Тайна «солнечного молодого человека»

Тайна «солнечного молодого человека»

Однако если вы думаете, что на авторстве Пушкина литературоведы успокоились, то это заблуждение. Нашли они и еще одного автора «Конька-Горбунка». На сей раз имя не столь великое, но все же не забытое – Николай Девитте.

Николай Павлович Девитте был одарен множеством талантов – композитор, пианист, арфист, поэт, художник и даже своеобразный философ. Родился 20 сентября 1811 года в Петербурге в семье инженера Девитте, потомка выходцев из Нидерландов. Умер через 33 года – практически в возрасте Христа.

Всю свою недолгую жизнь Николай много сочинял как композитор, как поэт, как литератор. Он рисовал картины, занимался биологией и даже создал свою философскую систему. Его творчество производило на современников огромное впечатление. Его повести и стихи печатались, картины выставлялись, но… все это было под чужими именами, псевдонимами или вовсе без подписи.

Из-за эдакой странности творческое наследие Девитте оказалось совершенно разрозненным. Если бы было известно, что все принадлежит одному автору, потомки посчитали бы его «человеком Возрождения». Но разрозненные труды канули в Лету – никто так и не смог восстановить целостность авторского наследия.

Современники, конечно, понимали, сколь одарен Девитте. Однако считали его не просто уникально талантливым и образованным, но и немного не от мира сего. Николай не был богат, но мог отдать последнюю рубашку нуждающемуся. Занимался благотворительностью по велению сердца. А поскольку сам денег не имел, то обычно помогал делами. И уж взявшись помогать, считал человека другом и старался устроить его судьбу от души.

По свидетельству современников, именно Николай Девитте начал бурно опекать несмышленого студента-провинциала Петю Ершова. Как мы уже говорили, у студента шла черная полоса жизни – умер его отец, а за ним и старший брат Ершова, которые как раз и оплачивали университетскую учебу, к тому же в Тобольске теперь уже без пенсиона мужа осталась мать Пети. То есть Ершов оказался без средств к существованию. Стоит признать, что по тем временам рвущийся к знаниям юный тобольчанин был редким явлением в столичном университете, и ему было тяжело в элитном научном сообществе. Возможно, Николай Девитте почувствовал в юном Ершове родственную душу, которой нелегко в мире снобизма и великосветского презрения. И еще более возможно, что он, сам не имея денег, но желая помочь, отдал Пете Ершову только что сочиненную сказку, столь похожую на модные в то время сказки Пушкина.

Конечно, все эти выводы существуют только на уровне «возможно». Доказательств нет, и они, вероятно, появятся. Ведь вспомним – Девитте во всем ценил именно анонимность. Однако стоит упомянуть, что вряд ли в черную полосу безденежья и дальнейшей бесперспективности, потеряв вместе с отцом и братом опору в жизни, юный студент Ершов мог бы сочинить столь веселую, озорную и искрометную сказку. А вот Девитте вполне мог. Ведь современники вспоминали, что, когда он начинал помогать кому-то, становился вообще «солнечным молодым человеком».

Впрочем, это эмоции. А есть ли литературоведческие доказательства авторства Девитте – анализ жизни и творчества, стилистические особенности и прочая? Как ни странно – есть. Начнем с того, что произведение – всегда часть авторской жизни, и потому строки непременно содержат личные привязанности, детали биографии автора, его увлечений и т. д. Так вот Девитте с детства был увлечен лошадьми, скачками, сам был прекрасным наездником, в детстве имел собственного жеребенка, которого и вырастил до прекрасного коня, выигравшего немало соревнований. В то время как ни Пушкин, ни тем более упитанный Петя Ершов наездниками не были и никакой особенной теплоты к «конькам» не испытывали.

Это по жизни. Ну а по творчеству?

В 1820 году девятилетний Коля Девитте, развитый не по годам, опубликовал свои «детские» сказки – конечно, анонимно и под названием «Сказки моего дедушки». И знаете, кто там был главным героем? Жеребенок, а потом и выросший красавец конь, прозванный Быстролетом! Там же напечатана сказка, напоминающая по сюжету будущего «Горбунка»: старшие братья проворонили вора, младший его поймал и затребовал награду – того самого «конька» Быстролета. Отсюда уж всего шаг до сочинения приключений младшего брата и его верного спутника – то бишь до «Конька-Горбунка».

К началу 1830-х годов Николай Девитте уже имел достаточный опыт литературных мистификаций – сочинял «под Державина», «под Жуковского», написал даже пару стихов «под Пушкина». Опубликовал все анонимно. Так почему бы ему и не написать сказку в пушкинском стиле?

То есть что же получилось, уважаемые читатели?! Николай Девитте написал стилизацию сказок Пушкина, и настолько талантливую, что сам Пушкин взялся ее править, дописал к ней стихотворное начало, а потом, прочитав, воскликнул:

«Теперь этот род сочинений можно мне и оставить!»

Интересно, что образ самого рассказчика-говоруна, который и представляет историю о Коньке-Горбунке, явно списан с народных зазывал, которые к 30-м годам XIX века были распространены уже только в цирке. Литературоведы отмечают, что ни Ершов, ни Пушкин цирка не любили, а вот Девитте обожал. В сказках у Пушкина вообще не бывает рассказчиков – там действие описывается, а не рассказывается кем-то. Девитте же общался со многими циркачами, даже сам (опять же инкогнито) выступал в цирке как наездник.

Но главным доказательством авторства Девитте считается следующее. Второе и третье издание «Конька-Горбунка» было реализовано не в Петербурге, а в Москве. Издатели не провели никаких согласований ни с Ершовым, ни с семьей покойного к тому времени Пушкина (хотя известно, что после смерти поэта семья тщательно следила за гонорарами выходящих книг – Пушкин ведь оставил огромнейшие долги). Но ни Ершов, ни Пушкины не потребовали денег за переиздания «Конька». Зато Девитте принимал деятельное участие в московском издании сказки. В 1843 году он даже создал (опять же инкогнито) иллюстрации для нового переиздания сказки. Книга вышла, и имела большой успех. И кто знает, может, раскрыл бы он свое авторство, но…

Летом 1843 года Девитте уезжает на гастроли как… арфист. Да-да, в этом виде искусств ему не было равных. В Ирландии, где арфисты всегда причислялись чуть не к потомкам богов, русского музыканта признают самым талантливым и блестящим исполнителем в мире. Потом им восторгается Лондон. Однако там перед очередным концертом 20 апреля 1844 года молодой музыкант неожиданно умирает.

Сейчас Девитте, пожалуй, самая загадочная фигура русской культуры первой половины XIX века. Однако – не удивляетесь – мы все прекрасно знакомы с одним из видов его творчества. Не верите? Тогда скажите, разве вы не знаете романс «Очи черные»? Конечно, в некоторых источниках сказано, что автор музыки «Очей» Флориан Герман, но сегодня можно уже считать доказанным: автор музыки этого бессмертного шлягера Николай Девитте.

В Британской энциклопедии прямо написано: русский гений. А мы и не узнали бы о нем, если бы не провокация (или мистификация – кому как больше нравится) с «Коньком-Горбунком».

Ну вот почему мы такие забывчивые? Может, потому, что у них всего мало – и просторов и талантов. И они всех талантливых людей помнят. А у нас каждый второй (а может, первый?) – талант. Всех не упомнишь. А значит, и никого не помним. Ну, чтобы обидно никому не было…

Так и живем – всегда как в сказке: налево пойдешь, направо пойдешь, прямо пойдешь… А все одно – ничего не найдешь… Вот и сидим себе, беспамятные…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Страдания молодого (и не очень молодого) Вертера

Из книги Писатель и самоубийство автора Акунин Борис

Страдания молодого (и не очень молодого) Вертера Луга, цветы к чему мне без нее? Все царства мира и всё злато? Да и сам мир к чему? Жоржи Артур Несчастная любовь — отличный стимул для литературного творчества, гораздо более эффективный, чем любовь счастливая. Страдания


Страдания молодого (и не очень молодого) Вертера

Из книги Писатель и самоубийство. Часть 2 автора Акунин Борис

Страдания молодого (и не очень молодого) Вертера Луга, цветы к чему мне без нее? Все царства мира и всё злато? Да и сам мир к чему? Жоржи Артур Несчастная любовь — отличный стимул для литературного творчества, гораздо более эффективный, чем любовь счастливая. Страдания


ТАЙНА

Из книги Китай и китайцы. Привычки. Загадки. Нюансы автора Шляхов Андрей Левонович

ТАЙНА Дерзаний творческих удача – Победа мастерства и воли. Блестяще решена задача, Без вдохновения и боли. На месте всё, но, как ни странно, Сам сознаешь в бессильной дрожи: Созданье это бездыханно, Чего-то не хватает всё же. И тут приходит сокровенно Еще строфа, под


ТАЙНА

Из книги Древний мир автора Ермановская Анна Эдуардовна


СКАЗКА о том: как старик богатый взбесился, на молодой Дарье женился, как Дарья им мудрила, себе обнов накупила, бороду ему ощипала, старые кости потрепала и как его похоронила, молодого мужа нажила

Из книги Духовная прародина славян автора Серяков Михаил Леонидович

СКАЗКА о том: как старик богатый взбесился, на молодой Дарье женился, как Дарья им мудрила, себе обнов накупила, бороду ему ощипала, старые кости потрепала и как его похоронила, молодого мужа нажила Жил был старичок, Богатый мужичок; От роду женат не был, За монаха в деревне


Глава 17. Свет и Тень: включение растительного мифа в контекст солнечного

Из книги В параболах солнечного света автора Арнхейм Рудольф

Глава 17. Свет и Тень: включение растительного мифа в контекст солнечного Индийская традиция показывает, как представление о первой паре, совершившей инцест, оказывается объединено с мифом о сыне бога солнца — первом царе-родоначальнике человечества.Оба мифа оказываются


Тайна

Из книги Два лица Востока [Впечатления и размышления от одиннадцати лет работы в Китае и семи лет в Японии] автора Овчинников Всеволод Владимирович