Россия и Центральная Европа. Ювелирное искусство. Грани взаимовлиянии

Россия и Центральная Европа. Ювелирное искусство. Грани взаимовлиянии

На протяжении нескольких столетий во взаимоотношениях России и стран Центральной Европы возникали конфликтные ситуации, разрешаемые на поле брани.

Ссорились политики, воевали генералы, конфликтовали государи.

Но есть область человеческих взаимоотношений, где все эти столетия царили взаимное уважение, взаимный интерес, нередко – восхищение и всегда взаимная польза.

Речь идет о сотрудничестве в сфере культуры. Немецкие архитекторы возводили прекрасные здания в Москве и Санкт-Петербурге, австрийские маэстро концертировали по русским городам, германские педагоги учили юных русских художников основам портретной или пейзажной живописи и т. д. Выигрывали обе стороны. И всегда – культура.

История взаимовлияния национальных культур – отрасль науки весьма привлекательная. Интересно и рассматривать политическую, военную, экономическую историю разных стран параллельно, отмечая несходство и совпадения, общие взлеты и неудачи, точки соприкосновения.

Крайне редко ученые рассматривают и то, и другое в рамках одного исследования: историю архитектуры и изобразительного искусства в контексте всеобщей истории человечества. Мне же всегда был интересен взгляд на историю сквозь призму искусства, рассмотрение истории искусства той или иной страны в контексте истории, сравнительный анализ пассионарных периодов в истории искусства разных стран.

О плодотворных контактах ювелиров России и Центральной Европы исторические источники свидетельствуют, начиная с Древней Руси. Однако до XV века это скорее торговые связи. О взаимовлиянии говорить пока рано.

А вот источники XV–XVI вв. говорят о том, что германские, австрийские, шведские, голландские, французские авторы неплохо разбирались в ювелирном искусстве русских мастеров. Первыми их оценили путешественники, профессиональные дипломаты, политики, военные, разведчики, врачи, купцы, художники из стран Центральной Европы. В ряде случаев, скажем, дошедшие до нас записки побывавших в России путешественников из Центральной Европы рассказывали о событиях, которые без их известий остались бы тайной для последующих поколений.

Особенно интенсивно начали развиваться культурные связи России со странами Центральной Европы во времена царствования (1462–1505) Ивана III.

Объяснение тому можно найти и в объективном историческом процессе, и в субъективных факторах – государь был женат на Софье Палеолог, из рода последнего византийского императора, воспитывавшейся в Риме. Измученная Европа, в начале царствования Ивана III едва ли даже подозревавшая о существовании Московии, затиснутой между Литвой и татарами, – была ошеломлена внезапным появлением огромной Империи на ее вторичных границах. Империи, в которой ювелирное искусство и любовь к драгоценностям при царском дворе были на уровне европейских стандартов.

О личных встречах с русскими царями, о драгоценных камнях, украшавших их одеяния, писали дипломат Амброджо Контарини в 1467–1477 гг.; англичанин Джером Горсей, впервые приехавший в Москву в 1572 г., выступавший доверенным лицом в дипломатических контактах Ивана Грозного и королевы Елизаветы; французы Жак Маржерет, Адам Олеарий и де ла Невель.

Но особое место в представлении европейцев о драгоценностях московского царства, о ювелирных изделиях, носимых при дворе Государей московских, принадлежит Сигизмунду Гербер-штейну, политическому представителю австрийской династии Габсбургов. Это был блестяще образованный человек, знаток славянской культуры и тонкий ценитель произведений ювелирного искусства. Его «Записки о московских делах» были впервые опубликованы в 1549 г. и заслуженно принесли ему мировую известность. Он впервые подробно описал драгоценности, носимые царем, его женой, придворными во время обряда венчания русских государей на царство, впервые в Европе было дано точное описание знаменитой шапки Мономаха со всеми украшавшими ее драгоценными камнями, а также описаны драгоценности, носимые в то время великим князем Василием Ивановичем, его первой женой Соломонией и второй супругой Еленой Глинской.

Точность и достоверность описаний Сигизмунда Герберштейна тем более удивительна, что, как мы знаем и из его записок, и из воспоминаний других европейских дипломатов, запомнить все увиденное было делом непростым хотя бы потому, что иностранных гостей при московском дворе тщательно спаивали. Однако сравнение описаний драгоценностей, данных разными путешественниками, свидетельствует о том, что перед истинной красотой бессильна и хлебная водка, и фряжское вино: иноземцы пили крепко, но дело разумели и оставили потомкам описание роскошного жемчуга, бриллиантов, изумрудов, рубинов, украшавших костюмы и одеяния русских царей, цариц и их придворных.

Надо сказать, что западноевропейцев, даже имевших опыт жизни при дворах своих правителей и видевших истинные жемчужины их коллекций драгоценностей и праздничной посуды, поражали сокровища русских царей.

Замечательные описания несметных сокровищ Московского Кремля оставил автор «Письма о России XVI века» Ганс Кобенцель. С восторгом описывал он роскошь осыпанных драгоценностями царских регалий, одежд, облачений духовенства. В своем «Письме», опубликованном в России в 1842 г. в «Журнале Министерства народного просвещения», он восторженно описал Кремль: «в московском дворце государя так много серебра и золота, что почти невозможно сосчитать всех сосудов». Это писал посол германского императора, также бедностью не отличавшегося.

Не меньший восторг ощутил епископ Еланссонский, присутствовавший в 1589 г. на парадном приеме в Золотой Царицыной палате. Он был просто потрясен одеянием Ирины Годуновой: «На царицу нельзя было смотреть без удивления, – так великолепен и прекрасен был вообще ее царский наряд. На голове она имела ослепительного блеска корону, которая составлена была искусно из драгоценных каменьев и жемчугами, была разделена на 12 равных башенок. В короне находилось несколько карбункулов, алмазов, топазов и круглых жемчугов, а кругом она была унизана большими аметистами и сапфирами. Кроме того, с обеих сторон ниспадали тройные длинные цепи, которые были составлены из столь драгоценных камней и покрыты круглыми столь большими и блестящими изумрудами, что их достоинство и ценность были выше всяких похвал».

В «Сказаниях» Горсея о России на исходе XVI столетия упоминается впечатление от одежды царя Федора Ивановича, которая была украшена разными драгоценными каменьями и великим множеством дорогих восточных жемчугов. Весила одежда царя 200 фунтов и «ее хвост и полы несли 7 бояр».

Камни на Руси были в те далекие эпохи действительно огромной ценности и красоты, и толк в них, судя по всему, русские цари и их жены знали.

Как разбирались в достоинствах ювелирных украшений и германские дипломаты.

Так, по рассказам упоминавшегося выше германского посла Ганса Кобенцеля, во время приема царь Иван Грозный и его сын сидели в одеждах, усыпанных драгоценными камнями и жемчугом, а на шапках их сияли «как огонь горящие рубины величиной с куриное яйцо».

Большинство камней были привозными. Как с Востока, так и с Запада, в том числе германскими купцами и ювелирами, знавшими в этом деле толк и привлеченными богатыми клиентами в Россию. На русской же земле добывали тогда в основном янтарь, кстати, высоко ценившийся германскими ювелирами, да речной или озерный жемчуг, для царей мелковатый. Русские цари держали в Европе специальных агентов, разыскивающих особой красоты драгоценные камни, а иной раз и посылали туда в ведущие ювелирные фирмы своих представителей-закупщиков.

Однако если камни были чаще заморские да заграничные, то работа уже тогда была в основном русской. Но русские мастера, самые талантливые, и в XV, и в XVII, и в XVIII–XIX веках не чурались европейской моды и опыта германских и голландских ювелиров, французских и швейцарских ремесленников. А кое-какими навыками могли поделиться (и делились) с европейскими соседями. В частности, опытом, приобретенным у восточных мастеров.

В этом плане Россия как страна евразийская сыграла особую роль в развитии как европейского, так и азиатского искусства создания ювелирных изделий. В России еще в домонгольский период знали скань, тиснение, чеканку, сложную технику перегородчатой эмали. На многих изделиях XV–XVI веков оправа драгоценных камней, поступивших с Востока или с Запада, уже столь сложна, красива, изящна, что имеет самостоятельную ценность, и уже за произведениями русских ювелиров едут из той же Германии посланцы германских императоров – для приобретения лучших вещиц русской работы.

Любители драгоценностей из Германии особенно ценили в произведениях русской работы легкую скань, филигранный узор, приемы чередования камней и шероховатых крученых нитей, рядов завитков, подчеркивающих игру камней.

Славился в Европе и талант русских мастеров, умевших оригинально подбирать камни так, что они как бы дополняли друг друга. Так, «русскими сочетаниями» называли в Европе сочетание зеленовато-голубой бирюзы с синими сапфирами, глубокими по тону густо-сиреневыми аметистами, чистыми солнечными изумрудами, темными амальдинами.

Были изумлены германские послы, путешественники, купцы и ювелиры и мастерством русских ремесленников, работавших в кремлевских мастерских, – украшавших роскошные оклады икон, книги, посуду, царские регалии.

Драгоценные камни, приходившие, как правило, в Россию с Востока и гранившиеся по западноевропейскому образцу, именно на русской земле становились истинными драгоценностями, произведениями ювелирного искусства. Эта тенденция, сложившаяся в XV–XVI вв., сохранилась и в XVII в. Как и тенденция к особой роскоши при дворе русских царей, любивших ювелирные изделия и как часть их одеяний, и как часть дворцовой утвари. Так, в покоях царя Алексей Михайловича в числе драгоценных редкостей хранился сосуд, оправленный золотом, ценой в 6000 рублей – цена по тому времени просто неимоверная. А у царя Михаила особым расположением пользовался сундук, обнизанный жемчугом вперемежку – мелкими и крупными зернами. Появляются в покоях русских царей в XVII веке и работы ювелиров и мебельщиков из германских земель, отличавшиеся тонкой работой и надежной добротностью.

Но и у германских князей и курфюрстов все большей популярностью пользуются работы русских ювелиров. Так, во второй половине XVII века в Германии у богатых людей были в моде резные гребни из кости работы холмогорских мастеров братьев Шешениных, с 1656 г. работавших в царских ювелирных мастерских Оружейного приказа в Москве. Особенно славились работы Евдокима Шешенина, искусно украшавшего резные костяные гребни для дам драгоценными камнями, золотом и серебром. Ценились в Европе XVII века и созданные русскими мастерами щетки, оправленные в серебро, кубки, братины, чарки, фляжки.

В свою очередь, скажем, у царицы Евдокии Лукьяновны, – по описи царской казны 1611 г., находим в числе уборных вещей зеркало хрустальное четвероугольное, станок серебряный, позади вырезан орел, станок позолочен, – работы германских мастеров.

Менялись, как говорится, не только изделиями своих мастеров, но и драгоценными камнями. Часть камней попадала в Россию из Колумбии и с Востока через Центральную Европу. А часть шла в Европу из России, например, светлые аметисты, добывавшиеся на Урале.

Но мода, при всем своеобразии национальной ювелирной школы, шла все же из Европы. Так, если в Древней Руси камни лишь отполировывались сверху и им придавалась более или менее правильная форма (т. н. кабошоны), то к XVII веку в России под влиянием европейских мастеров все чаще камни начинают граниться, их форма меняется. Огранкой в XVII веке занимаются мастера специальной Алмазной палаты Серебряного приказа, – наравне с палатами Золотой и Серебряной, где шла работа с благородными металлами. Изобретение в XVI веке голландцем Луи Бергемом огранки алмазов подтолкнуло в XVII веке русских ювелиров к поиску новых приемов, достигших совершенства уже в XVIII веке, в эпоху царствования дам, уделявших ювелирному искусству особое внимание, – Елизаветы Петровны, Анны Леопольдовны, Анны Иоанновны, Екатерины Великой. Укрепляются и связи ювелиров России и Центральной Европы. Из России везут сердолики, яшму, халцедоны, агаты, добывавшиеся на Урале. При Петре I здесь идут удачные поиски минералов, находят горный хрусталь, раухтопазы, бериллы. В Европе становятся известны работы русских мастеров с использованием русских же камней – уральских аметистов и редких в природе турмалинов. Развивается свое ограночное и камнерезное дело. При Петре I в 1721 г. в Петергофе строится мастерская для полировки самоцветов, в 1774 г. создается Екатеринбургская гранильная фабрика, в 1786 г. на Алтае – Колыванская шлифовальная. Во второй половине XVIII века в ювелирных мастерских Москвы и Санкт-Петербурга работает немало талантливых европейских мастеров. Среди них – Иеремия Позье, оставивший интереснейшие «Записки придворного брильянтшика Позье о пребывании в России в 1729–1764 годах», – важный источник для изучения истории ювелирного искусства. Если какой-то известный европейский мастер и не появлялся в России, до нее доходили его открытия и методики. Так, в России XVIII века появилось множество подражателей ювелиру Иосифу Штрассеру, – он изобрел способ имитации алмазов из свинцового стекла, к которому для получения цветных камней добавлялись различные окиси.

Во второй половине XVIII века в России, как и в Европе, повсеместно входит в моду нюхание. табака, на что ювелиры тут же откликаются, создавая изумительные по красоте золотые табакерки с драгоценными камнями.

Непревзойденным мастером таких табакерок стал Иоганн Готлиб Шарф. Он родился хотя и в немецкой семье, но в России, в Москве, с 1767 г. жил в Санкт-Петербурге, по праву считаясь одним из лучших придворных ювелиров. Его табакерки, создаваемые для императрицы, дам высшего света, отличались изысканным сочетанием золотого фона с искрящимися композициями из бриллиантов. Его «визитной карточкой» были миниатюры на эмали, располагаемые в центре. Для императорского двора им были изготовлены золотые табакерки, украшенные эмалевыми медальонами с портретами и сюжетными композициями, поражавшие современников вкусом и изяществом.

У каждого века, у каждого мастера, у каждой мастерской – свое лицо, свой шарм. Кто-то из мастеров остался в истории столетия своей страны, кто-то вошел в историю всех времен и народов. Как это удалось петербургскому ювелиру Густаву Фаберже и его сыновьям, создавшим фирму, навеки вошедшую в историю мирового ювелирного искусства. Сын основателя фирмы Петер Карл Фаберже получил звание ювелира Его Императорского Величества, ювелира Императорского Эрмитажа. В 1885 г. фирма получила золотую медаль на Нюрнбергской выставке изящных искусств. На выставке было представлено уникальное по мастерству пасхальное золотое яйцо с сюрпризом, – с него и началась всемирная слава фирмы, – отмечает Иоганн Георг принц фон Гогенцоллерн, один из лучших исследователей темы. История же связей ювелирного искусства России и Центральной Европы продолжается.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ГЛАВА II. Почему Европа враждебна России? Россия не есть завоевательное государство. — Что такое "завоевание"? Финляндия. — Остзейские провинции. — Западный край. - Польша. — Бессарабия.Кавказ. — Сибирь. — Характер русских войн. — Россия не есть гасительница света и свободы. — Священный союз. — Убий

Из книги Россия и Европа автора Данилевский Николай Яковлевич


ГЛАВА III. Европа ли Россия? Что такое Европа? — Искусственность деления частей света. Культурно-исторический смысл Европы. — Россия не принадлежит к Европе. — Роль России по мнению Европы. — Россия есть препятствие к развитию европейской цивилизации. — Пожертвование низшим для высшего; Маркиз Поза.

Из книги Финикийцы [Основатели Карфагена (litres)] автора Харден Дональд


Европа и Россия

Из книги Лики России (От иконы до картины). Избранные очерки о русском искусстве и русских художниках Х-ХХ вв. автора Миронов Георгий Ефимович

Европа и Россия Н.М. Карамзин пишет, что в XI в. Россия не уступала в развитии европейским державам. Она имела те же законы, обычаи и уставы, которые были привнесены варяжскими или немецкими князьями. При Ярославе Мудром в России утвердились христианство и государственный


1. Европа и Россия

Из книги автора

1. Европа и Россия Разумеется, Леонтьев не мог миновать темы, которая определяла самодвижение русской мысли, начиная с 40–х годов XIX века. Это тема отношения России к Европе. Начиная со славянофилов и Герцена и кончая трактатом Данилевского «Россия и Европа», русские


Скульптура, мелкая пластика, ювелирное искусство

Из книги автора

Скульптура, мелкая пластика, ювелирное искусство Исторические сведения о древнерусской скульптуре весьма скудны.Обычно приводится летописный рассказ о неких старцах из чужих стран, которые привезли в Псков изображения Николы «резья резанные», народом не принимаемые


Ювелирное искусство

Из книги автора

Ювелирное искусство Эта эпоха сохранила нам мало примеров и имен, свидетельствующих о выдающихся достижениях ювелирного искусства. Однако сам век, не менее, чем предыдущий и последующий, был буквально пронизан любовью к яркому самоцвету, вниманием и почтением к мастерам


Ювелирное искусство

Из книги автора

Ювелирное искусство XVIII век – одно из самых блестящих в истории ювелирного искусства России столетий. На троне Елизавета Петровна, Анна Иоанновна, Анна Леопольдовна, Екатерина Великая… Уже тот факт, что на троне царей русских восседали женщины, должен был способствовать


Ювелирное искусство России XIX в.: от Кеибеля к Фаберже

Из книги автора

Ювелирное искусство России XIX в.: от Кеибеля к Фаберже Общий упадок прикладного искусства, наблюдающийся в XIX в., особенно во второй его половине, вызвал постепенное снижение художественного уровня ювелирных изделий. Если в XVII–XVIII вв. русские виртуозы-ювелиры создали