Забытая «Красная мыза»

Забытая «Красная мыза»

Для знатоков Ленинградской области усадьба «Красная мыза» – не более чем точка на карте, обозначающая место в нынешнем Кировском районе, где мыза существовала когда-то, а потом исчезла, как и многие соседние села и деревни, стертые с лица земли во время Великой Отечественной войны. А для петербуржца Андрея Михайловича Сурикова «Красная мыза» – это часть семейной истории, «родовое гнездо», с которым были связаны годы жизни многих родных и близких. Все, что имеет отношение к истории рода, бережно хранится им в семейном архиве…

«Сестра моего деда Мальвина Иосифовна, урожденная Иванская, в середине 1890-х годов вышла замуж за Сигизмунда Игнатьевича Подковского, – рассказывает Андрей Суриков. – Оба они происходили из польских дворян. Сигизмунд Подковский был генерал-инспектором лесничеств Архангельской губернии и одним из крупных лесничих Петербургской губернии, а Мальвина Иосифовна являлась выпускницей Смольного института благородных девиц в Петербурге. Замуж она вышла рано – в шестнадцать лет, сразу же после окончания Смольного института».

Мальвина Иосифовна Иванская, в замужестве Подковская (фото конца XIX века). Фото из архива A.M. Сурикова

Сигизмунд Игнатьевич Подковский (фото конца XIX века). Фото из архива A.M. Сурикова

Сигизмунду Подковскому предоставили казенную дачу в лесничестве близ станции Русановская под Петербургом (она находилась примерно между нынешними платформами «Апраксин» и «63 км» на пути от Питера к Волховстрою). А рядом на земле, принадлежавшей еще с давних пор Иванским, семья Подковских в начале XX века построила усадьбу, которая стала именоваться «Красной мызой». Под таким названием она значилась на картах как до революции, так и после нее. Находилась мыза на живописном извилистом берегу речки Назии, в полукилометре от Барского озера.

Плотина на Назии в «Красной мызе». Фото из архива A.M. Сурикова

Денег на возведение усадьбы не хватало, поэтому первый этаж построили из камня, а второй – из дерева. Кроме усадебного дома мыза включала в себя различные хозяйственные постройки. Окрестности были красивые, благодатные, ухоженные.

Постоянными обитателями «Красной мызы» стали Сигизмунд Игнатьевич Подковский и его супруга Мальвина Иосифовна. Здесь они жили и летом, и зимой, хотя имели квартиру в Петербурге. В семье было двое детей: дочь Ядвига и сын Ромуальд. К сожалению, они не оставили потомства: Ядвига умерла в раннем возрасте, а Ромуальд стал бездетным после ранения, полученного во время Первой мировой войны. Будучи летчиком, он был ранен выстрелом с земли (кстати, после этого случая, ставшего известным, летчики начали подкладывать под себя сковородки).

Но жизнь на «Красной мызе» не замирала: она служила местом, куда приезжали отдохнуть от столичной шумной жизни многочисленные родственники Мальвины Иосифовны. «Очень любил "Красную мызу" мой дед морской офицер Флориан Иосифович Иванский – родной брат Мальвины Иосифовны, – рассказывает Андрей Суриков. – Дед был заядлым охотником, и с удовольствием предавался этому занятию в лесах близ "Красной мызы". В усадебном доме у него был собственный кабинет, украшенный многочисленными охотничьими трофеями, ружьями и другими атрибутами охоты. К примеру, стоявшее в кабинете кресло было обито шкурой лося, убитого на охоте Флорианом Иванским».

Кабинет Флориана Иванского на «Красной мызе». Фото из архива А.М. Сурикова

Ко времени революции хозяйкой мызы оставалась Мальвина Иосифовна: Сигизмунд Подковский умер в самом начале Первой мировой войны. После революции местные большевики хотели сжечь «Красную мызу», но заступились крестьяне, очень уважавшие Мальвину Иосифовну. По рассказам родных, крестьяне даже отправляли ходоков в Ленину – просить за Мальвину Иосифовну (ее они уважительно называли «барыней»). Может показаться удивительным, но просьбу ходоков уважили: Мальвине Подковской предоставили некую «охранную грамоту» на то, чтобы ее не трогали и оказывали всяческое содействие.

Поездка обитателей «Красной мызы» за грибами. Фото из архива A.M. Сурикова

«Действительно, по воспоминаниям родных, Мальвина Иосифовна очень опекала местных крестьян, которые когда-то находились в крепостной собственности Иванских, – продолжает Андрей Суриков. – Они ее очень уважали и всегда при встрече раскланивались. Однажды, уже после войны, моя мама разговорилась в поезде со старушкой – жительницей бывшей деревни Поречье. Она рассказала, как "барыня" помогла ей в трудную годину – после того, как муж ее погиб в русско-японскую войну, хозяйство стало вести некому, а дом начал ветшать и разваливаться. Мальвина Иосифовна, случайно узнав про такую беду, повелела построить ей новый дом, что и было исполнено. Когда моя мама призналась, что Мальвина Подковская приходилась ей тетушкой, старушка, преисполненная благодарности, была очень растрогана, узнав, что повстречала племянницу той самой доброй и справедливой "барыни"».

Кстати, «барыня» была еще и очень образованной: знала несколько иностранных языков – французский, английский, немецкий, а польский и русский были ее родными. Однажды, когда не могли найти учительницу в школу в Поречье, Мальвина Иосифовна некоторое время преподавала там.

В середине 1920-х годов Мальвина Подковская передала первый этаж «Красной мызы» институту в котором работал ее сын Ромуальд, для устройства там дома отдыха. На втором этаже продолжали жить Подковские.

«Именно здесь, на "Красной мызе", в конце 1920-х – первой половине 1930-х годов провела свое детство моя мама, Галина Флориановна, – говорит Андрей Суриков. – Про Мальвину Иосифовну мама всегда вспоминала только хорошее, но, по ее словам, и воспитывать она умела строго. Мама хранила в своей памяти трогательные картины из своего счастливого детства на Назии – здешние красоты, походы в лес, прогулки в поля. Кстати, местной достопримечательностью являлась старинная раскидистая сосна близ деревни Поречье – ее звали "петровской". По легенде, под этой сосной во время Северной войны не раз останавливался на обеденную трапезу государь Петр Великий».

Во второй половине 1930-х годов над Подковскими сгустились тучи. Ромуальда Иванского арестовали в 1934 году, выпустили, потом арестовали снова, уже в роковом 1937-м. Ему припомнили и происхождение из «бывших», и польскую национальность (поляки в Советском Союзе в 1930-х годах были под особым подозрением). А затем как «врага народа» расстреляли…

Через некоторое время после ареста Ромуальда Подковского всю «Красную мызу» передали институту, а бывшую «барыню», да еще и мать «врага народа», выгнали. Она переехала в Ленинград, где у нее оставались родственники. Во время самой страшной первой блокадной зимы, 1941/42 года, Мальвина Иосифовна умерла от голода…

Легендарная «петровская» сосна в Поречье. Фото из архива A.M. Сурикова

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в деревне Поречье. Фото из архива А.М. Сурикова

Места, где находилась «Красная мыза», во время Великой Отечественной войны оказались ареной ожесточенных сражений. Здесь, в районе реки Назии, несколько лет подряд не утихали жаркие бои. Все было сровнено с землей, сожжено, стократ перепахано бомбами и снарядами. Не осталось ничего, кроме названия, ни от «Красной мызы», ни от деревень Поречье и Вороново.

Красоты тех мест сохранились лишь на старинных, пожелтевших от времени фотографиях в семейном альбоме. Есть там и «петровская» сосна, и пороги на реке Назия, и красивая деревянная церковь Рождества Пресвятой Богородицы в деревне Поречье. Построили ее в середине XIX века. По данным церковно-исторического справочника «Земля невская православная», храм не действовал с 1936 года, затем в 1939 году его окончательно закрыли, а во время войны он сгорел.

«После войны мама по памяти начертила карту, по которой можно совершенно точно определить расположение бывшей "Красной мызы" со всеми постройками, – рассказал Андрей Суриков, разворачивая пожелтевший лист большого формата. – Нарисовала она также по памяти и облик усадебного дома, и точный план комнат внутри него. Когда мы с мамой, уже спустя много лет после войны, в 1972 году, побывали в этих местах, то на месте "Красной мызы" обнаружили лишь заросшие остатки разрушенного фундамента да куски кирпича. Мама повздыхала, поохала… Следы войны тогда еще были очень зримыми: земля, вся изрытая окопами, траншеями, перепаханная глубокими воронками. Повсюду валялись солдатские каски, из-под травы выглядывали снарядные гильзы и пулеметные диски. А в полусотне метрах от бывшего дома мы нашли непогребенные со времен войны полуистлевшие останки красноармейца»…

Сегодня названия деревень Поречье и Вороново знакомы, наверное, больше всего ветеранам, воевавшим здесь, знатокам-краеведам да поисковикам. Впрочем, в последние времена эти благодатные, но глухие места могут пережить второе рождение.

Как удалось узнать в интернете (клуб «Сотворение» http://sotvorenie.ru, тема «Поречье» на форуме «Родовые поселения»), по данным на 2004 год, в Поречье обустроилось фермерское хозяйство.

По отзывам участников форума, «речка Назия очень живописная, хотя и торфяная. Красивые повороты, запруды и пр. Вода прозрачная, хотя и темная. На поле только разнотравье. Хотя много лет назад где-то там были сады. В окрестностях, говорят, есть много орешника, остались заросли малины и ежевики от старинного поместья». По словам фермера, земля на полях – плодородный суглинок, хорошо оструктуренная почва речной поймы. Рядом протекает приток Назии, торфяной речки. Под бутовой плитой – артезианская вода.

«Кстати, этот фермер построил свой дом на фундаменте, оставшемся от каких-то помещичьих построек, – сообщал один из участников форума. – И когда через какое то время хотел сделать в подполе ледник, обнаружил у себя канализационную сеть, сделал баньку, вода из которой уходит в старинную дренажную систему. Предчувствую, что эта земля подарит нам много открытий»…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

КРАСНАЯ ЧЕРТА

Из книги Русские плюс... автора Аннинский Лев Александрович


КРАСНАЯ ГОРКА

Из книги Церковно-народный месяцеслов на Руси автора Калинский Иван Плакидыч


XV. КРАСНАЯ ГОРКА

Из книги Крестная сила автора Максимов Сергей Васильевич

XV. КРАСНАЯ ГОРКА Под таким названием известно в народе первое воскресенье, следующее после Пасхи. В этот день, все девушки и молодые бабы, запасшись съестными припасами, собираются на каком-нибудь излюбленном месте деревенской улицы и поют песни-веснянки («закликают», или


«Красная угроза»

Из книги Повседневная жизнь Соединенных Штатов в эпоху процветания и «сухого закона» автора Каспи Андре


Красная Шапочка, USA 1997

Из книги Картонки Минервы. Заметки на спичечных коробках автора Эко Умберто

Красная Шапочка, USA 1997 Известно, что по мере распространения требований политкорректности даже народные сказки переписывают таким образом, чтобы они не содержали намеков на любое неравенство и не ущемляли прав никакого меньшинства, включая семерых гномов, которых


Красная Армия

Из книги Ленин жив! Культ Ленина в Советской России автора Тумаркин Нина


III КРАСНАЯ ГОРКА

Из книги Быт русского народа. Часть 5. Простонародные обряды автора Терещенко Александр Власьевич


Забытая тюрьма

Из книги Два Петербурга. Мистический путеводитель автора Попов Александр


«Красная баронесса»

Из книги Петербург: вы это знали? Личности, события, архитектура автора Антонов Виктор Васильевич

«Красная баронесса» В Третьяковской галерее в Москве, в зале И.Е. Репина, выставлен, датированный 1889 годом, портрет в полный рост баронессы Варвары Ивановны Икскуль фон Гильдебрандт, один из самых эффектных женских портретов знаменитого художника. Другой художник М.В.


«Красная баронесса»

Из книги Легенды и мифы о растениях [Легенды Древнего Востока, языческие мифы, античные предания, библейские истории] автора Мартьянова Людмила Михайловна

«Красная баронесса» 1 Нестеров М.В. Давние дни. Уфа, 1986. С. 478.2 Русские писатели. 1800–1917. Биографический словарь. Т. 2. М., 1992. С. 410–411; Бокова В. Баронесса Икскуль // Лица. Библиографический альманах. М.; СПб., 1994. С. 95–123; Антонов Б. Красная баронесса // Талеон. 2008. № 29. С. 16–26.3


Бузина красная

Из книги Дочери Дагестана автора Гаджиев Булач Имадутдинович

Бузина красная Этимология латинского родового названия доподлинно неизвестна. Предполагают, что она связана с греческим словом sambuke(самбука – род арфы) и отражает сходство ветвей растения со струнами этого музыкального инструмента. Возможно, что название sambucus связано с


Красная партизанка

Из книги Дунай: река империй автора Шарый Андрей Васильевич

Красная партизанка В годы гражданской войны в Дагестане отличалась и в боях, и в разведке красная партизанка Нурганат Гаджиева. До революции она работала прислугою у дербентского полицмейстера Лачуева, затем ту же работу исполняла в Темир-Хан-Шуре у генерала Халилова.


8 Tuna. Забытая граница

Из книги Когда рыбы встречают птиц. Люди, книги, кино автора Чанцев Александр Владимирович

8 Tuna. Забытая граница Среди всех рек Европы… Дунай – космополит. Сколь бурную жизнь эта река проживает у нас на глазах!.. Один итальянец тонко подметил изменчивый характер Дуная: эта река у своих истоков похожа на добрую католичку, но в конце концов превращается в