Бухгалтерия вместо латыни

Бухгалтерия вместо латыни

«В настоящее время стремление дать детям образование стало всеобщим; люди всех сословий отдают своих детей в средние и высшие учебные заведения, стараясь подготовить их к широкой общественной и государственной деятельности», – писал один из современников в начале XX века.

Русская провинция ощущала настоящую жажду к знаниям, однако даже в Петербургской губернии, в непосредственной близости от столицы, ощущалась острая нехватка средних учебных заведений. Огромное их большинство располагалось в крупных центрах, а из уездных городов только самые значительные имели среднюю школу. За границей в то время уже стали осознавать, сколь неблагоприятно обучение в больших городах, где, говоря по-современному, появились признаки ухудшения экологических параметров обитания и, как писали тогда, «где столько всякого соблазна и даже неприкрытого разврата». Поэтому там многие учебные заведения стремились устроить вне города, на лоне природы.

Ямбург, фото начала XX века. Из фондов историко-краеведческого музея города Кингисеппа

В России же интеллигенция, как и сейчас, стремилась в центральные города, а ее боязнь провинции доходила подчас чуть ли не до болезненности. «Провинция бедна интеллигентными людьми, крупные центры отнимают лучшие силы, – замечал обозреватель, – это и заставляет жаться к большим городам школы, возникшие по частному и общественному почину».

На этом фоне Ямбургское коммерческое училище стало одной из первых ласточек нового времени: оно представляло собой сравнительно редкий случай появления среднего учебного заведения, возникшего по частной инициативе в почти деревенских условиях. Действительно, Ямбург в ту пору по своим размерам немногим превышал большое село, но в нем нашлись люди инициативные. Благодаря их энергии и настойчивости в 1907 году создается восьмиклассное коммерческое училище совместного обучения, обладавшее правами правительственных учебных заведений.

Потребность в среднем учебном заведений в Ямбурге ощущалась давно: еще в 70-х годах XIX века Ямбургское уездное земство ходатайствовало перед Министерством народного просвещения об открытии в городе среднего учебного заведения, однако в просьбе ему отказали, и дело заглохло до 1906 года. В стране начался мощный подъем общественного движения, всколыхнувший и надежды провинции. Среди ямбургских интеллигентов возникла мысль открыть свою общественную среднюю школу. Для исполнения задуманного они организовали местное общество «Просвещение».

В духе требований времени свою работу оно начало с социологического опроса, обратившись к населению города и уезда со специальными опросными листами. Таким путем достоверно выяснялось, что есть много лиц, желающих дать своим детям среднее образование, но содержать детей в столице или в крупных городах им не под силу. Попутно преобладающее большинство опрошенных высказывалось за совместное обучение мальчиков и девочек. Заметим, что в России подобная практика только-только начинала вводиться в некоторых школах в качестве очень смелого эксперимента.

После изучения результатов анкетирования окончательно разрабатывается устав общества «Просвещения», и оно принялось за работу по созданию училища. Вскоре утвердили устав коммерческого училища, и 1 октября 1907 года, в присутствии председателя и гласных Ямбургского уездного земского собрания, представителей города и администрации, оно открыло свои двери для учащихся.

В первые годы существования, до осени 1910 года, ямбургское училище арендовало помещение. Однако оно оказалось тесновато, и возникла необходимость постройки собственного здания. Архитекторам заказали проект, согласно заданию, дом должен включать в себя девять учебных аудиторий, рисовальный класс, класс ручного труда, физический и химический кабинеты, библиотеку и помещение для музея и учебных пособий и т.д.

На постройку такого крупного здания денег не было, поэтому решили разбить строительство на более-менее равные этапы и первой спроектировать и построить часть здания, достаточную для размещения в ней всех восьми классов училища. Весной 1909 года строительство началось, а спустя полтора года, в конце августа 1910 года, первую часть здания торжественно освятили. К сожалению, постройке остальных частей помешала Первая мировая война.

Здание бывшего ямбургского коммерческого училища – ныне историко-краеведческий музей г. Кингисеппа. Фото автора, май 2006 год

Местное население, особенно родительский комитет и представители купечества, охотно помогали училищу, жертвуя деньги и строительные материалы. Городские власти Ямбурга также приходили на помощь, так как видели в училище не только культурную, но и экономическую выгоду. Дело в том, что «пришлые» ученики из уезда и из других городов давали городу в виде квартирной платы и стоимости содержания каждый год дохода на 15-20 тысяч рублей.

Самое активное участие в делах училища принимало земство, а также Министерство торговли и промышленности. Глава этого ведомства, рассмотрев ходатайство от училища, хлопотал о выделении ему из средств государственного казначейства восьми тысяч рублей на постройку здания, а также ежегодных трех тысяч рублей в год на содержание училища. Соответствующий законопроект внесли в Государственную думу, но ее бюджетная комиссия считала каждую копеечку казенных денег и сочла возможным удовлетворить только первую часть ходатайства. Ничего удивительного – Думу буквально завалили всевозможные прошения о денежной помощи частным и общественным учебным заведениям со всей России…

Состав учеников Ямбургского коммерческого училища был поистине интернациональным: из 240 человек 72% – русские, 23% – эстонцы, 4% – немцы и 1% – евреи. Половину всего числа учащихся представляли дети крестьян.

Обучение здесь, как и в других подобных заведениях, являлось платным. Но поскольку училище обслуживало небогатые круги населения, плата за обучение не была особенно высокой. По данным на 1915 год, плата в «приготовительном» классе составляла 40 рублей в год, в 1-м и 2-м классах – 66 рублей, в 3-м и 4-м классах – 70 рублей, а в старших классах – 80 рублей в год. Однако очень многие родители не могли заплатить даже таких денег, поэтому 30 учеников получали ежегодные пособия в размере 60 рублей для оплаты учения из Фонда имени наследника цесаревича и великого князя Алексея Николаевича, учрежденного петроградским земством. Кроме того, училище располагало 17 стипендиями, они выдавались лучшим ученикам беднейших родителей.

Весной 1914 года состоялся первый выпуск учеников, окончивших полный курс училища. Результаты превзошли все ожидания: из девяти юношей-выпускников восемь стали студентами вузов Петербурга: пятеро – Политехнического института и по одному – в Институте инженеров путей сообщения, Лесном институте и в Военно-морском инженерном училище в Кронштадте. А из шести девушек-выпускниц две продолжили образование на знаменитых Бестужевских курсах. Все это свидетельствовало о высоком уровне подготовки: недаром из 17 преподавателей училища 11 имели дипломы вузов, и лишь второстепенные учебные дисциплины вели учителя без высшего образования.

Порядки, введенные в Ямбургском училище, довольно сильно отличались от тех, что существовали во многих учебных заведениях России – не только в провинции, но и в столице: девочки и мальчики обучались совместно; наказания, хотя и не отменены совершенно, но применялись крайне редко, а главным признавалось «нравственное воздействие на учеников».

Самое серьезное внимание обращалось на физическое воспитание. В училище ввели уроки популярной в ту пору «Сокольской гимнастики». Классные наблюдатели следили, чтобы учебная нагрузка не приводила к переутомлению учеников. Поэтому в младших классах заданий на дом вообще не давалось, а в старших классах для тех, кто испытывал затруднения с выполнением заданий, ввели вечерние совместные занятия с преподавателями в училище.

Новаторскую деятельность училища заметили в столице и оценили по достоинству: на Всероссийской гигиенической выставке 1913 года в Петербурге училищу присудили золотую медаль за правильную организацию врачебного надзора за учениками и за программы по гигиене.

…Ямбургское коммерческое училище оказалось связано непосредственным образом с трагическими событиями Гражданской войны. Два раза за 1919 год Ямбург оказывался под властью белогвардейской Северо-Западной армии генерала Н.Н. Юденича. Некоторые учащиеся коммерческого училища, влекомые представлениями о чести и родине, вступили в ряды добровольцев, а потом покинули Ямбург вместе с отступавшей белой армией.

Среди ямбургских беженцев, оставивших город поздней осенью 1919 года вместе с отступавшей армией Юденича и попавших в Эстонию, оказался воспитанник Ямбургского коммерческого училища Константин Евгеньевич Аренсбургер (1905-1985), ставший впоследствии известным ученым-химиком (закончил Тартуский университет), фармакологом и литератором, сотрудничавшим в русских эмигрантских изданиях под псевдонимом «К. Аренский». С 1950-го он жил в США, где стал постановщиком нескольких драматических спектаклей в Русском центре в Сан-Франциско, сотрудничал в журнале «Новое русское слово».

Редким примером сочетания «гуманитария» и «технаря» в одном лице стал еще один выпускник Ямбургского коммерческого училища, покинувший Ямбург с белой армией, – будущий известный поэт Борис Анатольевич Нарциссов (1906-1982). Его удивительная судьба достойна увлекательного романа. Во второй половине 1920-х годов имя Нарциссова по его стихам стало широко известно русской читающей публике в Эстонии. Нарциссов активно включился в литературную жизнь русской общины – был участником сначала «Юрьевского цеха поэтов», потом – «Ревельского цеха поэтов».

Я рос в уездном городке – убогом —

Когда-то Ям, потом казенный Ямбург.

Как Миргород,

Был «нарочито невелик», без «фабрик»,

Продукция – капуста, клюква,

Картофель и другой нехитрый овощ.

«Кругом леса из черных елей

И мхи заржавленных болот»,

– писал Борис Нарциссов…

Однако впереди маячили грозные события 1940 года: Прибалтика, попавшая в зону влияния Советского Союза, подверглась аннексии. Борис Нарциссов служил в ту пору офицером-химиком в лаборатории химической защиты Военного министерства Эстонии. (Будучи талантливым поэтом, он тем не менее профессионально занимался химией, закончив в 1931 году естественно-математический факультет Тартуского университета по специальности «химия» со степенью «магистра химии».) Судьба хранила молодого поэта-химика: Нарциссова не подвергли преследованиям, как многих других представителей русской общины Эстонии, имевших отношение к эмиграции. Его перевели в Красную армию, а летом 1941 года военно-техническое училище, в котором Нарциссов стал преподавателем химической защиты, эвакуировали в Сибирь. В 1942 году Нарциссова в составе Эстонского национального корпуса Красной Армии отправили на фронт, а в 1943 году он попал в плен. И вновь судьба уберегла поэта-химика: немцы отправили Бориса Нарциссова, как жителя Эстонии, на родину, где его назначили химиком на сланцеперерабатывающий завод.

Фрагменты экспозиции историко-краеведческого музея города Кингисеппа, расположенного в здании бывшего Ямбургского коммерческого училища. Фото автора, май 2006 года

Когда в 1944 году началось освобождение Эстонии советскими войсками, Нарциссов логично рассудил, что после всего пережитого он навряд ли дождется милости от освободителей, и сделал свой выбор: ушел вместе с отступающими немецкими войсками. Так он оказался в Германии, где после войны работал химиком в военной лаборатории близ Мюнхена. В 1949 году уехал в Австралию, а в 1953 году – в Соединенные Штаты, где тоже продолжал трудиться по специальности. Двенадцать лет, с 1959 по 1971 год проработал химиком в Библиотеке Конгресса в Вашингтоне.

В 1972 году он вышел на пенсию и поселился в местечке Берк около Вашингтона, в штате Вирджиния. Именно в Америке, вдали от родины, Борис Нарциссов смог серьезно заняться поэзией. Здесь он издал несколько сборников стихов, активно сотрудничал в эмигрантской русской прессе в Соединенных Штатах и на Западе – в журналах «Грани», «Возрождение», «Новое русское слово» и в др.

А старинное здание коммерческого училища сохранилось в бывшем Ямбурге и по сей день. Сегодня оно служит одним из украшений нынешнего города Кингисеппа. Надо сказать, что ему найдено прекрасное применение – теперь здесь находится местный историко-краеведческий музей. До 1990 года он располагался в Екатерининском соборе, а затем выехал оттуда, так как храм возвратили православной общине. В помещениях бывшего училища, прекрасно подошедших для уникальной экспозиции по истории края, музей обрел подлинно родной дом. Сегодня здесь – один из центров общественной и культурной жизни Кингисеппа.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

1. Вместо вступления

Из книги Об искусстве [Том 1. Искусство на Западе] автора Луначарский Анатолий Васильевич


Вместо эпилога

Из книги 7? или фильмы Андрея Тарковского автора Туровская Майя

Вместо эпилога Никогда не думала, что мне придется присутствовать на посмертной ретроспективе фильмов Андрея Тарковского...Кажется, совсем недавно было стремительное и мощное начало - и вот такой же стремительный обрыв, конец. А за концом - предсказанная им самому себе и


Языки, происшедшие из латыни

Из книги Избранные труды по языкознанию автора Гумбольдт Вильгельм фон

Языки, происшедшие из латыни То обстоятельство, что благородное языковое устройство, однажды установившись, превращается уже в постоянное, можно даже сказать, неискоренимое свойство языка, обусловило также чистый грамматический строй языков — потомков латыни. Для


Вместо заключения

Из книги Русская ёлка: История, мифология, литература автора Душечкина Елена Владимировна

Вместо заключения Встреча нового тысячелетия… Вот сближаются стрелок концы, Сыплет искры еловая ветка. В. Попова В XX веке ёлка с триумфом прошла через две мировые войны, сыграв роль столь много значившей для солдат «ёлки в окопах». Она едва не погибла в «эпоху великих


ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Из книги В ПОИСКАХ ЛИЧНОСТИ: опыт русской классики автора Кантор Владимир Карлович

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ К ПРОБЛЕМЕ САМОСОЗНАНИЯ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫВ заключение я хотел бы остановиться на проблеме взаимоотношения России и Европы или, точнее, русской и западноевропейской мысли. Эта проблема, как мне представляется, не просто находилась в центре раздумий


Вместо предисловия

Из книги Антисемитизм как закон природы автора Бруштейн Михаил

Вместо предисловия Мутанты Еврейская тема и в частности антисемитизм не сходит с повестки дня с момента появления самих нарушителей спокойствия. Причин особого отношения к евреям, какие бы они ни были, десятки, если не сотни. Этот факт говорит лишь об одном — еврейская


Вместо предисловия

Из книги Русская Австралия автора Кравцов Андрей Николаевич

Вместо предисловия Российская диаспора в Австралии в силу географического положения континента всегда располагалась особняком от эмигрантских поселений других регионов. Вынужденные покинуть родину после окончания Гражданской войны россияне предпочитали жить в


Вместо предисловия

Из книги Русский Харбин автора Гончаренко Олег Геннадьевич

Вместо предисловия Автор намеренно не ставил перед собой задачу написать историю Китайской Восточной железной дороги с изображением панорамной картины ее строительства и осмыслением полувековой истории русского присутствия в Маньчжурии со всеми вытекающими отсюда


Вместо предисловия

Из книги Данте. Демистификация. Долгая дорога домой. Том I автора Казанский Аркадий

Вместо предисловия Моей супруге и музе Татьяне Борисовне, с Любовью, от автора. 26 мая 2009 года, на шестидесятом году своей жизни, я взял в руки томик Божественной Комедии Данте Алигьери, давно стоявший на моей книжной полке. Раскрыв книгу, и начав прочтение, по давно


Вместо эпиграфа

Из книги Лермонтов и Москва. Над Москвой великой, златоглавою автора Блюмин Георгий Зиновьевич

Вместо эпиграфа Солон рассказывал, что, когда он в своих странствиях прибыл туда, его приняли с большим почетом; когда же он стал расспрашивать о древних временах самых сведущих среди жрецов, ему пришлось убедиться, что ни сам он, ни вообще кто-либо из эллинов, можно