Парикмахеры в ореоле величия

Парикмахеры в ореоле величия

Разве кто-нибудь сомневается в том, что парикмахеры страдают манией величия? Касаясь руками волос звезд, они и сами мнят себя звездами. И большинство из них видят себя скорее художниками, чем парикмахерами. Усвоили? Размах феномена настолько широк, что в New York Magazine появилась статья на эту тему, озаглавленная: «Наши новые рок-звезды – парикмахеры». Салли Хершбергер, Орландо Пита, Шарон Доррам-Крауз (пряди Умы Турман – ее рук дело), Брэд Джонс («венецианский блонд» Каролин Биссет Кеннеди – это от него)…

Если вы решили доверить свою шевелюру одному из этих мастеров парикмахерского искусства, вам придется выложить 250 долларов, и это только за стрижку (даже не надейтесь, что за эту цену вам удастся хоть немного изменить оттенок волос, – только стрижка, хотя выглядеть она будет божественно).

Но стоимость услуг легко может возрасти до 800 долларов. Да, да, вы не ошиблись: ВОСЕМЬСОТ ДОЛЛАРОВ! Самая дорогая стрижка во всем Нью-Йорке (и, разумеется, в мире) – у Орландо Пита. Если вы думаете, что это превосходит все мыслимые пределы, вы ошибаетесь. Ведь он – не просто парикмахер, это корифей, общепризнанный мастер своего дела, дизайнер парикмахерского искусства. Его шедевры являются частью 87 причесок, отобранных на экспозицию в Национальный музей дизайна Купера-Хьюитта.

Влияние парикмахеров настолько велико, что, например, Салли Хершбергер удалось запустить инфляционные процессы в экономике. Это она является стилистом Мишель Пфайффер, Джейн Фонды и Мэг Райан (ее фирменный знак – тщательно проработанный образ «Я только что встала»). Завоевав Лос-Анджелес, в 2004-м она принялась за элиту Манхэттена, открыв салон в Митпакинге[9], старом квартале, где когда-то располагались бойни, а теперь это ресторанная мекка с множеством модных клубов и винтажных бутиков, которые заставили бы побледнеть от зависти Колетт[10] в Париже.

Не успела Салли появиться в Нью-Йорке, как ее собратья по ремеслу принялись строить козни, распространяя в прессе нелестные отзывы о ней. И это вполне объяснимо. По сравнению с ее тарифами, стоимость стрижки у Фредерика Феккая (400 долларов) в его салоне над бутиком Chanel на 57-й улице может показаться ничтожной. (Феккай, французский парикмахер, любимец нью-йоркских дам, позиционирует себя скорее не как художник, а как бизнесмен, – верх успеха для француза в Нью-Йорке!)

Поиск хорошего парикмахера по разумной цене для тех, кто не имеет возможности заплатить своей «диве», может вылиться в настоящую головоломку. Особенно при условии, что вы хотите походить на ведущую теленовостей из Fox News. Но оставьте телекрасоткам их привилегию иметь роскошные платиновые кудри такого объема, будто волосы накачали гелием. Наш совет: за исключением экстраординарных случаев, никогда не ходите в barber shop (добрые старые парикмахерские), где за 10 долларов не совсем трезвый парикмахер без зазрения совести может поранить вам ухо (если не отрезать!). Также заклинаем: бегите прочь от салонов запатентованной сети Жан-Луи Давида[11] (скажи, Жан-Луи, а ты сам переступал хоть раз в жизни порог одной из своих парикмахерских?). Увы, не счесть девушек и женщин, вышедших в слезах после того, как они побывали в руках мастеров, даже не представляющих, что такое сертификат профпригодности, и в прямом смысле способных изменить вас до неузнаваемости!

Если приложить некоторые усилия, найти хорошего мастера можно, но его услуги, разумеется, будут стоить денег. Не 250 долларов, а от шестидесяти до восьмидесяти. За эту сумму вам не придется вздрагивать при каждом клацании ножниц. Ведь на самом деле хорошая стрижка – это не роскошь.

Кстати сказать, те же проблемы существуют и в отношении мастеров других профессий: в Нью-Йорке очень мало специалистов, хорошо владеющих своим ремеслом (если таковые имеются, то они, как правило, европейцы). Любой может вообразить себя каменщиком, плотником, слесарем или маляром, не имея на то никаких оснований и специальной подготовки. Главное – работать быстро ради извлечения максимальной прибыли и, следовательно, в ущерб качеству.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Дефицит теории или величия?

Из книги Герцоги республики в эпоху переводов: Гуманитарные науки и революция понятий автора Хапаева Дина Рафаиловна

Дефицит теории или величия? Биография — это последний бастион реализма. В современной прозе мы все время сталкиваемся со сложной техникой: тут и поток сознания, и его разорванность, и так далее. Единственный жанр, в котором обыватель <…> еще может найти связное