Кристоф-Андреас (Андрей Григорьев) Рёмплер

Кристоф-Андреас (Андрей Григорьев) Рёмплер

Бриллиантовых дел мастер Кристоф-Андреас Рёмплер приехал в Петербург из родной Саксонии в 1790 году, однако отнюдь не сразу поступил на должность оценщика Кабинета, притом он никогда не имел звания придворного ювелира императоров Павла I и Александра I. Членом столичного иностранного цеха саксонец стал с 1793 года[350], а поскольку дела мастера шли хорошо, он, согласно объявленному капиталу, числился с 1802 года «по третьей гильдии»[351]. В 1797 году Рёмплер купил у наследников тестя – портного Асмуса Шеля (Шелля) одноэтажный дом с мезонином, выходивший фасадом в двадцать одно окно на площадь у Синего моста. (Ныне на это участке, по адресу: Исаакиевская площадь, 13, возвышается построенное в 1840-х годах по проекту Н.Е. Ефимова здание, где размещалось Министерство государственных имуществ, а с 1924 года – Институт прикладной ботаники и новых культур, основанный академиком Н.И. Вавиловым)[352].

В 1809 году «бриллиантовых дел мастер Андрей Григорьев Рёмплер» вместе с женой Анной-Геразелиной и двумя дочерьми Софией и Луизой принял «вечное России подданство», а через год на свет появилась еще одна девочка – Катерина-Эрнестина. В 1813 году родилась последняя дочь, скончавшаяся подростком и захороненная на семейном месте Рёмплеров на Волковском лютеранском кладбище[353].

Лишь в 1823 году, как только «Андрей Григорьев сын Рёмплер», ювелир и купец третьей гильдии, «известился» о смерти Готфрида-Эренфрида Мерца и об освободившейся престижной вакансии, он решил попытать счастья и, не откладывая, написал прошение на Высочайшее имя, где указал, что «имея познания в драгоценных камнях, делать им по достоинству их оценку и производить работу бриллиантовых и золотых вещей, желаю вступить в службу в Кабинет Вашего Величества»[354].

Чиновники сего ведомства посчитали Андрея Рёмплера достойным высокой чести стать придворным оценщиком. Теперь ювелиру доверяли весьма ответственные заказы.

14 марта 1826 года закончился трехмесячный траур по усопшему императору Александру I. По распоряжению Сената срочно меняли прежние императорские шифры на военных мундирах, придворных каретах и ливреях на вензель нового самодержца Николая Павловича.

Поскольку лишь Печальная процессия по торжественному церемониалу погребения отошедшего в вечность властелина обошлась казне в 829 402 рубля 40,3 копейки, то Николай I повелел переплавить послужившие пышным декором как серебряные ткани-«гасы», так и дополнявшие их драгоценные мишуру и бахрому. К полученному таким образом серебру добавили десять пудов олова, чтобы отлить колокол с памятной надписью для вклада в Валаамский монастырь. Оставшиеся же неиспользованными материалы без всякого сожаления продали.

Теперь оставалось после завершения траурных ритуалов вернуть в Москву к грядущей коронации регалии и ордена, на первых порах отвезенные «с той же почестью» в Зимний дворец. Но, о ужас! Среди бриллиантов бесценной Большой императорской короны неожиданно обнаружилось пустое гнездо. К счастью, Филиппен Дюваль, придворный ювелир императрицы-матери, быстро восполнил потерянный алмаз. А через несколько месяцев Вильгельм Кейбель окончательно подогнал венец к возложению его на голову преемника Александра I при священной церемонии в Успенском соборе.

Однако утраты коснулись и Казанской шапки: мало того, что из нее выпал большой овальный изумруд, но с красавцем-смарагдом куда-то пропали две крупные жемчужины и один серебряный штифт. Пришлось прибегнуть к помощи Андрея Рёмплера. Вскоре тот столь успешно провел реставрацию символа владения русскими государями Казанским царством, что на вещи, сделанной два с половиной столетия назад, почти не видны остались следы вмешательства рук искусника[355].

А с 23 января 1827 года именно придворным оценщикам Иоганну-Фридриху Яннашу и Андре(асу) Рёмплеру доверили оценку бриллиантовых вещей покойной императрицы Елизаветы Алексеевны. Дело оказалось весьма ответственным, ибо супруга Александра I пожелала, чтобы принадлежавшие ей драгоценности после ее кончины продали, а вырученные деньги пущены на расходы по содержанию в Петербурге Патриотического института и Дома Трудолюбия, состоявших под покровительством сей августейшей благотворительницы. Теперь эти воспитательно-учебные учреждения перешли к императрице Александре Феодоровне. Николай I распорядился передать бриллианты усопшей в 1826 году невестки в ведающий имуществом царской семьи Кабинет Его Величества и «по мере употребления оных» направлять полученные суммы оттуда в ведомство, курируемое обожаемой женой самодержца, занимавшего теперь российский престол. Поэтому-то нельзя было ни занизить, ни завысить оценку стоимости драгоценностей Елизаветы Алексеевны. В противном случае либо уменьшались бы суммы, идущие на благотворительность, либо страдал от недополученных финансов Кабинет. Но ювелиры прекрасно справились с важным поручением и, гордые результатом, поставили свои имена: J. Jannasch и Andr? Roempler под описями оценки перечисленных в этих перечнях бриллиантовых украшений[356].

Магазин придворного оценщика Рёмплера процветал, считаясь, как впоследствии утверждали его потомки, лучшим в Северной Пальмире, а счастье старому «бриллиантщику» принесли его дочери, удачно выданные замуж. Если Луиза стала женой чиновника Шерцера, то обе другие предпочли взять в мужья ювелиров.

После смерти Андрея Рёмплера, скончавшегося 26 апреля 1829 года, как дело покойного, так и должность оценщика Кабинета Его Величества унаследовал его зять Готтлиб-Эрнст Ян, женатый на Софии. С 1831 года к Яну присоединился уроженец Стокгольма Карл-Эдуард Болин. Тому в 1834 году посчастливилось получить руку Катерины-Эрнестины Рёмплер, и таким образом компаньоны фирмы «Болин и Ян» стали свояками[357].

Потомки Карла-Эдуарда Болина успешно продолжали дело отца на протяжении всего XIX века, но начало своей ювелирной династии, одной из самых известнейших в Петербурге, все-таки предпочитали отсчитывать именно от саксонца Кристофа-Андреаса Рёмплера, которого на русский манер предпочитали называть на новой родине «Андреем Григорьевичем».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ГРИГОРЬЕВ БОРИС ДМИТРИЕВИЧ (род. 23.07.1886 г. – ум. 7.02.1939 г.)

Из книги 100 знаменитых художников XIX-XX вв. автора Рудычева Ирина Анатольевна

ГРИГОРЬЕВ БОРИС ДМИТРИЕВИЧ (род. 23.07.1886 г. – ум. 7.02.1939 г.) Известный русский художник, выдающийся мастер рисунка, литератор и педагог. Декан Академии прикладного искусства в Нью-Йорке (с 1935 г.). Автор стихов, романа «Юные лучи» (1912 г.) и книги мемуаров. В одной из публикаций


Иоганн Кристоф Фридрих фон Шиллер

Из книги 1000 мудрых мыслей на каждый день автора Колесник Андрей Александрович

Иоганн Кристоф Фридрих фон Шиллер (1759–1805) драматург, классик немецкой литературы ... Мнимое бескорыстие некоторых добродетелей сообщает им поверхностную чистоту, дающую им смелость потешаться над долгом; нередко воображение играет странную игру с человеком, которому


Кристоф-Фридрих фон Мерц

Из книги Петербургские ювелиры XIX века. Дней Александровых прекрасное начало автора Кузнецова Лилия Константиновна

Кристоф-Фридрих фон Мерц Золотых дел мастер Кристоф-Фридрих фон Мерц (1756–1809), в 1792 году проживавший «в Офицерской улице в Голцгаузеновом доме»[41], продолжал исполнять многочисленные наградные сабли и шпаги, табакерки и перстни. Еще 8 сентября 1785 года он стал членом


Андрей Молодкин

Из книги Круг общения автора Агамов-Тупицын Виктор

Андрей Молодкин В работах Молодкина из серии «I love» (2002) поражает условность дихотомии между иконографией смерти, связанной с изображением черепа, и многократно возобновляющимся процессом освоения холста шариковой ручкой. Одна идея – это «умирание», образ конца; вторая


Андреас Шенле «Везувий зев открыл…» и тема городской катастрофы у Пушкина

Из книги И время и место [Историко-филологический сборник к шестидесятилетию Александра Львовича Осповата] автора Коллектив авторов

Андреас Шенле «Везувий зев открыл…» и тема городской катастрофы у


Переписка о Берлинской школе Доминик Граф, Кристиан Петцольд, Кристоф Хоххойзлер

Из книги Метафизика Петербурга. Историко-культурологические очерки автора Спивак Дмитрий Леонидович

Переписка о Берлинской школе Доминик Граф, Кристиан Петцольд, Кристоф Хоххойзлер Это отрывки из большой переписки, которую два режиссера Берлинской школы – Кристиан Петцольд и Кристоф Хоххойзлер – вели с режиссером другого, более старшего поколения Домиником Графом


Два Кристоф Хоххойзлер

Из книги От каждого – по таланту, каждому – по судьбе автора Романовский Сергей Иванович

Два Кристоф Хоххойзлер Кристоф Хоххойзлер ведет фотоблог «Два». Его принцип – монтаж в каждом посте двух фотографий, которые в сочетании друг с другом рождают новые значения. Фактически речь идет о коротких фотофильмах. Специально для этой книги Хоххойзлер продолжил


Андрей Белый

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 3. С-Я автора Фокин Павел Евгеньевич

Андрей Белый События первой русской революции оказали огромное влияние и на замысел «Петербурга» Андрея Белого. Не случайно основные события романа приурочены к тревожной осени 1905 года. Не было случайным и его название. У автора, как известно, были и другие версии –


Андрей Белый

Из книги автора

Андрей Белый наст. имя и фам. Борис Николаевич Бугаев;14(26).10.1880 – 8.1.1934Поэт, прозаик, критик, литературовед, мемуарист. Публикации в журналах «Мир искусства», «Весы», «Аполлон» и др. Литературные симфонии «Симфония (2-я, драматическая)» (М., 1902), «Северная симфония (1-я,


ГРИГОРЬЕВ Борис Дмитриевич

Из книги автора

ГРИГОРЬЕВ Борис Дмитриевич 11(23).7.1886 – 7.2.1939Живописец, художник. Участник выставок объединений «Мир искусства», «Товарищество независимых». Принимал участие в оформлении журналов «Сатирикон», «Новый сатирикон» и др. Живописный цикл «Расея» (1917–1918): «Расея», «Земля


СОБОЛЬ Андрей

Из книги автора

СОБОЛЬ Андрей наст. имя и фам. Юлий Михайлович Глузман(?);13(25).5.1888 – 7.6.1926Прозаик. Книги «Рассказы» (М., 1916), «Пыль» (М., 1916), «Бред» (М., 1917), «Люди прохожие» (М., 1923), «Обломки» (М.; Пг., 1923), «Книга маленьких рассказов (1922–1925)» (М., 1925), «Паноптикум» (М., 1925) и др. Покончил с собой.«Соболя