Белые астры

Белые астры

Я верю в судьбу: кому быть повешенным, тот не утонет. Впрочем, лучше расскажу историю, случившуюся со мной все в том же Петербурге, на том же перекрестке.

Октябрь 1991 года. Серый день: моросит ситничек, всхлипывают под ногами опавшие листья и хмурится Нева. Усталый, я иду по Адмиралтейской набережной, еле-еле отрывая подошвы от асфальта. Уж сколько сижу в архиве – а все без толку: следов участия русских купцов и промышленников в подготовке крестьянской реформы прошлого века удалось пока обнаружить катастрофически мало. Вот она, судьба историка! Нас часто и много критикуют и редко понимают.

Опустив голову, продолжаю шлепать, не разбирая луж, пока чей-то голос не прерывает моих грустных размышлений:

– Осторожнее!

Останавливаюсь, как вкопанный, перед хрупкой седой женщиной и смущенно извиняюсь за неосторожный толчок, приподнимая мокрую шляпу. На меня насмешливо смотрят голубые, светлые, блещущие умом глаза. Милостиво кивнув, она загадочно улыбается, а я двигаюсь дальше.

Петербург не удивить ни властью, ни силой, ни богатством, ни… красотой.

Редко встречается седая красота, но встречается, и ее воплощают, как правило, те, кто сам вычертил узор своей судьбы. Житейские дожди смывают женские краски, но душа-художник снова наносит их. Длится этот поединок до тех пор, пока его не прерывает смерть.

Так я шел, размышляя об удивительной встрече, а в подсознании волчком крутился вопрос: «Где я видел эти глаза? Где? И эта загадочная улыбка!..»

И вдруг – обвал: догадка обожгла и повалила. Лора! Это была она.

Вихрь воспоминаний поднял и явственного нестерпимой боли, обнажил страничку жизни тридцатилетней давности: далекий уральский город, заводской пруд и девчонка в белом платье с огненным веером кленовых листьев. Любил страстно, сильно, просил руки, но старый кержак, ее отец, отверг предложение.

Сердце стучало. Расталкивая прохожих, кинулся за ней, догнал и, не переводя духа, спросил:

– Не узнала?

– Почему? Я тебя сразу узнала.

Сказала спокойно. Так говорят о хорошей прочитанной книге, но уже неинтересной. И в этом меланхоличном «почему?» я через тридцать лет получил ответ: не отец – она тогда меня отвергла!

Купил на углу белые астры, но она не взяла, бросив только одно слово: «Пустое», – и уехала первым троллейбусом.

Соловей начинает петь, когда может напиться с березового листа. Человек же начинает жить, а не существовать, когда начинает любить. И будет жить до тех пор, пока будет любить. Простая, древняя, как мир, истина! И каждый ее знает, но боится себе признаться. Придумываем жизненные программы, философствуем о смысле жизни, о смерти, изводим друг друга ненавистью, завистью. Играем, одним словом. Как тут не вспомнить Гумилева:

Все мы святые и воры

Из алтаря и острога,

Все мы смешные актеры

В театре Господа Бога.

На другой день в архив я пришел другим человеком. Спокойно и как-то отстраненно-решительно изменил план поисков, и уже к вечеру на столе у меня лежали проекты и записки об отмене крепостного права, сотворенные первенцами российской буржуазии.

Меня поздравляли, но радости не было. Я смотрел в окно, слушал, как стонет ветер и барабанит дождь в стекла. Пусто. Холодно.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

БЕЛЫЕ В ДЖАЗЕ

Из книги Становление джаза автора Коллиер Джеймс Линкольн


БЕЛЫЕ ГОСПОДА

Из книги Русские плюс... автора Аннинский Лев Александрович


Белые негры

Из книги История диджеев автора Брюстер Билл

Белые негры Другим шагом, который предприняли «джайв-рифмоплеты» оказалось изменение цвета. Ритм-энд-блюз был слишком хорош, чтобы долго оставаться в секрете, и на заре пятидесятых некоторые предприимчивые белые диджеи начали включать его в свои плей-листы. К 1956 году


Кавер-ап — первые белые «яблоки»

Из книги Крах США. Вторая гражданская война. 2020 год автора Читтам Томас Уолтер

Кавер-ап — первые белые «яблоки» Конкуренция между диджеями неуклонно росла, и чтобы защитить свои свежие открытия, они закрывали наклейки на пластинках и придумывали им ложные названия. Такую маскировку можно считать предвестником современных эксклюзивных диджейских


«Белые, бесшумные березы…»

Из книги Сын Черноногих автора Кина Нато

«Белые, бесшумные березы…» Белые, бесшумные березы, Белый, чуть туманный день. Над водой склонившиеся лозы Легкую колеблют тень. Жил ли я, боролся ли, томился? Всё опаловой сокрыто пеленой. Я б хотел, чтоб кто-нибудь молился, Плакал бы тихонько надо мной. Чтоб, мешаясь с


БЕЛЫЕ ЛЮДИ

Из книги Русский Эрос "Роман" Мысли с Жизнью автора Гачев Георгий Дмитриевич

БЕЛЫЕ ЛЮДИ Танец Солнца завершился. Праздник ещё больше сплотил племя Черноногих, но пришло время разъезжаться. Что произойдёт за время разлуки? Увидятся ли эти люди снова? На эти вопросы у Черноногих не было ответа.Блуждающий Дух распорядился сворачивать палатки нашей


Белые ночи и любовь

Из книги Книга всеобщих заблуждений автора Ллойд Джон

Белые ночи и любовь Значит, чтобы понять русский Эрос, опять вглядимся в русский Космос, в его ночь и деньПушкин в отрывке «Гости съезжались на дачу» об этом же размышляет: «На балконе сидело двое мужчин. Один из них, путешествующий испанец (Пушкину нужен родной


Как маскируются белые медведи?

Из книги Самые невероятные в мире - секс, ритуалы, обычаи автора Талалай Станислав

Как маскируются белые медведи? Прикрывают свой черный нос белой лапой, не так ли?Милое, конечно, убеждение, но, к сожалению, совершенно безосновательное. И еще они не левши. Натуралисты наблюдали за белыми медведями многие сотни часов и не увидели ни одного свидетельства


Голландский хлеб и белые велосипеды

Из книги Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии автора Кононенко Алексей Анатольевич

Голландский хлеб и белые велосипеды Как только мы пересекли голландскую границу, Альберт заставил нас съехать с большой дороги, и минут через пятнадцать мы остановились в городке под названием Денекамп, чтобы передохнуть и перекусить.Город вполне патриархальный, узкие


Белые хорваты

Из книги Вокруг Петербурга. Заметки наблюдателя автора Глезеров Сергей Евгеньевич


Белые кресты

Из книги С Евангелием в руках автора Чистяков Георгий Петрович


Белые, дальние волны

Из книги Символика цвета автора Серов Николай Викторович

Белые, дальние волны Die weissen, weiten Wellen… Белые, дальние волны… Это Nordsee, «Северное море» Гейнриха Гейне. Сидя на каком-нибудь камне, я часами мог смотреть на эти волны. Смотреть и слушать их «шорох, шепот и свист, смех и бормотание, журчание и вздохи». Seufzen und Sausen… «журчание и


Белые функции социальности

Из книги автора

Белые функции социальности Как замечает французский исследователь цвета Элизабет Бремон, белый – цвет нерешительности, колебаний, сомнений, пассивности и бессилия. Однако с позиций подсознания этими свойствами наделено именно сознание (как компонент интеллекта),