На ниве духовного служения

На ниве духовного служения

В начале прошлого века имя священника Николая Ивановича Зотикова, настоятеля Ириновской церкви в селе Волгово, было хорошо известно в южных уездах Петербургской губернии. Священник-миссионер пользовался уважением не только православного, но и «инославного» населения финского и эстонского происхождения. Храм в Волгово, чьим настоятелем являлся Николай Зотиков, превратился в подлинно связующее звено между вероисповеданиями. Сюда нередко приходили на службы финны-лютеране, а Николай Зотиков всегда был желанным гостем на финских народных и церковных праздниках в соседних деревнях.

Старинная деревня Волгово находится в 40 километрах от Петербурга на ответвлении от Таллинского шоссе, в сторону Волосово. Деревня маленькая, постоянных жителей здесь немного – около шестидесяти человек. Правда, летом жизнь оживает – приезжают дачники из Петербурга, уже давно облюбовавшие для отдыха Волгово и многие соседние села и деревни.

Волгово – место примечательное. Оно знаменито старинной церковью, уникальной по нескольким причинам. Во-первых, до революции церковь в Волгово была единственной в России, освященной во имя Святой Великомученицы Ирины. На Руси когда-то существовали два Ириновских монастыря, их основал в XI веке великий князь Ярослав в честь своей супруги Ингегерды, или Ирины. Один, в Киеве, разорили во время монголо-татарского нашествия, другой, под Новгородом, также канул в небытие. Ириновская церковь была в Константинополе (ныне Стамбул). На протяжении XV-XVIII веков она использовалась турками для оружейных складов, а с середины XIX века стала музеем. Во-вторых, Ириновская церковь в Волгово – единственный в России русско-финский православный храм. Впрочем, начнем издалека…

С начала XVIII века и до 1874 года деревня Волгово принадлежала представителям старинной дворянской фамилии Голубцовых. По наследству она перешла к Федору Александровичу Голубцову – государственному деятелю, кавалеру многих орденов. В начале XIX века он служил государственным казначеем, а в 1807-1810 годах совмещал этот пост с должностью министра финансов. Именно тогда, будучи министром, Федор Голубцов задумал построить у себя в имении каменную церковь во имя Святой Великомученицы Ирины, на что получил «высочайшее разрешение» в мае 1809 года.

Строительство завершилось в легендарном 1812 году. (Кстати, когда началась война с Наполеоном, петербургское дворянство избрало Федора Голубцова председателем экономического комитета по формированию ополчения.) Церковь расположилась напротив усадебного дома на возвышенности. Она хорошо видна уже издалека. 22 июня 1817 года церковь освятили как домовую, а рядом с ней в 1812 году выстроили небольшую часовню.

С 1903 по 1911 год имение в Волгово принадлежало купцу Всеволоду Николаевичу Грибанову.

Население окружавших усадьбу деревень с давних времен состояло из русских и финнов. Естественно, между ними происходило постоянное культурное и бытовое взаимодействие. Большое количество смешанных браков приводило к тому, что православная культура активно входила в финскую среду, и, наоборот, лютеранская культура воздействовала на русских. Последнее обстоятельство, конечно, не устраивало православную церковь, ревностно наблюдавшую за сохранением чистоты веры.

В 1904 году преосвященный Сергий при осмотре церквей Петергофского и Царскосельского уездов обратил внимание на «печальное в религиозном отношении положение православных финнов, рассеянных между финнами-лютеранами». В своем отчете он отмечал, что «православные финны, лишенные из-за непонимания русского языка и несовершения православного богослужения на родном их языке – финском, возможности слышать слово Божие и вступать в общение со святой православною церковью, по большей части совершенно затягиваются лютеранской средой».

В качестве способа устранения такого положения преосвященный Сергий предложил учредить для православных финнов специальный храм с богослужением, постоянно совершаемом на финском языке. Для этой цели он предложил использовать церковь Св. Ирины, в то время почти пустовавшую. Предложение встретило понимание, и в 1909 году петербургское епархиальное начальство образовало в Волгово самостоятельный русско-финский приход для Петергофского и Царскосельского уездов. Здесь велось православное богослужение на русском и финском языках.

В состав прихода вошли село Волгово, а также соседние деревни, находившиеся в двух верстах, – Муратово и Горки, в трех верстах – Ожогино и Котино, в пяти верстах – Медниково и Финатово. Кроме этих деревень к русско-финскому Волговскому приходу приписали всех православных финнов, живших в приходах Царскосельского уезда – Гатчинском, Суйденском, Усть-Введенском, Таицком и Царскославянском.

Таким образом, приход явился очагом миссионерской деятельности по распространению православия среди финнов, а также эстонцев. Храм в Волгово был единственным на Северо-Западе, да и во всей России, финским православным храмом. Поэтому ему постоянно уделялось очень большое внимание, ведь он служил привлечению финнов в лоно православия. К тому же очень болезненной оставалась проблема возвращения в православие многочисленных питомцев Воспитательного дома, отдаваемых по всей Петербургской губернии в финские семьи на воспитание и там ассимилировавшихся, вырастая в среде финской культуры и лютеранской веры.

Настоятелем первой и единственной в России русско-финской православной церкви, как уже упоминалось, назначили Николая Зотикова. Выбор на него пал не случайно: он хорошо знал традиции и обычаи финнов, да и сам вызвался на служение здесь священником.

Род Зотиковых известен с XVII века и ведет свое начало от православного священника-миссионера Василия Артемьева, присланного из Новгородской епархии в 1643 году в Карелию – в местечко Суйстомо за Ладожским озером. На протяжении последующих веков Зотиковы переплетались родственными узами с другими родами, чьи представители также принадлежали к духовному званию.

Среди них можно напомнить известные на Северо-Западе России фамилии священников: Орнатские, Львовы, Аннинские, Сахаровы, Окуневы, Певцовы и многие другие. Все они, в основном, служили по Санкт-Петербургской епархии. В ропшинском Благовещеском храме – протоиерей Николай Петрович Зотиков, в любаньской церкви Петра и Павла – Василий Яковлевич Окунев. (Внук последнего, Борис Николаевич Окунев, в 1950-х годах, являясь ректором «Военмеха», состоял церковным старостой Князь-Владимирского собора в Ленинграде.)

Род Зотиковых дошел даже до Америки: Илья Зотиков, дальний родственник Николая Ивановича, с сентября 1895 года до августа 1910 года служил священником-ключарем Николаевского собора в Нью-Йорке. А в настоящее время один из потомков Зотикова (по линии рода Певцовых) – Вейко Пурманен – является настоятелем Успенского православного храма в Хельсинки.

Николай Иванович Зотиков родился 29 декабря (по старому стилю) 1864 года в семье священника Корбосельской Николаевской церкви, что в Карелии, по «ту сторону» административной русско-финляндской границы. Он пошел по стопам отца – обучался в Петербургской духовной семинарии, в октябре 1886 года по собственному прошению определен псаломщиком к Сердобольской Петропаловской церкви, а через полгода назначается на место священника Тиурульской Вознесенской церкви. С православной церковью в Финляндии связана вся его дальнейшая деятельность. В декабре 1895 года Николая Зотикова перевели в Николаевскую церковь Салминского уезда Выборгской губернии. Следующим местом его службы стала Ириновская церковь в Волгово.

Священник Николай Иванович Зотиков, настоятель русско-финского храма Святой Великомученицы Ирины в селе Волгово. Фото из семейного архива правнука Н.И. Зотикова – Владимира Ростиславовича Сахарова

В прошении Зотикова митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому от 25 апреля 1908 года говорилось: «Уроженец Финляндии, я без малого 21 год прослужил на епархиальной службе в Финляндии и так полюбил свою родину и в свою очередь так любим был своими прихожанами, что никогда никуда не ушел бы из Финляндии, если бы по обстоятельствам, от меня не зависящим, я вынужден был навсегда покинуть свою родину. В настоящее время при Ириновской церкви в деревне Волгово Петергофского уезда учреждается особый причт для финнов Петергофского и Царскосельского уездов. Как основательно знающий финский язык и много лет прослуживший в Финляндии, я покорнейше просил бы Ваше Высокое преосвященство, милостивейшего Архипастыря означенное место предоставить мне». Действительно, Николаю Зотикову удалось достойно исполнить нужную и важную роль в миссионерском служении. Его деятельность стала благотворным связующим звеном между русскими и финнами. Кроме службы священником он был законоучителем в Волговской, Муратовской, Везиковской и Кикеринской земской школах.

В 1912 году, когда владельцами имения числились потомственный почетный гражданин В.И. Смирнов и крестьяне И.А. Кекки и И.А. Хамяляйнен, уникальный русско-финский храм едва не закрыли. Роковым поводом послужило то, что еще со времен Федора Голубцова земля, на которой стояла церковь, являлась собственностью не епархиального ведомства, а владельцев имения. Поэтому новые владельцы, посчитав, что приходская жизнь в усадьбе наносит хозяйству убыток, решили закрыть церковь. Так бы, по всей видимости, и произошло, если бы не счастливый случай.

Как раз в это время через село Волгово возвращался с маневров в Луге Николай П. Увидев красивую церковь, он поинтересовался ее историей и судьбой, а узнав о том, что храм хотят упразднить, высказал сожаление, что старинная православная церковь не сохраняется. Царские слова восприняли, естественно, как не подлежащий обсуждению приказ, и дело пересмотрели. Участок земли с церковью и двумя домами для причта владельцы имения пожертвовали, а постройки выкупило епархиальное ведомство.

…Революция и Гражданская война прервали миссионерскую деятельность Николая Зотикова. В конце 1919 года он покинул Россию вместе с тысячами беженцев, уходившими с отступавшей белой армией Юденича, и перебрался в Эстонию, а оттуда в начале 1920 года вернулся в Финляндию.

Всю оставшуюся часть жизни Николай Зотиков прожил в Финляндии. Есть сведения, что он принимал деятельное участие в жизни русских эмигрантов в Финляндии. В начале 1920-х годов, будучи председателем православного приходского совета Питкяранты, он участвовал в работе «Комитета русских организаций в Финляндии по оказанию помощи голодающему населению России». В феврале 1929 года Николай Зотиков получил гражданство Финляндии, а с 1 июля того же года стал настоятелем православного прихода города Хяменлинна. Умер Зотиков 4 ноября 1938 года, похоронили его на русском кладбище в Хельсинки.

Русско-финский храм в Волгово просуществовал до 1936 года, до ареста священника. В течение трех лет службы в церкви не проводились, а в 1939 году вышло официальное постановление о ее закрытии. Во время немецкой оккупации приход действовал, но поскольку немцы использовали храм в Волгово в качестве склада, то службы проводились в церковноприходской школе в деревне Ожогино.

Храм Святой Великомученицы Ирины в селе Волгово. Фото автора, 2003 год

После войны церковь использовалась как клуб. Здание разделили перекрытием на два этажа: на первом этаже находились библиотека и кинозал, а на втором устроили общежитие для студентов, приезжавших на сезонные полевые работы. В начале 1990-х годов сельский клуб закрыли, а строение подверглось окончательному разграблению. Лишенная окон и дверей, церковь начала разрушаться. Стали обваливаться кирпичи, частично повредилась кровля купола…

Надежда на возрождение забрезжила в середине 1990-х годов, когда храм передали петербургской епархии. В 2000 году оживилась деятельность по возрождению прихода. Среди его учредителей оказалось немало финнов, крестившихся в этой церкви еще до войны.

Возрождение прихода началось с восстановления старинной часовни, в советское время она использовалась в качестве молокоприемного пункта, а в последнее десятилетие пустовала. Восстанавливали часовню всем миром. По окрестным селам инициативная группа собирала пожертвования, причем жертвовали не только православные, но и финны-лютеране. А некоторые совершенно безвозмездно предлагали свою рабочую силу. Любопытно, что первую икону подарили в возрождаемую часовню американцы, уже несколько лет ведущие фермерское хозяйство в соседнем селе Муратове.

В конце мая 2002 года у стен пока невосстановленной Ириновской церкви прошел первый, после ее закрытия в 1939 году русско-финский молебен. Народу собралось очень много – не только из Волгово, но и из всех окрестных деревень. Службу вели благочинный Гатчинского и Волосовского округа, настоятель храма Св. Петра и Павла протоиерей отец Владимир и священник православного храма Германа Аляскинского из города Эспоо в Финляндии (побратима Гатчины) отец Петр.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

«Мать» М. Горького как имитация духовного преображения человека

Из книги Литературы лукавое лицо, или Образы обольщающего обмана автора Миронов Александр

«Мать» М. Горького как имитация духовного преображения человека Отречемся от старого мира… Отрясем его прах с наших ног… Из революционной песни Человек духовный, по вере своей, в добре и истине; цель его – вечность, закон – совесть, в искусе побеждает. В. И. Даль Почему


VI. «ЛИЧНОСТЬ… — ЕСТЬ НЕОБХОДИМОЕ УСЛОВИЕ ВСЯКОГО ДУХОВНОГО РАЗВИТИЯ НАРОДА»

Из книги В ПОИСКАХ ЛИЧНОСТИ: опыт русской классики автора Кантор Владимир Карлович

VI. «ЛИЧНОСТЬ… — ЕСТЬ НЕОБХОДИМОЕ УСЛОВИЕ ВСЯКОГО ДУХОВНОГО РАЗВИТИЯ НАРОДА» (Судьба идей К. Д. Кавелина[5] в контексте общественно-литературных споров в России XIX века)Трудно назвать большого русского писателя, который бессознательно или вполне сознательно и плодотворно


Т. В. Седунова. Лик и лица православной культуры: к проблеме освоения византийского духовного наследия на русской почве

Из книги Культура и мир автора Коллектив авторов

Т. В. Седунова. Лик и лица православной культуры: к проблеме освоения византийского духовного наследия на русской