Амариллис

Амариллис

Амариллис выращивают в качестве комнатного растения. Ценится за крупные цветки, которые собраны в соцветия.

Цветки ароматные, бывают простые или махровые, различного окраса. При правильном уходе амариллис способен цвести дважды в год.

В давние времена жила прекрасная нимфа Амариллис, которая вместе с подружками весело проводила свое время. Каждый день был по-своему интересен: девушки болтали без умолку, заливались смехом, танцевали, украшали себя венками из цветов сказочной красоты и внимали мелодичным звукам свирели.

Там, где ступала легкая ножка Амариллис, расцветали чудесные цветы с особенным ароматом, наполняя своим благоуханием лесной воздух. Даже птицы завидовали мелодичному голосу юной нимфы, когда она пела, сидя на берегу ручья. Уж очень хороша собой была Амариллис.

Но у красавицы оказалось жестокое сердце. Очаровательная нимфа любила пленять своей красотой зазевавшегося пастушка или обычного прохожего (в то время боги еще спускались на землю, чтобы потешиться среди смертных). И никогда уже не суждено было бедному юноше, который хоть раз увидел Амариллис, полюбить другую девушку: умирал он от тоски по неземной красоте. А нимфа смеялась над несчастным и делилась с подругами своей очередной победой. И количество таких жертв несчастной любви к нимфе-кокетке неумолимо росло. Парни перестали жениться, а земные девушки не находили себе мужей. Дети перестали появляться на белый свет, и люди оказались на грани исчезновения. А красавица все не унималась, она, как и прежде, очаровывала мужчин.

Увидели это боги и решили, что если не остановят Амариллис, то скоро на земле не останется ни одного человека. Все будут влюблены в юную нимфу и умрут от тоски по ней. И позвали они бога осени – бога увядания, – чтобы тот наказал чародейку. Бог спустился на землю и, увидев Амариллис, влюбился в нее. Понял бог осени, что трудно ему будет избавиться от прекрасной девушки и задумал превратить нимфу Амариллис в прекрасный цветок. Его он перенес в далекую пустыню Южной Африки подальше от людей и наделил смертельной силой – ядом, который мог убить любого, кто рискнул бы сорвать чудное создание. Отныне в начале осени в пустынных землях Африки распускался цветок амариллис, которым можно любоваться только издали, а прикоснуться к нему нельзя.

Шли столетия, амариллис украшал своими удивительными цветами унылую пустыню, радуя бога осени своим цветением. Но в глубине цветка продолжала жить душа прекрасной нимфы, которая пообещала себе, что не будет больше так жестока к юношам. Но люди боялись прикасаться к ядовитому цветку и обходили ее стороной. Амариллис все же надеялась и ждала, что найдется человек, который полюбит ее в образе сказочного цветка, и тогда спадет заклятие бога осени.

Однажды в тех краях оказался молодой ученый, который искал новые виды растений для создания лекарственного средства от страшных болезней. Увидев цветок амариллис, он влюбился в него без памяти, выкопал из почвы и аккуратно перевез в Россию. Он посадил волшебный цветок у себя дома в самом удобном и хорошо освещенном месте, чтобы амариллис чувствовала себя уютно, как дома. Каждый день ученый часами любовался своей недоступной возлюбленной, терпеливо ухаживая за привередливой красавицей. И однажды произошло чудо, которого долго ожидала юная нимфа. Любовь молодого человека к цветку оказалась настолько преданной, что чары, наложенные богом осени на Амариллис, развеялись.

Ночью, когда весь дом спал, из цветка вышла прекрасная девушка. Это была уже не прежняя легкомысленная нимфа, а юная темноволосая волшебница с мягким сердцем. Познав все тяготы одиночества, она не захотела оставлять своего спасителя умирать от тоски по ней. Уходя, Амариллис в память о себе сохранила прекрасный цветок, который и по сей день цветет в начале осени.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Секреты Амариллис

Из книги Друг на все времена автора Келер Владимир Романович

Секреты Амариллис Простота, правда и естественность – вот три великих принципа прекрасного во всех произведениях искусства. К. В. Глюк[25] Понимание красотыЗанавес опустился, и я увидел на глазах своей спутницы слезы.– Что ты плачешь, глупая! Это ведь лишь на сцене, это