Case study: «Один на постаменте» как фрактальная репрезентация британской культуры

Case study: «Один на постаменте» как фрактальная репрезентация британской культуры

Четвертый Постамент

Среди многих монументов – концептуальных фракталов, таких, как Родина-мать (Россия), Статуя Свободы (США), Золотой Воин (Казахстан) и другие, особое место по степени концептуального самоподобия занимает «статуя» «One and Other», созданная в 2009 году в рамках лондонского арт-проекта «Четвертый Постамент».

Четвертый Постамент (The Fourth Plinth) – это художественный проект конца XX – начала XXI вв. в формате стрит-арта, связанный с так называемым «пустым постаментом» в северо-западном углу Трафальгарской площади в Лондоне.

В ансамбль площади, спроектированный сэром Чарльзом Бэрри (Charles Barry) и построенный в 1840-х гг., входят помимо прочего четыре постамента для статуй выдающихся британских деятелей. На трех из них возвышаются бронзовые памятники генералу Генри Хавелоку, генералу Чарльзу Нэпиру и королю Георгу IV. Четвертый постамент предназначался для конной статуи короля Вильгельма IV, но в силу разных причин более 150 лет оставался пустым.

В конце XX века по инициативе Королевского общества по содействию искусству, производству и коммерции (the Royal Society for the encouragement of Arts, Manufactures and Commerce) 4-й постамент превратился в площадку для временных экспозиций произведений современного искусства. Инициатива переросла в полноценный культурный проект «Четвертый Постамент», который теперь курируется мэром Лондона и специальной коллегией под эгидой Greater London Authority (GLA).

«Се Человек». 4-й Постамент (Лондон)

Проект, с позиций фрактальной концепции, оказался наглядным воплощением итерационного процесса саморепрезентации культуры посредством концептуальных фрактальных паттернов, включенных в структуру ее хронотопа. Каждая скульптура, которая на несколько месяцев занимает место на Четвертом Постаменте, проходит через процедуру открытого конкурсного отбора и тем самым представляет собой актуальную манифестацию британской культуры, ее фрактальную репрезентацию. Необходимо сразу отметить стохастически-алеаторный характер получаемых таким образом концептуальных фракталов «n-ного уровня», в которых «искажения» вызываются всем комплексом социальных, культурных, психологических и прочих внешних и внутренних возмущающих факторов. Более того, проект, как большинство сложных социокультурных и художественных практик, обладает мультифрактальной конфигурацией, являющейся результатом нескольких «вложенных» фрактальных алгоритмов, среди которых ведущую роль играют парадигматические «формулы» культуры.

Первой – в 1999 г. – на пустующем постаменте была выставлена работа Марка Уоллинджера (Mark Wallinger) «Ecce Homo» (лат. «се человек»). Небольшая скульптура высотой в человеческий рост представляла Христа со связанными за спиной руками и венком из колючей проволоки на голове. Маленькая полуобнаженная фигурка на самом краю массивного постамента подчеркивала уязвимость Сына Человеческого. Таким образом, первым концептуальным паттерном фрактала британской культуры стала идея ее религиозного, христианского основания, в центре которого находится, однако, не Бог, но Человек, – весьма логично для начальных данных фрактальной рекурсии европейской культуры.

С весны 2000 г. по лето 2001 г. Четвертый Постамент занимала композиция из бронзы «Regardless of History» («Независимо от истории») Била Вудроу (Bill Woodrow). Большую книгу, под которой лежала «отбитая» голова статуи, и сам постамент оплетали корни «засохшего» дерева, символизируя очередной цикл вечной борьбы дикой природы и цивилизации и визуализируя второй шаг итерации фрактальной репрезентации британской культуры в публичном пространстве ее столицы.

Третья работа – «Untitled Monument» («Монумент без названия»), известный также как «Постамент» или «Перевернутый постамент» (автор Рэтчел Уайтред (Rachel Whiteread), 2001 г.), стала фрактальным инициатором внутренней фрактальности самого Четвертого Постамента. Точный «слепок» постамента, отлитый из прозрачного полимерного материала, был опрокинут на пустой пьедестал основанием вверх, создав как бы зеркальное отражение гранитного оригинала. В лучах солнца и в бликах фонтанных брызг «Перевернутый постамент» напоминал то стеклянный гроб, то музейную витрину. По существу, таким он и был. Пустота 4-го Постамента была похоронена, музеефицирована, при том, что сам Постамент оказался значимой формой, вместилищем и транслятором совершенно разных, концептуальных паттернов культуры.

С тех пор 4-й Постамент принял целый ряд временных экспонатов, созданных ведущими британскими и международными художниками: от восковой фигуры Дэвида Бэкхема из музея Мадам Тюссо (2002 г.) и мраморной статуи художницы-инвалида Элисон Лэппер на восьмом месяце беременности (Alison Lapper Pregnant, скульптор Марк Квинн (Mark Quinn), 2005 г.) до архитектурной «Модели Отеля 2007» из цветного стекла (Model for a Hotel 2007, автор Томас Шютте (Thomas Sch?tte), 2007 г.) и огромной бутылки с моделью корабля Нельсона внутри (Nelson’s Ship in a Bottle, автор Yink Shonibare, 2010 г.).

При всем разнообразии семантики, стилистики и фактуры представленные на 4-м Постаменте арт-объекты, хотя и служили концептуальными паттернами британской культуры как фрактальные репрезентации телесности, истории, современного искусства и т. п., оставались еще своего рода «несвязанными множествами» смыслов. В этом отношении совершенно особое место в ряду скульптурных композиций 4-го Постамента занимает арт-проект Энтони Гормли (Antony Gormley) «One & Other» («Один и Другой»), осуществленный в июле – октябре 2009 г. Это была по-настоящему мультифрактальная социокультурная и художественная репрезентация британской культуры.

Энтони Гормли, английский скульптор и антрополог, работающий в формате public art, приобрел широкую известность благодаря таким проектам, как «Другое место» (Another Place, 1997, Кросби), «Ангел Севера» (The Angel of the North, 1998, Ньюкасл), «Внутри Австралии» (Inside Australia, 2002, Австралия), «Горизонт событий» (Event Horizon, 2007, Лондон; 2010, Нью-Йорк) и др. Во всех своих работах Э. Гормли исследует физическую и технически опосредованную телесность как место памяти и трансформации, используя человеческое тело, в том числе и свое собственное, как предмет, инструмент и материал. Общая художественная концепция его творчества связана с коллективным телом и отношениями между «я» и «другой»[133].

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Денежная система Британской империи

Из книги Бейкер-стрит и окрестности автора Чернов Светозар

Денежная система Британской империи 1 фунт = 4 кронам = 10 флоринам = 20 шиллингам = 240 пенсам.1 шиллинг =12 пенсам.1 гинея = 21 шиллингу (монета была изъята из обращения в 1813 году, но как единица расчетов гинея продолжала использоваться до 1971 г.).Золотые монеты1 соверен = 1 фунт (его


Системы мер и весов в Британской империи

Из книги Культурогенез и культурное наследие автора Коллектив авторов

Системы мер и весов в Британской империи 1 миля = 1,609 км.1 ярд = 3 футам = 0,9144 м.1 фут = 12 дюймам = 0, 3048 м.1 дюйм = 2,54 см.1 стоун = 14 фунтов = 6,93 кг.1 фунт =16 унций = 453,6 г.1 унция = 28,35 г.1 (имперский) галлон = 8 пинт = 4,546 л.1 пинта = 0,568


Петухова В.Е. Нью-Дели: репрезентация имперской идеи в культуре XX века

Из книги Абсурд и вокруг: сборник статей автора Буренина Ольга Дмитриевна

Петухова В.Е. Нью-Дели: репрезентация имперской идеи в культуре XX века Основной областью исследования является культурное пространство Великобритании, рассматриваемое как расширяющаяся и утверждающая себя на своей территории империи. После 1707 года за объединенным


Типология советских дворцов как репрезентация аксиосферы культуры

Из книги Чтобы мир знал и помнил. Сборник статей и рецензий автора Долгополова Жанна Григорьевна

Типология советских дворцов как репрезентация аксиосферы культуры Типология дворцов советской эпохи это лишь отчасти типология общественных зданий, это, в первую очередь, типология имен. Все советские дворцы – это, по существу, один и тот же универсальный тип


Утопия «звериности», или репрезентация животных в русской культуре

Из книги Русский Египет автора Беляков Владимир Владимир

Утопия «звериности», или репрезентация животных в русской культуре Труды Лозанского симпозиума 2005. Под редакцией Леонида Геллера.Лозанна – Дрогобыч: Коло, 2007, 216 с.Леонид Геллер, изобретатель проекта, устроитель симпозиума и редактор одноименного сборника трудов,


Метонимическая репрезентация тела

Из книги Скальпель разума и крылья воображения. Научные дискурсы в английской культуре раннего Нового времени автора Лисович Инна И.

Метонимическая репрезентация тела Представитель старших символистов Дмитрий Мережковский в классическом исследовании «Л. Толстой и Достоевский: жизнь, творчество и религия» (1901–1902) называет Толстого «тайновидцем плоти». Вероятно, самое оригинальное, хотя и неполное


Neko Case

Из книги С секундантами и без… [Убийства, которые потрясли Россию. Грибоедов, Пушкин, Лермонтов] автора Аринштейн Леонид Матвеевич


2.1. Репрезентация биоцентризма в цирковом искусстве

Из книги История британской социальной антропологии автора Никишенков Алексей Алексеевич

2.1. Репрезентация биоцентризма в цирковом искусстве С самого начала своего существования и до сегодняшнего времени цирк представляет собой, пожалуй, единственный вид искусства, не противопоставляющий феномен человека иным феноменам жизни и Вселенной в целом.


Из истории изучения британской социальной антропологии

Из книги Фракталы городской культуры автора Николаева Елена Валентиновна

Из истории изучения британской социальной антропологии В отечественной и зарубежной литературе, посвященной изучению прошлого антропологической науки, нет специальных историографических исследований, охватывающих всю историю британской социальной антропологии


Город как фрактальная модель мира

Из книги автора

Город как фрактальная модель мира Фрактальные паттерны, наблюдаемые на разных уровнях «фрактальной итерации» городского пространства, могут рассматриваться как рекурсивные элементы многих социокультурных практик – древних и современных – в контексте всей


Case-study: Санкт-Петербург, Бразилиа, Астана

Из книги автора

Case-study: Санкт-Петербург, Бразилиа, Астана Интересную информацию для размышления может дать анализ градостроительных планов новых столиц, осуществленных в разные времена и в разных странах в рамках радикальной смены социокультурного суператтрактора: Санкт-Петербурга,


Фрактальный хронотоп на Постаменте

Из книги автора

Фрактальный хронотоп на Постаменте Собственная цикличность времени в проекте и пространственная маркированность Постамента, его приподнятость над уровнем человеческой повседневности и телесности и одновременно его ограниченность создали особый