Похороны и поминки

Похороны и поминки

Ритуалы прощания с мертвецом по форме часто аналогичны календарным обрядам выпроваживания. Поэтому типы кукол (чучел), замещающих мертвеца в этих группах обрядов, очень близки, при том что поминальные обряды часто имеют календарную приуроченность. Видимо, этим объясняется слабая представленность кукол в традиционной похоронно-поминальной обрядности у русских: основные презентации «кукольных похорон» характерны для календарных обрядов, приуроченных к святкам, масленице и праздникам весенне-летнего цикла (см. ниже), а также для детских развлечений и игр (см. «Кукольные игры в свадьбу и похороны»). На похоронах представлены иные «знаки мертвеца», обычно не антропоморфные – например, полотенце в «святом углу» или на доме покойного [cм.: Морозов 2001б, с. 20–45], хотя аналогом куклы в современной похоронно-поминальной обрядности можно считать фотографии усопшего (см. также «Проводы в дальний путь»). Нередко куклу кладут в гроб умершему ребенку в числе прочих любимых игрушек [Соколова 2009, с. 452, манси].

Подобная закономерность характерна для большинства европейских народов. Хотя существовавшая некогда у многих народов, в том числе у славян, традиция «игр при покойнике» [Богатырев 1996, с. 484–508; Гусев 1974, с. 49–59; Морозов, Слепцова 1996, с. 248–304] предполагает существование кукол-заместителей мертвеца в посвященных ему обрядах семейного цикла. Гораздо чаще традиция изготовления кукол в рамках похоронно-поминальной обрядности встречается у народов Крайнего Севера и Сибири, для которых характерны развитые представления о посмертных инкарнациях человеческой души и ее земном и потустороннем существовании [см., например: Анохин 1929, с. 261–267; Чернецов 1959, с. 117–152; Смоляк 1991, с. 101–131; Функ 2005, с. 25–42; и др.]. Например, у хантов вплоть до последнего времени существовала традиция изготовления так называемых «кукол покойника», «вместилищ души покойного» – иттарма, сонгет, акань, мохар. Это небольшая по размерам кукла (до 25 см), хотя в прошлом изготавливались и большие, ростовые куклы, на которые надевали одежду умершего. Она изготавливалась женщинами, в течение 2–2,5 лет хранилась «на любимом месте покойного» и участвовала во всех домашних трапезах (перед ней каждый раз ставили пищу и напитки). Считалось, что в ней обитает душа мертвеца. По истечении установленного традицией срока куклу уносили в лес или на могилу усопшего, где и оставляли. В некоторых случаях ее хранили на чердаке дома или на полочке в передней части дома в специальном ящичке или сундучке вместе с остальными домашними святынями. Для душ людей, умерших неестественной смертью, сооружали специальные дощатые домики ура-хот, аналогичные намогильным, устанавливали их на спиленном дереве и помещали в них изображающую покойника куколку ура, которая отличалась от кукол иттарма лишь б?льшими размерами (до 30–40 см) и б?льшей тщательностью отделки [Соколова 2005, с. 293–308; Соколова 2009, с. 476–485].

По свидетельству Н. Л. Гондатти, у низовых остяков (хантов) «жены после смерти мужей делают из бересты дерев и шкурок куклы, долженствующие олицетворять покойника, кладут их с собою спать, угощают едой и т. д. Кукла эта помещается на почетном месте, которое при жизни составляло собственность хозяина. Если этого не делать, то тень умершего будет мстить» [Гондатти 1888, с. 7–11]. Финский исследователь К. Ф. Карьялайнен также описал обычай изготовления куклы иттарма (иттерма) для поминовения усопшего у хантов и манси. Куклу, одетую в одежды мертвеца, «сажают на любимое место умершего, готовят для него пищу, женщина кладет его спать, обнимает и целует его. Она верит, что умерший все это видит и что душа его переходит в это изображение» [Karjalajnen 1921, с. 137]. По другим свидетельствам, этот обычай относился только к случаям смерти особо уважаемых в общине людей. «Если в семье у остяков [=хантов] умрет старик, пользовавшийся общим уважением, то близкие родственники делают его изображение, которому оказывают такое же уважение, каким пользовался покойник. Во время еды куклу сажают за стол, вечером раздевают и укладывают спать, утром опять одевают… Это продолжается три года, затем загробная жизнь покойника прекращается…» [Лядов 1860, с. 376; обзор лит-ры см.: Соколова 1990, с. 58–72].

У нанайцев существует традиция изготовления посмертного изображения умершего в виде обрядовой куклы мугдэ. Сразу после смерти на ложе покойника устанавливается его фотография, в которой, по поверьям, в этот момент находится его душа, и блюда с различными угощениями. Затем женщины изготавливают мугдэ и шаман совершает обряд переселения души усопшего из фотографии в куклу – см. илл. 73 [Смоляк 1991, с. 163, рис. 17 г].

У осетин годовые поминки были приурочены к зимнему периоду календаря. По свидетельству В. Ф. Миллера, спустя неделю после Нового года и в день Богоявления осетины отмечают так называемое «сидение мертвых» (mcerdty badcen). «Этот обряд справляют в тех семьях, которые в течение предшествующего года потеряли кого-нибудь из близких. В честь умершего пекут хлеб огромной величины, такой, что одному человеку достаточно было бы на месяц. Затем делают чучело, изображающее покойника, распялив на палках его одежду. Чучело ставят на скамейку, вокруг которой раскладывают все любимые вещи покойного – винтовку, шашку, кинжал, трубку с табаком, балалайку и т. п. Перед чучелом ставятся чашка и бутылка арака, предназначаемые покойнику, так как существует верование, что душа его на это время отпрашивается у Барастыра на побывку домой и вселяется в чучело. В течение дня происходит оплакивание, а затем угощение» [Миллер 1882, с. 203–204].

В. Ф. Миллер указывает на возможные параллели этого обычая с царским погребальным обрядом скифов, описанным Геродотом, согласно которому через год после погребения вокруг царской могилы устанавливали 50 чучел убитых в честь владыки юношей и коней.

Илл. 73

В современных годовых поминках осетин-христиан, приуроченных к первому воскресенью января (Бадаентае, Бадоен), старому Новому году (Ног бон) или Вербному воскресенью (Зазхоессоен), наряжают специальные деревья: для умерших молодыми – ель (заз), для пожилых – особую конструкцию в виде дерева из шестов, укрепленных на крестовине (цыраг дарогн), которые украшаются деталями одежды (фартук, шапка, посох), сладостями и свечами, которые зажигаются во время ночной поминальной трапезы. Обряд завершается церемонией вывоза заз и цыраг дарогн на кладбище [Пчелинцева 2005, с. 223–224]. То есть в современной обрядности антропоморфная символика сменяется более абстрактной фитоморфной со «знаками антропоморфности». Отметим также, что осетинам-мусульманам этот обычай не известен.

Употребление кукол и иных антропоморфных фигур в похоронно-поминальной обрядности – явление достаточно универсальное, хотя в развитых культурах европейского типа подобные практики сохраняются лишь в виде пережиточных рудиментарных форм. Вместе с тем обрядовые аналоги изображений (чучел, кукол, масок) покойника, сохраняющиеся и в настоящее время у некоторых народов, указывают на существование в прошлом устойчивых связей между антропоморфным изображением усопшего (в современных ритуальных практиках это может быть, например, фотография) и представлениями о посмертных инкарнациях души. Изображения воспринимаются как своеобразные двойники умершего: их кормят, поят, за ними ухаживают, с ними разговаривают и даже укладывают в постель. По-видимому, это один из источников, на основе которых сложились позднейшие представления о кукле как способе инкарнации мертвеца.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Похороны у мивоков

Из книги Повседневная жизнь Калифорнии во времена «Золотой Лихорадки» автора Крете Лилиан


Похороны

Из книги Ленин жив! Культ Ленина в Советской России автора Тумаркин Нина


Смерть и поминки: баня и свеча для предков

Из книги Мифы финно-угров автора Петрухин Владимир Яковлевич

Смерть и поминки: баня и свеча для предков Отношение к умершим и предкам было очень сходным у всех поволжских финнов.Странный на первый взгляд ритуал совершает самый старший в мордовском доме после смерти больного. Он берет нож, водит им по шее и груди покойного и машет им


Царские похороны

Из книги Загробный мир. Мифы разных народов автора Петрухин Владимир Яковлевич

Царские похороны


III. ПОХОРОНЫ

Из книги Быт русского народа. Часть 3 автора Терещенко Александр Власьевич


IV. ПОМИНКИ

Из книги Загробный мир. Мифы о загробном мире автора Петрухин Владимир Яковлевич


Царские похороны

Из книги Самые невероятные в мире - секс, ритуалы, обычаи автора Талалай Станислав

Царские похороны Пышность царских похорон у разных народов была связана не только со стремлением почтить умершего правителя. Царь считался посредником между миром смертных и миром богов; царским династиям приписывалось божественное происхождение или, напротив, боги


Завет Одина и похороны Бальдра

Из книги Два Петербурга. Мистический путеводитель автора Попов Александр

Завет Одина и похороны Бальдра В древнеисландской «Саге об Инглингах» сам Один устанавливает погребальные обряды, и главный из них — трупосожжение. Умершего нужно было сжигать вместе с имуществом (судя по описанию Ибн Фадлана, этому завету следовали и русы). Пепел


ВЕСЕЛЫЕ… ПОХОРОНЫ

Из книги Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии автора Кононенко Алексей Анатольевич


Похороны

Из книги Мост через бездну. Книга 1. Комментарий к античности автора Волкова Паола Дмитриевна


II. Похороны как театр

Из книги автора

II. Похороны как театр Пожалуй, среди всех театрализованных ритуалов Рима самый увлекательный – это похороны. Жизнь и смерть сплавлялись в затейливой игре похорон. В Риме и бальзамировали покойников на восточный манер, и сжигали, кремировали на греческий лад.