Московский Парк Победы

Московский Парк Победы

Парку Победы мы посвятили две передачи, хотя обе записывали в один день.

Этот чудесный парк находится в Московском районе возле станции метро того же наименования. Казалось бы, о нем все известно – и дата закладки, и в честь чего заложен. Но не так все просто.[55]

Начнем с того, что, строго говоря, день рождения парка не 7 октября 1945 года, а несколько раньше. Парк на этом месте (не парк Победы, конечно, а просто парк культуры и отдыха трудящихся Московского района) задумали еще в 1939 году. Тогда здесь была совершенно ровная территория кирпичного завода. Завод пользовался кембрийскими ленточными глинами, и поэтому была вырыта целая система котлованов, которые постепенно заполнялись водой. Это и решили использовать для создания в новом парке системы прудов и озер. Первый эскизный проект парка культуры и отдыха составила Т. Дубяго под руководством профессора Е. Катонина. Предусматривалось, что парк будет занимать 116 га в границах от Московского шоссе до полотна Витебской железной дороги и от Кузнецовской улицы до нынешней улицы Бассейной. Предполагалось также, что у нового парка будет четкая регулярная планировка, множество площадок, аттракционов, даже стадион на 10 тысяч зрителей и велотрек.

Как мы видим, это еще довольно далеко от нынешнего парка с его преобладанием пейзажной планировки, вынесением спортивных сооружений массового характера ближе к границам парка и за его территорию. Но и эти изменения тоже довоенные. В новом проекте того же Катонина предполагалось не только сделать парк более пейзажным, но и, при сохранении того же количества физкультурных площадок, вывести в восточную часть парка спортивный сектор и изолировать его. Планировали перенести в парк и Сибирскую колонну из Екатерининского парка в г. Пушкине, фонтан «Старик» Тома де Томона с Пулковских высот, а за центральным прудом поставить Московские ворота архитектора В. Стасова. Вы ведь знаете, что в 1930-х годах Московские ворота разобрали, как «мешающие движению транспорта» по Московскому проспекту. Вот их-то и предполагалось восстановить в парке культуры и отдыха. Кстати, перед войной название «Московский проспект» еще не употреблялось. От Сенной до Рощинской улицы это был Международный проспект, а далее – Московское шоссе. Так вот, новый парк предполагалось ориентировать на Московское шоссе. Хотели также установить в парке памятник В. Чапаеву (ск. М. Манизер, копия памятника, установленного в городе Куйбышеве, ныне – Самара).

Итак, перед войной, в 1940-м году, проект начали претворять в жизнь. Высадили трехъярусную живую изгородь со стороны Московского шоссе, наметили дорожки, частично провели дренаж территории. До сих пор со стороны Московского проспекта парк не имеет ограды, только живую изгородь – как и было задумано до войны.

Во время войны территория парка оказалась вблизи переднего края обороны Ленинграда. Здесь появились противотанковые рвы, траншеи и дзоты. Но самое печальное – расположенный в парке кирпичный завод использовался как крематорий, и до сих пор неизвестно: сколько именно ленинградцев сожжено в его печах. Ну, а после снятия блокады здесь появились огороды (тогда огороды возникали всюду), частично свалка…

Действительно, 7 октября 1945 года можно считать днем рождения сегодняшнего парка Победы. Вообще, это очень красивая традиция – закладка памятных парков или украшение их памятной скульптурой в честь каких-то событий. Недаром Петр I заложил парк Екатерингоф именно близ места победы над шведами – наверное, приятно было вспомнить. А памятники Екатерининского парка в Пушкине – Чесменская и Морейская колонны, Кагульский обелиск! Вообще, как бы не относиться к тому дальнему послевоенному времени сейчас, слышится что-то очень хорошее в словах: «…есть памятники, в создании которых могут непосредственно участвовать все – от мала до велика. Эти памятники, заложенные сегодня, с годами становятся все краше. Они способны расти и цвести, они как бы символизируют силу жизни…».[56] Два парка Победы было решено заложить осенью 1945 года – Приморский и Московский. И я вспоминаю стихотворение Анны Ахматовой 1944 года «Причитание»:

Ленинградскую беду

Руками не разведу,

Слезами не смою

В земле не зарою.

Я не словом, не упреком,

Я не взглядом, не намеком,

Я не песенкой наемной,

я не похвальбой нескромной

<…>

А земным поклоном

В поле зеленом

Помяну…

Вот эти самые «зеленые поля» надо было создать. И с 27 сентября по 27 октября 1945 года в городе объявили месячник массовой посадки деревьев и кустарников. Московский парк Победы предполагалось заложить по проекту архитекторов Е. Катонина (помните, он разрабатывал проект парка еще перед войной) и В. Кирхоглани. Срок на разработку проекта – месяц. Сами понимаете, каков бы ни был энтузиазм проектировщиков, за такой короткий срок ничего основательного сделать было невозможно. И парк закладывали по так называемому фор-проекту. То есть наметили схему планировки, основные группы деревьев и кустарников, примерный состав пород – а дальше приходилось менять план буквально ежедневно.

Надо сказать, что в 1946 году архитектор Катонин, руководитель проекта, уехал в Киев и с этого времени, фактически до самой смерти в 1994 году, Московский парк Победы становится любимым детищем замечательного советского архитектора Валериана Дмитриевича Кирхоглани. Мы обязательно расскажем о нем подробнее, но чуть позже. Сначала – о парке.

Итак, фор-проект составлен, участки парка распределены между предприятиями города. Тут начались некоторые неувязки. Люди полны энтузиазма, но опыта садоводческого у них маловато. Конечно, каждое предприятие было снабжено планом своего участка с указанием пород деревьев и кустарников. Но, как пишет Кирхоглани: «… крупные массивы зелени, попавшие на участки нескольких предприятий, теряли свои контуры, породы перепутывались, проект искажался… и приходилось переделывать уже осуществленное». Поэтому решили отдавать организациям не просто кусочки парка, а законченные аллеи или поляны. Случались и курьезы. Так, на строительство парка однажды явилась армия бойцов ПВО Ленинграда, желая поучаствовать в посадках, но все участки уже были распределены. Пришлось срочно спроектировать Сызранский бульвар со стороны Сызранской улицы (сейчас это участок проспекта Гагарина).

Я уже говорила, что во время войны на территории парка были вырыты противотанковые рвы, построены ДЗОТы. Архитекторы использовали их при проектировании парка Победы. Из ДЗОТов сделали горки (с них до сих пор катается зимой детвора), а ров наполнили водой и соединили с карьерами завода, образовав систему связанных между собою прудов.

Вообще, проект на протяжении строительства парка менялся кардинально. Ведь сначала, несмотря на такой памятный характер, парк был насыщен всем, что полагалось иметь в парке культуры и отдыха. Спортивная зона, городок аттракционов, панорама, кафе, ресторан, спортбаза. А ведь территория парка не так уж велика. И – уникальный случай – в 1950-м году проект был рассмотрен на заседании Совета министров СССР, где решили придать парку мемориальный характер, вывести за его пределы спортивные сооружения и аттракционы и трактовать его как зону тихого отдыха. Тогда же территория за Сызранской улицей была специально предназначена для спортивного комплекса – недаром здесь потом построили СКК.

Как любил повторять Кирхоглани «пожар много способствовал украшению Москвы». Территорию парка урезали, сделав его границей Сызранскую улицу, и появилась возможность создания парка-памятника. Кроме того, по трассе Бассейной улицы предполагалось проведение так называемого Южного Обводного канала – он должен был соединить Неву южнее Володарского моста с Финским заливом в районе Морского торгового порта. И проекты парка учитывали эту идею. Планировалось создание летнего открытого бассейна для плавания со всем комплексом подсобных помещений: душами, раздевалками и т. д. Кстати, Бассейная улица оттого и получила свое название, а вообще-то какое-то время она называлась улицей Киноинженеров. Проект Южного канала не был осуществлен и, соответственно, пришлось переделывать и проект парка Победы.

Но, так или иначе, осенью 1946 года состоялось торжественное открытие первой очереди парка. Это произошло во многом потому, что часть территории в какой-то мере была уже подготовлена довоенными работами. К открытию проложили Главную аллею, и на первом ее расширении поставили деревянный обелиск в честь закладки парка. Сейчас вы его не увидите – хотя бы из-за надписи на нем: «В эпоху великого Сталина 7 октября 1945 года трудящимися Ленинграда заложен Московский парк Победы в честь исторической победы Советского Народа над Германией и Японией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». Предполагалось впоследствии заменить деревянный обелиск на каменный, но не успели – времена изменились. Предполагалось также на пересечении Главной аллеи и Сызранской улицы воздвигнуть памятник Сталину.

И еще одна подробность: кирпичный завод благополучно продолжал работать еще некоторое время после войны (уже не в качестве крематория, конечно). Для восстановления города требовался кирпич. И, к сожалению, проектируя парк Победы, о том, что представлял собой этот завод в годы войны, не вспомнили. Вернее, вспоминать не разрешалось. Ведь долгое время мы не знали всей правды о блокаде, да и сейчас вряд ли знаем. И число людей, погибших в Ленинграде во время войны, всегда преуменьшалось. Так что, конечно, не вина проектировщиков в том, что при закладке парка, они не предусмотрели какой-то мемориальной зоны или памятника людям, чей путь окончился в печах кирпичного завода.

Надо сказать еще, что существовал план переноса центра Ленинграда именно сюда в Московский район. Поэтому в 1940 году построили громадное здание ленинградского Дома советов на Московской площади по проекту архитектора Ноя Троцкого. Сызранская улица выводила прямо к нему, и должна была быть соответствующим образом оформлена. И парк культуры и отдыха Московского района не случайно заложили на будущей главной магистрали города. Не случайно и появление здесь парка Победы.

И вот, наконец, в 1952 году Ленгорисполком утверждает новый план Парка Победы в новых границах. На территории парка появляются новые мосты, фонтан, мемориальные сооружения, скульптура. И, наверное, следует просто медленно пройтись по парку и посмотреть – что из задуманного архитекторами воплощено в жизнь, что изменилось, а что сохранилось. И начать надо с главного входа в Парк – напротив памятника Николаю Чернышевскому. Главный вход оформлен пропилеями с бронзовыми барельефами в честь городов-героев. Пойдем дальше по Главной аллее…

Первоначально она называлась Аллеей Победы, сейчас – Аллеей Героев. Принцип, по которому разбита аллея, носит название «пульсирующего» – то есть она, то расширяется, образуя площадки, то опять сжимается. «Пульсирует», одним словом. Первое расширение – площадь, на которой находится Большой фонтан. Она обсажена липами, причем, интересно, что здесь были высажены не молодые деревца, а сразу взрослые деревья. Именно здесь стоял деревянный обелиск в честь закладки парка. А фонтан сооружен уже позже по проекту Валериана Кирхоглани. Еще этот фонтан называют «Венком Славы», потому что его основу составляет бронзовый венок с венчиками тюльпанов.

Ну вот опять прозвучала фамилия Кирхоглани, и мне кажется, что надо обязательно сказать о нем несколько слов.

Валериан Дмитриевич Кирхоглани приехал в Ленинград в 1931 году в возрасте 18 лет. И вот, что он сам пишет об этом: «Москва как-то не потрясла меня, хотя я видел и Кремль с Красной площади, и храм Христа Спасителя, но не было от увиденного того потрясения, как от Ленинграда». С тех пор Валериан Дмитриевич жил и работал в нашем городе. Перед войной он стал аспирантом Академии художеств, во время войны работал над схемой укрепленного района вокруг Красного Села и Гатчины. А после войны вместе с архитектором Катониным разрабатывал проект парка Победы, а когда в 1946 году Катонин уехал в Киев, Кирхоглани посвятил парку Победы практически всю оставшуюся жизнь. Даже жил он рядом, на Бассейной улице, а в одном из павильонов парка находилась его мастерская.

Московский парк Победы. Пропилеи у входа. 2014 год

Конечно, Кирхоглани занимался не только парком Победы. Он реконструировал сквер на площади Искусств перед Русским музеем, участвовал в реконструкции Михайловского сада, парка «Дубки» в Сестрорецке, ЦПКиО в Зеленогорске. Очень много он сделал для санатория «Сестрорецкий курорт». Его работы часто связаны с курортной зоной, во многом потому, что строительство там давало больший простор творчеству, чем в городе. Видимо, архитектурные взгляды Кирхоглани не совсем вписывались в официальный стиль. Так, в период так называемого «возрождения классики» (его мы ехидно называем сейчас «периодом сталинского ампира»), Валериан Дмитриевич пытался предложить другие варианты павильонов для парка Победы, но сам говорил, что ни один из его проектов, выполненных «не в классике», не приняли.

Московский парк Победы. Аллея Героев. 2014 год

«Я никогда ни о чем не жалел, всегда вел себя так, как хотел, всегда был самим собой и в плохом, и в хорошем…» – написал Валериан Кирхоглани в своей «Автобиографии». Счастлив человек, который может так подвести итоги своего жизненного пути.

Но вернемся к парку Победы. На Аллее Героев установлены бюсты дважды Героев Советского Союза и дважды Героев Социалистического труда, уроженцев нашего города. Здесь военные летчики, маршал, космонавт, директора заводов и НИИ. Есть и одна женщина – Галина Уланова. На следующей после фонтана площади стоит памятник маршалу Г. В. Жукову.

Надо сказать, что концепция создания парка Победы включала в себя понятие «героический пейзаж». Вообще-то этот термин относится к живописи, к работам таких художников, как Гюстав Робер, Клод Лоррен. Упрощенно «героический пейзаж» – это сочетание зеленых луговых пространств с живописно разбросанными группами деревьев и архитектурными сооружениями. Принцип несколько театральный, с авансценой, кулисами, эффектными перспективами. Ну, и чисто советское «наполнение» – наличие монументов, скульптур, напоминающих о героических событиях, подвигах. В парке есть два памятника героям Отечественной войны: Зое Космодемьянской (ск. М. Манизер) и Александру Матросову (ск. Л. Эйдман). Есть и еще один памятник – Раймонде Дьен (ск. Ц. Дивеева). Не думаю, что все наши слушатели сразу вспомнят: кто такая Раймонда Дьен. А это девушка, которая в знак протеста против войны, ведущейся французами во Вьетнаме, легла на рельсы перед поездом с танками, направлявшимся в зону боевых действий. Мой отец вспоминает, что, когда мне было 10 лет, перед этим памятником я ему заявила: «Как я ненавижу французских колонизаторов!». А вообще Раймонда Дьен мне всегда нравилась – такая симпатичная в тонком красивом платье, в туфельках на каблучках. Сразу видно элегантную француженку!

Московский парк Победы. Памятник Раймонде Дьен

А вот в противоположной части парка, ближе к Бассейной, стоит скульптурная композиция, изображающая двух крепко обнявшихся мужчин. Один в военной форме, с автоматом, другой в гражданском, но тоже с оружием. Тут уж точно мало кто помнит, чему посвящена композиция и кто, собственно, на ней изображен. А изображена здесь встреча после боя советского солдата и чехословацкого партизана. Композиция называется «Братство по оружию», исполнена чехословацким скульптором Н. Покорны и в знак воинской дружбы передана в дар парку. Было это в 1977 году, то есть уже после того, как наши танки вошли в Прагу.

Завершая тему военной скульптуры, упомянем еще статуи «Тыл» и «Фронт», стоящих перед Главным павильоном парка. Этот павильон построен по проекту В. Кирхоглани, и в разное время использовался по-разному: здесь размещалась дирекция парка, а сейчас, вот, кафе. А в моем детстве здесь был кинотеатр научно-популярных фильмов «Глобус», и мы бегали сюда смотреть фильмы о путешествиях.

Московский парк Победы. Мемориальная ротонда на месте блокадного крематория

Конечно, парк украшают и простые безыдейные скульптуры – «Физкультурница», «Мальчик с рыбкой», «Мальчик с корабликом». Бюст Ленина со своего пьедестала убран, пьедестал остался. А еще исчезли скульптуры 2-х львов, стоявших друг напротив друга. Классические львы, державшие лапу на шаре. Постаменты остались – львов нет. Загадка!

Есть в парке и памятник, появившийся недавно, в 1995 году. Это мемориальная ротонда на месте того самого кирпичного завода – крематория времен блокады. И недалеко от нее поднятая со дна одного из прудов вагонетка – она использовалась на кирпичном заводе в то время. Идет речь о создании в парке более четко выраженной мемориальной зоны – ведь, сколько людей окончило свой жизненный путь в печах кирпичного завода. Наверное, это правильно, и пусть она будет. Но парк Победы уже давно стал и любимым местом отдыха жителей района. Здесь есть аттракционы, лодочная станция, детская площадка – все, чему полагается быть в парке культуры и отдыха. Никакого противоречия в этом нет. В конце концов, сказал же поэт:

И пусть у гробового входа

Младая будет жизнь играть.[57]

В парке заливают каток, причем, в отличие от других катков города, не дерут дорого за билет и позволяют приходить со своими коньками. Поэтому в выходные здесь всегда много народу. Я, кстати, обратила внимание, что в последнее время возрос интерес к катанию на коньках. И на катке в Парке Победы можно увидеть и детей, и пожилых людей, и молодежь. Все катаются по-разному, но недовольных, по-моему, нет.

Вот такой этот парк – мемориальный, связанный со страшными событиями блокады, и одновременно – радостный. Настоящий парк Победы.

Половина моих воспоминаний о прогулках с Виктором Михайловичем должна сопровождаться жалобным: «Мы так замерзли…». Действительно, диктофон иногда отказывал, но мы держались мужественно. Так было и в парке Победы. Простуженный, обмотанный шарфом Виктор Михайлович сокрушался, что его голос будет хрипеть. Сделали пробную запись, и только после этого начали работать. Потом отогревались мутным кофе в ближайшей забегаловке, и Виктор Михайлович мрачно предвкушал завтрашнюю запись где-то на окраине Питера (не со мной), ругал погоду, начальство, жизнь вообще. А потом вдруг разговорился с официанткой и совершенно очаровал ее (при том, что милая девушка вряд ли слышала когда-нибудь его передачу, да и само имя). Хозяин кафе, хмурый кавказец, начал неприязненно поглядывать в нашу сторону, так что я сочла за лучшее начать дергать Виктора Михайловича за рукав и канючить: «Пойдемте… холодно…». Теперь жалею. Виктор Михайлович был в ударе, он и дикого сына гор обаял бы.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Синьчжу-парк

Из книги Чудо-остров. Как живут современные тайваньцы автора Баскина Ада


И пораженье от победы…

Из книги Исторические байки автора Налбандян Карен Эдуардович

И пораженье от победы… 11 августа 1785 года из гавани Бреста выходит в дальнее плавание экспедиция Лаперуза. Вопли "Ура", народное ликование, летающие в воздухе чепчики.Мрачен только шестнадцатилетний младший лейтенант из Парижской военной школы, потому как жизнь


Богородицкий парк.

Из книги Повседневная жизнь русской усадьбы XIX века автора Охлябинин Сергей Дмитриевич


Александровский парк

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович


Удельный парк

Из книги Московский проспект. Очерки истории автора Векслер Аркадий Файвишевич


Пискаревский парк

Из книги Народные традиции Китая автора Мартьянова Людмила Михайловна


Шуваловский парк

Из книги Прогулки по Петербургу с Виктором Бузиновым. 36 увлекательных путешествий по Северной столице автора Перевезенцева Наталия Анатольевна


Московский Парк Победы

Из книги автора

Московский Парк Победы Парку Победы мы посвятили две передачи, хотя обе записывали в один день. Этот чудесный парк находится в Московском районе возле станции метро того же наименования. Казалось бы, о нем все известно – и дата закладки, и в честь чего заложен. Но не так