Моя мамочка и я

Моя мамочка и я

С давних пор Джимми рано ложится спать. И это нормально. Ведь его дни загружены до предела. В надежде стать совершенным мужчиной он с утра до вечера трудится над своим образованием. По вторникам Джимми занимается плаванием, по четвергам – музыкой. По пятницам он налаживает контакты, встречаясь с людьми примерно его же возраста, чтобы в течение часа поговорить об окружающем мире, поделиться взглядами. Один или два раза в неделю он ходит в музей, а скоро займется футболом и гимнастикой. Джимми – совершенный человек, человек своего времени. Единственный минус: он не говорит. Впрочем, он и не ходит. Но в этом нет ничего страшного: Джимми всего 11 месяцев.

На этаже, где расположены игровые площадки Sydney Playground, мамочки и их цыплята рассаживаются в зале для игр вокруг Робин, аниматора, которая берет гитару и, призвав своих учеников к тишине, проигрывает несколько нот и начинает петь песню, своего рода увертюру и символ программы «Музыка для всех»

– Hello everybody, so glad to see you, hello to Jimmy, so glad to see you… Привет всем, я так рада вас видеть, здравствуй, Джимми, я так рада тебя видеть…

Мамы, няни и несколько присутствующих здесь папаш хором повторяют:

– Hello to Lucy, to Oriana, to Seith, hello to the moms, to the dads, to the nannies, to the grandparents, we’re so glad to see yououou… Здравствуй, Люси, Ориана, Сейт, здравствуйте все дети, мамочки, папочки, няни, бабушки, дедушки… Мы рады видеть вааас…

У песен веселые мелодии, слова в них легко рифмуются, все несут положительный заряд, призывают к любви и толерантности. Вообще, настрой американских песенок в корне отличается от, например, французских считалочек, в которых подвешивают Пьера, запрещают под страхом смертной казни плакать Жаннетте, прославляют матушку Мишель и ее пропавшего кота, пастушку, которая бьет котенка, и, начиная с пеленок, пропагандируют табакокурение: «В моей табакерке отличный табак!»

Младенцы в Нью-Йорке чуть ли не с рождения ведут бурную жизнь, посещая всевозможные курсы гиперстимуляции, занятия на которых, если уж к ним и приступили, не прекращаются никогда. Жительницы Нью-Йорка, как и природа, не терпят пустоты. Едва маленький Тревор начинает ходить, мать сразу же записывает его на курсы гимнастики. Вы не представляете, как трудно удержать равновесие, ступая по бревну, когда у тебя младенчески слабые ножки. Ну и что с того! Незамысловатая философия, которой руководствуются родители, сводится к тому, что начинать нужно как можно раньше, чтобы все успеть и добиться успеха жизни. Заниматься музыкой начинают с четырех месяцев, плаванием – с восьми, а рисованием, когда еще не умеют держать карандаш. И святая святых – это посещение курсов йоги для детей. Уже с трех лет дети умеют делать упражнение «Приветствие солнцу» и занимаются пранаямой (упражнения на дыхание).

К преимуществам, как и всегда в Нью-Йорке, относится наличие в городе множества самых разнообразных курсов йоги, на любой вкус. Джуниор и его товарищи, прислушиваясь к тишине, расположились на ковре. Родители убеждены, что их сорванцы научатся лучше, чем они, справляться со стрессами. А чтобы записная книжка Джуниора не выглядела, как органайзер министра, программа занятий не сложная и представлена в виде развлечений.

Все чаще родители обращаются к терапевтам, чтобы те, наблюдая их потомство, способствовали ускорению процесса обучения. Early intervention — это программа, разработанная для детей с задержкой развития. Проблема заключается в том, что не все дети развиваются в соответствии с ритмом, заданным природой. Если Джуниор не встанет на ноги и не пойдет в год, это ненормально. Если он сдергивает носочки с ног или не любит дотрагиваться до песка в песочнице, это означает, что у него тактильные и сенсорные проблемы. А тот факт, что бамбино не признает шапку, послужил поводом для похода к терапевту, который диагностировал у него задержку развития, на борьбу с которой ушел целый год. Родители убеждают сами себя: «Если занятия и не принесут пользы, то уж хуже от этого, в любом случае, не будет».

Ситуация складывается таким образом, что все большее количество матерей решают оставить хорошо оплачиваемую работу, требующую от них полной самоотдачи, чтобы полностью посвятить себя детям. Целью такой самоотверженности «профессиональных мамочек» является демонстрация на «ярмарке тщеславия» достижений их потомства. Но не вздумайте им сказать, что они не работают. В целях политкорректности теперь принято говорить не «домохозяйка», а «женщина, не получающая вознаграждения за свой труд». Они полностью сосредотачиваются на образовании детей, вкладывая душу и деньги в культурное развитие своих херувимов, и, организуя школьные праздники, пекут бесконечные кексы и торты и шьют своими белыми руками костюмы на Хэллоуин.

Этот феномен скрупулезно изучается Шарон Хэйс, которая назвала его «интенсивным материнством». Но подобный подход не находит понимания у трех англосаксонских мэтров педиатрии: Томаса Берри Брейзелтона, Бенджамина Спока и Пенелопы Лич, произведения которых и сегодня не утратили актуальность: их цитируют, на них ссылаются и они стали настольными книгами для большей части нью-йоркский матерей.

Прочтя все, что возможно, по поводу физического развития детей и доведя до совершенства свои теории на скамейках игровых площадок, продвинутые мамы начали доселе невиданное наступление на интеллект своих малышей. Во-первых, ребенку нужно читать, когда он еще находится в утробе; во-вторых, начиная с четырех месяцев необходимо приобщать его к возможно более разносторонней деятельности и, в-третьих, следует неустанно трудиться над организацией и проведением плейдейта (playdate). Это – абсолютно нью-йоркское нововведение. И не думайте, что речь идет о банальной вечеринке, где угощают нантскими шоколадными бисквитами и соком. Чтобы провести плейдейт на должном уровне, родителям придется на раз встречаться, ведь надо продумать все до мелочей, организовать игры и развлечения не только для детей, но и для их мамочек, которые тоже не должны скучать.

Но даже если методические указания продиктованы лучшими побуждениями (и часто оказываются действенными), воспитательный процесс, бывает, доходит до абсурда. Нередко можно видеть в библиотеку молодую маму, читающую на ушко своему спящему младенцу детскую книжку из серии «Угадай, как я тебя люблю». А вот другая мама, разговаривающая с двухлетним малышом по методике «прочти по моим губам»:

– По-смо-три, бе-би спииит.

Встречаются родители, которые уверяют, будто их 16-месячный карапуз уже выучил буквы, различает цвета и знает наизусть слова детской песенки про паучка Itsy Bitsy Spider. На языке вертится вопрос: «А логарифмами он еще не овладел?» Синдром вундеркинда овладел всем городом. Дети просто обязаны быть сверхспособными. И если ваш бамбино не доказал теорию Большого взрыва в трехлетнем возрасте, будьте уверены, его жизнь не удалась, если не потерпела крах.

Следствием этой тенденции явилось так называемое «позитивное мышление». Мать Уильяма никогда не говорит «нет». Она всегда в приподнятом настроении. Каждый раз, когда Уильям слепит куличик из песка, она вскрикивает от восторга:

– Дорогой мой, как у тебя хорошо получилось!

Каждые четверть часа Уильям слышит, как она к нему обращается:

– Какой хороший мальчик!

Как только он начинает плакать, мать тут же подбегает и пригоршнями сует ему в рот любимые хлопья американских детей Cheerios или Goldfish, а иногда, в зависимости от случая, обнажает грудь, чтобы покормить его: «Ему это так полезно».

Однажды, когда Уильям чуть было не выбил глаз своей подружке Эшли, укусив ее за щеку и отобрав у нее куклу, его мама встала, подвела сорванца к плачущей девочке и сказала ровным тоном:

– Уильям, ты очень плохо поступил, ты расстроил мамочку, а теперь извинись перед Эшли. Эшли, Уильям просит у тебя прощения.

Но на самом деле ее Уильям не чувствует никаких угрызений совести, он даже не знает, что это такое. И по правде говоря, он находит все это довольно забавным: «Эшли рыдает во весь голос, мама занята только им, он – центр мироздания. Здорово!»

Поняв, что инцидент исчерпан, Уильям поворачивается, берет свою лопатку, набирает в нее песок и швыряет в лицо девочки.

Как всегда в такие моменты мать Уильяма рассыпается в извинениях и заявляет:

– Это не его вина, его отец и я, мы разводимся, Уильям проходит курс лечения у терапевта.

Малышку Эшли, по-видимому, не впечатлили результаты лечения, потому что она зарыдала еще громче, во всю мощь своих легких, как и подобает в подобных случаях.

Всё о детских игровых площадках и досуге детей

Французским урбанистам не мешало бы приехать в Нью-Йорк, чтобы своими глазами увидеть детские игровые площадки. Как только на небе появляется хоть один луч солнца, ватаги ребятишек берут приступом пространства, отведенные под игры. Как это всегда бывает, когда речь идет о развлечениях, американцы быстро поняли, в чем нуждаются малыши и чем обеспокоены их родители, – игровые площадки в зеленых зонах оборудованы резиновыми напольными покрытиями, тобоганами (металлические горки), качелями с сиденьями в виде пластиковых штанишек, куда можно посадить ребенка, едва умеющего держать головку, не боясь, что он упадет, песочницами, в которых не встретишь экскрементов животных (у животных свои «игровые площадки» – места для выгула). Нельзя не упомянуть и о знаменитых sprinklers, фонтанах, действующих с наступлением первых жарких дней и до конца бабьего лета, где с наслаждением плещутся малыши в памперсах (даже в четыре месяца нельзя выставлять напоказ свою наготу; видимо, американцы еще не окончательно избавились от пуританских пережитков).

Одной из привлекательных черт Нью-Йорка и его главным достоинством является национальная многоликость, подтверждающая, что смешение языков и рас является основным и, что особенно важно, – возобновляемым источником энергии на планете. Именно поэтому Организация Объединенных Наций построила свой импозантный небоскреб из стекла на берегах Ист-Ривер, а не где-то в другом месте. Хотя многообразие мира ощущается не столько на заседаниях, где присутствуют дипломаты всех мастей, сколько на 860 игровых площадках, которые с успехом можно приравнять к миниподразделениям, неофициальным разумеется, ООН. Если присмотреться к игровым площадкам, можно с уверенностью сказать, что и в этой области Нью-Йорк заслуживает титула «столица мира». В том, что касается оборудования, царящей на них атмосферы и ландшафта нашими любимыми являются следующие: в Гудзон-ривер Парк, Мэдисон Парк, Томпкинс-сквер, Форт Грин Парк (Бруклин), ну и, разумеется, многочисленные места для игр в Проспект Парк и Центральном парке (хотя на некоторых из них, расположенных в Верхнем Ист-Сайде, чувствуется налет снобизма).

Это правда, что зима в Нью-Йорке длинная, но найти места, где можно согреться после беготни и игр в снежки или катания на санках по холмам Центрального парка, довольно легко. Можно посетить Children’s Museum of Manhattan на 83-й улице или зайти в муниципальную библиотеку либо в Barnes and Noble (сеть книжных магазинов, эквивалент французской cerrnFnac), чтобы послушать рассказчика, читающего какую-нибудь книгу во время ставших уже традиционными story times (сеансы чтения вслух). Даже в некоторых бутиках «для всей семьи» сети GAP организуют подобные читки. Кроме того, вы можете зайти в самый большой книжный магазин для детей Books and Wonder, расположенный в квартале Флэтайрон (непременные story time проводятся каждое воскресенье в полдень). Рекомендуем также посетить два магазина игрушек Kidding Around в Челси и Geppetto’s Toys Box в Вест-Виллидже, что позволит вам избежать захода в FAC Shwartz на Пятой авеню – огромный, как Вселенная, магазин потребительского безумия, где при входе вас встречает совершенно невыносимая бодрая музыка в духе «Добро пожаловать в наш мир», которая также раздражающе действует на нервы, как и горы плюша, окружающие вас. Принимая во внимание все «за» и «против» подобной гигантомании, лучше отправиться в магазин игрушек сети Toys R’ Us на Таймс-сквер.

Если у вас не хватает воображения, воспользуйтесь нашим советом и посетите сайт www. urbanbaby. com. Здесь вы можете позаимствовать идею домашнего спектакля, узнать, как провести с ребенком выходные. На сайте вам подскажут адрес нового ресторана для детей, где вы сможете позавтракать или пообедать. У этого города есть еще одно достоинство: дети почти всегда желанные гости во всех ресторанах. В отношении обслуживания и внимания, с которым относятся к детям (например, дают карандаш, чтобы ребенок мог порисовать на бумажной скатерти, или воздушные шары; кроме того, имеются специально отведенные места для колясок, высокие стулья и игры для детей), к нашим любимым ресторанам относятся следующие: The Coffee Shop, Good Enough to Eat, City Bakery, Duke’s John’s Pizzeria, Kat’s Delicatessen, Lexington Candy Shop Junior’s Restaurant, Chez Oscar, Cowgirl Hall of Fame, Bubby’s, Odeon, Tribeca Grill и Gigino’s at Wagner Park (последний советуем посетить только в том случае, если стоит хорошая погода и есть возможность посидеть на открытой террасе, откуда открывается потрясающий вид на нью-йоркскую бухту и статую Свободы, до которой, кажется, можно дотронуться рукой; при ресторане есть превосходная лужайка, где можно поиграть в мяч, пока вас не обслужили).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг