15. Русские немцы — первая нация России

15. Русские немцы — первая нация России

Кто же в таком случае был привилегированной нацией, занимающей первое место в России по шкале этнической ценности? Таковыми были русские немцы. Они начали появляться при дворе и в русском обществе в царствование Петра I в процессе «прорубания окна в Европу». При Петре I это был торговый, военный и ученый люд. Они служили «по контрактам», отдавая свой опыт России, не забывая свои собственные интересы, присматриваясь к огромной, полудикой стране. Завоевание Прибалтики включило в орбиту русского дворянства особый отряд «немецких баронов», владевших землями в Латвии, Эстонии и Литве со времен меченосцев. Прибалтийские немцы быстро разобрались в интригах петербургского двора, почти безошибочно делая ставку на победителя во время дворцовых переворотов. Военные и волевые качества, активность и преданность престолу быстро сделали их важной составляющей в сфере политики, армии и администрирования.

Этому способствовало непрерывное породнение русских царей, великих князей и княжон с немецкими владетельными домами — Мекленбургским, Брауншвейгским, Гессен-Дармштадтским, Голштейн-Готторпским, Ольденбургским, Лейхтенбергским и др. Немецкая кровь постепенно вытесняла русскую кровь в жилах царей, превращая их в обрусевших немцев. Практически все русские императрицы плохо говорили по-русски даже к концу своей жизни. По нацистским законам Третьего рейха царскую семью следовало бы отнести к этническим немцам. Имея в виду такую особенность династии Романовых, можно утверждать, что не кровь определяет мироощущение человека, а воспитание и уклад жизни. Визиты немецких родственников в Петербург и ответные визиты великих князей к ним были регулярными. Таким же регулярным становилось присутствие дворян немецкого происхождения при царском и великокняжеских дворах. В глазах русских придворных присутствие немецкого дворянства там обретает черты неизбежности и закономерности. Даже когда наступали периоды немецкого засилья, у русского дворянства крайне редко появлялось желание открыто протестовать или жаловаться. Да и к кому следовало обращать жалобы с неудовольствиями такого рода? К Царю, у которого все родственники немцы и опорой трона являются выходцы из Прибалтики? Поэтому приходилось терпеть, копить злость и ждать очередного переворота.

Важной особенностью карьеры прибалтийских дворян являлось условие обязательного принятия православия, что снимало все ограничения в продвижении по государственной службе. Поэтому прибалтийские немцы, желающие сделать карьеру при русском дворе или в армии, уже к концу XVIII в. сменили протестантизм на православие. Это принесло свои плоды, и вскоре православные немцы активно теснят православных же русских на всех уровнях и во всех сферах государственной жизни. Мы видим русских немцев во главе Канцелярии Его Величества, министерств: двора, иностранных и внутренних дел, военного, финансов, образования, генералами и адмиралами, губернаторами, командующими армиями, гвардейскими частями. Прибалтийское дворянство стало рассадником административной элиты. В России не существовало губерний, военных округов, дивизий, полков, где бы немцы не занимали командных постов. Особенно высокая концентрация их вблизи трона. Немцы воспитывают цесаревичей, великих князей и княжон, управляют наукой и университетами, военными академиями и штабами, заводами и поместьями. Помимо изначальных земельных наделов в Лифляндии, Эстляндии и Курляндии прибалты становятся помещиками практически всех губерний страны. Немцам в Российской Империи жаловаться было не на что. Французский историк ссылается на случай, когда Николай I, желая вознаградить Ермолова А. П., спросил его, чего бы он хотел. Ермолов ответил: «Сделайте меня немцем, Государь» (148). Немецкая буржуазия — средний класс — задает тон не только в Риге и Ревеле, но также и в Петербурге, Москве, Екатеринбурге и других городах Империи. Немецкое крестьянство фермерского типа процветает как в Поволжье, куда оно было приглашено Екатериной II, так и в Новороссии, Прибалтике, средней России.

Русские немцы, включая прибалтийскую ветвь, оказали в целом положительное влияние на государственность России, становление ее промышленности, науки и культуры. Они стали изрядно обрусевшим нацменьшинством, занявшим благодаря своим талантам исключительное положение в жизни Российской Империи, сравнимое, в какой-то степени, с положением правящей иудейской прослойки в далекой Хазарии 1000 лет тому назад. Невозможно перечислить имена всех российских граждан немецкого происхождения, вошедших в историю Государства Российского. Отметим здесь лишь наиболее известных ученых — Миллера Г.-Х., Рихмана Г.-В., мореплавателей — Беллинсгаузена Ф. Ф., Крузенштерна И. Ф., военачальников — кн. Барклая-де-Толли М. Б., бар. Беннингсена Л. Л., гр. Миниха Б.-Х., бар. Остермана А. И.

К тому времени, о котором идет речь, русские немцы занимали от трети до половины губернаторских и вице-губернаторских должностей России и до половины командного состава армии. Здесь они выдвигались благодаря храбрости, дисциплине, преданности трону, исполнительности и жестокости. Эта последняя черта иногда приводила к бунтам, как было в Семеновском полку в октябре 1820 г., и всегда помогала усмирять мятежные провинции и отдельные воинские части. Солдаты не любили и боялись немцев. Лейтенант Шмидт здесь был приятным исключением. Во время русско-японской войны командный состав армий выглядел так: 1-й армией командовал ген. Линевич, 2-й — ген. Грипенберг, 3-й — ген. бар. Каульбарс. Отрядами, входящими в армии, командовали генералы Засулич, Штакельберг, Мищенко и Ренненкампф.

На совещании в Новом Петергофе в конце июля 1905 г., посвященном созданию Государственной Думы, в первом перед Государем ряду сидели: Победоносцев К. П. — обер-прокурор Синода, Булыгин А. Г. — министр внутренних дел, Будберг А. А. — шеф императорской канцелярии, Фриш Э. В. — старейшина Госсовета, Ламздорф В. Н. — министр иностранных дел, Редигер А. Ф. — военный министр, братья Д. Ф. и А. Ф. Треповы, кн. Ширинский-Шахматов А. А., гр. Бобринский А. А., гр. Игнатьев А. П., Танеев А. С., бар. фон-Гильденбрандт Ю. А. — статс-секретарь, бар. Фредерикс Б. В. — министр двора, Нарышкин А. А. — председатель Совета объединенного дворянства, Рихтер О. Б. — член Госсовета, Шванебах П. Х. — главноуправляющий земледелием и землеустройством, бар. Нольде Э. Ю. — управляющий делами Комитета министров, Тимрот А. Г. — статс-секретарь, Герард Н. Н. председатель департамента Госсовета, сановники Коковцев В. Н., Стишинский А. С., Павлов Н. М., Верховский В. В., Чихачев Н. М., историк Ключевский В. О., пять великих князей. Как видим, немецкое дворянство представлено здесь весьма внушительно.

В офицерском Собрании гвардии, армии и флота в присутствии Императора Николая II, великих князей, высшего генералитета и рядового офицерства полковник Золотарев произносил речь, посвященную памяти Императора Александра III, основателя Собрания. «Пока Золотарев говорил о внутренней политике Александра III, как известно, весьма консервативной, зал слушал в напряженном молчании. Но вот лектор перешел к внешней политике. Очертив в резкой форме „унизительную для русского достоинства, крайне вредную и убыточную для интересов России пронемецкую политику предшественников Александра III“, Золотарев поставил в большую заслугу последнему установление лозунга — „Россия для русских“, отказ от всех обязательств в отношении Гогенцоллернов и возвращение себе свободы действий по отношению к другим западным державам… И вот, первые ряды зашевелились. Послышался глухой шепот неодобрения, задвигались демонстративно стулья, на лицах появились саркастические улыбки, и, вообще, высшие сановники всеми способами проявили свое негодование по адресу докладчика. Я был удивлен и таким ярким германофильством среди сановной знати, и тем, как она держала себя в присутствии Государя», — писал Деникин А. И. (91).

Мы привели этот раздел книги для полноты картины и с целью показать два полюса этнического спектра дореволюционной России. На одном из полюсов находились русские немцы, обладающие властью, влиянием и всеми правами, на другом — евреи, не обладающие этими ценностями, но решившие добиться гражданских прав.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Нация горожан

Из книги Повседневная жизнь Соединенных Штатов в эпоху процветания и «сухого закона» автора Каспи Андре


Русские офицеры и немцы на русской службе

Из книги Быт и нравы царской России автора Анишкин В. Г.

Русские офицеры и немцы на русской службе Иностранцы отмечали, что русские офицеры за редким исключением отличались предупредительной вежливостью и учтивостью по отношению к ним и охотно общались с ними.Гагерн пишет: «Я просидел насколько часов с одним офицером, хорошо


Нация лекарств

Из книги Страна Дяди Сэма [Привет, Америка!] автора Брайсон Билл


ГОСУДАРСТВО И НАЦИЯ

Из книги Нации и национализм автора Геллнер Эрнест

ГОСУДАРСТВО И НАЦИЯ Наше определение национализма базировалось на двух еще не разъясненных терминах: «государство» и «нация».Обсуждение вопроса, что есть государство, можно начать со знаменитого определения Макса Вебера [1]: это такая организация внутри общества,


НАЦИЯ

Из книги Русская Австралия автора Кравцов Андрей Николаевич

НАЦИЯ Определение нации связано с гораздо более серьезными трудностями, чем определение государства. Хотя современный человек склонен воспринимать централизованное государство (и в частности централизованное национальное государство) как нечто само собой


V. ЧТО ТАКОЕ НАЦИЯ?

Из книги Русская Италия автора Нечаев Сергей Юрьевич

V. ЧТО ТАКОЕ НАЦИЯ?


Глава 3 Русские австралийцы и Первая Мировая война

Из книги Русская Ницца автора Нечаев Сергей Юрьевич

Глава 3 Русские австралийцы и Первая Мировая война Не плачь о нас, святая Русь, Не надо слез, не надо… Молись за павших и живых, Молитва — нам награда… А. Деникин. Офицеры XX столетие явилось веком становления Австралии, превращения ее из разобщенных колоний в единое


Глава первая Приключения итальянцев в России

Из книги Лермонтов и другие автора Эльдар Ахадов

Глава первая Приключения итальянцев в России Итальянские архитекторы оставили заметный след в истории русской архитектуры, причем трижды они буквально изменяли ход ее развития: на рубеже XV–XVI веков, в начале XVIII века и в его конце. Это был экспорт новых инженерных


Мужицкая нация

Из книги автора

Мужицкая нация В 1987 году в Кембридже вышла монография чешского ученого Мирослава Хроха «Социальные предпосылки национального возрождения в Европе»[1372]. В наши дни книга или диссертация о национальном возрождении, национальных движениях или национализме просто