Водяной

Водяной

В каждом водоеме — реке, озере, пруду живет свой хозяин, которого обычно называют: водяной, водяник, водяной хозяин, водяной черт, дедушка водяной или же топельник, волосатик. Поверья о водяном широко распространены в богатых водоемами и болотистых Белоруссии и северо-западных районах России, а в засушливых и степных районах Украины почти не известны.

В древнерусских памятниках сведения о водяном, как и о других духах-«хозяевах», весьма скупы: встречаются упоминания о водяных бесах и водяных богах, в которых верят язычники. Откуда взялись поверья о водяных, доподлинно не известно. Однако есть основания считать, что порождены они древними языческими представлениями об утопленниках, которые продолжают доживать в воде свой век. Подобные верования до сих пор встречаются в некоторых местах Полесья [154]. Ну и, конечно, согласно поздней легенде, водяные произошли из тех отпавших от Бога ангелов, которые, будучи низвергнутыми с неба, попали в воду.

Водяной — это старый плешивый дед с длинной седой бородой и большим брюхом, часто нагой, горбатый, облепленный грязью и тиной, или одетый в красную рубаху. Нередко в поверьях облик водяного напоминал облик утопленника — он появлялся как худой посиневший старик, облепленный речными водорослями.

Водяной, он всегда в воде, а как же! С бородой, да. Говорят, как человек, только зеленый весь.

У него борода, как трава растет, тина та самая. Вот из этой тины борода-то длинная. Волосы большие, тоже из этой тины. Тело такое переливается, как рыбья чешуя, но это не чешуя. Ноги в воде, он опустил ноги…

Моя бабка по речке ходила. Не ночью, а часов так около одиннадцати. Теленка искала. Ну и ног-то не видно, а руки — как у лягушки — четыре пальца. В воде сидит… А он шевелится все. Она не поняла сначала, а потом отошла от речки-то и потом уж вспомнила, что это водяной, надо убегать, а то он утянет в воду или еще что сделает.

В облике водяного не редкость звериные или рыбьи черты — рыбий или коровий хвост, гусиные лапы с перепонками или коровьи копыта, кожа, как у налима, рог на голове. Голова или шапка у водяного, как и у большинства демонов, вытянутая и остроконечная. Полагали, что водяной может оборачиваться кем и чем угодно — женщиной, ребенком, утопленником, господином с тросточкой; может стать невидимым или обернуться рыбой, зверем, птицей, сомом, щукой, карпом, большой черной рыбой или рыбой с крыльями, уткой, гусем, петухом. Водяной мог явиться и бараном, свиньей, черной собакой, кошкой, коровой.

Водяной по-всякому бывает. Высунет голову на сушу и положит. Цветом бывает синий или, как налим, цветной, это летом около Петрова дня, когда жаркие лучи. У него есть два уса только. Он похож на рыбу с хвостом. Снизу у него два крыла.

Водяной живет в омутах, водоворотах, в не замерзающих зимой участках водоемов, на старых пустых водяных мельницах, под мельницами или шлюзами, на дне реки, где у него есть роскошный дворец. Он может показаться ночью на берегу, вблизи глубоких мест, на камнях, мельничных колесах, на мосту. Водяной любит высовываться по пояс из воды, шлепать руками по воде, хлопать в ладоши, хохотать, ржать, как лошадь, кричать выпью, блеять бараном.

Время водяного — полдень, после захода солнца, полночь, а также при луне [155]. Он особенно опасен во время или накануне больших праздников: в ночь на Ивана Купалы, в Троицкую субботу, во время цветения ржи (когда души мертвых находятся на земле), в Ильин день. Поэтому в такие дни, а также перед грозой запрещалось купаться. Но есть в году период — от Крещенья до Пасхи, — когда водяной не может вредить людям. А украинцы рассказывают вот что.

Водяной не все время живет в воде, так как его гоняет Бог: до Крещенья водяной сидит в воде, а потом переходит в лозу, отчего зовется «лозовиком», потом он переходит на сушу, в прибрежную траву и только после Спаса снова попадает в воду.

Белорусы верят, что накануне Крещенья водяной приходит к крестьянам и просит у них сани, чтобы вывезти своих детей из воды перед ее освящением. И вот перед Крещеньем сани и телеги переворачивали вверх ногами, чтобы водяной не мог ими воспользоваться. У русских считалось, что зимой водяной спит на дне реки, просыпается 1 апреля голодным и злым и потому ведет себя очень бурно — ломает лед и мучает рыбу.

В белорусских поверьях водяные бывают разные: тот, кто живет в омуте, зовется омутником , кто в водовороте — вирником (от белорусского вир — «водоворот»), кто в стоячей воде — тихоней . А на Русском Севере считают, что над всеми водяными царствует водяной царь — старик с палицей, который может подниматься к небу в черной туче и творить новые реки и озера. Его называют царь Водяник или Водян царь. Иногда поверья приписывают ему жену — царицу Водяницу или царицу морскую. Впрочем, тут ясности нет: в одних местах считают, что водяной холост и вступает в любовную связь с русалками; в других — что у водяного есть семья и дети, а его жена водяниха , или водяница , уродливая женщина с огромной грудью, происходит из утопленниц или проклятых девушек. Дети водяного — водяненки — забавляются тем, что обрывают сети у рыбаков. Считалось, что если поймать водяненка и вытащить на берег, отец даст за него богатый выкуп рыбой. Свадьбами водяных обычно называли весенние разливы рек, половодья и наводнения, во время которых новобрачные перебирались жить в новый водоем. В легенде, записанной в XIX веке на Русском Севере, объясняется, почему небольшой остров на одном из карельских озер назвали «зыбкой водяного».

В одном из озер жил водяной. Уж слишком часто топил он людей, и перестали окрестные жители из этого озера воду брать, а стали думать, как бы от этого водяного избавиться. Нашелся один мудрый отшельник, который подал добрый совет: «Надо иконы на берегу поднять, Николе-угоднику помолиться, водосвятный молебен заказать и побрызгать озеро святой водой». Послушались мужички и отслужили молебен всем селом. Поднялся буйный ветер, всколыхнулось озеро, помутилась вода, и все поняли, что водяной собрался уходить. Думал, думал водяной, хлопал руками по голым бедрам — все это слышали — и наконец решил пуститься в соседнюю реку Шокшу. Он плывет, а за ним из озера целый поток устремился и превратился в приток реки Шокши. Плывет себе водяной тихо и молча, и вдруг услыхали все его окрик: «Зыбку забыл, зыбку забыл!» И в самом деле увидели все в углу озера небольшой продолговатый островок. Пробираясь к реке Шокше, водяной схватил этот островок, тащил его за собой пять верст и бросил лишь на середине реки, а сам ринулся дальше и, по рассказам, ушел в Онежское озеро. Тот островок и сейчас не смыт, а приток, проведенный водяным, называют Крестным.

Когда случались наводнения, говорили, что водяной одного озера или реки проиграл в карты рыбу другому водяному и теперь перегоняет ему рыбу. Русские полагали, что водяной враждует с домовым, зато дружит с полевым и лешим. Есть рассказы и о том, как водяные ссорились между собой и даже обращались за помощью к священникам.

Приходит водяной к попу и просит одной вещи, а какой — выговорить не может, обещает только шапку золота. Поп догадался, что у него просят, взял крест и отправился к озеру. Пришли на самую середину озера и стали спускаться в водяное царство. Тут водяной указал попу на крест и велел выпустить его из рук. Лишь только тот выпустил, поднялся крик, шум, визг. Загорелось все водяное царство и сгорело дотла. Разбежались все тамошние жители. Водяной велел опять взять крест, дал попу шапку золота и сказал: «Ну, спасибо, поп. Сюда переселился водяной из соседнего озера и совсем выгнал меня из моего жилища. Сжег ты его водяное царство, а я вновь его построю. Если тебе что понадобится — приходи. Я буду твоим вечным слугой».

Водяной злобен и враждебен людям. Из всех духов-«хозяев» он ближе всех стоит к черту, а во многих местах Полесья считают, что черт и водяной — одно и то же. Водяной топит людей, затягивает и заманивает их в воду.

Водяной людей топит. Говорят, тут недавно в Каргополе двадцать лет парню было. Выехал он с девочкой на Онегу, на реку покататься в лодке, да задумал из лодки прыгнуть искупаться. Она в лодке осталась, а он прыгнул, даже и руки не показал. Он там, наверно, водяному понравился. Не благословясь и не перекрестясь так бухаются в воду, ни о чем не думают.

Водяной — так это водяная сила. У нас тут тоже потонул мужик, а жена поехала тело разыскивать. Там, в Данилове живет Ольга Васильевна Якимова, у нее мужик потонул, она и поехала вместе со свекром. Вот та баба, которая умела вызывать лешего, вот она и водяного вызывала. Вызывала водяного, и она этой Ольге Васильевне написала записочку — так и так, чтобы тело найти. Вот они в лодку сели и поехали. Как только выехали, она эти слова, что ей написали, три раза прочитала, и вот щука такая большиханская нырнула под лодку, и надо было им за этой щукой плыть, она бы их привела к утопленнику. Они испугались и вернулись. Да нет, тут уж не щука была. Она вызвала водяного, это водяной щукой показался. Да уж в леща или в налима он не превратится, а щука — рыба хищная. В щуку может превратиться нечистая сила.

Утопленники считались добычей водяного. Верили, будто водяной садится на плечи утопающему в виде гуся, петуха или барана, не дает ему спастись и не подпускает спасателей. Поэтому тонущих иногда боялись спасать, чтобы не рассердить водяного и не погибнуть от его рук самим. Если человеку удавалось выплыть, о нем говорили, что он спасся потому, что «водяного не было дома». Когда человек заходил в воду, он должен был «попроситься» у водяного: «Хозяин, хозяюшка, спасите меня». Чтобы не разгневать водяного, запрещалось набирать воду ночью, если все же это приходилось делать, то обязательно спрашивали разрешения: «Хозяин и хозяюшка, разрешите мне водички взять».

Водяной часто пытается перевернуть, затопить лодку с людьми. Об этом говорится в севернорусском «Житии Иова Ущельского» (середина XVII в.):

Ехали через Мезень-реку в лодке … Фока с братьями, Петровы дети, на пашню свою и переправляли лошадь, и выехали до половины реки, и нашел на них дух нечистый, водный и начал лошадь топить. Они же лошадь держали, а нечистый дух въяве ходил волнами, как большая рыба, и нападал на лошадь и за лодку хватал, потопить хотя. Они же веслами его отогнали… [156]

Чтобы заморочить человека и заманить его в реку, водяной хитрит, притворяется взывающим к помощи тонущим или плачущим ребенком. Иногда же он просто шутит, глумится над человеком. Для этого он попадается человеку на глаза в виде утки, гуся, слишком близко держащейся к берегу крупной рыбы, которых, кажется, очень легко поймать. Но всякий раз непонятным образом такой «утке» или «рыбе» удается избежать сетей, и измученный человек начинает понимать, что дело нечисто [157].

Один человек на Благовещенье пошел на озеро. На Благовещенье щука играет, нерестится. Он говорит: «Пойду, поймаю пару рыб и пойду в церковь». И появилась такая щука. И она его водила все время, пока люди из церкви не вышли. И он только ее хочет поймать, а она уходит. И вот она его водила, водила и доводила почти до обедни. Всю обедню проводила. И наконец тогда он плюнул, а она засмеялась в воде.

В другой быличке водяной глумится над человеком, обернувшись уткой.

По озеру плавала утка. Один человек проезжал мимо с сетью, увидел: «Дай, — думает, — поймаю эту утку». Забросил сеть. Сетка в воде, чувствует — утка попалась. А вытянет из воды — нет ничего. Посмотрел — а вода вокруг него как ключом кипит. Думает — дело нехорошее, да и выехал с этого места.

Водяной владеет всем, что есть в воде и на воде, он охраняет водоплавающих птиц и рыбу и переманивает ее из других водоемов. Рыба — это его скот, особенно сомы, налимы, угри и раки, которых в некоторых местах так и называют «рыба водяного» и поэтому не употребляют в пищу. А в подводном царстве у него много скота — стада коров и лошадей, которых он лунными ночами выгоняет на прибрежные заливные луга. Коровы водяного всегда черные, без единого белого пятнышка, и очень молочные.

Водяной по ночам выгонял своих коров из реки на прибрежный луг. Один человек заметил, что по ночам у реки пасется стадо черных коров, а придет утром — никого нет. Мужик стал наблюдать за этими коровами и, наконец, понял, что это коровы водяного и что тот сам выходит на берег их пасти. Однажды под утро, когда водяной загонял стадо назад в воду, мужик изловчился и отбил одну корову. Эта корова оказалась очень молочной, а в хозяйстве мужика с тех пор никогда не переводился скот.

Плотогоны и рыбаки почитали и боялись водяного: проплывая над местом, где могло быть его жилище, они снимали шапки. Полагали, что почитающих его рыбаков и моряков водяной оберегает: спасает во время бури, помогает при ловле рыбы. Чтобы задобрить водяного, рыбаки приносили ему в жертву первую пойманную рыбу, бросали в воду соль, табак и лапти с портянками и кричали: «На тебе, черт, лапти, загоняй рыбу!» С водяными делились собственной едой и даже чаем, отливали немного в воду. Рыбак мог заключить договор с водяным, и тот обязывался доставлять человеку много рыбы и вообще служить ему. Но условия были жестокими: рыбак должен был бросить в воду нательный крест и отречься от родни. Такой рыбак рано или поздно тонул, а его душа поступала в распоряжение нечистой силы.

Мельники также старались не ссориться с водяным, ведь тот может отомстить: откроет шлюзы, начнет понапрасну вертеть колеса и жернова, а то и вовсе разрушит мельницу, плотину, запруду и не даст построить новые. Мельники приносили ему в жертву дохлых животных, кидали в омут хлеб и лили водку, а осенью опускали под колеса мельницы кусок сала или часть свиных кишок, чтобы водяной не слизывал смазку с мельничных колес. Если водяной доволен приношениями, он помогает: пускает воду на мельничные колеса в засуху и даже чинит мельницу. При сооружении новой мельницы также приносили дар водяному, о чем свидетельствует русская пословица: «С каждой новой мельницы водяной свою подать возьмет».

С водяным старались дружить и пасечники: они считали его покровителем пчел. Согласно легенде, первый рой пчел отроился от лошади, заезженной водяным. Поскольку недовольный водяной мог затопить ульи, которые часто ставили на прибрежных лугах, или же наслать на пчел сырость и этим погубить их, то накануне первого, или медового, Спаса (14 августа ст. ст.), когда начинали вынимать соты с новым медом, пасечники «кормили» водяного медом и дарили воском понемногу от каждого улья. В этот же день первый рой пчел и первые соты топили в ближайшем пруду в дар водяному. Считалось, что если пасечник заключит договор с водяным, тот даст ему кукушку, которую следует посадить в отдельный улей. Пока такая кукушка живет у пасечника, у него пчелы дают много меда, но стоит ее выпустить, как следом за ней улетит весь рой. Однако мед от таких пчел не слишком хорош и вкусен, а отличить его можно по тому, что обычные пчелы строят соты крестиками, а пчелы водяного — кружочками.

Водяной часто бывает причиной несчастий, болезней и стихийных бедствий. Он устраивает водовороты, наводнения, поднимает сильный ветер, затопляет луга и поля, смывая посевы. Он досаждает пьяным, заводя их в грязь, часто губит скотину, особенно лошадей, заманивая их в топкие места, а оседлав коня или корову, загоняет их насмерть. Чтобы умилостивить водяного, на Русском Севере весной, в апреле, когда вода освобождалась от льда, в реку бросали муку и другую еду, а также табак и просили водяного: «Храни, паси нашу семью». В других областях России жертву водяному приносили в день св. Марии Египетской (14 марта ст. ст.), когда водяной пробуждается от зимней спячки. За несколько дней до праздника рыболовы покупали, не торгуясь, самую негодную лошадь и откармливали ее. В день жертвоприношения лошадь намазывали медом, украшали ей гриву красными лентами и топили посредине реки. При этом старший рыболов выливал в реку масло и говорил: «Вот тебе, дедушка, гостинцу на новоселье, люби и жалуй нашу семью». Второй раз жертву водяному приносили осенью — в день св. Никиты (28 сентября ст. ст.) — в реку бросали мертвого гуся в благодарность водяному за то, что все лето он надзирал за гусями.

Чтобы уберечься от водяного, необходимо соблюдать правила поведения на воде: не купаться в неположенное время, заходить в воду с крестом и молитвой, просить у водяного разрешения искупаться и набрать воды. Считалось, что водяной не может утопить человека, съевшего кусок хлеба из муки, смолотой в ночь на Ивана Купалу. Водяной не переносит золы, высыпаемой по утрам в воду, от этого он мечется и разбивается о подводные камни. Водяной, как и леший, не любит свиста и гневается на того, кто свистит. 

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Вакуль — водяной

Из книги Мифы финно-угров автора Петрухин Владимир Яковлевич

Вакуль — водяной Вакуль, Куль васа, или чукля («кривой») — злой водяной дух, чье имя — Куль — напоминает об имени противника богов Ена и Инмара. Он также живет со своей семьей в водоемах. Вакуль топит одиноких путников, идущих через мост, опасен для рыбаков. Считалось, что


ВОДЯНОЙ

Из книги Славянская мифология автора Белякова Галина Сергеевна

ВОДЯНОЙ Дедушка водяной, водяной шут, водяник, водовик, топелец (польск.), водник (чешск.), водний мож (словенск.) — все это в славянской мифологии воплощения стихии воды как отрицательного и опасного начала, злой дух. Чаще всего он выступает в облике мужчины с чертами


Водяной пожар

Из книги Код Горыныча автора Панюшкин Валерий

Водяной пожар Тот факт, что сказка о Ерше Ершовиче сыне Щетинникове двести лет назад превратилась в один из самых распространенных сюжетов лубка, свидетельствует, на мой взгляд, о некоторой принципиальной ее плакатности. Эта сказка — карикатура, политическая и


Водяной

Из книги Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии автора Кононенко Алексей Анатольевич


Водяной воробей

Из книги Славянская энциклопедия автора Артемов Владислав Владимирович


Водяной

Из книги Мы — славяне! автора Семенова Мария Васильевна

Водяной Что касается Водяного, то у русских он представляется в образе лысого старика с раздутым животом и опухлым лицом, с высокою сетяною шапкой на голове, с поясом из водяной травы на теле и иногда с гусиными ногами.Водяной обладает способностью перевоплощения,