§ 6. Кто такие «новые русские»?

§ 6. Кто такие «новые русские»?

«Глупый киснет, а умный все промыслит»

«Кто смел, тот и съел» (Говорится о тех, кто умеет рискнуть.)

Русские народные пословицы

Кто же эти «новые русские»? Обычно их появление объясняют только особенностями теневой экономики в России. Среди них есть две группы: первая — это предприниматели, активно занятые в финансово-экономической деятельности; вторая — владельцы недвижимости, которые негласно участвовали в начале 90-х годов в приватизации крупной государственной собственности, используя свои командные позиции в номенклатуре бывшей государственной системы СССР.

В целом можно говорить о том, что наиболее болезненно и негативно переход к рынку сказался на положении ранее относительно благополучных групп населения — преподавателей, деятелей культуры и ученых. В ходе реформ произошла смена лидеров и аутсайдеров. Представители ранее престижных профессий утратили свое высокое (или приемлемое) материальное положение, а вместе с ним и роль лидеров. Вперед из тени вырвались ранее весьма скромные «технари», завлабы, к которым гуманитарная интеллигенция относилась свысока. Можно сказать, что в России буквально повторилась ситуация 20-х годов XX века: «Кто был ничем, тот стал — всем». Такая быстрая смена ролей в социуме влияет на уровень социальной напряженности в обществе, на остроту восприятия ситуации в ранее благополучных группах.

Самая интересная и перспективная — первая группа, т. е. собственно предприниматели. Обычно это энергичные люди не старше 45 лет с высокими интеллектуальными способностями. Они могут решать не только профессиональные проблемы, но и диагностировать ситуацию, быстро и оперативно принимать решения, удерживать в памяти огромный объем информации, принимать на себя инициативу, рисковать («пан или пропал»), брать на себя ответственность не только за деньги, но и за судьбы вверившихся им работников.

Учитывая, что действовать приходится в довольно неопределенной и нестабильной экономической реальности, именно эти психологические и личностные качества людей и помогли им занять лидирующее положение в обществе. Они стали первопроходцами не благодаря наследственным капиталам, семейной традиции или родительскому выбору, не благодаря соответствующему образованию или специальной подготовке, а только в силу своих личных качеств и сознательного выбора.

Вот один из типичных примеров. Жене «нового русского» надоело сидеть дома и ждать вечно занятого мужа с работы. Перестала устраивать и ее роль декоративного элемента в жизни богатого мужа. Она умела шить и занялась этим всерьез. Но не для себя, а на продажу. Заняла у мужа деньги с обещанием вернуть с процентами, купила ткани, напридумывала модели и фасоны, приобрела оборудование, сняла помещение и наняла помощников. Через несколько лет она стала владелицей крупного швейного производства с серьезной клиентурой, отвечает за судьбы и заработок 2000 работников — а это не шутка!

Казалось бы, зачем ей были такие хлопоты? Если ты богата, то почему бы и не «пожить для себя», устроить себе «красивую жизнь»? Характер, значит, такой. Пример этой женщины показывает на появление совершенно нового типа людей. Ведь подобным предприимчивым людям приходилось прятаться от закона и всевидящего ока государства, поскольку такая деятельность расценивалась как криминальная и была наказуема. Социальная роль этой группы людей тем более значительна, если учесть традиционный русский «пофигизм», привычку сидеть сложа руки, надеясь на чудо, выражать свое недовольство ситуацией и искать виноватых. Все это идет еще и от консервативного синдрома в русском архетипе (см. ч. II, гл. 3, § 1 и 2).

Итак, расслоение единого ранее общества произошло не только по объективным причинам, но и по психосоциальным параметрам. Появление слоя предпринимателей пока мало оценено. Нельзя не удивляться той быстроте, с какой в России появился предпринимательский слой. Ведь еще только 10 лет тому назад все дружно горевали, что из всех исторических утрат дореволюционной России именно утрата слоя деловых и активных людей необратима.

Откуда в советском пространстве могли появиться люди, знающие, что такое «залоговое право», «биржевой курс» или «акции»! Их ведь этому никто никогда не учил. Законодательство СССР, с которым Россия входила в рынок, не предусматривало рыночных отношений. Первопроходцы бизнеса, нарушая все законы, двигались вперед как по минному полю. Неудивительно, что первую когорту предпринимателей составили люди наиболее бойкие, быстрые и дерзкие, такие, о которых в народе говорится, что он «Не даст себя с кашей съесть», «Знает все ходы и выходы», «Прошел огонь и воды, медные трубы и волчьи зубы». Таких всегда уважали. Они в самые краткие исторические сроки наладили инфраструктуру рынка: занялись челночным бизнесом, открыли магазины, создали биржи, банки, холдинги, начали гнать грузы через границы, открывать рекламные и продюсерские компании, выпускать акции и векселя, прогорать и снова подниматься. В начале они научились торговать и посредничать. Теперь понемногу учатся производить, выращивать, строить и добывать.

Безусловно, в российском бизнесе с самого начала присутствовала криминальная составляющая. Однако те, кто пришли в легальную экономику, больше не желают конфликтовать с законом. Не стоит недооценивать их гибкость, способность обучаться и стремление к респектабельности. Ведь управлять преступным бизнесом — дело опасное и хлопотное. Это утверждает в мысли, что в будущем экономическая ситуация в России не может не стабилизироваться.

Уходят понемногу в прошлое анекдотические типы «новых русских», примитивные, мечтающие об одном — вывезти свои капиталы за границу и «тихо доживать» где-нибудь на Кипре. Надо полагать, что мечты последних уже осуществились. Их образ сполна отражен в серии анекдотов (см. ч. 1, § 4). А вот люди, которые в зрелом возрасте сознательно выбрали путь, несомненно, менее всего настроены на примитивное проедание своих богатств. Все больше появляется экономически ответственных людей, настроенных на созидание. Часто они называют себя «новые «новые русские». Для этой группы предпринимателей характерно стремление не лезть в глаза, демонстрируя свое богатство и широкие жесты, а наоборот, — тайное пожертвование, например, в детские дома.

Из кого же конкретно формировалась группа российских предпринимателей, сумевших прорваться вперед? Объективно за прошедшие 10–12 лет прежде всего выиграли и вырвались вперед те, кто сумел перейти на вновь возникающие предприятия частного сектора. Это зависело от профессии, возраста и региона проживания. В депрессивных районах страны вероятность перейти на работу в частный сектор, конечно, была ниже, чем в Москве, Петербурге или в Нижнем Новгороде. Имел свое значение и такой фактор, как должность: руководители, в основном, сохранили свои привилегированные позиции, а вот средние работники их растеряли.

В основном эта группа состоит из мужнин. Женщины, занятые, главным образом, в гуманитарных сферах государственного сектора (врачи, учителя, инженеры, научные работники и т. д.) пострадали больше, чем мужчины. Очень пострадали те, у кого в семьях в тот момент были иждивенцы — несовершеннолетние дети. Короче говоря, проиграли почти все, кто остались вне «рыночного сектора».

Но кроме объективных факторов, по крайней мере когда имеешь дело с русскими, имеют свое значение и субъективные факторы, которые оказали свое влияние на динамику благосостояния. Например, свое влияние оказала традиционная конформистская установка русского архетипа — «быть как все». Те, кто оказались во власти этой установки и жили по принципу «не высовывайся», проиграли, оказавшись на обочине жизни, а яркие, нестандартные личности с устремлениями индивидуалиста, характерные для обществ западного типа, прорвались вперед и заняли лидирующие позиции.

Значит, по итогам 10 лет реформ, динамика материального положения россиян жестко связана с типами их ментальности: каждый человек предоставленные ему возможности использовал по-разному. Резкая смена лидеров и аутсайдеров не случайность, она зависит от ментальности и типа поведения человека.

Как же относятся россияне к богатым? Самый распространенный стереотип, согласно которому россияне с подозрением и неприязнью относятся к богатству, в зеркале социологических исследований выглядит противоречиво. С одной стороны, доля тех, кто относится к быстро разбогатевшим в последние 10 лет людям так же, как и ко всем остальным, или же с уважением и интересом — 58 %. С другой стороны, 30 % россиян столь же стабильно относятся к ним с подозрением и неприязнью. Это даже не столько зависть, сколько неприятие высокомерия, стремления демонстрировать свою успешность и богатство (все эти «навороченные» джипы с тонированными стеклами, огромные дома среди пустеющих полей и т. п. вещи). О таких традиционно говорят с презрением: «Залетела ворона в высокие хоромы», «Из грязи —  да в князи»…

Нужно отметить, что среди русских не вполне популярна «американская мечта» — стремительно разбогатеть. В русском кино вы никогда не увидите сцену, в которой герой (героиня) закатывает в блаженстве глаза, перебирая кучу денег, сыпет их на себя дождем или в эйфории валяется на них, как это показывается в голливудской кинопродукции.

Интересно высказывание главы компании «Юкос» олигарха М. Ходорковского (АиФ, 2003, № 5), что он в вопросе о богатстве даже со своими родителями находит общий язык с трудом. Такова традиция: в России на протяжении сотен лет успешные люди не воспринимались позитивно. В Сибири еще полегче (так сложилась историческая ситуация), а вот в европейской части, по его мнению, — просто катастрофа. И ситуация изменится только со сменой поколений, когда уйдут старики и с помощью новых технологий и Интернета вырастет и будет воспитано новое поколение нормальных европейцев. Люди же, воспитанные в бывшей системе, никогда не смогут стать успешными в бизнесе или относиться к этой деятельности позитивно. Несмотря на явный экстремизм, кажется, что в этом мнении есть разумное зерно…

За 10–12 лет на несколько процентов сократилось количество людей, которые приписывали предпринимателям такие качества, как «безразличие к государственным интересам», «неразборчивость в средствах», «рвачество». Но в то же время на 10 % выросло количество людей, которые ставят в вину бизнесменам их «безжалостное, потребительское отношение к людям».

Может быть, в этом есть скрытый упрек? Скрытое ожидание помощи от богатых: мол, они обязаны делиться, раз они заняли место наверху и отобрали это место у государства.

Но даже тем, кого устраивает разница в доходах и наличие богатых «новых русских», не совсем безразлично, какова эта разница в материальном выражении. Есть граница, по которой разрыв в заработках угнетает даже самый соревновательный дух. Исследования в Институте психологии утверждают, что россиянин готов смириться, если разница в доходах между самыми богатыми и самыми бедными составит 5–7 раз, но не более. Больший разрыв воспринимается как несправедливость, люди начинают думать, что богатые незаслуженно получают свои деньги.

А сейчас, по данным директора Института народонаселения РАН академика Натальи Римашевской, самые богатые россияне в 14 раз богаче самых бедных. Для сравнения: в США это 7–8 раз, в Европе — 4 раза.[78] Эти данные не могут не беспокоить.

Вспомним к тому же, что для русской ментальности очень важен способ, каким были заработаны деньги, очень важно, чтобы человек трудился, напрягался. Не менее важно, чтобы деньги он тратил «с умом», не бросая на ветер, но «на пользу обществу». Например, инженер согласен с тем, что какой-то академик получает гораздо больше его, а вот диктору телевидения он этого уже не прощает: что это за работа — быть «говорящей головой»? Экономическая непросвещенность тем более восстановит его против банкира, который ничего конкретного не производит.

Существующие перекосы и огромные разрывы в социальном положении россиян не благоприятствуют социальной гармонии в обществе, усиливают стремление небогатых людей достичь благосостояния любыми средствами, в том числе и нелегальными, даже криминальными.

Важной характеристикой российского общества является слабость и малочисленность среднего класса, который придает любому обществу устойчивость и стабильность. Поэтому российский социум, например, в отличие от французского, находится в состоянии подвижного равновесия, постоянно подвержен изменениям, и любые жесткие выводы, равно как и долгосрочные прогнозы, могут быстро оказаться некорректными.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

1. Кто такие японцы?

Из книги Японцы [этнопсихологические очерки] автора Пронников Владимир Алексеевич


«МЫ ТАКИЕ ЖЕ ЛЮДИ…»

Из книги Статьи за 10 лет о молодёжи, семье и психологии автора Медведева Ирина Яковлевна


Новые русские ежики

Из книги Статьи из газеты «Известия» автора Быков Дмитрий Львович

Новые русские ежики Внимание, я понял, зачем все. Зачем эта акция движения «Молодая гвардия» — младшего отряда «единороссов» — под окнами американского посольства, с девизом «Дядя Сэм — не наш дядя». Зачем сбор денег в пользу американских бездомных (хорошо еще, что не


Новые русские

Из книги Боже, спаси русских! автора Ястребов Андрей Леонидович

Новые русские Конечно, радует, что у нас в стране становится все больше богатых. По данным Института комплексных социологических исследований, таких сегодня – около 5 % населения (до 7 миллионов человек – с членами семей). Их ежемесячный доход – в среднем не менее 40 тысяч


Мы все такие разные!

Из книги Библейские фразеологизмы в русской и европейской культуре автора Дубровина Кира Николаевна


12. Кто такие англичане

Из книги Славянские Боги Олимпа [Историко-лингвистический очерк] автора Мирошниченко Ольга Федоровна


Кто такие индейиы?

Из книги Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Северная Америка. Южная Америка автора Ершова Галина Гавриловна


Кто такие инки?

Из книги Еврейский ответ на не всегда еврейский вопрос. Каббала, мистика и еврейское мировоззрение в вопросах и ответах автора Куклин Реувен


«Новые» русские будут всегда?

Из книги Германия без вранья автора Томчин Александр Б.

«Новые» русские будут всегда? Каждый по-своему ищет ответы на мировоззренческие вопросы. Себе на беду обратился к ним и я, кумык, желающий познать то, что, по мнению Федора Ивановича Тютчева, умом понять невозможно, – Россию. Меня привлекла история Руси и русских, которые