — сказала старушка. «Иду я, рассказывает женщина, — а из лесу дядя Тимоша с топором. «Дядя Тимофей, не знаешь ли, где корова?» — «Да вот, — говорит, — корова-то за кустом лежит у тебя». Повернулся, и нигде его не стало. Потерялся он на глазах. Это старушка лесного в дядю превратила. Она, когда его вызывает, кем его вызовет, таким человеком он и покажется.

В другой быличке женщина не до конца выполняет советы колдуна, за что ее и наказывает леший.

Пастух в деревне был, к нему обращались с делом. Один раз потерялась корова красная. Пришли к пастуху. Он сказал: «Войдете в лес, положите два яйца, леший яйца любит. Положите на перекрестке левой рукой, не глядя, и уходите». Старуха пошла, снесла и на второй день снова пришла и встала, не шевелясь. Лес зашумел, вышел леший — небольшой, в сером кафтане, в шляпе, с батогом. Идет и гонит семь коров, видно, у многих отобрал. А пастух ее предупредил: «Стой, не шевелись и не говори, пока не прогонит, а твою он отхлестнет». А она не вытерпела, подумала, ведь прогонит ее корову, и сказала: «Ой, ты, Красулюшка!» Леший обернулся, хлестнул ее веткой и выбил ей глаз, но корову отдал. Когда она пришла домой, знахарь ей сказал: «Не послушалась меня, так ходи весь век кривая. Мог бы хуже — он мог бы тебя всю переломать!»

Лешие бродят по лесу до первых петухов, а потом весь день спят в лесных избушках. День весеннего Юрия (23 апреля) в западных областях России считался также праздником лешего. В этот день ему приносили жертвы, чтобы он оберегал скотину от волков. Летом лешие справляют свадьбы, во время которых в лесу поднимается страшная буря, выворачивающая с корнем деревья и разбрасывающая валежник. Поэтому запрещалось лежать на лесной дороге, чтобы не задавила свадьба лешего. Считалось, что 4 сентября по старому стилю леший ночью выходит на поля, подходит к гумнам, развязывает и раскидывает снопы, поэтому в эту ночь хозяева сторожили свое гумно от лешего, наряжаясь в вывороченный наизнанку тулуп и очертившись магическим кругом. Лешие, как и змеи, уходят на зиму в иной мир, проваливаясь под землю в день св. Ерофея (17 октября ст. ст.). В этот день они перестают бродить по лесу и напоследок вырывают с корнем деревья, роют землю, загоняют зверей по норам. В этот день старались не заходить в лес — считалось, что рискнувший может потерять разум.

Оберегами от лешего служат соль и огонь; магический круг, очерченный осиновой палкой; нож или кочерга; а также лутошка — липовая, очищенная от коры палка. Считалось, что если при встрече с лешим молитва не помогает, необходимо матерно браниться — это одно из самых сильных средств против любой нечистой силы. Леший боится собак-«двоеглазок» (собак, у которых над глазами светлые пятна), которые якобы обладают способностью видеть любую нечистую силу. Чтобы леший не сбил с дороги, нужно идти по лошадиному следу — вместе с лошадью в хлеву обитает и домовой, которого леший не любит и боится.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Леший-побратим

Из книги Мифы финно-угров автора Петрухин Владимир Яковлевич

Леший-побратим Лесные духи могли помочь человеку, если тот оказывал им услугу. Рассказывают, как один парень пошел в лес по дрова. Только хотел срубить сухую сосну, как та взмолилась, чтобы он не рубил ей ноги. Парень срубил дерево под корень, а сосна продолжала просить,


Ворса — леший

Из книги Славянская мифология автора Белякова Галина Сергеевна

Ворса — леший Среди многочисленных духов больше всего охотники коми опасались лешего — ворса (вор-куль — «лесной черт», вора-морт — «лесной человек», у коми-пермяков — ворысь). Звери — скот лешего, птицы — его куры. Он являлся одиноким охотникам в виде либо великана с


ЛЕШИЙ

Из книги Код Кощея. Русские сказки глазами юриста автора Панюшкин Валерий

ЛЕШИЙ Лесовик, лешак, боровик, леший — в восточнославянской мифологии злой дух, воплощение леса как враждебной человеку части пространства. Живет леший в лесных чащобах, среди деревьев, в еловых или сосновых борах, он — хозяин леса и зверей. Его изображали одетым в


Сложение наказаний, или Леший Мужик, Богатырь Никанор

Из книги Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии автора Кононенко Алексей Анатольевич

Сложение наказаний, или Леший Мужик, Богатырь Никанор Реальные-то русские цари казнили своих сыновей куда как часто. А вот в русской сказке царь казнить своего сына не может. В остальном власть сказочных царей абсолютна. Сказочные цари казнят направо и налево. Любые их


Леший

Из книги Славянская энциклопедия автора Артемов Владислав Владимирович


Леший

Из книги Мы — славяне! автора Семенова Мария Васильевна

Леший К группе божков типа вил и русалок принадлежит, помимо множества других существ, популярный у восточных славян Леший (Лешак, Лесовик, Лесник, Лисун, Полисун).Леший представляется в образе сильного, крепкого и здорового «мужика», одетого в бараний тулуп, с глазами без