Платок из сундука

Платок из сундука

Рамазан Рамазанов в Буйнакске известен как фронтовик и как парикмахер экстра-класса. Его услугами пользовался и я.

6 октября 1989 года я пришел к нему не стричься, а записать историю-другую, которыми он время от времени меня угощает.

– У моего двоюродного дедушки, Рамазана Кадиева из Кая, – начал свой рассказ брадобрей, – в Чиркее, Ахтах и в родном селе имелись галантерейный и промтоварный магазины, которые в революцию отобрали. Каким-то чудом в сундуке моей мамы, Шуанат, сохранился платок с изображением императрицы Екатерины II в окружении ангелов.

После землетрясения в мае 1970 года, как Вы помните, горьковчане в нашем городе строили дома по своим проектам и со своим материалом, начиная с гвоздей и шурупов и кончая кирпичом и железобетонными плитами. Каким-то образом их руководитель Руденко узнал о платке, пришел ко мне в сопровождении представителя обкома КПСС. Просит уступить платок с тем, чтобы передать в музей г. Горького.

Кое-кто из знакомых мне стал советовать: «Заломи цену». Как можно, говорю, они помогают нам в горе, а тут «заломи цену». Отдал бесплатно, а горьковчанин уверял меня, что подарок Рамазана будет ценнейшим экспонатом – хотя бы потому, что на нем вышиты дорогие слова: «Нижний Новгород».

Это вступление к главному рассказу, – объявил мне Рамазан Рамазанович.

У него всегда так бывает, начинает издалека, а вторая или третья половина его разговора может не иметь никакой связи с началом. Но на этот раз Рамазанов изменил своему правилу. Он рассказал о том, кому принадлежал платок, который оказался в сундуке его мамы.

– Теперь о моей бабушке Сакинат Умаровой, прожившей 145 лет, – продолжал он. – Откуда я знаю, что она прожила без малого полтора века? В одной арабской книге, хранящейся в нашей семье, на одной из страниц написан ее тарих – год рождения. А умерла Сакинат, дай Аллах ей на том свете спокойствия, в день кончины Сталина – 5 марта 1953 года.

Какой переполох произошел, вы даже себе представить не можете. В ауле, оказывается, думали, что моей бабушки давно нет в живых, а тут, на тебе, объявляется. В день великой скорби умирает самая обыкновенная горянка. Надо же!

А получилось так вот почему. До 115 лет Сакикат была вполне здорова. Ходила на родник, затевала беседу, ну, в общем, была у людей на виду. Но пришел день, когда она не стала показываться на улице. И люди просто забыли о ее существовании. Уже поздним числом председатель сельсовета ругал дочь Сакинат Шуанат, почему она не говорила, что ее мама, может, самый старый на земле человек, мол, помогли бы чем могли. Может, попала бы в Книгу рекордов Гиннесса. Это, конечно, были хабары. Когда я мыкался на фронте, моей семье, в том числе и бабушке, никто пальцем не шевельнул, чтобы помочь.

Теперь – какая была в жизни Сакинат Умарова? Скажу я вам, очень веселая, жизнерадостная, донельзя добрая. Характер золотой.

Зубы мелкие, все до единого сохранились, аппетит, как говорил наш фронтовой старшина, был тройной. Танцевала она на всех свадьбах, пела и наравне с мужиками пила бузу из балхарского кувшина.

Почему я сказал, что у нее характер был золотой? Вот почему. Она не унывала даже тогда, когда отобрали все имущество, на пяти-шести возах отвезли в Кумух и на базаре, как на аукционе, распродали наши богатства. «Бог с ними, с вещами, – говорила она нам, – радуйтесь, что нас самих не забрали».

Бабушка Сакинат имела рост почти в 2 метра. В молодости была плотного телосложения, а к старости похудела.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Платок Отелло

Из книги Флейта Гамлета: Очерк онтологической поэтики автора Карасев Леонид Владимирович