Тратить, не считая

Тратить, не считая

Шопинг до изнеможения

Совершать покупки в Нью-Йорке равноценно патриотическому акту. В первые дни, последовавшие за террористическим актом 11 сентября, в то время как ньюйоркцы простаивали в длинных очередях, чтобы сдать кровь и записаться волонтерами, Рудольф Джулиани, тогдашний мэр города, неоднократно выступал с обращениями: «Вернитесь в магазины, продолжайте покупать, не отказывайте себе в удовольствии потреблять, вы исполняете тем самым свой гражданский долг». Проблема общественной несознательности была, таким образом, решена.

Тем не менее на этом пути вас подстерегают сложности. В целом, шопинг – это очень приятное занятие, хотя и довольно утомительное (непросто войти в метро с огромными пакетами, и, кроме того, представьте, как забьется ваше сердце, когда вы будете просматривать выписки из ваших счетов). Но у набегов на магазины есть свои приятные моменты и маленькие радости, когда, например, вы понимаете, что пара туфель от Coach цвета зеленого яблока идеально подходит к сумке Tod’s, которую вы купили в прошлом году. Если хотите, воспринимайте это как победу.

Бутики haute couture на Мэдисон-авеню (Morgan Le Fay, Proenza Schouler), магазины местных производителей в Ист-Виллидже (Euvgenia Kirn), огромные магазины на Пятой авеню (Takashimaya New York), пафосные лавочки в Нохо (Sigerson Morrison) и Нолите (Zero), минималистские бутики в Митпакинге (Jeffrey New York), еще более минималистские бутики в Вильямсбурге (Crypto) – от обилия предложений у цыпочек глаза разбегаются, и проблем с выбором более чем достаточно.

После многих лет сопротивления город, наконец, решил обзавестись настоящим шопинг-моллом по образу и подобию тех, что раньше возводились на его окраинах. В Columbus Circle, в башне AOL Time Warner, на трех этажах и на 40 тысячах квадратных метрах нашли пристанище бутики по продаже одежды, очков, сумок и т. д. И если бы сквозь стекла витрин не просматривалась статуя Христофора Колумба, можно было бы подумать, что вы находитесь в пригороде Филадельфии.

Садитесь в такси и отправляйтесь в сторону 61-й улицы и Мэдисон-авеню: Far corner on the left, please («На левый перекресток, пожалуйста»).

Сеть магазинов Barneys — это местная достопримечательность. Вместе с Bergdorf Goodman и Bendel их называют the three В («три “Б”») шопинга. Потребительские инстинкты проявляются здесь во всей своей мощи. Накануне Нового года оборот магазинов достигает гигантских размеров.

Ньюйоркцы много и тяжело работают, играют по-крупному и тратят, не считая денег. Состояния многих кланов в городе настолько громадны, что кажутся нерушимыми. Верхний Ист-Сайд (почтовые коды 10021 – 10022) – самый богатый квартал города, и неслучайно здесь расположены самые шикарные и престижные бутики: Ives Saint Laurent, Chanel, Shanghai Tang, Calvin Klein, etc.

Джой, элегантная до кончиков ногтей жительница Нью-Йорка, агрессивный шарм которой опустошил немало кошельков, отдает шопингу всю свою душу и силы.

– Рассматривать витрины и облизываться – это не для меня. Когда я хожу по магазинам, я не теряю времени даром – я покупаю, покупаю все, что вижу, не раздумывая.

У других более тонкий подход. Мы имеем в виду Ladies Who Lunch, которые являются также Ladies who shop (леди, которые покупают). Как правило, вместе они составляют гармоничную пару. После полудня их можно встретить в ресторане Le Cirque. Оставив пакеты с покупками в гардеробной, они принимаются с аппетитом поглощать блюда, специально разработанные для крайне занятых женщин, озабоченных своим весом. Сирио Маккиони, ресторатору из гастрономического института на Мэдисон-авеню, хорошо известно, что вздутие живота в результате несварения может служить серьезным препятствием для примерки изысканного белья в магазине La Perla. И перед его заведением – впрочем, как и перед магазином Barneys, – часто выстраиваются, создавая пробки, целые вереницы автомобилей, шоферы которых терпеливо ждут, пока их хозяйки не закончат свои дела.

Когда количество денег неисчерпаемо, исчерпаемы запасы товаров на складах. Феномен листов ожидания впервые ввел в практику Hermes, когда выпустил на рынок сумки Birkin et Kelly по цене приблизительно 5500 долларов. За ним последовал Vuitton. (Ежегодно на Авеню Монтень в Париже появляется сумка, которую ни за какие деньги не купишь в Нью-Йорке.) В 1980 году Vuitton открыл самый большой магазин в мире на престижной 57-й улице. Чаще других тон все же задает Harper’s Bazar. И если, например, его аксессуары мелькают на страницах глянцевых журналов, можно с уверенностью сказать, что они разойдутся, как булочки к завтраку, и даже повторный выпуск товаров не всегда может удовлетворить спрос.

«Иконами стиля» в листе ожидания являются: юбка хиппи от Gucci, сумка от Vuitton из белого полотна Murakami, шлепанцы на каблуках от Sigerson Morrison. Когда пластиковые вьетнамки Sigerson Morrison впервые поступили в продажу 25 апреля 2003 года, вся серия из 350 пар была распродана за один день, причем 140 пар из этой серии продали за пять месяцев до их появления.

Лихорадочное стремление ничего не упустить, приобретать исключительно must-have — вещи, которые обязана иметь в своем гардеробе любая уважающая себя женщина, – привело к появлению нового маркетингового приема или технологии. Такие крупные торговые сети, как GAP или Club Monaco тоже вывесили свои листы ожидания, куда записываются ради банальной футболки или простенькой куртки. И это срабатывает! В то время как город предлагает сотни моделей обуви, жительницы Нью-Йорка рыщут по магазинам в поисках пары туфель, временно отсутствующих на складах

Моду, разумеется, диктуют звезды. Как только Гвинет Пэлтроу вписала угги (меховые австралийские сапоги) в свой собственный «лист ожидания», о чем сообщила в статье, опубликованной в июльском номере журнала Vogue за 2002 год, их продажа побила все рекорды. Магазин Tip Top Shoes в Верхнем Ист-Сайде только за август продал 300 пар, несмотря на то что термометр показывал 35 градусов выше нуля в тени.

Но если проблема выбора вас нервирует, то Нью-Йорк, специализирующийся, как всем известно, на предоставлении услуг, предложит вам личного консультанта по шопингу, или шопера (см. «Консультанты на все случаи жизни»).

Шайрин, блондинка невысокого роста с искрящимся взглядом, принимает клиентов в офисе на третьем этаже магазина Barneys.

– Люди приходят ко мне, когда в их жизни случается что-то экстраординарное: бармицва[70] сына, замужество дочери. И в этом случае они нуждаются в советах профессионала. А в наши дни, когда предприятия и фирмы перешли на непринужденный стиль в одежде для своих сотрудников, правила стали настолько расплывчатыми, что вообще непонятно, как одеваться. У меня много клиентов, которые, зайдя ко мне первый раз просто для того, чтобы я им посоветовала, что лучше выбрать – костюм или ансамбль, – уходят настолько удовлетворенными, что многим из них я сделала новый гардероб. Я одеваю женщин-президентов, исполнительных директоров, матерей семейств и их дочерей, в общем, всех подряд.

Звонит телефон.

– Я вам рекомендую платье цвета ба-кла-жан, – произносит Шайрин чуть ли не по слогам.

Ее собеседница долго молчит. Видимо, в последний раз она видела баклажан так давно, что уже и не помнит, как он выглядит.

Шайрин объясняет:

– Это богатый, насыщенный фиолетовый цвет с голубоватым оттенком и переливами. Он очень хорошо сочетается с розовым платьем вашей дочери. Важно, чтобы вы вместе хорошо смотрелись.

Чувствуется, что клиентка сомневается.

– Да, конечно, вы будете прекрасно выглядеть в бежевом, отличный выбор! – соглашается Шайрин и кладет трубку.

– Мне хорошо известен вкус клиентов, и я никогда не настаиваю, если вижу, что мне не удалось их убедить. Внешний вид имеет такое большое значение. Но поймите меня правильно, люди приходят ко мне не потому, что у них плохой вкус, как раз наоборот. Они приходят, так как у них нет времени бегать по восьми этажам нашего магазина. Личный консультант по шопингу стал для ньюйоркцев чем-то вроде путеводной звезды. И у меня есть клиенты, которые говорят, что после того, как я стала их одевать, их оборот вырос на 20 процентов. Я умею придавать значительности людям и одевать их так, чтобы в них чувствовался класс.

Алексис Часман – больше чем личный консультант по шопингу. Она – closet consultant, то есть, как это ни смешно звучит, консультант по шкафам. Если вы мучительно устали от беспорядка в вашей гардеробной, она придет к вам и поможет поднять «коэффициент полезной деятельности» ваших шкафов и комодов.

– Я привожу своих клиентов на частные распродажи. Здесь все гораздо дешевле, чем в магазинах. Я нахожу им, например, костюм за 500 долларов или вечернее платье за 400. И это все уникальные, единичные вещи, которые вы не найдете нигде в другом месте. Если необходимо, я произвожу razzia (облаву) в их шкафах, выбрасываю все старье, от которого они давно должны были избавиться. Если вы зарабатываете 200 тысяч долларов в год, вы просто обязаны вкладывать средства в свой гардероб. Вам не простят, если вы не будете выглядеть безупречно.

К нашему великому удивлению, единственная демократичная вещь во всей этой истории – это услуги консультантов по шопингу, которые Шайрин и Алексис предоставляют бесплатно. Но, разумеется, магазины выплачивают им вознаграждение, поскольку клиенты, следуя их советам, оставляют здесь много денег. Таким образом, консультанты по шопингу трудятся не pro bono populis, a pro bono magasinus (не на благо народа, а на благо магазинов).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >