Бежон и Менежон

Бежон и Менежон

Когда-то в очень давние времена, когда на земле были еще дэвы, жил богатырь по имени Рустам, сын Зола. Он был заступником народа, защитником добра и справедливости.

Где бы не затевалось сражение, Рустам всегда седлал своего скакуна и мчался расправиться с обидчиками.

Однажды Рустам победил в сражении дэвов; после этого он привел домой маленького дэва и стал его растить.

Шло время. В один из дней отец Рустама – Зол, прогуливаясь по двору, увидел маленького дэва. Он тут же позвал к себе сына и говорит:

– Глупец! Для чего ты привел этого злодея в мой дом? Ты что забыл, что змея и маленькая остается змеей? – Зол схватил маленького дэва за ноги и разорвал на куски, а сыну дал хорошую оплеуху.

Обиделся Рустам, сел на своего скакуна и умчался из отцовского дома, где остались жена Рустама и его шестилетний сын по имени Бежон.

Семь лет прошло, как Рустам уехал из отцовского дома. Бежон по утрам ходил учиться в школу, а вечерами возвращался домой.

Нелегко было Золу без сына. Он был уже стар, да и жены у него не было. Дошли до дэвов слухи о том, что Рустам обиделся на своего отца и уехал жить в крепость за семью горами. Предводитель дэвов собрал свой отряд и говорит:

– Пока Рустама нет, надо отомстить старому Золу за все его проделки.

И дэвы ринулись на падишахство Зола. Когда они перешли границу, жители хотели преградить им путь. Но нет, не тут-то было. Дэвы пригрозили горожанам и говорят:

– Сходите к вашему падишаху и скажите: если через три дня он не выйдет сражаться с нами, мы предадим его падишахство огню.

Пришли гонцы к Золу и доложили обо всем. Задумался Зол: «Как быть? Я уже стар, а Рустам на меня в обиде!»

Приказал тогда Зол зурначам выйти на площадь и играть сбор богатырей. Собрались пахлеваны, а Зол и говорит им:

– Наша земля, города наши, народ наш в опасности. На нас напали дэвы. Они грозятся предать все огню... Есть ли среди вас люди, которые любят меня и готовы вступить в сражение с дэвами? Если есть, то пусть подойдут, выпьют со мной чашу шербета и дадут клятву верности.

Но никто не подошел и не выпил с ним чашу шербета.

– С дэвами только Рустам может сразиться. Нам они не под силу, – ответили богатыри.

В это самое время из школы возвращался сын Рустама – Бежон. Смекнул он в чем здесь дело, но, ничего не сказав, прошел мимо.

Зол-падишах и на второй день созвал на площадь богатырей и опять предложил им распить с ним чашу шербета в знак верности. Но ни один из богатырей не осмелился осушить эту чашу. И Бежон, возвращаясь из школы, прошел мимо.

Созвал богатырей Зол и на третий день и вновь предложил им испить с ним чашу шербета. Но и на сей раз никто не вызвался сражаться с дэвами. Но тут вдруг появился Бежон. Он подбежал к Золу и схватил его за руку, чтобы взять у него чашу шербета. Но Зол не выпустил из своих рук чашу.

– Эй, дед мой!.. Третий день я вижу в твоих руках эту чашу. Для кого ты приготовил ее? – спрашивает Зола внук.

– Для тех, кто разделит со мной мое горе, – отвечает Зол.

– Я выпью с тобой эту чашу. Дай ее мне. Я сын Рустама, внук Зола и не позволю унизить честь нашего рода. – Бежон выхватил из рук Зола чашу и выпил шербет. Затем он надел на себя богатырские доспехи, вскочил на коня и мигом очутился там, где дэвы ожидали решения Зола.

Срок уже истекал, и дэвы были готовы напасть на город падишаха Зола и уничтожить всех горожан. Но тут они увидели, что к ним в богатырских доспехах скачет мальчик необыкновенной красоты.

– Наверное, гонец с письмом, – решил главный дэв.

Услышал это Бежон и говорит:

– Нет, я не с письмом явился, а принес вам смерть.

Рассмеялся предводитель дэвов и отвечает:

– Да я на тебя дуну, и ты в небо взлетишь!

– Герой слов на ветер не бросает, – говорит Бежон. – Выходи на поле битвы, будем биться. Или тебе умереть или мне.

Стали они бороться. Долго боролись. Как не старался главный дэв сдвинуть Бежона с места, но так и не смог. Стоит Бежон, как дуб, вросший корнями в землю.

Но вот Бежон собрал свои силы и свалил главного дэва на землю. Затем выхватил из ножен свой кинжал и отрезал ему голову. Дэвы увидели, что у сына Рустама сила такая же, как у его отца, и повернули, ушли обратно в свое царство дэвов.

А Бежон положил в хурджун голову главного дэва, чтобы удивить деда, и направился в сторону дома.

По пути он остановился у реки, смыл с кинжала кровь злодея и собрался было идти дальше. Но тут ему повстречался зять Зола. Поздоровались они, расспросили друг друга откуда, мол, и куда.

Бежон рассказал ему все как было и показал голову главного дэва.

– Покажу ее деду. Вот удивится, – радуется Бежон.

«А почему бы не мне похвалиться перед стариком Золом», -думает зять и говорит:

– Ты лучше, пока не поздно, поезжай в падишахство Эршефиена. У этого падишаха есть красавица дочь. Он отдаст ее замуж за того, кто докажет свою богатырскую доблесть. Я верю, что ты будешь лучшим, и красавица будет твоей. А голову дэва я отвезу Золу и расскажу ему о твоей победе.

– Хорошо, – согласился Бежон.

Отдал он дяде хурджун с головой главного дэва и поскакал в падишахство Эршефиена.

Пришел зять к Золу и, показывая голову дэва, говорит:

– Я убил злодея.

– А Бежона не встретил там? – встревожился Зол.

– Нет, – отвечает зять.

– Наверное, дэв убил его, – решил Зол, стал бить себя в грудь и рыдать. Он сбросил падишахские одежды, облачился в траур, обсыпал себя золой и сел у холодного очага.

А Бежон тем временем, не зная ни дня, ни ночи, находился в пути. Вскоре добрался он до города падишаха Эршефиена.

«Как же быть? – задумался Бежон. – Ни знакомых нет у меня здесь, ни друзей, ни крыши над головой... Пойду-ка я в чайхану. Там наверняка кто-нибудь есть».

Пришел он в чайхану, а там сидят гуляки.

– Салам алейкум! – приветствует их Бежон.

– Алейкум салам! – отвечают гуляки.

Усадили они его рядом и стали расспрашивать: «Откуда и куда путь держишь? Чей сын и зачем пришел сюда?»

Рассказал им Бежон, кто он и откуда, а потом и спрашивает:

– Друзья, какие новости в вашем городе?

Рассказали Бежону и о дочери падишаха Эршефиена. Она так прекрасна, что во всем мире не сыскать другой такой красавицы. А зовут ее Менежон. Дворец падишаха стоит посреди города, а дом его дочери Менежон – на окраине. Позади ее дома – горы, а впереди – море. С берега моря до окна дома Менежон отец протянул канат и объявил: кто пройдет по этому канату к дому его дочери, за того он ее и отдаст. Из многих падишахств, из многих земель приезжают сюда красавцы-богатыри. Но никто из смельчаков не смог дойти по канату до окна.

– Ну а ты, случаем, не за этим ли приехал сюда? – спрашивают гуляки Бежона.

Бежон промолчал. Догадались они, что и Бежон прибыл попытать счастья, и стали его отговаривать:

– Образумься. Не рискуй! Пропадешь ни за что.

– Да что вы, – хитрит Бежон, – Я просто посмотрю на других... Вы только покажите мне это место.

Повели его гуляки и показали то место, где протянут канат. Посмотрел Бежон, и снова все вернулись в чайхану. Поздно ночью разошлись гуляки по домам, а Бежон отправился в караван-сарай.

Еще солнце не успело подняться над землей, как Бежон пришел занять очередь, чтобы попытать счастья. Часов в десять забили в барабаны, заиграли зурначи. Весь народ от мала до велика собрался сюда. Вышел на балкон и сам падишах Эршефиен со своими векилами и везирами. Все ждут, волнуются. Но никто из богатырей не решается попытать счастья. Не выдержал Бежон и быстро взбежал на канат. Вот идет он по канату, а его новые друзья увидели это и замерли от страха.

– Пропадет, пропадет, – волнуются они за Бежона.

Когда Бежон прошел половину пути, везир и векил говорят Эршефиену:

– Почтеннейший падишах, этот мальчишка будет твоим зятем!

Рассмеялся Эршефиен и отвечает:

– Не прыгай в яму, не зная, что на дне.

Солнце успело уже дойти до середины неба, а люди все ждут, чем же кончится эта затея.

Вот Бежон прошел больше половины пути. Остановился, передохнул и снова пошел. Вдруг одна нога соскочила с каната, но он все-таки сумел удержаться. Наконец добрался он до окна, за которым скрывалась красавица, и затанцевал от радости на канате.

Громче забили барабаны, звонче заиграли зурначи. Все были рады победе смелого джигита.

– Эй, дочь падишаха, открой окно, – кричит Бежон.

– Подожди, я должна переодеться, – отвечает красавица.

Бежон не стал дожидаться, толкнул ногой окно и вошел. Увидели они друг друга, и любовь вошла в их сердца.

День и ночь молодые супруги не отходили друг от друга. Бежон рассказал ей, откуда он и чей он сын. Еще крепче привязались они друг к другу. А Эршефиен все это время не находил себе места: «Сыновья падишахов, беков, ханов приходили свататься к моей дочери, а я не отдал, – думал он. – Выдумал это зрелище, а теперь моя дочь досталась какому-то ничтожному мальчишке... У него еще и усы не выросли».

Созвал Эршефиен своих советников и говорит:

– Придумайте, как избавиться от такого зятя... Не по душе он мне.

Подумали советники и решили: от дома Менежон до дворца падишаха проложить дорогу и застелить ее коврами. На середине дороги вырыть огромную яму. Когда молодой зять пойдет к падишаху, он дойдет до этого места и провалится.

Как порешили, так и сделали.

И вот в один из дней Бежон направился в гости к падишаху. Дошел он до середины дороги, ступил на ковер и мигом очутился на дне глубокой ямы. Увидели это слуги падишаха и быстро завалили ее огромной каменной глыбой. Потом побежали к падишаху и доложили, что дело сделано. Обрадовался Эршефиен и послал дочери письмо, в котором писал: «Дорогая дочь, твоего супруга по моему приказу сбросили в яму. Он еще слишком молод, а тебе нужен настоящий богатырь. Откажись от него, и я выдам тебя за другого».

Менежон отвечает отцу: «О, отец мой, сколько горя ты принес многим семьям из-за меня. Сотни богатырей погибли из-за твоей выдумки. А этот юноша своим подвигом покорил меня, и я останусь с ним. Никто другой мне не нужен».

Приказал Эршефиен привести к нему несговорчивую дочь.

– Если будешь упрямиться, не жить тебе во дворце, – говорит отец дочери.

– Я буду верна Бежону, – ответила красавица.

Выгнал падишах свою дочь на улицу, а на ее дом повесил огромный замок.

На сердце – камень, на глазах – слезы, ходит бедная Менежон по базарам и продает свои дорогие наряды. На полученные деньги покупает еду. Большую часть опускает через маленькую щель в яму Бежону, а меньшую ест сама. И так изо дня в день.

Прошло много дней, все продала с себя красавица и осталась наедине со своим горем. Пришлось бедной Менежон, дочери падишаха, ходить по дворам нищенкой. Добрые люди сочувствовали ей и подавали кто что мог. А она большую часть относила своему Бежону, а меньшую ела сама.

Дошли до Эршефиена слухи, что дочь его собирает милостыню и кормит Бежона.

Тогда издал бессердечный падишах приказ: «Кто подаст милостыню дочери моей Менежон, дом того негодника будет предан огню».

Испугались горожане падишахского гнева и перестали помогать девушке. День стал ночью, ночь – могилой для бедной красавицы Менежон. Как же быть? Стала тогда она выходить на дорогу и просить милостыню у проезжих и прохожих чужеземцев: большую часть отнесет Бежону, а меньшую съест сама. И так каждый день.

Но наступили холода, реже стали появляться чужеземцы. И вот в один из дней вышла бедная Менежон в поисках куска хлеба. На одной из улиц города она встретила дервиша. Он играл на сазе и пел песни. Когда народ разошелся по своим домам, а дело было к ночи, Менежон протянула дервишу руку за милостыней. Видит дервиш: перед ним стоит красавица, во всем мире красивее не сыскать. На глазах у нее слезы и сама в лохмотьях. Проникся дервиш жалостью к красавице, дал ей несколько монет. Купила она на эти деньги ломоть хлеба и кусок сыра: большую часть отнесла Бежону, меньшую съела сама.

На следующий вечер Менежон опять подошла к дервишу и опять протянула руку. И на этот раз дал ей дервиш немного денег. Купила она ломоть хлеба и кусок сыра: большую часть отнесла Бежону, а меньшую съела сама.

Пришла Менежон к дервишу и на третий вечер, посмотрела по сторонам и, убедившись, что за ней никто не следит, вновь протянула руку. Удивился дервиш странному поведению девушки и спрашивает:

– Эй, красавица, я сам нищий дервиш, но все-таки могу дать тебе кое-что. Ответь мне: почему ты всегда приходишь с темнотой и почему оглядываешься по сторонам? Может быть, у тебя горе и я могу помочь?

– Добрый дервиш, мое горе никакими весами не взвесить, -отвечает Менежон.

– Положи на мои весы, я взвешу, – говорит дервиш.

Но нет, не положила она свое горе на чужие весы: горе одного -другому что пух.

– Скажи мне, дервиш, где твоя Родина? Откуда ты и куда идешь? -спрашивает Менежон.

– У меня нет Родины. Я хожу из одного падишахства в другое. Пою свои песни и так живу под этим небом, – отвечает дервиш.

– А будешь ли ты, дервиш, в падишахстве Зола? – спрашивает Менежон, а сама все плачет.

– Пройду я два падишахства, третьим будет падишахство Зола, -отвечает дервиш.

Сняла Менежон с головы платок, бросила его к ногам дервиша, упала на колени и говорит:

– Добрый дервиш, не осуди меня за то, что я обнажила свою голову. Еще никто не видел мои волосы, но перед тобой я это сделала. Умоляю тебя: будешь в падишахстве Зола, пропой им такие слова:

Менежон, Менежон,

Из падишахства Эршефиена.

Полюбила смелого Бежона.

Ой, Бежон, бедный Бежон!

– Могилами своих предков клянусь исполнить твою просьбу, -говорит дервиш. – Пусть небо и земля будут свидетелями. Эту ночь я сделаю днем для тебя!

На этом попрощались Менежон и дервиш, пожелали друг другу всего хорошего и разошлись. Менежон осталась опять одна со своим горем. Целыми днями в лохмотьях и босиком ходила она по дорогам и искала встречи с чужестранцами. Выпрашивала у встречных милостыню и тем кормила Бежона и питалась сама.

В сказках все быстро делается, а на деле – долго.

Прошло несколько месяцев, и дервиш наконец добрался до падишахства Зола. Увидели его джигиты и пригласили на площадь петь песни. Много собралось народу послушать. Дервиш повесил на шею свой саз и начал петь:

Менежон, Менежон,

Из падишахства Эршефиена.

Полюбила смелого Бежона.

Ой, Бежон, бедный Бежон!

Услышали люди, что дервиш в песне повторяет имя Бежона, примчались к своему падишаху и говорят:

– Почтеннейший наш Зол, хватит тебе сидеть на золе. Вставай, пойдем на площадь. Там дервиш поет песни про Бежона.

– Никакие песни дервишей мне не помогут, – ответил Зол. – Пока жив, с золы не встану.

– Тогда разреши нам пригласить дервиша сюда. Пусть он споет перед тобой, – сказали богатыри.

Согласился Зол. Привели дервиша, усадили и попросили спеть. Поет дервиш, а падишах не слушает. Сидит на золе и лицо как зола.

Но вот дервиш запел:

Менежон, Менежон,

Из падишахства Эршефиена.

Полюбила смелого Бежона.

Ой, Бежон, бедный Бежон!

Услышал падишах Зол имя Бежона и вскочил со своего места.

– Позовите ко мне дочь, – распорядился он.

Прискакали джигиты в город, где жила дочь Зола, и говорят:

– Отец ваш велел передать: «Если даже у рта кружка с водой, отставь ее и срочно явись».

Растерялась Бонуш, дочь Зола, и спрашивает:

– Что случилось?

– Не знаем, – ответили джигиты.

Бонуш быстро переоделась в одежду богатыря, вскочила на коня и, не сказав мужу ни слова, примчалась к отцу.

– Отец, что случилось? – еще со двора крикнула Бонуш.

– Позвал я тебя послушать песни дервиша, – отвечает Зол. -Спой, дорогой дервиш, свои песни.

Повесил дервиш на шею свой саз и начал петь.

Выслушала Бонуш песни дервиша и говорит:

– Отец, сколько же мы будем ждать Бежона?

– Вот потому-то я и вызвал тебя, дочь моя, – отвечал Зол. -Я уже стар. А Рустам ушел из отцовского дома, обиделся на меня. Хочу выслушать тебя. Что будем делать? – говорит Зол.

– Отец, пусть зарежут самую большую козу из твоего стада, а шкуру отдадут мне. Сегодня вечером Рустам будет здесь, – говорит Бонуш.

Зарезали самую большую козу. Содрали с нее шкуру и отдали Бонуш. Взяла она козью шкуру и к каждому волосу привязала по одному колокольчику. Затем завернула шкуру в вату, чтобы звона колокольчиков не было слышно, вскочила на коня и поскакала за семь гор, где был Рустам.

В эту ночь Рустам, вернувшись с охоты, поужинал и лег спать. А Бонуш привязала в укрытии своего коня, быстро вскарабкалась по канату на крышу, натянула на себя козью шкуру и стала у трубы звенеть колокольчиками. Подула в трубу – труба волком завыла. Услышал Рустам звон колокольчиков и страшный вой и удивился.

– Кто на моей крыше? – спрашивает он.

– Я, Азраил. Пришел забрать твою душу... Давай ее сюда, -кричит в трубу Бонуш.

– Дорогой Азраил, – отвечает Рустам, – много лет как я обиделся на своего отца и ушел из дома. Прошу тебя, дай мне еще немного жизни, чтобы я мог повидаться с семьей и отцом. Потом можешь забрать мою душу.

– Хорошо! – кричит в трубу Бонуш. – Даю тебе время попрощаться с родными.

Пока Рустам одевался в свои доспехи, Бонуш слезла с крыши, вскочила на коня и мигом вернулась к отцу.

– Отец, Рустам сейчас будет здесь, – сказала она.

Не прошло и нескольких минут – земля и небо задрожали.

– Это Рустам скачет, – сказала Бонуш и вышла встречать брата.

Въехал Рустам во двор, слез с коня и вбежал в дом.

– Дорогой отец, прости меня! Я свою душу должен Богу отдать. Азраил приходил за ней.

– Дорогой брат, – прервала его Бонуш, – то был не Азраил, а я.

– Как?! – удивился Рустам.

– Сейчас не время рассказывать, – отвечает сестра, – лучше войди в ту комнату и послушай, о чем поет дервиш.

Вошел Рустам в комнату и услышал песню дервиша.

Понял Рустам, что с Бежоном что-то неладное случилось, и заплакал.

– Где, где мой сын? – обратился он к собравшимся.

Рассказали отцу все, как было. Выслушал Рустам рассказ дервиша и решил отправиться на поиски сына.

Сборы были недолгими. Бонуш, Рустам и его жена оседлали коней, наполнили едой хурджуны и тронулись в путь. По дороге к ним присоединился и муж Бонуш.

В сказках все быстро делается, а на деле – долго. Доехали они до падишахства Эршефиена, переночевали в караван-сарае, а утром Рустам и муж сестры отправились в горы на поиски Бежона. Сестра и жена Рустама остались в караван-сарае, чтобы к возвращению мужчин приготовить еду.

Пусть женщины готовят обед, мужчины бродят по горам в поисках Бежона, а я расскажу про бедную Менежон.

В этот день, как и всегда, Менежон вышла на дорогу, чтобы встречать чужестранцев и просить у них милостыню, и видит: в караван-сарае остановились какие-то люди.

Пришла она к караван-сараю, вся в лохмотьях и босиком, протянула руку и стала просить милостыню. Жалко стало Бонуш и матери Бежона эту нищенку. Завели они ее в дом и угостили пловом и супом. Менежон съела суп, а плов завернула в свой рваный платок и, поблагодарив добрых людей, заторопилась к Бежону...

Вечером, усталые и голодные, вернулись Рустам и зять Зола. Поужинали они и легли спать. Наутро мужчины вновь отправились на поиски Бежона. Женщины остались готовить еду. В полдень к ним опять пришла Менежон и снова попросила милостыню.

Завели они ее в дом и опять угостили пловом и супом. Съела девушка суп, а плов сложила в свой рваный платок и, поблагодарив добрых людей, заторопилась к любимому Бежону.

Догадалась Бонуш, что эта девушка похожа на ту, о которой рассказывал дервиш, и ждет, чем же все это кончится.

На следующее утро, когда мужчины уже в который раз отправились на поиски Бежона, Менежон снова пришла за милостыней. И на этот раз перед девушкой поставили плов и суп.

Съела девушка суп, а плов сложила в свой рваный платок и собралась было уходить, но Бонуш преградила ей путь и спрашивает:

– Дочка, кому ты каждый раз носишь плов? Ведь мы угощаем тебя.

Менежон испуганно посмотрела по сторонам. Ей почудилось, что эти люди сейчас отведут ее к отцу, и она заплакала. И откуда столько слез! Каждая слеза, как орех.

– Не плачь, дочка! Мы тебя не обидим. Скажи, кому ты носишь еду.

– Я Бежону ношу, – сквозь слезы говорит девушка.

Услышав имя Бежона, Бонуш и мать Бежона бросились обнимать и целовать девушку.

– Ты же моя невестка! Мы услышали о тебе от дервиша и пришли сюда, – говорит мать Бежона и плачет.

Словом, как вам описать все это! В слезах друг друга купаются...

Вскоре вернулся и Рустам. Вошел и видит: в комнате от слез потоп.

– Что случилось, говорите скорее! – закричал Рустам.

– К чему расспросы, лучше обними и поцелуй свою невестку! -отвечают женщины.

Обнял Рустам девушку и тоже стал плакать:

– Где сын мой? Где Бежон?

Рассказала девушка о том, как ее отец издал приказ выдать дочь за того, кто пройдет по канату, и о том, как много джигитов погибло от дурной затеи отца. Рассказала и о том, как Бежон прошел по канату и стал ее мужем, и как Эршефиен бросил ее любимого в глубокую яму; и поведала как она носила ему еду все эти месяцы...

Девушка рассказывает, а женщины плачут. Все до конца рассказала она родителям Бежона.

Девушку тут же искупали и переодели в новые платья.

– Слышишь, брат, сними со своего пальца кольцо и дай мне, -сказала Бонуш.

Снял Рустам кольцо и передал сестре. Бонуш наложила полную чашку плова, а в плов положила кольцо.

– Дочка, отнесешь плов Бежону. Когда он будет есть, то увидит кольцо и спросит тебя: «Где ты взяла это кольцо?» А ты скажи, что за ним приехали родные и что завтра утром высвободят его из ямы.

Взяла Менежон чашку плова и пришла к яме, где вот уже много месяцев томился ее любимый Бежон. Опустила она плов в яму, а сама стоит и ждет.

Вдруг из ямы Бежон кричит:

– Менежон, откуда ты взяла это кольцо?

Девушка рассказала ему все как есть, а вечером вернулась в караван-сарай к родителям Бежона.

На следующий день Менежон привела всех к яме, где сидел Бежон. Яма была завалена огромной глыбой. Рустам поднял одной рукой эту глыбу и забросил далеко в овраг.

– Эй, Бежон, сын мой, лови канат, – крикнул Рустам.

– Отец, я не выйду отсюда до тех пор, пока голова мужа твоей сестры не будет в этой яме, – закричал из ямы Бежон.

– О! Что ты болтаешь?! Этому не бывать! – ответил Рустам.

– Тогда тяни свой канат обратно, – закричал Бежон.

Рассердился Рустам на сына и говорит:

– Сто лет будешь сидеть в этой яме, а голову мужа моей сестры я все равно не отрублю.

Вернулся Рустам в караван-сарай сердитый и расстроенный. А Менежон, обливаясь слезами, осталась сидеть у ямы.

– Менежон, зачем ты плачешь? Успокойся! – кричит ей снизу Бежон.

– Как же мне не плакать. Столько мук перенесла я, пока дождалась приезда твоих родителей, – говорит Менежон, – а теперь каких дней еще дожидаться?

Жалко стало Бежону свою любимую.

– Хорошо! Если они еще раз придут за мной, я выйду из ямы, -говорит он.

Прибежала Менежон в караван-сарай, упала на колени перед Рустамом и говорит:

– Сходите и вытащите Бежона из ямы ради меня, ради всех моих мук.

Ничего не оставалось Рустаму делать, взял он канат и отправился к яме. Вместе с ним пошли и остальные. Вытащили они Бежона, а тот подбегает к зятю Зола, выхватывает из его ножен кинжал и замахивается, чтобы отсечь ему голову.

Но Рустам успел схватить его за руку и дал сыну хорошую оплеуху.

Вмешались женщины, успокоили отца и сына, примирили их, и все вместе отправились во дворец падишаха Эршефиена.

– Злодей, выходи на площадь, будем биться, – говорит Бежон Эршефиену. – Кто кого: или тебе умереть, или мне.

– Да я тебя, как вошь, раздавлю, – возмутился Эршефиен.

Услышал Рустам как Эршефиен оскорбил сына и коснулся кинжала.

– Успокойся, отец, я сам с ним рассчитаюсь, – говорит Бежон и вновь обращается к Эршефиену:

– Мужчина слов на ветер не бросает.

Не выдержал злодей Эршефиен и вышел на площадь. Начали они бороться. Бежон так сдавил Эршефиена, что тот замертво упал на землю.

В тот же день Бежон разделался со всеми придворными Эршефиена: связал их канатом и бросил в ту самую яму, где долгое время томился сам.

– Пусть подохнут! – сказал Бежон.

– И без твоего проклятия они подохнут, – сказали старцы города. -Их некому любить! Только любовь может сохранить человека.

Стали тут горожане просить Бежона стать их падишахом.

– Дорогие мои, – говорит Бежон, – мне надо ехать в падишахство деда. Вы лучше скажите, кого назначить падишахом.

– Кого угодно, лишь бы был справедливым, – ответили горожане.

Тогда Бежон пригласил тех гуляк, которые распивали с ним чай, и хозяина чайханы. Чайханщика назначили падишахом, а гуляк – его везирами и векилами.

– Эти люди не подведут, – сказал Бежон.

На следующее утро Бежон и все его родные попрощались с горожанами и новым падишахом и тронулась в путь: Бежон и Менежон – впереди, а остальные – сзади.

Долго ли ехали, коротко ли, доехали до того самого места, где Бежон победил дэвов. И тут Рустам говорит мужу своей сестры:

– Пусти коня в галоп и порадуй старого Зола хорошей вестью!

Узнал старый Зол о благополучном возвращении всех и велел зурначам выйти встречать победителей.

Встретил старый Зол своего внука Бежона, обнял его, расцеловал. Даже на радостях прослезился. Рассказал Бежон деду о проделках зятя; о том, как тот обманул его, Бежона, и забрал голову дэва. Выслушал дед и говорит:

– Мне не нужен такой зять. В моем роду еще не было подлого человека.

Обрадовался Бежон, сорвал с дерева яблоко и со всей силой запустил им в зятя. Яблоко попало в спину, выскочило из груди. Зять упал и больше не встал. Увидел Рустам, что сын убил мужа сестры, обнажил свой кинжал и направился к Бежону, чтобы отрубить ему голову.

– И очень правильно сделал, туда ему и дорога, – преградив брату путь, сказала Бонуш, – это из-за него наш отец сидел на золе. Спрячь свой кинжал!

Тут Бежон подвел к деду свою невесту-красавицу.

По душе пришлась старому Золу девушка. Приказал он ради такого торжества зарезать сорок баранов, выкатить из погребов сорок чанов вина.

Сорок дней и сорок ночей пировали гости во дворце легендарного Зола-богатыря, соблюдавшего древнейшие традиции своего народа. Много понаехало с ближних и дальних мест почетных гостей. Все радовались радостью старого Зола, поздравляли его с тем, что нашелся внук Бежон, и с тем, что он привел с собой такую красавицу-невесту. Зол почтительно кивал головой в знак благодарности и отвечал:

– За всю эту радость надо благодарить этого человека, – и Зол указывал на сидящего рядом с ним дервиша.

Вскоре, говорят, Зол женил дервиша на своей дочери Бонуш. И стали все жить, не зная ни горя, ни нужды. Каждый получил свое: гости пили, ели; тот, кто должен был жениться – женился; та, которая должна была выйти замуж – вышла; кто должен был радоваться – узнал радость; кто должен был получить по заслугам – получил; а кто должен был узнать эту историю – узнал.

А что же осталось мне?.. Наверное, открыть свой волшебный золотой сундук и, достав оттуда новую сказку, рассказать вам. Но при одном условии – чтобы вы запомнили и рассказали другим. Ведь сказки живут в веках и кочуют по всему лику земли, и все их любят и слушают!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Бежон и Менежон

Из книги Истории мудрого странника [litres] автора Кукуллу Амалдан

Бежон и Менежон ...пусть подойдут, выпьют со мной чашу шербета и дадут клятву верности...Древний обычай, сопровождающий приношение клятвы верности и непоколебимости между джигитами....облачился в траур, обсыпал себя золой и сел у холодного очага...Народный обычай,