Помогла возрождать Михайловское

Помогла возрождать Михайловское

Лет двадцать пять назад я с семьей посетил Опочко. Для этого пришлось проехать около трех тысяч километров. Опочко оказался небольшим городком. Там есть улица Кавказская – в память о дагестанцах. Прямо на ней росли дикие цветы и стояла колонка для набора воды.

Нам показали казарму и манеж, где проживало 300 семей лакцев, участвовавших в восстании 1877 года. Впечатление складывалось такое, будто с тех пор, как лакцы посетили Опочко, время остановилось.

Шестьдесят километров пути до Михайловского мы одолели быстро и сразу оказались в мире Пушкина. На громадном валуне были высечены слова: «Если пойдешь направо – в Тригорье попадешь, если пойдешь налево…»

Далее, в глубине сосен – Аллея Анны Керн. Впереди – строения. На первом из них табличка: «Здесь не музей, а квартира, а музей – дальше». Нам как раз нужна квартира.

Стучимся. Двери открыла худенькая, рослая женщина с сединой в волосах. Сквозь очки она внимательно разглядывала нас.

– Где можно застать Семена Степановича?

Женщина некоторое время молчит, прежде чем сказать:

– Он отдыхает. После двенадцати часов у него такой распорядок.

Любовь Аминтаева

– Мы приехали издалека, – пробую разжалобить женщину.

– К Пушкину едут со всего земного шара.

– Жаль, – вздыхаю я. – Перед выездом из Дагестана я получил открытку от Семена Степановича…

– Вы из Дагестана?!

– Из Темир-Хан-Шуры – Буйнакска.

С этой минуты все завертелось, она обнимала нас, вытирая набежавшую слезу, подняла Семена Степановича на ноги, усадила нас за стол с угощениями.

– После Расула Гамзатова вы первые гости с моей родины, – произнесла хозяйка.

– Вы дагестанка?

– Я лачка, Любовь Аминтаева.

Она оказалась внучкой Гаруна Аминтаева, сосланного вместе с Габиевыми, Биячуевыми, Гаджиевыми, Султановыми и другими кумухцами в Опочко. С мужем С. С. Гейченко она прибыла в Михайловское в 1945 году. Помогла ему восстанавливать Пушкиногорье, пострадавшее в войну от фашистского разгрома.

Круг замкнулся. Сын поэта, Григорий Александрович Пушкин, оказал лакцам всевозможную помощь. А через 100 лет внучка одного из сосланных – лачка в жутких условиях – бездорожье, холод и голод – помогла мужу в первозданном виде возродить Пушкиногорье. Чтобы вы могли хотя бы приблизительно представить себе, какое испытание выпало на их долю, приведу слова Семена Степановича Гейченко:

– Мы собрали в Михайловском два миллиона окурков, 10 тонн разных отбросов – грязной бумаги, консервных банок, пустых и битых бутылок и еще 10 тонн всякого дерьма. Часть его осталось в моем сердце.

С. С. Гейченко о себе говорил:

– Я – старый калека. У меня нет руки…

Стоит ли после этого говорить, кем была для него дагестанка – Любовь Аминтаева.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Если «Камасутра» не помогла…

Из книги История разводов автора Ивик Олег

Если «Камасутра» не помогла… В Индии – и древней, и современной – развод всегда был величайшей редкостью. И несмотря на то, что даже в наше время жених и невеста очень часто незнакомы друг с другом и впервые видятся на свадьбе или в лучшем случае на коротких смотринах, им


Если «Камасутра» не помогла…

Из книги автора

Если «Камасутра» не помогла… Артхашастра, или Наука о политике. Пер.: В.И. Кальянов. М., 1993.Гусева Н.Р. Положение женщины в Индии // Советская этнография, № 4, 1949.Крашенинникова Н.А. Источники древнеиндийского права и их развитие в средневековой Индии // Правоведение, № 1,