Была ли Петербургская губерния неграмотной?

Была ли Петербургская губерния неграмотной?

Сравнительно недавно пропагандировалось, что дореволюционная сельская Россия являлась почти поголовно неграмотной, и только «культурный поход» 1920-х годов вытащил нашу страну из мрака невежества. Однако дореволюционные архивные документы и данные земской статистики доказывают обратное. В начале XX века российскую провинцию охватывала широкая сеть образовательных учреждений. Как это выглядело, хорошо показывает пример Петербургской губернии.

Школьная сеть в Петербургской губернии в начале XX века являлась гораздо более обширной, чем в настоящее время. В среднем на одну школу приходилось от трех до пяти деревень. Так что есть все основания полагать, что дореволюционная массовая безграмотность населения – это миф, намеренно созданный в советское время, чтобы подчеркнуть «темное прошлое» и заслуги новой власти в культурном строительстве.

По своей принадлежности школы в Петербургской губернии делились на земские, находившиеся в ведении земских органов власти, министерские (в ведении Министерства народного просвещения), церковно-приходские, ведомственные (железнодорожные и др.). Отдельную группу составляли школы, относившиеся к благотворительному Ведомству императрицы Марии, а также частные.

Земские школы содержались за счет средств земства. Согласно данным земской статистики, «доходными статьями» земских школ были местные налоги («душевой сбор»), плата с «посторонних учеников», приходивших в школу из других административно-территориальных единиц, а также пожертвования частных лиц.

Вообще вопросы народного образования и просвещения находились в центре внимания земств, что в значительной степени связано со стратегией правительства на исключение вмешательства земства в политику, а в Петербургской «столичной» губернии это проявлялось особенно сильно. Поэтому именно в сфере образования и просвещения земство Петербургской губернии достигло наибольших результатов. Показателем работы земств стало развитие школьного дела.

Земские статистики отслеживали положение дел и в народном образовании. В качестве примера приведу две таблицы из их отчетов (см. Приложение, стр. 582).

Как отмечают историки, приоритет земства в народном образовании Петербургской губернии бесспорен. К примеру, в 1896-1897 годах на территории губернии действовало 279 земских школ (из них 275 в селах и 4 в городах). В те же годы Министерство народного просвещения имело в губернии только 66 школ (из них 45 в селах и 21 в городах), а церковноприходских школ значилось 243.

«Начальная наша школа всецело обязана своим существованием земским учреждениям, – отмечал впоследствии один из руководителей петербургского губернского земства барон П.Л. Корф. – Если была трудна деятельность земства вообще, то трудность эта по народному образованию была особенно велика. Нужно было начинать все сначала. Нужно было выработать тип начальной школы, создать руководителей, учителей, даже самые учебники и руководства, найти денежные средства, выработать порядок участия губернии, уездов, сельских обществ, городов и т.п.».

Количество земских общественных школ в Петербургской губернии постоянно увеличивалось. В 1877 году их было 152, в 1894 году – 264, в 1898 году – 360, а в 1903 году – 483, в 1910 году – 619. Вместе с тем от бюджета земства зависело соотношение в различных уездах земских школ и жителей – от одной тысячи до шести тысяч жителей на одну школу. К примеру, в 1890 году смета Шлиссельбургской земской управы составляла 71 тыс. рублей, Ямбургской – 67 тыс. руб., Лужской – 98 тыс. руб., Новоладожской – 99 тыс. руб., а Петергофской – 121 тыс. руб.

* * *

По способу обучения все школы делились на одноклассные первой ступени (то есть начальные, в современном понимании) и двухклассные второй ступени (средние). Что это обозначало? В школе первой ступени учились четыре года. Название «одноклассная» говорило о том, что в школьном здании находилось одно помещение для класса. В нем одновременно обучались дети разных годов обучения, с первого по четвертый. По штату полагалась одна учительница, она же одновременно являлась и педагогом, и директором, и завхозом.

Если количество детей превышало возможности класса, то вводили вторую смену. Тогда школа превращалась в «двухкомплектную». В этом случае нередко строили второе здание школы. При некоторых школах существовали «ночлежные приюты» – специальные помещения, где дети могли переночевать, если из-за погодных условий или каких-то иных причин не могли после занятий вернуться в свои деревни.

Двухклассные школы служили продолжением одноклассных. В них учились шесть-семь лет. Закончив двухклассную школу и сдав экзамены, ученик мог поступать, к примеру, в земскую учительскую семинарию. В крупных деревнях могло быть даже по нескольку школ. К примеру, сразу три школы находилось в деревне Клопицы Петергофского уезда: две земские и одна церковно-приходская. Причем двухклассная школа в Клопицах, основанная в 1875 году, была старейшей средней школой среди существовавших в Петергофском и Ямбургском уездах.

Любопытно, что учебный год в сельских школах начинался вовсе не обязательно 1 сентября. Начало и конец учебных занятий в немалой степени зависели от хозяйственных и бытовых условий родителей, посылавших своих детей в местные школы. Обычно занятия начинались в течение сентября, но могли – в августе или даже в октябре-ноябре.

Основные предметы, преподаваемые в школах, находились в ведении Министерства народного просвещения, оно осуществляло контроль через училищный совет. Обучение во всех школах – земских, церковно-приходских и других – велось по министерской программе и регулярно проверялось инспекторами. По программе первого отделения (класса) дети изучали чтение, письмо, арифметику, Закон Божий («Священная история» и 16 молитв). К концу года они должны были читать, писать, считать и знать основы православия. В следующих классах программа усложнялась.

К примеру, список учебных пособий и книг для внеклассного чтения в сельских начальных училищах, разосланный по школам в 1903 году, включал в себя около двухсот наименований. В нем представлены как методическая литература для учителей, так и книги для детей, в том числе по истории (по программе начальной школы ее не изучали).

«Потребности жизни за последнее время развертываются с такой колоссальной скоростью, что школы едва успевают удовлетворять назревающим новым требованиям, – замечал современник. – То, что было ново вчера, сегодня является отсталым».

Существовали в школах и дополнительные предметы. В земских школах ими являлись различные ремесла: сапожное, плетение корзин, рукоделие, вышивание, работа на пришкольном садовом участке.

Земские школы обязательно имели своих попечителей. Они избирались сельскими обществами и устроителями школ, а затем утверждались в этой должности Губернским училищным советом. Чем же занимались попечители? В их ведение входили «общий надзор за вверенными их попечению школами и оказание содействия к нравственному и материальному их благосостоянию». Служба эта считалась почетной, за свой труд никакого жалованья или вознаграждения попечители не получали.

Для каждого уезда Петербургской губернии разрабатывалась специальная «инструкция для попечителей», в ней определялись их права и обязанности. Например, согласно инструкции, действовавшей с конца 1890-х годов до 1917 года, в Петергофском уезде попечителям вменялось «следить за исправным содержанием училища в санитарном отношении», принимать меры, «чтобы помещение училища, классная мебель, учебные пособия и прочие принадлежности содержались в надлежащей исправности».

Они собирали средства и пожертвования для нужд школы, могли обращаться в земства за дополнительными средствами, на расходы, не предусмотренные сметой. Попечитель мог «председательствовать в случае на то особого распоряжения училищного совета в экзаменационной комиссии для испытания оканчивающих курс учеников».

Учителя всегда оставались одними из самых уважаемых людей в деревне, своего рода «сливками сельского общества». Хотя подавляющее число земских учителей Петербургской губернии происходило из крестьянского сословия или же из питомцев Воспитательного дома. Мужчины среди учителей, в отличие от сегодняшей ситуации, тогда преобладали.

Профессия учителя в деревне считалась в ту пору престижной и почетной. Чего не скажешь о дне сегодняшнем. К сожалению, сейчас в сельских школах часто не хватает педагогов. До революции было иначе: существовала даже специальная категория «запасных учителей» (два-три человека на уезд), готовых без промедления заменить выбывших или умерших педагогов.

Требования, предъявлявшиеся к сельским учителям, – довольно высокие. Чтобы стать учителем в земской школе, надо было получить соответствующее образование и, как правило, иметь «кандидатский стаж». По данным статистики, подавляющее большинство земских учителей Петербургской губернии закончили земские учительские школы, существовавшие как в губернии, так и в самом Петербурге, или Духовную семинарию, или восьмиклассные женские гимназии для женщин-учителей. Учителями могли стать люди, имевшие домашнее образование, но получившие свидетельство на звание учителя.

По инициативе земств создавались различные формы повышения квалификации учителей. Для них организовывались краткосрочные, от четырех до шести недель, летние курсы в Луге, Новой Ладоге, Гдове, Стрельне и в других местах Петербургской губернии. В 1872 году открылась земская учительская школа с мужским и женским отделениями. За 1872-1897 годы она подготовила 1032 учителя.

По меркам того времени, земские учителя обеспечивались неплохой зарплатой. В ту пору в каждом уезде существовало свое базовое годовое жалованье (то есть оклад), устанавливаемое земством в соответствии со своими возможностями. К примеру, в Петергофском уезде на 1900 год базовое жалование земского учителя составляло 300 рублей в год, а спустя десять лет, на 1910 год, – 338 рублей в год. Кроме того, учителям полагались надбавки – за выслугу лет и единовременные пособия. За дополнительные занятия сверх программы (садоводство, трудовое обучение, показ популярных в ту пору «туманных картин», ведение хоров и т.п.) полагались еще доплаты.

Надбавка за выслугу лет увеличивалась пропорционально каждые четыре года. По данным земской статистики, при службе в пять лет надбавка составляла 30 рублей в год, в девять лет – 60 рублей, в двадцать три года – 120 рублей, в тридцать шесть лет – 210 рублей. Последнюю надбавку получал, к примеру, учитель одноклассной Бегуницкой школы Григорий Иванович Быстров.

В школах, имевших иную ведомственную принадлежность, годовые оклады учителей были другими. Однако больше платили именно в земских школах. В церковно-приходских школах учителя зарабатывали меньше.

Чтобы понять, что же представляли в 1910 году 338 рублей годового учительского жалованья (то есть около 30 рублей в месяц без надбавок), попробуем сопоставить их с уровнем тогдашних цен. Итак, какие были цены в 1910 году в Петергофском уезде, по данным земской статистики? Корова местной породы стоила от 25 до 40 рублей, «породистая корова» – от 65 до 75 рублей, овца – от двух с полтиной до 4 рублей, пуд крыжовника – 2 рубля. А сегодня? Корова, к примеру, стоит 25-35 тысяч рублей, а средняя зарплата сегодняшнего учителя, в зависимости от стажа и количества ставок, может достигать 5 тысяч рублей.

Внимательно проанализированные отчеты земской статистики, касающиеся положения учителей, в значительной степени разрушают картину дореволюционной темной и нищей жизни, старательно выстраиваемую советской пропагандой. Не случайно до последнего времени отчеты земской статистики оставались недоступными для широкого круга исследователей. Выводы могли получиться явно не в нужную сторону…

(Правда, если сопоставить зарплату сельского учителя нынешнего и советских времен, то выводы тоже могут получиться «явно не в нужную сторону».)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

3. Была ли эта планета захвачена?

Из книги Голубая кровь, правильная кровь: конфликт и Творение автора Swerdlow Stewart A

3. Была ли эта планета захвачена? Поскольку Лирианцы не имели своей системы защиты, они были удобной мишенью для Рептилий, также называемых "Драконами". После жестокой атаки Империи Дракона, оставшиеся в живых сообщества Лирианцев рассеялись по различным местам галактики.


ВЕДЬ ТЫ БЫЛА ВСЕГДА

Из книги Календарь. Разговоры о главном автора Быков Дмитрий Львович

ВЕДЬ ТЫ БЫЛА ВСЕГДА 16 сентября 1796 года Екатерина Великая заложила поистине великую бомбу под русскую государственность как таковую. Она ограничила ввоз книг из-за рубежа, ввела цензуру и упразднила частные типографии, разрешенные ею же за тринадцать лет до того.Из всех


«Ведь ты была всегда»

Из книги Статьи из газеты «Известия» автора Быков Дмитрий Львович

«Ведь ты была всегда» 210 лет назад, 16 сентября 1796 г., Екатерина Великая заложила поистине великую бомбу под русскую государственность как таковую. Она ограничила ввоз книг из-за рубежа, ввела цензуру и упразднила частные типографии, разрешенные ею же за 13 лет до того.Из


Жила-была… глупая Дверь

Из книги Многослов-3, или Прочистите ваши уши: первая философская книга для подростков автора Максимов Андрей Маркович


Ксения Петербургская

Из книги Все великие пророчества автора Кочетова Лариса

Ксения Петербургская Пророческим даром обладали многие русские православные подвижники и святые. В летописях есть немало свидетельств их удивительной прозорливости. Так, в день именин Ивана Грозного на пиру в царских палатах юродивый Василий Блаженный (ум. 1552) трижды


КСЕНИЯ ПЕТЕРБУРГСКАЯ

Из книги Самые знаменитые святые и чудотворцы России автора Карпов Алексей Юрьевич


ОНА БЫЛА НЕПРАВА[17] SHE DONE HIM WRONG

Из книги 125 запрещённых фильмов: цензурная история мирового кинематографа автора Соува Дон Б

ОНА БЫЛА НЕПРАВА[17] SHE DONE HIM WRONG Страна-производитель и год выпуска: США, 1933Компания-производитель / дистрибьютор: Paramount PicturesФормат: звуковой, черно-белыйПродолжительность: 66 минЯзык: английскийПродюсер: Уильям Ле БаронРежиссер: Лоуелл ШермэнАвторы сценария: Мэй Уэст (пьеса


Опыты над героем Ф.М. Достоевский. «Двойник. Петербургская поэма»

Из книги Кошмар: литература и жизнь автора Хапаева Дина Рафаиловна

Опыты над героем Ф.М. Достоевский. «Двойник. Петербургская поэма» Как странны слова — можно душу отдать, И все-таки сна не суметь передать. Г. Иванов Герой-подлец Чтобы понять замысел поэмы «Двойник», который Ф.М. Достоевский называл своей «самой серьезной идеей» [227],


А была ли девочка?

Из книги Мифы и правда о женщинах автора Первушина Елена Владимировна


Бесплотное покрывало Правда ли, что белые ночи – сугубо петербургская принадлежность?

Из книги Дочери Дагестана автора Гаджиев Булач Имадутдинович

Бесплотное покрывало Правда ли, что белые ночи – сугубо петербургская принадлежность? Понятие «белые ночи» так сроднилось с Петербургом, что кажется, будто это эксклюзивный бренд нашего города, сугубо петербургская достопримечательность. Для туристов всего мира именно


Вот была любовь!

Из книги Петербургские окрестности. Быт и нравы начала ХХ века автора Глезеров Сергей Евгеньевич

Вот была любовь! Лидия Загорянская была замужем за офицером Владимиром Закутовским. Когда началась Первая мировая война, он уехал на фронт.Дни шли за днями. Лидия не получала с фронта ни весточки. Обеспокоенная, она пошла к гадалке, а та ей говорит: «Скоро тебе быть вдовой».