Вступление Джона Ллойда

Вступление Джона Ллойда

Бытует мнение, будто человечеству в общем и целом понятно, как устроена Вселенная. Не нам с вами, разумеется, а всяким там «ученым», «профи» и «экспертам». Как ни прискорбно, но это совсем не так. По словам Томаса Эдисона, человека, который вовсе не изобрел электрическую лампочку, «мы ни о чем не знаем и миллионной доли процента».

Эта книга для людей, которые знают, что они много чего не знают. В ней – сотни фактов, о коих обычный человек даже не догадывается. Но она не проникает глубже поверхности того, что мы называем невежеством, поскольку невежество, по сути, – это готовые ответы. А вот по-настоящему интересные вопросы – нечто совсем другое. Что есть жизнь? Не знает никто. Что есть свет? Или любовь? Или смех?

Есть одна вещь, которую держат в строжайшем секрете и которой не учат в школе: никто не имеет ни малейшего понятия, что же такое гравитация. Или сознание, или электричество, или вирусы. Мы не знаем, почему есть нечто, а не ничто; нам также неизвестно, как и откуда взялась Вселенная. А что еще хуже, 96 % этой самой Вселенной, похоже, где-то отсутствует. Мир не сплошной, он состоит из энергии и пустоты. Однако никто не знает, что есть энергия, и все лишь только подозревают, что такой вещи, как пустота, тоже не существует.

Мы многого не понимаем, и одна из непонятных штук – это интересность. Любопытно, что у римлян никогда не было термина, означающего «интерес». Никто до сих пор не смог толком определить, что же это за зверь такой – интересность; равно как и объяснить, почему то, чего мы не знаем, гораздо интереснее того, о чем в курсе.

Биологи говорят, что человеком движут три основные силы: еда, секс, самосохранение – никакой разницы с животным миром. Мы же говорим, что есть четвертая движущая сила, которая и делает из нас человека, – любознательность. Дикобраза абсолютно не волнует смысл существования. Трубкозубы и мотыльки не устремляют взор в ночное небо и не вопрошают, что это за точки мерцают там. А вот люди – да. Стоит припомнить слова У. Х. Одена: «Те, кто бежит к обезьянам, чтобы объяснить наше поведение, – просто тупые болваны, неспособные отличить собственную задницу от дырки в земле».

Человеческий мозг – самый сложный объект во всем космосе. Он способен устанавливать больше связей, чем положительно заряженных частиц во Вселенной. Никто не знает, почему процесс сей так запутан и что нам делать со всей этой поразительной вычислительной мощью.

Так что задавайте побольше вопросов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Вступление

Из книги Вера в горниле Сомнений. Православие и русская литература в XVII-XX вв. автора Дунаев Михаил Михайлович


Вступление

Из книги Повседневная жизнь англичан в эпоху Шекспира автора Бартон Элизабет


Вступление

Из книги Герои до встречи с писателем автора Белоусов Роман Сергеевич


Вступление

Из книги Феноменология текста: Игра и репрессия автора Аствацатуров Андрей Алексеевич


Вступление

Из книги Три цвета Джона Толкина автора Зеркалов Александр


Вступление

Из книги Книга всеобщих заблуждений автора Ллойд Джон


Вступление

Из книги О Набокове и прочем. Статьи, рецензии, публикации автора Мельников Николай Георгиевич


Вступление

Из книги Колесо Фортуны. Репрезентация человека и мира в английской культуре начала Нового века автора Нестеров Антон Викторович


Прообраз Долговязого Джона

Из книги автора

Прообраз Долговязого Джона Легенда о кладе капитана Кидда направила и воображение Стивенсона. Однако в рукописи, которая создавалась им в ненастные дни уходящего лета 1881 года, имя Кидда лишь упоминается два-три раза. Говорится о том, что он в свое время заходил на остров,


А. Зеркалов ТРИ ЦВЕТА ДЖОНА ТОЛКИНА О трилогии "Властелин Колец"

Из книги автора

А. Зеркалов ТРИ ЦВЕТА ДЖОНА ТОЛКИНА О трилогии "Властелин Колец" Настоящие книги всегда запоминаются цветными, как хорошие сны. Этот роман-сказка, — ни на что в мире не похожий, огромный и неспешный, как и подобает колоссам, — остается в памяти зеленым: цвет надежды, травы


Что так сильно поразило Джона Раскина в его первую брачную ночь?

Из книги автора

Что так сильно поразило Джона Раскина в его первую брачную ночь? Гораздо труднее быть простым, чем сложным. Джон Раскин [78] Бытует мнение, будто в ночь после свадьбы Джон Раскин был шокирован буквально до импотенции одним лишь видом волосяной поросли на