Коммерция и коммерсанты

Коммерция и коммерсанты

Ярмарки как «зеркало действительности»

В прежние времена ярмарки – непременный атрибут торговой жизни России. Тут каждый, от миллионера до средней руки коммерсанта, был одновременно и покупателем, и продавцом самых разных товаров и продуктов.

На всю страну славились размахом (да и за границей о них знали) нижегородская, киевская, ирбитская и харьковская ярмарки. Не обходилась без них и Петербургская губерния – в XIX веке на ее территории проводилось около полусотни ярмарок.

Ярмарок в России проводилось чрезвычайно много – практически во всех областях и губерниях, в городах, больших слободах и селах, станицах, местечках и при заводах. В одном только малороссийском регионе в начале XX века, по данным Центрального статистического комитета (приведенным членом Государственного совета России В.И. Денисовом в его солидном труде о русских ярмарках), насчитывалось 2 200 ярмарок, в южном районе – до 800, в северном крае – 362, а в Сибири – более 500.

Из множества ярмарок наибольшее число приходилось на долю сельских, и продолжительность торга на них, как правило, была от одного до трех дней. Большие ярмарки длились от двух недель до полутора месяцев, как, например, нижегородская, или даже до восьми месяцев – как меновническая под Оренбургом. Повсюду в селах в большом количестве возникали однодневные базары – «торжки», причем сельские ярмарки и «торжки» обычно приурочивались к праздничным дням и местным храмовым праздникам.

Б.М. Кустодиев. «Ярмарка». 1906 год

«Ярмарки служили прямо и косвенно тем большим зеркалом, в котором в значительной степени отражалась наша культурно-экономическая действительность, – писал в начале XX века экономист И. Канделаки. – Это были своего рода учетные камеры и статистические бюро по торговле и промышленности как по отдельным районам и целым областям, так и в масштабе всероссийском». Так было в те времена, когда в России еще отсутствовали развитые пути сообщения. К началу XX века, с появлением сети железных и шоссейных дорог, телеграфа и телефона, стали раздаваться голоса, что ярмарки представляют собой пережиток старины и держатся только по простой традиции.

Поэтому редакция периодических изданий Министерства финансов предприняла попытку изучить роль русских ярмарок в новых условиях и летом 1913 года разослала своим корреспондентам на местах специальные опросные листы. Что же оказалось? Выяснилось, что количество ярмарок в последнее время не только не уменьшилось, а наоборот возросло, из чего можно заключить, что ярмарочная форма торговли продолжает жить. «И сегодня за ярмарками остается весьма видное и почтенное место в деле товарообмена, – отмечал И. Канделаки. – Нет и речи о ликвидации русских ярмарок, хотя за последние десятки лет значительно умножились и средства, и формы торговли». Это признавали и на самых верхах российского общества. Летом 1914 года, выступая на нижегородской ярмарке, тогдашний министр финансов К.Н. Коковцев сказал: «Культура идет своим чередом, а торговая жизнь – своим. Россия наполнилась новыми путями сообщения, но всероссийская ярмарка осталась той же, какой была прежде. Изменились ее формы, но осталась та же основа, здесь сходится производитель с потребителем…».

Так уж исторически сложилось, что Петербургская губерния не могла сравниться масштабом своих ярмарок с центральными и южными районами тогдашней Российской империи, где обороты ярмарок составляли от нескольких сот тысяч до десятков миллионов рублей. Благодаря близости столичного Петербурга в нашем регионе, в ту пору часто именуемом «Приозерным краем» (в него входили Петербургская, Псковская и Новгородская губернии), довольно прочно держались только местные сельские ярмарки, и то больше по продаже скота и лошадей.

Б.М. Кустодиев. «Ярмарка». 1908 год

По данным 1840 года, в Петербургской губернии зарегистрировали 37 ярмарок, причем более всего – в Новоладожском уезде. Крупных ярмарок в Петербургской губернии вообще не было, но мелких с исключительно местным значением числилось много: они проводились во всех сколько-нибудь больших селениях и устраивались по несколько раз в год. Торговали на этих ярмарках весьма разнообразным ассортиментом товаров – льном, маслом, различными кустарными изделиями для сельскохозяйственного и домашнего обихода, выделанной и сырой кожей, гончарными изделиями, хлебом, рыбой и т.д.

Мелкие однодневные ярмарки нередко приурочивались к церковным праздникам. В Ямбургском уезде, например, в XIX веке с июня по октябрь действовало восемь ярмарок. Подобные же ярмарочные празднества проходили также в Тихвине, Луге, Колпино и других местах.

«Ярмарка носит свой обычный характер, – сообщал в конце мая 1912 года "Лужский листок" об открытии традиционной ярмарки, обычно проходившей в Луге в этот период. – Толпы народа из Луги и окрестных деревень, неизменные сладости и коврижки, ситцы и кружева, квас и чай, который публика пьет или в раскинутых шатрах, или тут же на травке, несколько фотографов и т.д. Поражает обилие господ, обирающих публику путем различных игр и фокусов».

Большой популярностью пользовалась Соборная ярмарка в Тихвине, проходившая обычно с 3 по 14 марта. На нее съезжались купцы из Петербурга, Москвы, Новгорода, Старой Руссы, Ярославля, Устюга, Петропавловска, Олонца и Пошехонья. Тихвинские ярмарки славились кузнечными изделиями, в изобилии изготавливаемыми местными мастерами: вилами, ухватами, долотами, лемехами, баграми, косами, колокольчиками для коров и бубенчиками для лошадей. В Ямбургском уезде умельцы делали и возили на ярмарки превосходную посуду. Повсеместно в губернии был распространен бондарный промысел. Мастера изготовляли кадки, кадушки, ведра, лоханки, ушаты, шайки и т.п. и либо сбывали их на небольших местных ярмарках, либо продавали купцам-оптовикам, те везли их в Петербург и в другие города.

Ярмарка. Фото начала XX века

Правда, на тихвинской ярмарке за первое десятилетие XX века обороты продаж сократились почти что наполовину, что отражало ситуацию, характерную и для других ярмарок Петербургской губернии. Но крепче всех стояла на ногах Успенская ярмарка, на протяжении долгих лет считавшаяся самой крупной ярмаркой в Петербургской губернии. Она проходила в Новой Ладоге, издавна славившейся своими старинными купеческими традициями. Длилась она 22 дня, начиналась 15 августа и заканчивалась 5 сентября.

Открытие этой ярмарки всегда проходило в необычайно торжественной обстановке, а народ любил ее не только за возможность немало чего купить здесь или продать, но и за то, что можно было повеселиться вдоволь. Сюда приезжали даже актеры из Петербурга. Главными предметами торга на Успенской ярмарке были хлебные товары, а также мануфактурные и кожевенные. В начале 60-х годов XIX века ее оборот составлял 230 тысяч рублей, а по данным на 1913 год – равнялся 100 тысячам рублей. Конечно, по размаху торговли она не могла тягаться с нижегородской, у той ежегодный оборот достигал двухсот миллионов рублей, но все-таки!

А во второй половине декабря, незадолго до Нового года, в Новой Ладоге проходила другая ярмарка – Рождественская. На этой ярмарке в основном торговали съестными припасами – мукой, мясом и маслом, на общую сумму до 30-35 тысяч рублей. И, конечно, на ней царило море рождественского веселья…

Сведения о ярмарке, проводившейся в конце сентября 1912 года в Луге, можно найти на страницах тогдашних местных газет. «Трехдневная ярмарка сельскохозяйственных продуктов, мануфактурных товаров и прочего, – сообщалось в "Лужской газете". – Правила: лица, пожелавшие какую-либо торговлю на ярмарке, обязаны: 1) выбрать билет от Управы на право торговли; 2) занимать под торговлю те места, которые будут отведены; 3) билеты на право торговли не передавать; 4) производить торговлю только в указанное время; 5) подчиняться всем распоряжениям гг. уполномоченных Городской Управы. За нарушение сих правил виновный будет удален с ярмарки с лишением права производить торговлю».

Ярмарка открылась после торжественного молебствия, совершенного причтом Воскресенского собора. Правда, местные обозреватели не выражали особых восторгов. «Все те же линючие ситцы, всякие безделушки, пряники и неизменные вафли "французского печения", – возмущался обозреватель "Лужской газеты". – Лошадей для продажи приведено много, но спрос на них весьма незначительный».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава XXVI Коммерция и дух предпринимательства

Из книги Повседневная жизнь Голландии во времена Рембрандта автора Зюмтор Поль

Глава XXVI Коммерция и дух предпринимательства Нидерландская земля практически бесплодна. За исключением молочных продуктов, то немногое, что удавалось из нее выжать, не могло удовлетворить огромное население. Практически все приходилось ввозить из-за границы — пшеницу,


11 Богема наряжается: коммерция и жизнетворчество художника

Из книги Мода и искусство автора Коллектив авторов

11 Богема наряжается: коммерция и жизнетворчество художника МЭРИ ГЛЮК В сложившихся представлениях о богеме образ художника устойчиво соотнесен с эксцентричной модой (ил. 11). Эта ассоциация возникла во многом благодаря музыкальной мелодраме Анри Мюрже «Жизнь богемы» (La