Управление «городом, куда не приходит ночь»

Управление «городом, куда не приходит ночь»

С тех пор как в июне 1899 года было напечатано первое издание этой книги, в японском законодательстве произошло много изменений, призванных улучшить положение проституток, и автору кажется, что краткое описание положений, в рамках которых сейчас функционирует Ёсивара в Токио, будет небезынтересным для западного читателя.

Все нижеприведенное необходимо предварить словом предупреждения. Рассматривая в целом, правила кажутся хорошо продуманными и даже справедливыми, но пусть читатель не обманывается кажущейся гладкостью изложения!

Необходимо помнить, что в замкнутом пространстве, населенном теми, чей бизнес состоял в богопротивной торговле человеческой плотью и человеческой честью, не могло оставаться много места для сантиментов и милосердия! Будьте уверены, что в так называемом «городе, куда не приходит ночь», где обитают жестокие, бессердечные мужчины и падшие, бесстыдные женщины, где частыми гостями являются хулиганы, закоренелые преступники и прочие отбросы общества, никакие законы и правила, сколь угодно мудрые и гуманные, не будут действовать эффективно! Несмотря на все то, что было и будет сделано, Ёсивара остается сущей преисподней, полной черного отчаяния, поскольку является местом отдыха самой безнравственной и развращенной части мужского населения, предающейся веселью в его пределах. Единожды попав на это кладбище скромности и добродетели —дом крайней невоздержанности и половой извращенности, женщина становится фактической рабыней хозяев публичных домов, многие из которых упразднили закон внутри четырех стен своих мерзких притонов и с помощью своих раболепствующих приспешников терроризируют и угнетают несчастных женщин, обреченных проводить годы страданий в обществе бесстыдных развратников и проституток! Кто-то может спросить: «Если у этих женщин есть права, то почему они не обратятся в полицию или в суд?» Ответ прост. Некоторые пробовали, но лишь единицы смогли обрести свободу. Большинство продолжают молча страдать под давлением обстоятельств и общественного мнения. Большая часть их почти неграмотна, не знает своих прав и находится под постоянной угрозой террора, которая лишает их воли к борьбе за свою свободу. Прочие под влиянием ложного чувства долга перед своими родственниками и друзьями (которые в результате заключения контракта с хозяином публичного дома оказались ответственными за долги) воздерживаются от жалоб или иных действий, а над всем царят неумирающие традиции квартала, держащие свои жертвы железными тисками. Полиция, в силу своего знакомства с этой категорией женщин, относится к ним достаточно грубо и неприязненно, и даже Верховный суд империи, к стыду судебных чиновников, постановил, что долги, сделанные проститутками при совершенно аморальных обстоятельствах, находятся на совести самих женщин и их поручителей! После такой преамбулы мы продолжим описание системы контроля, действующей в Ёсивара, который является важнейшим и самым крупным кварталом публичных домов в городской префектуре Токио, а потому и самым типичным.

Общее положение лиц, занимающихся проституцией, детально описано в предписании № 44 «Правила надзора за проститутками», изданном министерством внутренних дел 2 октября 1900 года, за подписью Сайго Цугумити, впоследствии первого заместителя министра внутренних дел. Данное предписание распространялось на всю империю, но имело ряд дополнительных пунктов, касающихся надзора за кварталами проституток в различных префектурах. Правила устанавливают, что ни одна женщина моложе 18 лет не может ни стать проституткой, ни искать места проститутки до тех пор, пока ее имя не будет занесено в «Регистр проституток» (сёги мэйбо), находящийся в полицейском участке, под чьей юрисдикцией находится заведение, и что зарегистрированные таким образом женщины попадают под надзор полицейских властей.

Для обеспечения насколько возможной защиты неопытных претенденток женщинам, желающим продавать свое тело, предписано лично являться в полицейский участок, где их тщательно опрашивают и предупреждают об опасности такого шага. Затем им предлагают заполнить документ, детально отражающий следующие вопросы.

1. Обстоятельства и причина желания стать проституткой.

2. Дата рождения.

3. Получено ли согласие ближайшего старшего родственника или главы ее семьи.

4. Получено ли (в случае несовершеннолетия) согласие настоящего отца, а при отсутствии таковой возможности a) настоящей матери, б) настоящего деда или в) настоящей бабки (именно в таком порядке).

5. Место, куда она собирается наняться проституткой.

6. Предполагаемое место жительства.

7. Настоящий источник средств существования. Если на иждивении — подробно указать.

8. Занималась ли проституцией раньше, и если да, то указать даты начала и окончания работы, заведение, прежнее место жительства и причину прекращения работы.

9. Профессиональное имя, принимаемое проституткой в публичном доме.

10. Предположительный срок работы.

11. Дополнительные детали по требованию властей различных префектур.

Во избежание мошенничества и подделки данное заявление должно обязательно сопровождаться:

1) соответственно заверенной копией свидетельства о регистрации (косэки тохон);

2) документами о согласии (сёдакусё), подписанными и заверенными печатями лиц, дающих согласие;

3) сертификатом подлинности печатей лиц, дающих согласие (сёдакусё-но инкан сёмэйсё), надлежащим образом заверенным главой города (си), округа (ку), городского поселения (тё) или деревни (сон).

Полиция по своему усмотрению может отказать любому заявителю, но, если заявление принято, женщина обязана пройти предварительное медицинское обследование у дежурного врача в соответствии с правилами конкретного административного образования.

Имена женщин, которым было запрещено заниматься проституцией или пожелавших прекратить это занятие, вычеркиваются из полицейского регистра. При добровольном желании прекратить занятие проституцией заявительница, как правило, должна явиться лично и подать заявление в письменной или устной форме. В определенных обстоятельствах полиция может освободить заявительницу от личного посещения. Никто не может препятствовать отмене регистрации в качестве проститутки. Лица, замеченные в изменении записи в регистре вопреки воле женщины, подлежат наказанию штрафом или тюремным заключением.

Свобода женщины, внесенной в регистр, оказывается ограниченной, поскольку она не может заниматься своим ремеслом нигде, кроме лицензированного публичного дома, и не может проживать нигде, кроме места, отведенного префектуральными властями для публичных домов. Кроме того, она не может покинуть указанное место пребывания ни по какой другой причине, кроме посещения полицейского участка, за исключением отдельных случаев, но при наличии на то разрешения полиции, действий в рамках некоторых законов и уложений или в соответствии с каким-либо официальным приказом. Впрочем, когда местные законы допускают свободу женщины в определенных пределах, вышеприведенные ограничения могут различаться mutatis mutandis[1 С изменением того, что подлежит изменению (лат.).].

Чтобы предотвратить ограничение свободы и незаконное вмешательство в личное пространство женщин, населяющих публичные дома, пункт 12 предписания рассматривает как незаконное любое ограничение общения с друзьями, возможности получать и читать письма и газеты, владения вещами, совершения покупок и других личных свобод.

Лица, нарушившие это предписание, подлежат тюремному заключению на срок не более 25 дней или штрафу, не превышающему 25 иен (примерно $12,5 или J2,10).

Все женщины, занесенные в полицейский регистр, обязаны проходить периодические медицинские осмотры, и в случае обнаружения инфекционного заболевания или любого другого заболевания, делающего их нетрудоспособными, им под страхом штрафа или тюремного заключения надлежит прекратить свою деятельность, дождаться полного выздоровления и получить соответствующий сертификат.

Как уже говорилось выше, полицейские власти обладали правом выдавать или отзывать лицензии. Губернатор провинции мог приостанавливать или запрещать занятие проституцией, а префектуральные власти имели возможность вносить в рамках предписания более детальные инструкции.

Женщины, занятые легальной проституцией на момент выхода предписания в 1900 году, были зарегистрированы без процедуры заполнения формального заявления, приведенного выше.

В предписании имелось несколько пунктов, касающихся наказаний в виде штрафа или тюремного заключения, налагаемых на лиц, нарушивших те или иные инструкции.

В дальнейшем публичные дома (касидзасики), чайные дома (хикитэдзяя) и проститутки (сёги) в городской префектуре Токио управлялись в соответствии с предписанием № 37, изданным 6 сентября 1900 года, столичным департаментом полиции за подписью комиссара Оура Канэтакэ. Это предписание, заменившее предписание № 40, вышедшее в июле 1896 года, предусматривало (inter alia[1 Среди других вещей или дел (лат.).]), что содержание публичных домов, чайных домиков и занятие легальной проституцией возможно лишь в пределах определенных кварталов (юкаку), определенных столичным департаментом полиции, исключение делалось лишь для тех лиц, которые на момент обнародования предписания уже имели свое дело за пределами кварталов, и для их наследников (содзокунин).

Лица, желающие открыть дело в сфере содержания публичных домов или чайных домиков, должны предоставить в полицию подробные планы строений и получить соответствующую лицензию. При каких-либо изменениях или перестройках процедура повторялась. Во избежание несчастных случаев в домах должны быть построены лестницы определенной ширины, а на каждые 30 цубо (99 м) дополнительной площади помещения строится дополнительная лестница. Ширина таких лестниц должна быть не более 1,2 м и не менее 0,9 м.

Ни одно здание не может быть принято в эксплуатацию без официального освидетельствования, одобрения и выдачи лицензии, кроме того, за пределами квартала строить с целью привлечения внимания зданий в три и более этажа запрещалось.

Уже построенные здания должны быть приведены в соответствие с данными требованиями.

Держателям публичных домов дозволяется заниматься только конкретно этим видом предпринимательства и, под страхом приостановления или отзыва лицензии, категорически запрещается совмещать свое дело с ресторанным или организацией групп певиц (гейш). Такая возможность заниматься побочным бизнесом была отменена 1 октября 1900 года.

Лицензия подлежала отзыву, если дело не осуществлялось в течение трех месяцев или приостанавливалось на двенадцать. Обо всех изменениях персонального статуса, места жительства и т. п. необходимо в трехдневный срок известить полицию.

Танцы, пение, музыка и т. д. в публичных домах и чайных домах за пределами кварталов публичных домов после полуночи запрещены, также подобным заведениям запрещается устанавливать привлекательные вывески, яркие лампы, фонари и прочее, что может бросаться в глаза на улицах.

Хозяева публичных и чайных домов обязаны вести регистрационные книги гостей (юкякудзин мэйбо), куда должны вносить подробное описание всех визитеров. Эти регистрационные книги должны заверяться печатью полиции, а в случае порчи или потери книг полиция должна быть извещена в течение трех дней.

С целью контроля за передвижениями наемных работников хозяевам публичных и чайных домов запрещено нанимать людей, не имеющих «трудовой книжки» (ятойнин мэйбо), а при найме или увольнении они обязаны в течение трех дней известить полицию о положении, месте жительства, имени, возрасте и т. д. работников.

В целях предотвращения нелегальной проституции в публичных домах хозяева последних обязаны в 24 часа известить полицию о любой женщине, квартирующей в доме.

Для защиты клиентов хозяевам публичных и чайных домов строжайше запрещалось:1)принуждать гостей к заказу закусок и напитков помимо их желания, 2) рассылать зазывал (кякухики) или склонять людей к распутству через рекламу или другими способами, 3) привечать лиц студенческого или ученического возраста, носящих эмблемы своих школ или колледжей, 4) утаивать присутствие гостей в доме и препятствовать встрече с ними, 5) принимать от гостей в качестве уплаты или в залог одежду и другие предметы, если только хозяин не получит разрешения на подобную сделку от офицера в полицейском участке, куда он должен явиться вместе с гостем.

Чтобы хозяева публичных и чайных домов не уходили от ответственности, им предписано исполнять все инструкции полиции, связанные с их предпринимательской деятельностью, кроме того, нести персональную ответственность за нерадивость и проступки своих слуг или членов семьи, если это касалось вопросов предпринимательства.

В целях поддержания общественного порядка без получения специального разрешения полиции на улицах кварталов публичных домов запрещается посадка цветущих деревьев и кустарников, декорирование строений и проведение зрелищных мероприятий. За пределами кварталов полиция полностью запрещает любые публичные действия, имеющие отношение к публичным или чайным домам. Также предписывается занавешивать оконные проемы так, чтобы внутренние помещения не были видны с улицы. Кроме того, таким домам запрещается публичная демонстрация постельных принадлежностей[1 В низкоразрядных домах существовал обычай проветривать пестрые постельные принадлежности на балконах, выходящих на улицу.].

Чтобы оградить женщин от грубого обращения, владельцам публичных домов строго запрещается жестоко обращаться с обитательницами и принуждать их к неоправданным займам. В случае болезни хозяева публичных домов обязаны предоставить лекарства и медицинское обслуживание, а с тем, чтобы девушки были ознакомлены со своими законными правами, каждому публичному дому предписывается вывешивать копии правил в местах, где все, кого это касается, могли бы легко с ними ознакомиться. Но хотя закон и стоял на стороне женщин и оберегал их благополучие, о любом нарушении инструкций со стороны проституток следовало докладывать в полицию, и делать это обязаны хозяева публичных домов.

В целях насколько возможной локализации проституции владельцам чайных домов не разрешалось предоставлять кров или ночлег ни гостям, ни проституткам или гейшам (певицам и танцовщицам).

Чтобы упростить работу полиции и установить более эффективный контроль над этими гнездами порока, инструкции предписывали создание системы, которую можно было бы назвать «местным самоуправлением», охватывающей в той или иной степени всех, имеющих отношение к веселым кварталам. Пункт 26 предписания № 37 столичного департамента полиции гласит: «Хозяева публичных и чайных домов, а также проститутки каждого из кварталов публичных домов должны организоваться в гильдию (кумиай) и разработать соответствующий устав»[1 Оригинально здесь употреблялось слово «кияку» (?? ?«договор» или «ковенант»), но по смыслу здесь больше уместен термин «устав».].

Гильдии должны были избрать себе исполнительных директоров (торисимари) и их заместителей (фукуторисимари), но за полицией остается право не одобрять кандидатуры, смещать ранее назначенных глав или заместителей и назначать новые выборы. Главы гильдий должны блюсти коллективные интересы и обязаны информировать членов обо всех изменениях в законах и инструкциях и о содержании специальных предписаний властей.

Пункты с 30-го по 39-й (включительно) предписания № 37 детально регулируют статус проституток. Среди прочего обязывают извещать полицейский участок в случае изменения условий службы, запрещают всем женщинам без исключения проживать и работать за пределами лицензированных домов, извещать полицейский участок в случаях перемены места работы, причем в письменном виде с подписями самой проститутки и ее нынешнего хозяина. Изменение места жительства должно регистрироваться в полиции, если это место находится под юрисдикцией другого полицейского участка, оформление производится через прежний полицейский участок. Обо всех изменениях имен, положения, псевдонимов, условий оплаты (агэдай), приостановке или возобновлении работы полиция должна быть извещена в течение трех дней. Далее указывается, что в качестве слуг проститутки могут нанимать только лиц, имеющих «трудовые книжки», и что обо всех случаях найма или увольнения таких работников они должны в трехдневный срок известить полицию. Кроме того, во избежание распространения венерических заболеваний проституткам предписывается периодически проходить обязательный медицинский осмотр. Также проституткам запрещается покидать квартал публичных домов без официального на то разрешения и игнорировать особые распоряжения полиции. За пределами квартала женщинам запрещается появляться в ярких или красочных нарядах и слоняться без дела по улицам и в местах видимых с дорог общего пользования.

В пунктах с 40-го по 46-й (включительно) предписания № 37 формулируются условия полного контроля над наемными работниками публичных и чайных домов и проститутками. Эти лица обязаны всегда иметь при себе «трудовую книжку», в которой должны быть отражены такие сведения, как регистрация, положение, ранг, место жительства, имя и все его изменения, имя нанимателя, дата поступления на работу и увольнения, срок службы, подвергался ли владелец «книжки» наказанию со стороны властей, как часто и за что. Таким образом, все перемещения подобных работников известны полиции, которая время от времени проверяет и заверяет печатью такие книжки. Кроме того, полиция вправе конфисковать «трудовую книжку», воспрепятствовав таким образом лицу, неоднократно нарушавшему инструкции и распоряжения, продолжить трудовую деятельность. Если книжка повреждается или пропадает, в трехдневный срок должно быть подано заявление о выдаче новой, а если владелец книжки хочет прекратить свою деятельность в квартале, соответствующее заявление также должно быть подано в трехдневный срок.

Если владелец публичного или чайного дома является несовершеннолетним или недееспособным (киндзисанся), за его поступки отвечает его официальный представитель (хотэйдайринин). При ограниченной дееспособности (дзюнкиндзисанся) ответственность может нести его опекун (хосанин).

При нарушении, совершенном юридическим лицом, на руководящее лицо (гёмутантонин) может быть наложен штраф.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Управление государством

Из книги Мифы и легенды Китая автора Вернер Эдвард

Управление государством В самом общем виде структуру Срединного царства можно представить так: император и его подданные. Император считался Сыном Неба, воплощавшим волю всемогущего Небесного Владыки. Он не только управлял государством, но и являлся главным


«День твой последний приходит, буржуй!»

Из книги Гуляния с Чеширским Котом автора Любимов Михаил Петрович

«День твой последний приходит, буржуй!» Великобритания раньше других стран пережила буржуазную революцию, и БУРЖУАЗНОСТЬ не только вылепила НАЦИЮ, но и легла в основу английского национального характера, из этого сочного клубня выросли и прагматизм, и рационализм, и


Управление финансами

Из книги Средневековье и деньги. Очерк исторической антропологии автора Ле Гофф Жак


Топильцин приходит к власти

Из книги Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Мезоамерика автора Ершова Галина Гавриловна

Топильцин приходит к власти Согласной одной из легенд, придя к власти, Топильцин перезахоронил останки отца в Мишкоатепетле – то ли в холме, то ли в Пирамиде Звезды, воздвигнув сверху храм. Этим строительством он воспользовался, чтобы расправиться с его убийцами – по


Государственное управление

Из книги Масонство, культура и русская история. Историко-критические очерки автора Острецов Виктор Митрофанович


Управление конем

Из книги Казаки [Традиции, обычаи, культура (краткое руководство настоящего казака)] автора Кашкаров Андрей Петрович