Пальмы на память, или Этнический интерьер вчера и сегодня

Пальмы на память, или Этнический интерьер вчера и сегодня

Путешествия — божественный подарок для человеческого глаза и интеллекта. И с той самой незапамятной поры, как у людей появилась такая возможность, они полюбили привозить сувениры на память. Сувениры бывают разными — от кукол в испанских костюмах до венецианских масок. А вот те, кому посчастливилось какое-то время пожить в далеких краях, почти всегда, полюбив чужую страну, стараются взять с собой на память что-то и посущественнее — афганский ковер, египетский кожаный пуфик с верблюдами, японскую шелковую ширму или мексиканское глиняное божество.

Сувенир для туриста — это всегда то, чего на своей родине не встретишь.

Никто из парижан не держит дома миниатюрную Эйфелеву башню, из венецианцев — пластмассовую гондолу с электрической лампочкой, а из японцев — глянцевый календарь с раскосыми красотками. Сувенир из экзотических стран чаще всего предмет китча, а этника все же относится к народному искусству. В лучшем смысле этнический интерьер — это знак понимания и уважения к чужой культуре, признак толерантности и широты кругозора. И интерес к этнике в истории интерьера можно проследить с античных времен. Хорошим примером тому служат напольные римские мозаики, имитировавшие коптские и персидские ковры. Но настоящая волна тотального увлечения этническим пришла в Европу в эпоху раннего Средневековья, во времена Крестовых походов. Именно этим контактом с Ближним Востоком мы обязаны возникновению готического искусства в Европе. Так, элементы этнической и религиозной мусульманской архитектуры минаретов и мечетей стали основой готической стрельчатой арки. В употребление вошли также витражи, ковры, подушки и знаменитые кровати под балдахином. Этническая культура Востока осветила жилища средневекового рыцарства, сделала его более комфортабельным и благородным.

Вместе с предметами искусства с Востока пришли новые шелковые ткани вроде муслина, имя которого происходит от названия города Мосула в нынешнем Ираке, или дамасского шелка. В письменности и коммерческих расчетах распространились арабские цифры взамен бытовавших до этого римских.

Позднее, в эпоху Ренессанса, Восток подарил Италии искусство инкрустации мебели слоновой костью или ценными породами деревьев и складную мебель — она ведь тоже аравийского происхождения. Такой модной мебелью в интерьере стали знаменитые складные флорентийские кресла «Савонарола», их форма была продиктована ближневосточными прототипами.

Открытие Колумбом Америки в 1492 году привело к некоторому охлаждению в отношении к мусульманскому прикладному искусству. Однако искусство ацтеков, майя и инков не смогло его все-таки заменить в Европе, поскольку было признано, по незнанию, варварским. Большинство храмов индейцев были разрушены конкистадорами, и скульптуры из них не стали украшением Эскуриала, толедских и гранадских дворцов. Однако золото Мексики и Перу, которое было перевезено испанскими каравеллами в Антверпен, сильно увеличило богатство Европы и породило ее страсть к роскоши.

И тем не менее Америка подарила Европе огромное количество этнического в европейской кухне. Но так давно это было, что многие наши соотечественники, например, с гордостью называют родиной картошки Белоруссию, а не Боливию, кукурузы и подсолнухов — Украину, а не Мексику, помидоров — Испанию, а не Колумбию, табака — Турцию, а не Гватемалу. Но на самом деле и картофель, и помидоры, и подсолнечник, и кукуруза, и табак были привезены конкистадорами из Америки. Так же, между прочим, и «рождественская» птица индейка завезена испанцами из Южной Америки.

Но вернемся к убранству интерьеров. В XVII веке была создана голландская Вест-Индская компания. Она занималась торговыми операциями с заморскими странами и делала это весьма успешно. Именно голландцы впервые стали привозить в эпоху Людовика XIV китайский фарфор из Макао, чаще всего белый с синим. Это привело позднее к возникновению дельфтского бело-синего фаянса, португальской бело-синей глазурованной плитки и русской сине-белой гжели.

Фарфор был безусловной новинкой и недосягаемой роскошью, так как секрета его изготовления не знали в Европе до начала XVII века. Раскрыли его самостоятельно алхимики в саксонском городе Мейсене уже в эпоху рококо. А до того Европу захватило необъяснимое увлечение всем китайским, названное «китайщиной», а по-французски это стиль шинуазри. Из Китая было взято очень много для интерьеров галантного века — гнутые ножки мебели, лаковые поверхности, перегородчатая эмаль, шелка, фарфоровые медальоны, а также пудреные парики с косичками. Этот стиль оставил значимый след в убранстве императорских летних дворцов под Петербургом — в Ораниенбауме, Царском Селе, Петергофе. Вообще ни один уважающий себя парк не обходился в то загадочное время без скрипучей китайской беседки, китайской чайной комнаты, декоративной пагоды или даже целой «китайской деревни». Подражание китайскому в интерьере 1740–1760-х годов стало излюбленной темой музейных выставок, познавательных книг и научных изысканий.

Но человек, особенно такой ветреный, как француз, или такой пытливый, как англичанин, в конце концов всем пресыщается. И настал черед турецкого — оттоманской этники. Войны, которые вела Россия в эпоху Екатерины Великой с Турцией, заставили обратить усталый взгляд европейцев в сторону царственного Константинополя и его гаремов, и эта тема взбудоражила умы эстетов эпохи Просвещения. Так в европейском интерьере появились первые диваны — знак расположения к гаремной неге. Эти диваны, составленные из мягких тюфяков и подушек, стали крыть чаще всего полосатой обивочной тканью, также оттоманского происхождения. И из типичной этнической экзотики диван превратился в частицу европейской, а затем и русской бытовой культуры. Вместе с диванами прибыли с берегов Босфора и пуфики, без которых мы теперь ни один будуар не мыслим.

Еще два знаменитых проявления оттоманской экзотики в европейской культуре — это киоски и турецкие бани. В нашем современном восприятии слово «киоск» чаще всего сочетается со словами «газетный» или «цветочный». Однако в переводе с турецкого оно означает одиноко стоящий небольшой павильон. Что касается турецких бань, то они так сильно взволновали европейцев в то время, что даже заклятый враг турок Екатерина Великая заказала их себе для парка в Царском Селе.

Но вот грянула Французская революция 1789 года, была низвергнута монархия, власть отошла к Наполеону Бонапарту. Он-то любил все военное и древнеримское, а к этнике относился скептически. Зато его первая супруга Жозефина Богарне была креолкой, родом с Мартиники, и, видимо, поэтому она, любя тропические сады и фрукты, ввела в интерьерную моду пальмы в кадках, которые сто пятьдесят лет спустя доживали свой век в «красных уголках» при домоуправлениях. Ее любимым фруктом был ананас, и она привила к нему интерес сначала во Франции, потом повсюду в Европе. В моду вошли беседки в форме ананаса, вазочки-конфетницы также в виде ананаса, вышивки и сумочки тех же очертаний.

Английский романтик и поэт лорд Байрон своими произведениями вроде «Корсара» и «Чайльд Гарольда» еще более популяризировал путешествия, чему, впрочем, способствовали и наполеоновские войны, ведь французская армия дошла до Москвы.

Романтическое послевоенное время всколыхнуло вновь интерес к турецкому экзотизму, связанному в высшей степени с освободительной войной в Греции. Вновь в моду вошли полосатые ткани для будуаров, задрапированных в виде шатров и киосков, мягкие ковры и подушки.

Все же, однако, век XIX тяготел более к историзму, чем к экзотизму, чередуя попеременно любовь к готике, Ренессансу, барокко, рококо и многим другим удачным или не очень репликам стилей прошлого.

Но вот пришла Викторианская эпоха и с нею век колоний. В Англии более всего он проявился в экспорте резной индийской мебели из эбенового дерева, ковров и бронзовых Будд.

В 1860-е годы Япония открыла для торговли с иностранцами свои ранее закрытые порты Кобе и Иокогаму. И на Америку и Европу обрушился целый шквал японских безделушек и предметов мебели — ширмочки, шкатулочки, веера, вазочки, столики. Почти все они были богато орнаментированы или расписаны от руки рисунками с асимметричной композицией. Это подтолкнуло к настоящему перевороту в европейской эстетике. Так ненароком в 1870–1880-х годах возник модный стиль японизм, который в интерьере проявился в большом количестве бамбуковой мебели, фарфора и лаковых шкатулок. Японизм стал отчасти предтечей нарождавшегося тогда стиля модерн, или ар-нуво, и выразился очень сильно в любви к цветам и прочим растениям.

Что же все-таки объединяет японское искусство и европейский модерн? Гастроли дягилевского балета в Париже, начавшиеся в 1909 году, всколыхнули небывалую волну ориентального экзотизма балетами Фокина «Шахерезада» и «Синий бог». Так, Леон Бакст стал невольно изобретателем оранжевого абажура и «гаремных» подушек для диванов, турецкое и сиамское вновь вошло в большую моду.

Эпоха 1910-х годов породила и еще один новый тип этнического интерьера. Появился так называемый национальный романтизм. Он был особенно ярок в странах, которые образовались после Первой Мировой войны в результате распада империй. Интерес к своему историческому прошлому и традиционным формам дизайна или орнамента создал экзотизм финский, румынский, сербский, чехословацкий, польский, латышский, а раньше всех них — «неорусский стиль», в котором былинное довлело над современным.

Но вот пришли шумные 1920-е годы, и в моду вошел черный джаз, который странным, опосредованным образом спровоцировал интерес к африканскому туземному искусству. В моду вошли маски из Конго, шкуры зебры из Родезии, посуда с Занзибара и мебель из Кении. И фикусы повсюду! Интерес к африканской этнике достиг своего пика на Парижской колониальной выставке 1928 года.

Тоталитарные, но стильные по-своему 1930-е годы тяготели к греческим и римским формам и пропорциям в дизайне. А вот на 1940-е пришелся всплеск интереса к странам Карибского бассейна. И не только мебель, циновки, посуда оттуда, но и сомбреро, и танцы вроде самбы и румбы стали очень типичными для эпохи радио и музыкальных комедии с Кармен Мирандой.

Послевоенное время отмечено интересом то к тихоокеанской экзотике, связанной с испытанием атомной бомбы на атолле Бикини, то к корейской то к вьетнамской.

Но самым решительным и роковым образом экзотизм вошел действительно в каждый дом лишь в эпоху хиппи, в начале 1970-х годов. Вот когда индийские и непальские вещи — зеркала с вышивками, покрывала и табуреточки стали неотделимым украшением самого модного дома и самого светского человека. Эпоха хиппи не ограничилась одним регионом — ее интересы распростерлись на все континенты, и повсюду находились статуэтки, ткани, подушки, керамика, плитки, ковры и масса другого экзотического хлама, тогда очень ценившегося.

Но геометрические 1980-е годы исправили вкусы в интерьере в сторону простоты и нового японизма, со стилем зен и фэн-шуй и ресторанами суши.

Каким экзотическим поветрием будет отмечен наступивший век? Никто этого сказать с уверенностью пока не может. Но все же некоторые тенденции в сфере этнического экзотизма уже проявились. Очень заметным стал стиль фьюжн, проявляющийся в эклектическом смешении различных направлений, например в модных московских ресторанах в наши дни. Еще очень моден австралийский и новозеландский дизайн — в нем есть много простоты и новизны, связанной с необычностью орнамента народа маори и новыми для европейского глаза породами дерева. Еще сильнее мусульманские мотивы, вызванные обострением религиозного экстремизма. Многим нравится оформить кухню, ванную или всю дачу в магрибском стиле, а уж ресторанов и дискотек в стиле «1001 ночь» и вовсе не счесть.

Вещи в этническом стиле можно найти повсюду — на блошиных рынках, в специализированных магазинах и, разумеется, во время поездок в заморские земли. И цены тут совсем ни от чего, казалось бы, не зависят. Какая-нибудь африканская маска стоит дорого в Бенине — на своей родине, но дешевле на парижском рынке. Или индийскую шаль порой дешевле купить в Сингапуре, чем в Бомбее. Логики тут не ищите, а покупайте по собственному чутью и усмотрению, но опираясь на стилистические рамки каждого интерьера. Экзотизм живет и побеждает, и этническое, как всегда, доставляет много радости дизайнерам и их счастливым клиентам — путешественникам в собственной квартире.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Память «первичная» и память «историческая»

Из книги Аспекты мифа автора Элиаде Мирча

Память «первичная» и память «историческая» Итак, в Греции существовали две интерпретации памяти:1) первая — та, которая сохраняет первозданные события (космогония, теология, генеалогия);2) вторая сохраняет предшествующие существования, то есть события исторические и


СТАНИСЛАВСКИЙ - ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА

Из книги Режиссерская школа Товстоногова автора Малочевская И Б

СТАНИСЛАВСКИЙ - ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА Учение Станиславского — это его система, то есть основы актерской профессии, опирающиеся на объективные законы физической и духовной природы творчества актера, а также — методы работы над ролью и пьесой: метод действенного анализа


§ 8. Нравственность россиян: вчера, сегодня, завтра?

Из книги Русские [стереотипы поведения, традиции, ментальность] автора Сергеева Алла Васильевна

§ 8. Нравственность россиян: вчера, сегодня, завтра? «Все мы люди, все мы человеки» Русская поговорка, смысл которой в том, что всем нам свойственны слабости и недостатки, не стоит их осуждать Нравственные принципы не существуют в чистом виде, сами по себе, они всегда —


Церковный люд – вчера и сегодня

Из книги Боже, спаси русских! автора Ястребов Андрей Леонидович

Церковный люд – вчера и сегодня Общность людей, называемая приходом, образуется при каждом храме. Приход – это постоянные прихожане, которые видятся, как правило, каждую неделю и даже чаще, и конечно же клирики храма во главе с его настоятелем. Приходское сообщество


Чеченцы. Этнический менталитет

Из книги Чеченцы автора Нунуев С.-Х. М.

Чеченцы. Этнический менталитет Трагедия последних лет, происходящая с чеченским народом, которую некоторые авторы не без основания называют даже национальной катастрофой, ясно показала, что будущее народа, его возрождение немыслимы без тесной связи с другими народами.


Стиль вчера, сегодня, завтра. Размышления на рубеже веков

Из книги Судьбы моды автора Васильев, (искусствовед) Александр Александрович

Стиль вчера, сегодня, завтра. Размышления на рубеже веков Век на исходе. Его заключительные годы напоминают одновременно элегическое прощание с сотворенным гением XX века современным идеалом красоты и конвульсии рождения нового стиля. Стиля следующего века. Ничем, совсем


Стильная жизнь вчера и сегодня

Из книги Этюды о моде и стиле автора Васильев, (искусствовед) Александр Александрович

Стильная жизнь вчера и сегодня Все стили прошлого неоднократно возвращались в моду, как в одежде, так и в интерьерах, и переживали новое рождение. Начнем с Египта, не правда ли? Мощный и величественный стиль архитектуры фараонов, барельефы и скульптура, красавица


§ 25. Этнический и расовый состав населения Северной Америки

Из книги Этнокультурные регионы мира автора Лобжанидзе Александр Александрович

§ 25. Этнический и расовый состав населения Северной Америки Этнокультурные группы населения СШАКак мы уже говорили, американское население мозаично по своей расовой, этнической и религиозной структуре. Однако возможно выделить крупные группы, родственные в


1.1. Казаки вчера и сегодня

Из книги Казаки [Традиции, обычаи, культура (краткое руководство настоящего казака)] автора Кашкаров Андрей Петрович