Детские игровые домики и города

Детские игровые домики и города

Как традиционные, так и современные игры с куклами обычно проводятся в специальных кукольных домиках, которые сооружаются как самими детьми, так и взрослыми [Морозов 2009а]. Игры «в дом» характерны для всех регионов России и известны детям практически всех народов мира – см. илл. 104, Л. Энтц. Кукольный дом (1995) [см. также: Miller 1928, р. 144–145; Берн 1981, с. 115; Традиционное воспитание 1988, с. 55, 165], в том числе в обрядовых контекстах [Календарные обычаи 1989, с. 88].

Илл. 104

Русские дети обычно строят домики («шалаши», «избушки», «клетки», «балаганы», «будки», «халабуды») возле стены дома, но локализация в разных регионах может варьироваться. Там, где детские игры и развлечения принципиально публичны, зрелищны, находятся под контролем взрослых, т. е. подчиняются, по определению М. В. Осориной, «малышовым принципам поведения» [Осорина 1999, с. 265], домики для ролевых и кукольных игр сооружаются со стороны улицы. Такая подконтрольность, по-видимому, наиболее характерна для игр самых маленьких детей, хотя в традиционном быту в этой ситуации обычно работал достаточно эффективный для многодетных семей принцип персонального контроля старших детей над младшими. «Ну, летам на улицы, а зимой дома. Делали [домики для игры]. Из каких-нибудь палычек, достычек сверху наложишь, штоб крыша вроди… Вот окала дома возли вот дверки – как аткрываицца, из дому выходишь, и с кукалками [играли], да…» [ЛА МИА, д. Долгое Ульяновского р-на Калужской обл.].

Илл. 105

Этот способ организации ролевых игр, в том числе и игр с куклами, в современных условиях распространяется и на детей более старших возрастных категорий. И в сельских, и в городских условиях детские игры с куклами очень часто устраиваются у входа в дом, на крыльце или возле него, у передней стены дома, возле проходящей рядом с домом дороги. При этом взрослых, как правило, гораздо меньше беспокоит повышенная опасность игр вблизи оживленных транспортных магистралей, чем возможная неподнадзорность детей. Существуют и компромиссные варианты организации игрового пространства, когда оно оказывается тем или иным образом отгороженным от внешней среды. Например, на одной из центральных улиц с. Базарный Сызган Ульяновской обл. буквально в трех метрах от проезжей части мы натолкнулись на двух играющих в заросшем деревьями и кустарниками палисаде 8-10-летних девочек в построенном ими из кусков досок, фанеры, толя «шалаше» – см. илл. 105 [ЛА МИА, Foto1999-03Uljan., pl. 0292, k. № 19]. Тяга к традиционному игровому локусу сохраняется и в городских условиях, и при отсутствии контроля со стороны родителей. В 1999 г. во время работы в г. Козельске нам встретилась группа детей 4–6 лет, играющих с куклами на крыльце административного здания. Аналогичную картину удалось увидеть в том же году в пос. Сурское Ульяновской обл. На заднем крыльце административного здания был обозначен камнями «игровой домик» с разложенными внутри листьями и стеблями растений. В игре использовались покупные куклы и другие игрушки [ЛА МИА, Foto1999-03Uljan., pl. 0292, k. № 24]. В с. Сурский Острог Инзенского р-на в 2001 г. роль игровой площадки выполняло крыльцо заброшенного дома, который расположен рядом с центральной площадью села. Вдоль забора детьми были выстроены «клетушки» и отдельно стоящие «столики» и «скамеечки» из старых кирпичей, на которых размещались пластмассовые коробочки для йогурта, контейнеры для конфет и зефира, пластиковые бутылки, разрозненные предметы из кукольных гарнитуров и старая посуда [ЛА МИА, Foto2001-02Uljan., pl. 5001, k. №№ 33–36].

В селе Должниково нами зафиксирована другая современная разновидность игры «в дом» [ЛА МИА, Должниково Базарно-Сызганского р-на Ульяновской обл.], при которой использовались как покупные, так и традиционные, травяные куколки. Игра также проходила рядом с крыльцом дома. Игровой «домик» представлял собой квадрат (примерно 25?25 см) выгороженный небольшими камешками, которые взяты из кучи щебня, предназначенной для прокладываемой возле дома дороги. Подобные игровые сооружения иногда называют «удворьями»: «Домики ни делали, а вот удворья… Шалаш делали на бахче. Бахчи караулили вот, арбузы. Да. А дети нет… „Клеточки“? Нет, нет! Толька удворья…» [ЛА МИА, д. Воскресеновка Радищевского р-на Ульяновской обл.]. Внутренность игрового «домика» была застелена большим лопухом, используемым как кукольная «постель». То есть играющими используется легко доступный подручный материал. Хотя игра протекала на видном, легко обозримом месте, играющие девочки были очень смущены нашим вниманием, прервали игру и возобновили ее только когда мы удалились на достаточно большое расстояние. Таким образом, несмотря на кажущуюся открытость для взрослых, в том числе и посторонних прохожих, и полную подконтрольность (в пристальном внимании родственников мы убедились через несколько секунд после начала фотосъемки, когда на крыльце появились почти все, кто присутствовал в этот момент в доме), такого рода игры всё же не предполагают какого-либо вмешательства извне. В этом мы неоднократно убеждались и в других случаях: хотя играющие охотно демонстрировали и кукольные «домики», и игровые предметы, в подавляющем большинстве случаев игра в нашем присутствии прерывалась и возобновлялась только после нашего ухода.

Илл. 106

Там, где взрослые предпочитают не вмешиваться в жизнь детей и где их игры могут проходить потаенно, скрытно от посторонних глаз, игровые домики сооружаются во дворе, в хозяйственных пристройках (см. илл. 106, ЛА МИА, пос. Хиславичи Смоленской обл.), с задней стороны дома, в прилегающем к дому огороде или саду, на задах («усадах»), иногда даже в поле. «А летом на дворе или, если сад был у нас, дак у саду, а не – около [дома], на заваленке. Такие были заваленки около хаты – как, вроде, скамейка такая… Застилали чем-нибудь и там раскладывали…» [ЛА МИА, д. Горицы Трубчевского р-на Брянской обл.]. «Да, и мы, „семья“, пойдём к другим – в гости ходили ни к одним! В кого где: у кого были в конюшне, у кого в передбаннике, у кого в бане, у кого в сарае – где уж у кого как» [ЛА СИС, с. Елховка Сурского р-на Ульяновской обл.].

Зимой играют в избе, в других жилых помещениях. Игры с куклами устраиваются как в центре комнаты («посреди полу»), так и на лавках, под столом, на печи. «А-а зимой вот – пасирёдки или иде, пака мамка скажить: „Ну-ка, хватить вам! Ухадитя, надаели!“ Вот…» [ЛА МИА, д. Долгое Ульяновского р-на Калужской обл.]. «И кроватку застилала, всё это играла с этими куколками из лоскутков. Это больше палучалось зимою: на печке или вот около печки груба стояла, дак на грубке. А так укладывали – и всё… А почему это я помню: у моей тёти муж был портной и в нево было много этих обрезков. А они меня отвезли туда ещё из-за школы. Вот. На печку посадили, а он мне-то подавал усе эти обрезки, и я эти делала куколки. И потом я кроватку делала маленькую, клала спать и застилала это всё… Война была, дак мне не с кем так особенна играть было. Сделала большую – это была „мама“. Маленькую – эта была „дочка“. Да и „папу“ можно. „Папы“ как-то не было. Не делали больше. Больше это женски [фигурки]. Вот. Положу рядом как спать: большую, рядом маленькую, накрываю другим этим, лоскутком – это одеяло. Вот, укладывала это самое…» [ЛА МИА, д. Горицы Трубчевского р-на Брянской обл.]. И в этом случае пространство при игре нередко выгораживалось различными подручными средствами. «Ну, как играли? У меня, у подруги там вот наряжаем: эт вот мое, а эт там другой, а там третей. Вот и, чай, где коробочками какими, а то тубаретки были – не стулья, а тубаретки – тубаретками загородимся. Это „дом“. Кто где: кто на полу, кто и под кроватью – кто куда сумеет: „Эт там мой дом, а эта вот той дом, а эта там другой дом“…» [ЛА МИА, с. Ждамерово Сурского р-на Ульяновской обл.]. В подобного рода играх часто моделируется игровое пространство, в котором присутствует дом и прилегающая к нему территория – см. цв. вкл. 10, Л. М. Симонс. Молли в своей комнатке.

Илл. 107

При игре на улице для сооружения игровых домиков могли использоваться глыбы льда и комья снега. Кроме того, в некоторых регионах Русского Севера и Поволжья до сих пор можно увидеть специальные дощатые домики для игр детей, в которых, в частности, играют и с куклами – см. илл. 107 [ЛА МИА, г. Каргополь Архангельской обл.; см. также: Морозов 2009а, с. 743–744, 746].

В 1950-90-е годы местом кукольных игр все чаще становится куча песка, нередко специально завезенного для детских игр, или, в городских условиях, песочница. «Играем во дворе, если тепло, так мы – у нас там разваленный хутор уже был, всё порастащили. Мы: одни там „живут“, другие там – „домочков“ понаделаем и ходим туда-сюда в гости… Песок же там, а он сырой, песок. А мы понагородим тут и двор, и огород, и там всё с глины поналепим там, кирпичи поставим, позагородим.

И плиту сделаем, и всяких чашек понаставим – все такое. Всё там, да, всё приходилась, во всё играли. Там: „Это моё поле, – там же пески, а он, песок, такой, бархотками такими сделается, когда ветер, а он сметётся, дак красиво. – Это моё поле, это посеяно! А это моё! А это моё!“ И разгородим, позагородим, и валки поделаем такие: „Вот это моё поле!“ Большинство „домочками“ занимались, эти городили гаражи…» [ЛА МИА, ст. Галюгаевская Курского р-на Ставропольского края].

Илл. 108

Куколки включаются в обычные для такого рода игр сюжеты: являются обитателями песочных домиков или «замков», гуляют по «садам» из цветов и веточек деревьев и проч. В г. Новоанненский Волгоградской обл., по сидетельству непосредственной участницы, так играли на рубеже 50-60-х годов XX в. с «палочными» куколками. «Это до школы! Это лет, наверное, даже между так, может быть, четырьмя и шестью годами вот – вот то, что помню. Ну, вот все играли в „палочные куколки“ их называли. И я, видимо, когда начала играть и взаимодействовать с девочками, видимо, подключилась, да и всё… Это была летняя такая игра, летняя. Зимой деревья-то сухие! Деревья же были вот эти молодые побеги. Сочные. Они высыхали, эти куклы, и делали новых тогда. Их выбрасывали на второй, на третий день – они же высыхали… И играли как с обычными вот куклами: ходили в гости, всяческие приключения выдумывали. Импровизировали. Ну, как с обычной куклой. Приключения всяческие придумывали, в любую эпоху помещали, строили замки – ну, как вот с обычной куклой играли… Замки. У нас назывался „замок“. Ну, вот кому песок привезли для хозяйственных нужд, вот там их и устраивали… Да. И деревья вот делали, и в башнях из металлических пробок от бутылок делали, ну, что-то вроде вот таких окошек. Даже не бойницы были, а окошки. Потом могли из фольги от шоколадки купол сделать у этого [замка]. То есть он был из песка такой же, но вот сверху его покрыть. Там приспособления всевозможные были. Вот стекляшечки такие собирали цветные, из них могли мостить какую-то аллеечку там, тропиночку. Там много всяких было приспособлений. То есть всё, что было под рукой, всё использовали… Ну, и пираты там могли напасть, например, вот в этом замке они как пленницы находились. Вот. Ну, романтические такие истории. Пираты условно. Пиратов не было, они вот условно, предполагались, они мыслились…» Комнату и кукольную посуду для «палочных» кукол не делали. «Нет. Вот для палочных кукол как-то я не припомню, чтобы комнаты. Ну, может быть, вот одеялом так накрывали, если из такого же фантика – просто в чистом виде, развёрнутого – делали одеяло. Ну, то есть просто сверху фантиком могли укрыть и положить. Наверно, укладывали [их спать]. Но вот где их укладывали – прямо даже не знаю… А мебели нет, мебели как-то вот при этих куклах я не представляю себе… [Кормили их] не при помощи посуды. Вот не так, как обычных кукол. Там же, если играешь в обычную куклу, значит, какую-то комнатку, и кукольная мебель у всех была куплена там. И потом сами что-то делали из коробочек там, и посуда купленная соответственно у всех была тоже. Ну, покупная, конешно, такая, детская. А с этими нет, с этими не было…» [ЛА МИА, г. Новоанненский Волгоградской обл.].

Аналогичные игры 8-10-летних девочек зафиксированы нами в 1999 г. в окрестностях с. Базарный Сызган Ульяновской обл. – см. илл. 108, цв. вкл. 7. Песочная куча, представляющая собой «игровое поле» (размером примерно 2?4 м), расположена рядом с крыльцом. На сделанных нами снимках хорошо видны фантазийные строения из песка: песочные «замки» соединены «дорогами», петляющими между «садами» из цветов, грибов и веточек деревьев и «стогами» из кучек сорванной травы. В отличие от приведенного выше описания, в этом «песочном городе» есть еще и «домики» двух типов. Одни, не использующиеся непосредственно в игре, представляют собой небольшие округлые сооружения из песка с прямоугольным «крылечком». Другие «домики» выгорожены небольшими (около 3–5 см) палочками и щепочками, внутри которых листьями растений обозначены «половички» и «постели». В некоторых «домиках» вылеплена из песка «мебель»: печь, столы, стулья, шкафы. Для игры могут использоваться травяные куколки, описанные нами в первом разделе. Но нередко играют и без них, имитируя куколок пальцами рук [ЛА МИА, с. Должниково Базарно-Сызганского р-на Ульяновской обл.].

Илл. 109

Имитация городской среды характерна и для домашних игр с куклами и другими игрушками – см. илл. 109, Е. С. Прудникова. Кукольный домик (2010). Вот, например, небольшой фрагмент из воспоминаний о детских играх Е. Л. Шварца. «Тревожит меня дверь в зал. Сядешь к ней лицом – видишь мрак, сядешь спиной – чувствуешь его за плечами. Но освещенный стол отвлекает и утешает меня. Сейчас стол похож на площадь. Дома вокруг площади сделаны из табачных коробок и коробок из-под гильз. ‹…› Коробки стоят на боку. Крышки подняты и поддерживаются кеглями, как навесы. В домах – живут. Пастух из игры „Скотный двор“ стоит под навесом на подставке зеленого цвета с цветочками, как бы на траве, что не совсем идет к данному случаю. В другом живет заводной мороженщик с лопнувшей пружиной. Сундук его давно отломился. В третьем живет деревянный дровосек. Деревянный дровосек тоже часть известной кустарной игрушки – дровосек и медведь бьют деревянными молотами по деревянной наковальне. Игрушка давно распалась на части, и дровосек живет, как я сказал уже, в третьем коробочном, пахнущем табаком доме. Медведь живет возле. Я играю, вожу жителей города на санях, но эта ровная площадь между картонными домами, освещенная лампой, навесы, поддерживаемые кеглями, вызывают у меня мечты сильные, но трудно определимые. Не то мне хочется стать маленьким, как заводной мороженщик, и ходить тут по площади, покрытой скатертью, не то, чтобы этот игрушечный город стал настоящим и я жил бы в нем. Знаю только, что играть, как я играю, мне мало» [Шварц, Детство].

Иногда для игры выбираются «экзотические» места. «У нас вот в Сибири была карета, оставшаяся от каких-то революционных там, знаете, этих событий. Ну, карета без колёс, конечно, но папа её не выбрасывал, вот, потому что там внутри всё бархатом было оббито, знаете, и что-то там, вроде, золотые вензеля какие-то были. И вот я любила очень там играть. Любила там очень играть. Вот. В этой карете там стол был. Ещё я подружек звала, да. Помню ещё Гусарёва девочка тоже. Ну, она постарше была, ну, уже лет десяти. И она помогала. Вот мы там стол накрывали, вроде чай пили. Что-то вот такое…» [ЛА МИА, с. Пушкино Добрынинского р-на Воронежской обл.].

Локализация традиционных и современных игр с куклами («кукольный дом» и его аналоги) и их сюжеты (семейная повседневная и обрядовая жизнь) позволяют определить место этих игр в процессе социального и возрастного возмужания ребенка [Гусева 1998, с. 42; подробнее: Гусева 2001а]. Они, по-видимому, могут послужить иллюстрацией для сформулированного М. В. Осориной тезиса, что «освоение домашнего пространства и освоение пространства собственного тела – плотского дома души – идут у маленького ребенка параллельными путями и, как правило, одновременно» [Осорина 1999, с. 45]. В известном смысле слова игровые «домики» являются проекцией «пространства личности» в «пространстве игры» [Морозов 2008; Морозов 2009а; о «пространстве личности» см.: Морозов 2009в; Морозов, Слепцова 2009].

В связи с интенцией «освоения пространства» актуализируется и тема движения: как в традиционных, так и в современных играх важную роль в такого рода играх играют дорога и различные «транспортные средства». «Играли и в куколки. Мамка, бывало, сгородить какую-нибудь: „Ну, на, играй!“ А нас у матери двоя толькя было… [Играли] во что? Раньше лапти были. И вот ошмёток, бывало, – лапоть старый, растрёпатый, который ненужный, – за ниточку прицепишь и волочишь её [=куклу], полозеешь около дома с ним…» [ЛА МИА, д. Долгое Ульяновского р-на Калужской обл.].

«Как играла? Заворачивала в пелёночки её. Вот. Платочки повязывала ей. Гуляла я и спать укладывала, понимаете? Это мне только было, знаете, сколько? Семь лет было. Ещё я в школу не пошла…

Детские игровые сооружения, имитирующие жилище („домики“, „шалаши“, „будки“, „клетки“, „штабики“ и под.), являются проекцией „пространства личности“ в „пространстве игры“. Использование такого рода сооружений имеет большое значение для формирования и развития личности, с его помощью происходит освоение „чужого“ и выделение „личного“ пространства, налаживание межличностных и групповых контактов, подавление детских фобий и развитие личной инициативы.

В этом контексте особенно важно, что во многих играх, проходящих в пространстве „игрового дома“, используются куклы и иные антропоморфные предметы, которые, как мы уже выяснили раньше, являются своеобразными вещами-„персонификаторами“, помогающими ребенку разворачивать вовне свое „Я“ и тем самым дающими возможность для различных манипуляций с персональными характеристиками. Пространство игрового дома в данном случае представляет собой материализованное „пространство личности“, которое может быть трансформировано в соответствии с задачами и целями игры, в том числе и с целью самоидентификации ребенка.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Культура башу и чайные домики Сычуани

Из книги Китайское искусство чаепития [litres] автора Лин Ван

Культура башу и чайные домики Сычуани Башу – это один из первых знаменитых районов возделывания чая в Китае. Местные жители до сих пор считают чаепитие любимым занятием. Пословица гласит: «В Сычуани мало ясных дней, но много чайных домиков»; причем в Чэнду чайные домики


Культура У-Ю и чайные домики Ханьчжоу

Из книги Детский мир императорских резиденций. Быт монархов и их окружение [litres] автора Зимин Игорь Викторович

Культура У-Ю и чайные домики Ханьчжоу Расположенная в удаленном от политического центра страны месте, долина устья Янцзы сохранила культурное своеобразие, которое сформировало уникальный стиль и черты древней культуры царств У и Ю (впоследствии мы будем называть ее


Чайные домики Тяньцзини, Шанхая и Гуандуна

Из книги Быт и нравы царской России автора Анишкин В. Г.

Чайные домики Тяньцзини, Шанхая и Гуандуна Тяньцзинь получил статус города после правления династий Цзинь и Юань. Он возник, чтобы удовлетворять нужды Большого канала. Внынешнее время это важный промышленный и торговый центр Северного Китая. Из-за того что Тяньцзинь


Детские игрушки

Из книги Русская ёлка: История, мифология, литература автора Душечкина Елена Владимировна


Детские праздники

Из книги Быт русского народа. Часть 4. Забавы автора Терещенко Александр Власьевич


Детские годы Николая

Из книги Русский детский фольклор: учебное пособие автора Колядич Татьяна Михайловна

Детские годы Николая Николай рос здоровым и крепким ребенком. 25 июня 1796 г. Екатерина написала в письме Гримму[265]: «Сегодня в три часа утра мамаша родила громадного мальчика, которого назвали Николаем. Голос у него бас, и кричит он удивительно; длиною он аршин без двух


«Детские ёлки»

Из книги Кандинский. Истоки. 1866-1907 автора Аронов Игорь

«Детские ёлки» Литература сопутствовала ёлке на протяжении всей её истории в России. Именно она во многом способствовала популяризации праздника в честь ёлки и выработке её символики. Более того, при отсутствии исконной (народной) основы культа ели литература сыграла


I ИГРЫ ДЕТСКИЕ

Из книги Лакцы. История, культура, традиции автора Магомедова-Чалабова Мариян Ибрагимовна


Детские тайные языки

Из книги Голос черепахи (сборник) автора Трауберг Наталья Леонидовна

Детские тайные языки Основные понятия: причины и время появления детского тайного языка, образование, лексический состав, разновидности, организация, методика использования в игре.Происхождение. Период от семи до двенадцати лет характеризуется в жизни ребенка


Детские переживания

Из книги Феномен куклы в традиционной и современной культуре. Кросскультурное исследование идеологии антропоморфизма автора Морозов Игорь Алексеевич


Только детские книги[3]

Из книги Как это делается: продюсирование в креативных индустриях автора Коллектив авторов

Только детские книги[3] Недавно в одном журнале печатались интервью, и среди вопросов были и «лучший писатель», и «незаслуженно прославленный». Лучшими оказывались исключительно те, от которых становится хуже. Незаслуженно прославленными, чаще всего – те, кто писал в


Игровые контексты

Из книги автора

Игровые контексты Употребление куклы в роли игрового предмета является наиболее «очевидной» ее функцией. Существуют устоявшиеся представления об игровых предпочтениях в разновозрастной детской и подростковой среде, у детей и взрослых, в городе и деревне. Например,


Хикитэдзяя (Чайные домики для знакомств)

Из книги автора

Хикитэдзяя (Чайные домики для знакомств) [1 «Чайные дома, куда приводят за руку».]Хикитэдзяя являются своеобразными звеньями между клиентами и публичными домами, с одной стороны, а также между клиентами и куртизанками — с другой. Внутри квартала (курува) имеется 7 таких


Амигаса дзяя (Чайные домики плетеных шляп)

Из книги автора

Амигаса дзяя (Чайные домики плетеных шляп) В книге «Ёсивара тайдзэн» упоминается, что среди чайных домиков, стоящих за главными воротами по обеим сторонам Годзиккэнмати, были носящие название амигаса дзяя, потому что давали напрокат самураям, аристократам и гостям,


Игровые шоу

Из книги автора

Игровые шоу Телевизионные игры хорошо знакомы отечественной аудитории с советских времен. Многочисленные викторины и соревнования: спортивные («Папа, мама, я – спортивная семья») и профессиональные («А ну-ка, девушки!») были чрезвычайно популярны на телевидении