О значении прописных букв

О значении прописных букв

Каждое утро у меня на столе оказывается примерно десяток томов, присылаемых мне по почте в подарок. Пускай молодые читатели, движимые теми же страстями, что двигали в юности мною, не думают, что это — счастливый венец долгой карьеры. Десять томов в день — это тяжкое наказание (особенно когда возвращаешься после недельной поездки), серьезная угроза вашему жилищу, вынуждающая вас к жестокому отбору и, прежде всего, лишающая восхитительного удовольствия — отправиться в книжный магазин, чтобы узнать о новинках. Остается добавить, что если еще несколько лет назад по крайней мере половина присылаемых книг была на сербо-хорватском или на японском, то теперь им случается быть также на украинском или латышском.

Немногие из этих книг способны заинтересовать. Позавчера мне захотелось сразу посмотреть по крайней мере оглавление одной из них, потому что она была посвящена эстетике — предмету, на который я потратил много сил с ранней юности. Как не сказать о дьявольской гордости, которая меня охватила, когда я увидел в именном указателе, что упомянут в тексте целых семь раз — против двух упоминаний моего учителя Луиджи Парейсона!

Думаю, что вы извините мне эту слабость, которая для ученого совсем не является слабостью, а похвальной страстью к документированию, к продуктивным изысканиям, как говорят некоторые (потому что ведь существуют и непродуктивные изыскания). Я выписал страницы, на которых меня цитируют, и стал смотреть, каким образом я там оказался.

Увы, я себя не обнаружил. То есть на этих страницах не оказалось моего имени. Будучи специалистом в области книгоиздания, я сказал себе, что, возможно, автор или тот, кто готовил справочный аппарат, сделал его по корректуре, а потом, при окончательной подготовке к печати, страницы «сползли» и мне следует поискать страницей раньше или страницей позже. Тоже ничего.

Но я не сдался. Теперь это был уже не вопрос нарциссизма, а вопрос профессионального интереса. Я знаю, какие смешные сюрпризы могут таиться в именных указателях (в одной моей книге мне в последний момент удалось изъять из списка цитируемых авторов Мальчика-с-Пальчик: редактор оправдывался, что это имя написано с больших букв, как имя Ортеги-и-Гассета). И наконец я решил загадку.

На самом деле во всех указанных местах присутствовало слово eco с маленькой буквы, то есть просто-напросто «эхо». На странице 199 отмечалось «винкельмановское эхо», на станице 206 — «эхо представлений», на странице 244 — «эхо телесного ужаса», на странице 290 — «эхо благородной души», на странице 345 отмечалось, что мысли Дю Боса будут звучать эхом в течение всего XVIII века, а на странице 349 говорилось то же самое про Шиллера и XIX век.

Я уже понял, что автор, пожалуй, слишком усердствует, приписывая каждой высказанной мысли столь долгое эхо, но не мог понять, как могла возникнуть такая дурацкая путаница. Невозможно себе представить человека, который, прочтя eco с маленькой буквы, сразу бы подумал о моей фамилии — Eco (хотя в недавней библиографии книга моей приятельницы Марины Миццау под названием „Eco e Narciso“, «Эхо и Нарцисс», была указана таким образом, словно дуэт авторов Эко и Нарчизо написал книгу под названием «Марина Миццау»). С другой стороны, если бы список делал компьютер, в него не могли бы попасть слова, начинающиеся с маленькой буквы. Наиболее правдоподобная гипотеза такова: ответственный за составление именного указателя нашел на первых страницах мое имя (оно действительно упоминается однажды — на стр. 75) и потом попросил машину найти все остальные места, где встречается это имя, — забыв при этом указать программе, чтобы она различала прописную и строчную буквы.

Этот колоритный случай заставляет нас снова задуматься о пользе от машины и пользе от человека. Машина, которая способна в несколько мгновений найти все упоминания определенного имени в пятисотстраничном тексте, — это действительно очень полезная вещь, сберегающая массу времени и страхующая от невнимательности. Машины не безмозглы, как о них говорят, — они очень умны, в том смысле, что тщательно, скрупулезно и квалифицированно делают то, что им поручили. И если им не сказали различать прописные и строчные буквы — они и не будут этого делать, потому что исходят из того, что их хозяева-люди — существа, которые знают, чего хотят, и сообщают об этом.

В упоминаемой книге я обнаружил много упоминаний Френсиса Бекона. Я не стал проверять, но надеюсь, что речь там действительно идет о великом английском философе. А если бы это была английская кулинарная книга? Тогда бы ссылка на великого философа возникала всякий раз при упоминании о яичнице с беконом и о других подобных изысках островной кухни.

1996

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

4.5.1. Познание в его культурном значении

Из книги Теория культуры автора Автор неизвестен

4.5.1. Познание в его культурном значении Когда излагают теорию и историю культуры, говорят не только о религии, нравственности, искусстве, но и о науке, о философии. Многие исследователи считают, что истина – одна из высших ценностей культуры, что знание, образование –


О ЗНАЧЕНИИ «ПРИКЛАДНОГО» ИСКУССТВА

Из книги Об искусстве [Том 2. Русское советское искусство] автора Луначарский Анатолий Васильевич

О ЗНАЧЕНИИ «ПРИКЛАДНОГО» ИСКУССТВА Впервые — «Художественный труд», 1923, № 1. Печатается по тексту кн.: Луначарский А. В. Собр. соч. в 8–ми т., т. 7. М-, 1967, с. 85—91. Я совершенно согласен с теми, кто считает выражение «прикладное искусство» — довольно неуклюжим. Действительно,


Додекафония (от греч. dodeka — двенадцать и phone — звук, букв. — двенадцатизвучие)

Из книги Лексикон нонклассики. Художественно-эстетическая культура XX века. автора Коллектив авторов

Додекафония (от греч. dodeka — двенадцать и phone — звук, букв. — двенадцатизвучие) Способ сочинять музыку, пользуясь «двенадцатью лишь между собой соотнесенными тонами» («Komposition mit zwцlf nur aufeinander bezogenen Tцnen» — А. Шёнберг), один из видов современной музыкальной техники. Возник в


Хэппенинг (happening — англ.; от to happen — случаться, происходить; в буквальном значении — происходить здесь и сейчас, непреднамеренно)

Из книги Искусство жить на сцене автора Демидов Николай Васильевич

Хэппенинг (happening — англ.; от to happen — случаться, происходить; в буквальном значении — происходить здесь и сейчас, непреднамеренно) Театрализованное действо на импровизационной основе с активным участием в нем аудитории, направленное на стирание границ между искусством и


Еще несколько мыслей о значении свободы реакции

Из книги Интеллектуальный язык эпохи: История идей, история слов автора Зенкин Сергей Николаевич

Еще несколько мыслей о значении свободы реакции Эта «свобода реакции» («пускание»), если не особенно вдумываться, может показаться только педагогическим приемом. Это будет неверно.Все дело в самом начале. У нас, в театральной работе гораздо чаще, чем нам кажется,


«Лихорадка букв»

Из книги Психолингвистика автора Фрумкина Ревекка Марковна

«Лихорадка букв» Мои ребятишки рвутся к буквам. А ведь я сам способствовал усилению этого рвения. В нашем коридоре на столиках то и дело появлялись детские книжки с красочными рисунками. Хочется узнать, что там написано, но не умеешь читать. Обидно. И бежит ко мне Лела: «Что


О значении разработки основ общей культурологической теории для формирования идеологии самосохранения человечества Э. С. Маркарян (г. Ереван).

Из книги История ислама. Исламская цивилизация от рождения до наших дней автора Ходжсон Маршалл Гудвин Симмс

О значении разработки основ общей культурологической теории для формирования идеологии самосохранения человечества Э. С. Маркарян (г. Ереван). Культурология сыграла особую роль в моей научной деятельности в силу самого поистине уникально широкого ее предмета,


О значении критерия различий в изучении транснациональных взаимодействий

Из книги автора

О значении критерия различий в изучении транснациональных взаимодействий Предложенное профессором Мишелем Эспанем направление изучения транснациональных взаимодействий, известное как «культурный трансфер», на протяжении многих лет сотрудничества французских