Хикитэдзяя (Чайные домики для знакомств)

Хикитэдзяя (Чайные домики для знакомств)

[1 «Чайные дома, куда приводят за руку».]

Хикитэдзяя являются своеобразными звеньями между клиентами и публичными домами, с одной стороны, а также между клиентами и куртизанками — с другой. Внутри квартала (курува) имеется 7 таких домиков и 50 в Наканагая, Суйдодзири и с наружной стороны Омон (Главных ворот).

Кроме этого, множество домиков расположено в Эдотё, Сумитё, Кёмати (иттёмэ и нитёмэ), Агэямати и т. д. Упомянутые выше 7 домиков относятся к первому классу. Те, что в Наканагая, — ко второму, а те, что в Суйдодзири и в Годзиккэн, — совсем неважные. Прием гостей и ведение переговоров ведется служанками, которых в каждом чайном домике бывает по три-четыре. Поскольку репутация чайного домика во многом зависит от этих служанок, хозяева домов относятся к ним очень внимательно, отлично понимая, что чем лучше служанки выполняют свои обязанности, тем больше количество клиентов.

Когда гость появляется перед входом хикитэдзяя, хозяйка заведения и ее подручные встречают его криками «Ирассяй!» («Добро пожаловать!»). Далее, в комнате, куда его провожают (если это не постоянный клиент), служительница расспросит его о том, какой публичный дом тот хотел бы посетить и с кем из женщин желал бы встретиться. Если у гостя нет постоянной «подруги», ему предоставляют фотографии, по которым он выбирает свою ойран. Затем служительницы сопровождают гостя в выбранный публичный дом, выступая в роли своеобразных посредников между ним и куртизанкой, а затем, когда все предварительные переговоры заканчиваются, терпеливо опекают гостя во время обязательного ужина, бдительно следя, чтобы чашечки с сакэ не пустели. Когда приходит время оставить стол, служительница провожает гостя в спальное помещение, дожидается прихода «подруги», после чего незаметно удаляется из борделя. Беря на себя заботу о посетителе, служительницы на некоторое время становятся его личными слугами, исполняя все его пожелания. На профессиональном языке такие услуги называются мавасу (быть рядом, на подхвате), потому что они стараются исполнить любое пожелание гостя, к которому приставлены. Если гость вызывает гейшу (девушку, которая поет и танцует), служанка несет (в ночное время) сямисэн (гитару гейши) и ночное платье гостя в левой руке, в правой же — «камбан котин»[1 Букв.: фонарь с вывеской, именуемый так потому, что на фонаре пишется название хикитэдзяя. Традиционно служанка несет зажженный фонарь (даже внутри публичного дома) до двери куртизанки, которую выбрал гость. Фонарь играет роль пропуска, а также необходим для идентификации чайного домика, к которому принадлежит служанка. У двери комнаты фонарь гасится посредством встряхивания, а не задувания, как обычно. Существует суеверие, что, если задуть огонь, произойдет несчастье.] и белую фарфоровую бутылку с сакэ (хакутё[2 Хакутё, или белые фарфоровые бутылки с сакэ, используемые в таких случаях, содержали около 1 сё, или около 1,8 л.]). Чтобы справиться с этой задачей, требовалась известная сноровка.

Никому, кроме гостей, не разрешалось находиться внутри публичного дома в сандалиях — дзори.

В последнее время стало правилом, что контора, которая занимается всеми делами Ёсивара, рассылает в чайные домики стандартные регистрационные книги, в которые должны подробно записываться личные данные всех клиентов: положение, место регистрации, профессия, внешние данные, одежда, особые приметы (то есть кольца, цепочки, часы и т. д.). Книги содержали графы: «Нос», «Уши», «Рот», «Положение», «Место регистрации» и т. д. И все эти графы должны были быть соответствующим образом заполнены. Короче говоря, эти книги (кстати, за них взималась плата от 20 до 30 сенов[1 Во времена написания книги японская иена еще делилась на 100 сенов. (Примеч. пер.)]), напоминали регистрационные книги японских гостиниц, но были более детальными, так что при правильном заполнении всех полей составлялось подробное описание всех гостей. Во всех публичных домах имелись подобные же книги, и сравнение записей из книг хикитэдзяя и публичных домов было одной из обязанностей персонала конторы при Ёсивара.

Кроме того, к этим обязанностям добавлялось множество утомительных в своей мелочности полицейских узаконений, которые необходимо было соблюдать. Если, например, держатель хикитэдзяя или кто-нибудь из обслуги тайно примет гостя, у которого с собой окажется взрывчатка, меч или яд, его ждет суровое наказание и проблемы до конца жизни. Оплату счета гость должен был производить утром, возвращаясь в хикитэдзяя. Здесь гость оплачивает все, а затем владелец чайного домика осуществляет расчет с публичным домом. Строгие правила требовали производить такие расчеты ежедневно, но сложилась традиция делать это только дважды в месяц, а именно 14-го и 30-го числа каждого месяца. Если частый гость вдруг оказывается неплатежеспособным, хикитэдзяя, как правило, не отказывается от обслуживания в кредит, рассматривая его как постоянного клиента и рассчитывая на дальнейшие визиты. Правда, случается, что частый гость оказывается в серьезном долгу у того или иного чайного домика и начинает искать кредит в других заведениях. Тогда вступает в дело местная секретная служба, что расстраивает все его планы. В сношениях между чайными домами существует нечто вроде «воровского закона» или чувства солидарности, так как информация о клиентах способствует собственной безопасности заведений. По этой причине, если клиент задолжал одному заведению, в других его уже не обслужат. Какой-нибудь ловкач может притвориться новичком в Ёсивара раз или два, но его быстро разоблачают. Честность и лояльность персонала в Ёсивара обеспечивалась таким же образом. Если служанка из одного чайного домика хотела перейти на службу в другое заведение, ей в первую очередь нужно было получить не только согласие своего нового нанимателя, но также и согласие своего старого хозяина. При заказе еды в дайя (место, где готовится еда, после чего рассылается по заведениям) или при покупке чего-либо у уличных торговцев в Ёсивара служанки, принадлежащие к любому из хикитэдзяя, ничего не платили, потому что все отношения строились на доверии к чайному домику, название которого было указано на фонаре. Все заказы доставлялись без всякого колебания и промедления. В таких условиях недобросовестная служанка могла воспользоваться своим положением, но, будучи однажды уличенной, она уже не могла рассчитывать на какую- либо работу в Ёсивара.

В прежние времена 50 чайных домиков снаружи Омон (Главных ворот) назывались киттэдзяя (билетные чайные домики) или киттэмисэ (билетные лавки), также на эдосском сленге — «Ёсивара-но годзимай киттэ» (50 билетов в Ёсивара), потому что обладали монополией на выдачу пропусков в Ёсивара. В книге «Хёка манроку» отмечается, что на 3-й год Кэйан (1650) один из чайных домиков, называемый Кикуя (Цветок хризантемы), выпустил билеты или, скорее, пропуска для прохода женщин через главные ворота. На одном из таких старых пропусков было написано следующее:

«Я подтверждаю, что эти шесть дам относятся к семейству господина, который является постоянным клиентом моего заведения.

Январь 26 —

Билетная лавка

Для (подпись) Кикуя Хамбэй,

хранителя главных ворот».

Отсюда видно, что любая женщина, желающая войти на территорию на предмет осмотра достопримечательностей или по какой другой причине, должна была иметь пропуск. Позднее на Нихон цуцуми (Японской дамбе) стали строить мидзутяя (укрытия). Их количество постепенно росло, и они проникли на Накано-тё, где обычно селились торговцы. Так продолжалось до тех пор, пока мидзутяя не монополизировали всё и хикитэдзяя не исчезли. Есть сведения, что начиная с годов Гэнроку (1688—1704) хозяева фунаядо (чайные дома, где имелись прогулочные лодки, сдаваемые внаем для экскурсий и пикников) стали организовывать свидания для клиентов на своих лодках. «...Среди прочих достопримечательностей Эдо стоит отметить вереницы лодок, плывущих вверх и вниз по реке, полных ярко одетыми куртизанками и золотой молодежью города». В 8-м году Камбун (1668) все нелегальные проститутки в Эдо были отловлены и помещены в Ёсивара, примерно в это же время не слишком удобный обычай посещения публичных домов через посредничество агэя был отменен.

Чайные домики, которые изначально находились вдоль Нихон цуцуми, сейчас выступают в роли проводников (тэбики), направляя клиентов в публичные дома. Так старая местная традиция отмерла и появился термин «хикитэдзяя». [Чайные домики, относящиеся к агэя, попавшие туда из старого Ёсивара, и амигаса дзяя (см. соответствующую главу), которые появились в то время, когда публичные дома после Фурисодэ кадзи (пожара) периода Мэйрэки временно расположились в Санья, суть разные заведения.] Таким образом, вновь появившиеся чайные домики стали успешно развиваться, и их влияние распространялось так быстро, что старые дома в Агэямати стали терять клиентов. Без сомнения, упадок старых заведений был обусловлен более широким спектром услуг, предоставляемых клиенту новыми заведениями. В прежние времена в чайных домиках Агэямати дозволялось строить на втором этаже заведений балконы для удобства гостей, желавших насладиться зрелищем процессии куртизанок (юдзё-но дотю), которая являлась одним из самых интересных событий в жизни Ёсивара. До пожара годов Мэйва (1764—1772) второй этаж всех чайных домов в Накано-тё были оборудованы комнатами с решетками вместо наружной стены, но после пожара эти ограничения были сняты и дома стали строить так, чтобы предоставить наилучший обзор с верхних этажей. Правда, это послабление не имело особого значения для многих домов, потому что процессия проходила только по Накано-тё. К 10-му году Хорэки (1760) агэя полностью исчезли и вопросы организации досуга гостей стали монополией чайных домиков. Пользуясь полученными преимуществами, чайные дома стали богатеть и, злоупотребляя своим положением, позволять куртизанкам, гейшам, тайкомоти и клиентам осуществлять в своих заведениях предварительные любовные встречи между мужчинами и женщинами низкой морали. Не только за это, но и потому, что чайные дома стали часто задерживать оплату услуг публичных домов или вносить ее нерегулярно, многим из них было запрещено заниматься своей деятельностью. В годы Тэмпо (1830—1843) все блюда для гостей хикитэдзяя готовились тут же профессиональными поварами, состоящими на службе в этих домах.

Сейчас первое посещение гостем чайного домика называется сёкай (первое свидание), второе — ура (черный ход), а третье — надзими (на правах близкого друга). Согласно принятому обычаю, гости должны уплачивать определенные суммы денег, нечто вроде «вступительного взноса», при втором и третьем визите. Те же, кто изображает себя завсегдатаем, предпочитают внести обе эти суммы (уранадзимикин и надзимикин) сразу. Обычно надзимикин составляет от 2,5 до 3 иен, в зависимости от публичного дома, который хочет посетить гость. Если гость решает посетить публичный дом не первого (омисэ) или второго (накамисэ) класса, чайный дом не предоставляет провожатого. Помимо прочих мелких взносов, от гостя ожидаются чаевые сопровождающей его служанке в размере 20—30 сенпов. Если гость не платит добровольно, сумма аккуратно вносится в счет, в графу «отомо» (ваш помощник). Услуги рикши также отражаются в счете (цукэ — счет или какицукэ — написанный счет) в графе «отомо» (ваш помощник). Опыт общения с хикитэдзяя убеждает клиента в том, что подобные заведения никогда не забывают вносить в счет все мыслимое и немыслимое. Возвращаясь с «опухшей головой» домой после бурной ночи, мужчина вряд ли найдет силы проверить счет.

Все расходы на посадку цветов весной, украшение улиц фонарями (торо) осенью и организацию уличных танцев (нивака) ложились на чайные дома.

Доходы хикитэдзяя в основном складывались из комиссии с гонораров куртизанок и танцовщиц, а также процентов с сакэ и закусок, заказанных гостями. (Большой доход получали с сакэ, поскольку чайные дома продавали его сами.) Кроме того, серьезные суммы собирались с клиентов в форме «тядай» (букв.: чаевые), которые богатые транжиры оставляли в заведениях в ответ за подобострастие и услужливость. в праздничные дни гости частенько оставляли собана (подарок всем обитателям дома), если были довольны обслуживанием. Щедрые чаевые золотым дождем сыпались в сундуки владельцев чайных домов, к тому же это был чистый доход.

В Ёсивара много любопытных обычаев, например, там стараются не произносить слово «фукидасу» (выдувать), а также дуть в свисток из сухого плода физалиса (ходзуки)[1 В этих местах считается, что произнесение данного слова вслух может принести несчастье. Плоды физалиса обладают горьким или кислым вкусом, а поскольку беременные женщины обычно любят что-либо кисленькое, куртизанки считали, что, если подуть в такой свисток, можно забеременеть, а это пагубно отразится на их карьере. Обычные гейши (танцовщицы) обожают сидеть и издавать писклявые звуки, зажав между верхней губой и зубами сухой подсоленный плод физалиса. Похоже, гейшам это так же нравится, как жевание резинки некоторым иностранцам.].

Не могу обойти молчанием факт существования низкоклассных чайных домиков, которые прибегали к вымогательству и открытому грабежу в отношении неопытных посетителей Ёсивара. Такие дома известны под общим названием боридзяя, их modus operandi[2 Образ действия (лат.).] состоял в том, что они отряжали своих жуликоватых служащих в окрестности квартала с целью заманить неискушенного визитера в курува (за ограду). Под разными предлогами неопытных гостей завлекали в боридзяя, где их тут же окружали плотным вниманием и принимали с величайшей предупредительностью. Сакэ и закуски, включая блюда, которые никто не заказывал, подавались на стол. Даже если гости не выказывали такого желания, приглашались гейши. Позже накачанные алкоголем гости приглашались к посещению публичного дома по очень низким расценкам, но в ответ на такую любезность им предлагалось оплатить услуги гейш и прочие вещи. Если вдруг гость, опасаясь больших расходов, потребует счет, хозяин заведения под любым предлогом будет затягивать составление счета. Время идет, близится утро, но счет все не готов; при этом используется любая возможность задержать гостя до тех пор, пока, утомленный и переполненный сакэ, он не забудется пьяным сном на полу. Тем временем карманы несчастной жертвы тщательно обследуются, и, если выясняется, что больше взять нечего, незадачливому гостю позволяют уйти. Правда, иногда случаются клиенты, которых так просто не обманешь, но в таких случаях их ждет действительно очень холодный прием.

Иногда случается, что хозяева боридзяя переоценивают платежеспособность гостей, попавших к ним в сети, и обнаруживают, что кошельки тех не смогут выдержать выставленного счета. В такой ситуации гостю позволяют уйти, но в сопровождении одного из служащих дома. В его задачу входит плотная слежка за гостем, он ходит за ним по пятам, подобно призраку смерти, до тех пор, пока счет не будет оплачен. Таких служащих называют цукиума (спутник, или «пристяжная» лошадь). И если счет все не оплачивается, он будет сопровождать несчастного вплоть до дверей его дома, где ко всему прочему еще и устроит шумный скандал. Справедливости ради стоит, однако, отметить, что в Накано-тё таких низкопробных чайных домов нет.

Названия существующих хикитэдзяя (1899)

В Годзиккэнмати
Яматоя содержит Кувагата Саку (ж)1
Хамаямато Сакамото Комадзиро
Омия Танака Фуми (ж)
Вакамацуя Вакамацу Томи (ж)
Судзукия Судзуки Нака (ж)
Осакая Ота Тамма (ж)
Цуруцутая Эдда Хандзабуро
Синвакамацу Огивара Риэ (ж)
Нанивая Сада Кото (ж)
Яватая Кобаяси Кику (ж)
Такаямато Такамацу Камэ (ж)
В Эдотё-иттёмэ
Гинямато Онодзука Гиндзиро
Такэдзи Такэноути Дзибэй
Нагасакия Кобосо Кихэй
Ямагути Томоэ Симура Цунэдзиро
Фукудамая Сугэнума Фуку (ж)
Коминомура Куга Мицу (ж)
Такасагоя Хагии Тэцу (ж)
Ронакамура Оцука Тацу (ж)

1 Обозначенные «ж» содержатся женщинами.

Овария Ода Таробэй
Вакамидзу Окубо Айкити
Масудавара Окамура Ику (ж)
Тикахан Симидзу Хансиро
Хаясия Исии Минэ (ж)
Канэосака Таката Канэ (ж)
Нисиномия Сарубаси Сёдзо
Исэмацуя Сугияма Тиса (ж)
Фукуноя Миядзаки Фуку (ж)
Сайкэнцутая Мацумаэ Саку (ж)
Масуминато Исигуро Но бутар о
Дэндайкоку Ито Син (ж)
Ёнэкава Исикава Эйдзабуро
Увадзима Увадзима Китидзо
Камэдая Танака Харутаро
Кирия Кимура Кин (ж)
Умэноя Кагава Итидзо
Каноя Курияма Цуру (ж)
Мацудзумия Сакигава Рин (ж)
Ёсимурая Ёсимура Тамэсити
Авамандзи Ота Маса (ж)
Моритая Мори Нао (ж)
Адзумия Огия Фуку (ж)
Цурухикоисэя Омори Хикодзиро
Инэя Кацуя Хэйсукэ
Таниисэя Като Тика (ж)
В Эдотё-нитёмэ
Уэкия Какубари Тё (ж)
Кандзакия Хирано Фуку (ж)
Хисаоно Исидзака Хиса (ж)
Ицуцуя Ямагоси Канэ (ж)
Иваямато Кобаяси Хидэ (ж)
Тацумионо Оно Саки (ж)
Монмацумура Нэмото Мон (ж)
Мёгая Коидзуми Фуку (ж)
Ямадзаки Ямадзаки Мицу (ж)
Канэдамая Нодзаки Юра (ж)
Монкадзуса Томидзава Хансити
Синовари Кур ода Гэндзиро
Мацуисэя Сугияма Каё (ж)
Хисаямато Одзава Масу (ж)
Кириса Хирото Сахэй
Нобудзэн Накалзима Кин (ж)
Миномура Синохара Нацу (ж)
Котобукия Нодзака Камэкити
Синнагасима Такасима Ику (ж)
Токусима Сугимото Нисабуро
В Агэямати
Ханагавая Катагири Ито (ж)
Мацумура Икэда Каё (ж)
Умэмура Момоока Мацуносукэ
Идзутора Цудзи Току (ж)
Хорикавая Утида Токудзи
Дайёси Минагавва Фуку (ж)
Тамасэй Сато Кин (ж)
Итимондзия Сайто Кацу (ж)
Осимая Саотомэ Кику (ж)
Дайтю Вакидзака Кэндзиро
В Сумитё
Синкирихан Симидзу Мацудзо
Судзукикадзуса Судзуки Сигэ (ж)
Синакин Миядзава Кин (ж)
Тамасаноя Симидзу Тамасабуро
Нобуки Ямамото Кисабуро
Мацумото Ито Кихэй
Хацунэя Накамура Синтаро
Исигакия Миноура Дзингоро
Масумия Ямадзаки Тэцу (ж)
Аояги Исии Рихэй
Одзакия Миядзаки Тано (ж)
Мансэн Коно Тэру (ж)
В Кёмати-иттёмэ
Акасия Акаси Сика (ж)
Кавагоэя Мацумото Дзюбэй
Тамаёси Судзуки Рика (ж)
В Кёмати-нитёмэ
Накаоми Хагивара Ёси (ж)
Мацудая Амано Кин (ж)
Хёгоя Ёсида Руи (ж)
Комацуя Акао Ёсидзо
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Древние ученые-метафизики и чайные церемонии

Из книги Китайское искусство чаепития [litres] автора Лин Ван

Древние ученые-метафизики и чайные церемонии Поздний период Восточной династии Цинь был периодом раздробленности Китая, именно тогда образовались Южная и Северная династии. Север страны переживал период хаоса, вызванный бесконечными войнами, а юг в это время процветал


Культура башу и чайные домики Сычуани

Из книги Прекрасное дерево южной стороны, или Чайное долголетие автора Виногродская Вероника

Культура башу и чайные домики Сычуани Башу – это один из первых знаменитых районов возделывания чая в Китае. Местные жители до сих пор считают чаепитие любимым занятием. Пословица гласит: «В Сычуани мало ясных дней, но много чайных домиков»; причем в Чэнду чайные домики


Культура У-Ю и чайные домики Ханьчжоу

Из книги Цыпочки в Нью-Йорке автора Демэй Лайла

Культура У-Ю и чайные домики Ханьчжоу Расположенная в удаленном от политического центра страны месте, долина устья Янцзы сохранила культурное своеобразие, которое сформировало уникальный стиль и черты древней культуры царств У и Ю (впоследствии мы будем называть ее


Чайные домики Тяньцзини, Шанхая и Гуандуна

Из книги Рестораны, трактиры, чайные... Из истории общественного питания в Петербурге XVIII – начала XX века автора Демиденко Юлия Борисовна

Чайные домики Тяньцзини, Шанхая и Гуандуна Тяньцзинь получил статус города после правления династий Цзинь и Юань. Он возник, чтобы удовлетворять нужды Большого канала. Внынешнее время это важный промышленный и торговый центр Северного Китая. Из-за того что Тяньцзинь


Чайные обычаи в Юньнани, Гуйчжоу и Сычуани

Из книги Феномен куклы в традиционной и современной культуре. Кросскультурное исследование идеологии антропоморфизма автора Морозов Игорь Алексеевич

Чайные обычаи в Юньнани, Гуйчжоу и Сычуани Национальные меньшинства Юго-Западного Китая живут сплоченными общинами в провинциях Юньнань, Гуйчжоу и Сычуань. Будучи районами, где изначально стали выращивать чай, эти провинции имеют богатую чайную культуру. В частности,


Клубы знакомств

Из книги автора

Клубы знакомств Janis SpindelSerious Matchmaking,IncTel.: 212-987-1582www.janisspindelmatchmaker.comMarcy Blum Associates Inc.259 West 11th StreetTel.: 212-929-9814St Regis Hotel2 East 55th StreetTel.: 212-753-45008minutes


Детские игровые домики и города

Из книги автора

Детские игровые домики и города Как традиционные, так и современные игры с куклами обычно проводятся в специальных кукольных домиках, которые сооружаются как самими детьми, так и взрослыми [Морозов 2009а]. Игры «в дом» характерны для всех регионов России и известны


Амигаса дзяя (Чайные домики плетеных шляп)

Из книги автора

Амигаса дзяя (Чайные домики плетеных шляп) В книге «Ёсивара тайдзэн» упоминается, что среди чайных домиков, стоящих за главными воротами по обеим сторонам Годзиккэнмати, были носящие название амигаса дзяя, потому что давали напрокат самураям, аристократам и гостям,