Нареченные

Нареченные

О чем рассказать вам, о ком поведать? Расскажу я о двух братьях. Росли они сиротами – без отца и без матери. Бедно жилось им, очень бедно. Но трудиться они любили – никакой работы не боялись, за всякое дело брались: богачам землю обрабатывали, воду с реки носили, а то и дрова кололи. Как говорится, труд человеку не даст умереть, и они не умирали. Так и жили, не ропща на судьбу. Шли годы, и старанием своим сумели они обзавестись землей, где поставили рядом два дома.

Братья росли, мужали, а когда пришло время, полюбили они красивых девушек и связали с ними свою судьбу, сыграв в один день две свадьбы. В тот же торжественный день братья дали друг другу клятву: если у одного из них родится сын, а у другого дочь, то они их поженят.

Если Богу угодно – то сбудется, а если нет – как бы ни желал человек, все будет напрасно. Так издревле говорит мой народ, испытав эту житейскую мудрость в поколениях. Сколько прошло времени – нам не ведомо, но пришел срок, и у одного брата родился сын, у другого – дочь. Велика была радость отцов, ибо сокровенное и давнее желание их исполнилось. Зазвали хозяева, как того требует обычай, гостей. Много людей пришло, самые почитаемые люди города пришли к ним в дом, и даже из дальних аулов гости с подарками пожаловали. Семь дней и семь ночей гости веселились, поздравляли родителей и удали своей волю давали.

Шло время, слаженно и дружно жили семьи. Вскоре один брат отправил своего сына на учебу к одному доброму и образованному земляку. Другой брат отправил свою дочь помогать по хозяйству жене этого ученого человека. Здесь юные двоюродные брат и сестра так крепко подружились, что и дня не могли быть друг без друга. А когда несколько лет учебы закончились, они уже так любили друг друга, что врозь и минуты не могли прожить и втайне мечтали стать мужем и женой, но боялись запрета родителей. Когда же им сказали, что они еще до рождения наречены были стать супругами, молодые поначалу засмущались, но затем, не сумев скрыть своего счастья, бросились обнимать и целовать своих отцов, как бы этим давая им знать, что ни он, ни она ничего против не имеют, а, напротив, – даже рады и благодарны им. Рады были и родители, ибо желания их души были и детям на радость.

– Слава Богу! – сказал один из братьев.

– На все Его воля! – добавил второй.

Но надо же было случиться такому: перед самой свадьбой молодых трагически погибают отец и мать жениха, а через некоторое время от простуды умирает мать невесты. Как и полагается по адату, свадьбу отложили на год.

Долго и томительно тянулся этот год. Молодые с нетерпением ждали, когда они наконец-то поженятся, создадут свою семью, детьми обрастут. Трудно приходилось и отцу девушки: держать ее при себе и нести отцовскую ответственность, да и от недостойных глаз и непредвиденных неприятностей прятать. Не хотел он, не дай Бог, чтобы дочь его влюбилась в кого-то другого или кто-то домогался ее любви. А самое главное для отца девушки было сдержать данную им клятву и тем самым не совершить греха перед доброй памятью трагически погибшего брата и его жены.

Но недаром в народе говорят: «Если горе, беда или неприятности вздумают посетить человека, они найдут лазейку». Так случилось и на этот раз.

В один из летних дней молодой, еще не женатый падишах страны, где жили наши влюбленные, отправился на охоту. Когда юноша оставил позади себя город и вошел в лес, то он отпустил в небо своего сокола, чтобы тот поймал ему добычу. А сокол полетел обратно в город и сел на одно высокое дерево, что росло во дворе, где проживала нареченная двоюродному брату девушка. Вернулся молодой падишах в город и видит: его сокол сидит на дереве, что растет за высоким забором, и не собирается никуда улетать. Подошел молодой падишах к воротам и хотел было открыть их, но они оказались крепко заперты. «Что делать?.. Как достать сокола?» – задумался молодой падишах. Ничего ему не оставалось, как постучать и ждать. Вскоре ворота открылись, из них вышел отец нареченной девушки и увидел перед собой какого-то незнакомого юношу в одежде охотника.

– С чем пришел, юноша? – спросил хозяин дома.

– Я охотник, возвращаюсь домой. А мой сокол сел на дерево у тебя во дворе, – сказал незнакомец и добавил: – Разреши мне войти и поймать его.

– Я во двор никого не пускаю, – ответил хозяин дома.

– Тогда достань сам моего сокола. Я подожду здесь.

– Ладно, – ответил хозяин дома и пошел доставать с дерева сокола, а ворота прикрыть за собой забыл. А в это время – и надо же такому случиться – его дочь, не то из любопытства, не то из беспокойства о долгой задержке отца, посмотрела в окно, и тут молодой падишах – да ослепнут его глаза – увидел девушку, нет, не просто девушку, а красавицу с сорока золотистыми косами и лицом, подобным лику луны. Если у человека два глаза, то нужно еще два глаза, чтобы любоваться такой красотой.

– Да будь я проклят, – сказал в сердцах юноша, – такая красавица живет в моем городе, а я ничего не знаю... Не напрасно мой сокол прилетел в этот двор и сел на это дерево. Эта красавица и будет моей добычей, – решил он.

А между тем отец девушки поймал и принес охотнику сокола. Молодой падишах поклоном отблагодарил хозяина дома и, схитрив глазами, спешно ушел. Вернувшись во дворец, молодой падишах, не откладывая задуманное на завтра, послал своих везиров и векилов сватать красавицу.

– О, если бы у меня была дочь, – выслушав сватов, стал лукавить отец девушки, – я бы не задумываясь выдал ее за падишаха. Найдется ли человек, который не мечтал бы породниться с падишахом?!

Сваты пришли во дворец и повторили молодому падишаху сказанные отцом девушки слова.

– Как так? – разгневался молодой падишах. – Что я – ослеп что ли?! Своими глазами видел... Пойдите и скажите этому обманщику, что тот юноша, который приходил за соколом, и был сам падишах. И еще скажите: когда он, хозяин дома, ушел, чтобы поймать сокола, то позабыл закрыть за собой ворота, и мне, падишаху, посчастливилось увидеть его красавицу дочь. И еще скажите: если он по-хорошему отдаст ее за меня, то я вознагражу его большим богатством; если же нет – то убью его, а дочь силой возьму себе в жены.

Снова пришли сваты в дом отца девушки и передали ему слова падишаха.

Долго не решался отец отдавать свою единственную дочь, да и притом уже нареченную за его же племянника. Но, не находя выхода, он скрепя сердце дал свое отцовское согласие. Сваты ушли, а отец рассказал дочери о случившемся и о том, что он дал согласие выдать ее за падишаха.

Не сдержалась дочь и расплакалась:

– Как же так, перед покойным братом ты обманщиком стал. Да и племянника своего в слезах хочешь искупать.

– Да продлятся дни твои, дочь, но как же мне поступить? – воскликнул отец. – Если я даже откажу падишаху, то он убьет меня, а тебя силой сделает своей женой.

Отец и дочь горе горькое делили пополам, а падишах тем временем послал сватов с гостинцами и подарками, чтобы обручить будущую свою невесту. Пришли сваты, посидели, поговорили и ушли, назначив день свадьбы.

Шли дни за днями. И вот наступил день свадьбы. В этот самый день девушка нарядилась в свои свадебные наряды, попросила у отца разрешения пойти к своему двоюродному брату и объяснить ему, что его дядя перед ним не виноват.

Пусть она пока еще пребывает под крышей отцовского дома, а я расскажу вам о бедном юноше – нареченном ее женихе. Когда до него дошли слухи, что молодой падишах силой хочет взять его нареченную и горячо любимую невесту себе в жены, то он с того самого дня не выходил на улицу. Ему было стыдно показать людям свое осунувшееся от горя лицо.

Теперь расскажу я вам о девушке, которая с согласия отца своего пришла в дом к двоюродному брату, чтобы объяснить ему, что его дядя перед ним не виноват. Вошла она в одну комнату, окликнула -юноша не услышал. Вошла во вторую комнату, окликнула – юноша опять не услышал. Вошла она уже в седьмую комнату и видит – лежит на полу ее нареченный, от горя в щепку превратился, в глазах слезы.

– Дорогой брат мой, зачем ты так себя терзаешь? – сказала девушка.

– О, дорогая сестра, это горе ни Аждага, ни гора не выдержит. Я еще хорошо держусь, – отвечал юноша. – Как же мне не переживать, видя, как та, которая для меня была что день, что солнце, обрекла меня на вечную ночь, лишив света... Как же ты только могла?..

И отвечает тогда ему девушка:

– Другого выхода не было. Хотели отца убить, а меня силой забрать. И вот пришла я затем, чтобы стать твоей. Бери у меня все, что пожелаешь. Делай со мной все, что захочешь.

– О, сестра моя, – отвечает юноша, – добру здесь не бывать, а злу не видно конца. Если молодой падишах узнает об этом, то убьет нас обоих.

– Тогда давай сделаем так, – говорит девушка. – Сегодня вечером я невестой иду в дом падишаха. А тебе советую: до вечера купи хорошего скакуна и жди меня у стен падишахского дворца. А я ночью, в двенадцать часов, спущусь на веревке с чердака. Ты жди меня внизу и будь наготове. Мы вместе сбежим.

Обрадовался безмерно бедный юноша, встал с пола, умылся и говорит девушке:

– Есть ли правда в твоих словах?

– Да, есть, – отвечает девушка.

– Я буду ждать тебя внизу, – сказал брат.

Купил юноша хорошего скакуна. Сложил в хурджуны лепешки, а в двенадцать часов ночи уже ждал свою любимую у стен падишахского дворца.

Молодой падишах тем временем, угостив жирными блюдами и вкусными винами своих гостей, направился в комнату, где находилась молодая невеста-красавица, вся в нарядах и драгоценностях. Вошел жених и сказал невесте:

– Добрый вечер! – И стал обнимать ее в надежде заполучить ее непорочность.

– Ой, ой, умираю! – стала стонать девушка, хватаясь за живот.

– Что с тобой, моя красавица? – встревожился молодой падишах.

– Не трогай меня, я сейчас умру, – продолжала стонать девушка.

– Может быть, момой позвать? – с ехидством предложил падишах.

– Нет, мой дорогой, – отвечает невеста, – мне не нужна никакая момой. У меня просто болит живот. Проведи меня во двор.

– Нет, только не во двор, там народ. Стыдно! – сказал молодой падишах. – Лучше поднимись на чердак.

Не снимая с себя свадебного наряда, девушка в сопровождении служанки пошла на чердак. Перед тем как подняться туда, невеста приказала приставленной к ней служанке, чтобы она дожидалась ее возвращения внизу и никого не пускала на чердак.

– Даже самого падишаха! – строго наказала невеста.

Взобралась девушка на чердак и видит: внизу, держа скакуна под уздцы, дожидается ее нареченный и любимый жених. Она сняла с себя шаль, разрезала ее на длинные полосы, сплела веревку, привязала один конец к оконной раме и быстро спустилась вниз.

– Вези меня куда хочешь, – сказала она своему любимому.

Юноша посадил свою любимую на скакуна, затем ударил его три раза плетью. Ударил первый раз – рассек скакуну шкуру и до мяса дошел. Ударил второй раз – рассек мясо и до костей добрался, ударил третий раз – кости потрескались. А конь уже не скачет, а птицей летит. До самого рассвета убегали брат и сестра, а когда день вступил в свои права, то были они уже в другом падишахстве. Здесь юноша спрятал девушку и скакуна в лесу, а сам отправился на базар купить своей невесте мужскую одежду. Недолго ходил он по базару и вскоре вернулся с покупками. Они вместе поели, отдохнули, сбросили с себя усталость и лишь потом, когда девушка переоделась в мужское платье, снова двинулись в путь.

Долго ехали нареченные, пока не добрались, наконец, до берега моря. Посоветовались юноша и девушка, да и порешили перебраться на тот берег. Медлить было нельзя: разгневанный падишах послал за ними погоню.

Погнали молодые своего скакуна вдоль берега. Добрались до одной покосившейся рыбачьей сакли, постучались, но им никто не ответил. Спустя некоторое время они увидали, как к берегу подплывает лодка, а в лодке – лодочник. Когда он подплыл к берегу, юноша поприветствовал его и попросил за плату перевезти их на тот берег.

– Я в море сегодня уже не пойду, – ответил рыбак. – Нужно было раньше, когда я уходил в море.

Тогда юноша сказал:

– Если ты перевезешь нас на тот берег, то мы отдадим тебе нашего скакуна и все деньги, что есть у нас.

Обрадовался жадный лодочник такой сделке. Он быстро оттолкнул лодку в воду, предложил юношам (девушка-то была одета в мужское платье) сесть, и они поплыли.

Когда они отплыли далеко от берега, девушка вдруг говорит своему брату:

– Ой, брат мой, ценную вещь я забыл на берегу.

– Что еще случилось? – испугался юноша.

– Да даст Бог тебе здоровья, – говорит девушка, – падишах подарил мне в день сватовства брошку, цену которой трудно даже определить... Когда ты уходил на базар, я сняла ее с груди и положила в хурджун, а хурджун с деньгами и продуктами оставили лодочнику. Кто знает, что с нами будет? А брошь всегда можно будет продать. Нельзя ли лодку повернуть обратно?

Юноша попросил лодочника вернуться обратно к берегу.

– В хурджуне забыли нужную нам вещь, – сказал он.

«Значит, что-то ценное, раз они так просят», – подумал лодочник и говорит:

– У рыбаков есть такая примета: кто возвращается с дороги обратно, тот тонет в море.

Юноша посмотрел на опечаленное лицо девушки и говорит лодочнику:

– Ладно. Не возвращайся. Но только подожди меня здесь. Я быстро поплыву к берегу, возьму эту вещь и вернусь обратно.

Лодочнику ничего не оставалось делать, как согласиться.

Прыгнул юноша в воду и быстро поплыл к берегу. Добравшись, он взял в хурджуне брошку и поплыл назад.

Вдруг – и надо же такому случиться – в море поднялся ветер, он сдул с головы девушки шапку и стал перебирать и распутывать ее золотистые косы. И тут-то понял лодочник, что перед ним не юноша, как он думал, а девушка, да еще какая – необыкновенной красоты. Если у человека два глаза, то нужно еще два, чтобы любоваться такой красотой.

«Как же так, в мои руки попала такая красавица, а я не буду ею обладать?» – подумал лодочник и, подняв паруса, быстро стал грести веслом. Увидел юноша, что лодочник обманул его, и ему ничего не оставалось делать, как вернуться опять к берегу.

О чем рассказать вам, о ком поведать? Расскажу я вам про рыбака! Задумал он грешное дело. Стал он приставать к девушке. А она ему и говорит:

– Слышишь, рыбак, не подходи ко мне. Если подойдешь, то я брошусь в море.

– Красавица, напрасно ты сопротивляешься. Сама подумай. Твоему жениху к тебе больше не вернуться. Он утонул. А ты теперь моя!

Тогда девушка решила обмануть рыбака и говорит:

– Да, я теперь досталась тебе. Судьба – и никуда от нее не деться. Но знай – если ты хочешь жениться на мне, то отвези в свой город и сделай все так, как полагается по обычаю.

Рыбак согласился.

«Куда она денется, – подумал он, – эта красавица в моих руках. Пусть будет так, как она хочет».

Приплыли они к берегу, рыбак привязал свою лодку к колышку и говорит:

– Пойдем ко мне домой.

– О нет, с тобой я не пойду... Кто у тебя дома?

– Одна мать, – отвечает лодочник.

– Так вот, сходи домой и скажи своей матери, что ты нашел себе девушку и хочешь на ней жениться. Пусть мать пошлет за мной сватов, и с ними я пойду к вам в дом.

Снова согласился рыбак и отправился домой. А девушка тем временем отвязала лодку, подняла паруса, да и уплыла далеко в море. Плывет она, а куда – и сама не знает. И вот, наконец, лодку прибило ветром к берегу, где стоял какой-то город. Девушка так устала, что легла в лодке и заснула.

А в это самое время к своему кораблю, что был привязан к каменному столбу на берегу моря, направлялся знатный юноша в окружении сорока прекрасных девушек. И когда этот знатный юноша и его сорок инчегуз подошли ближе к воде, то увидели спящую в лодке красавицу с сорока золотистыми косами. Если у человека два глаза, то нужно еще два, чтобы любоваться такой красотой.

«Эту девушку я возьму себе», – подумал юноша. Он разбудил ее и предложил пересесть на свой корабль.

– Будь моей, красавица! Что ни пожелаешь, все для тебя сделаю.

– О нет, я так не хочу, – ответила девушка. – Если я судьбой отдана тебе, то сначала скажи, кто ты такой.

– Я сын падишаха этого города и хочу жениться на тебе.

– Тогда сходи к отцу и расскажи ему обо всем. Пусть он пришлет сватов, и я пойду к вам так, как полагается по обычаю.

– А не сбежишь ли ты, красавица, до моего возвращения?

– Со мной же останутся сорок твоих инчегуз... Они-то надежная охрана... Да и зачем мне другой муж, я хочу быть твоей, – сказала красавица.

Поверил сын падишаха словам девушки и с радостью поспешил домой к своему отцу.

А красавица тем временем предложила прислугам падишахского сына до возвращения хозяина покататься на корабле. Ни одна из инчегуз не осмелилась возразить такой красавице, какой была будущая их госпожа. Они отвязали корабль от каменного столба, оттолкнули его от берега, подняли паруса и поплыли вглубь моря, гонимые ветром.

Кто знает, сколько они плыли – может, час, может, два, а может, намного больше. Но случилось так, что где-то далеко в море им встретился корабль, управляемый сорока разбойниками. Увидели разбойники плывущий в море одинокий корабль, да и решили напасть на него и ограбить. Глядят – а на корабле одни девушки, и все красавицы, а одна из них самая красивая, с сорока золотыми косами. Если у человека два глаза, то надо еще два, чтобы любоваться такой красотой.

– Нам нельзя упускать красавиц! Такая встреча в море не часто бывает, – сказал один из разбойников...

– Верные слова ты говоришь, – согласились остальные.

Тогда атаман прыгнул на корабль первым, а за ним все сорок разбойников. И начали они хватать девушек. «Это – моя!» – кричит один. «Это – моя!» – кричит другой. «Это – моя!» – кричит третий.

– Эй, разбойники, что вы, ума лишились что ли? Ведь это же не яблоки или груши, чтобы дележ устраивать... Скажите, сколько на вашем корабле мужчин? – не растерявшись, спрашивает атамана красавица.

– Сорок один, – отвечает атаман.

– Очень хорошо, – говорит красавица. – И нас столько же. И давайте в мире и согласии дела будем делать. Вначале посидим, покушаем, вина выпьем, повеселимся, а потом каждый возьмет себе по одной девушке... Давайте ваши вина и закуски, несите сюда!

Выслушал атаман разумные слова девушки, и они ему понравились. А сам подумал: «Эта красавица моей будет!»

Принесли разбойники все, что у них было, и начали пировать, а красавица тем временем предупредила девушек:

– Не пейте вина. Пригубите, а остальное незаметно выливайте. Надо скорее напоить разбойников, чтобы они уснули, иначе нам несдобровать.

Девушки так и сделали, и вскоре все сорок разбойников со своим атаманом опьянели и заснули.

– Надевайте скорее их одежду и берите их оружие, – приказала красавица с сорока золотистыми косами.

Инчегуз раздели разбойников, отобрали у них оружие и отрубили разбойникам головы. А красавица забрала у атамана его одежду и оружие. Но голову отсекать не стала. Отрезала ему одно ухо и нос, а самого оставила лежать на корабле.

Вскоре девушки перебрались на быстроходный корабль разбойников и поплыли дальше.

Много ли, мало ли были они в море – нам не ведомо, но известно, что добрались они до какого-то берега, сошли с корабля и продолжили свой путь пешком. И прошли они путь длинный, как кишка Шагаду, прошли еще семь гор и семь рек, пока не увидели какой-то город.

А там играет музыка, гуляют нарядные люди, а на руке у одного старца сокол сидит. Оказывается, в этом городе был такой обычай: если умирал падишах города, то один из старейшин должен был в небо отпустить сокола. На чью голову сокол садился, того и выбирали новым падишахом.

Три раза бросали птицу, и все три раза птица садилась на голову переодетой в юношу девушки с сорока золотыми косами.

– Дорогие старцы, я согласен быть вашим падишахом. Только с одним условием, – говорит им девушка, переодетая в мужской наряд, – если вы разрешите назначить моих сорок друзей везирами и векилами.

Старейшины города дали свое согласие, и девушка с сорока золотыми косами стала падишахом этого города, а остальные сорок девушек стали ее приближенными.

Утром новый падишах сел на свой трон и приказал, чтобы прислали к нему рисовальщика. Пока его искали, девушка-красавица заплела косы, оделась в свадебный наряд и встала у окна, где всегда стоял падишах.

Пришел рисовальщик и видит – у окна стоит красавица с сорока золотистыми косами.

– Нарисуй четыре моих портрета! – приказала она рисовальщику. Нарисовал он с нее четыре портрета и ушел дорисовывать. А красавица снова переоделась в наряд падишаха.

К закату солнца пришел рисовальщик и принес портреты.

Щедро отблагодарила его девушка-падишах и велела идти, но предупредила, чтобы тайну портретов хранил под страхом смерти. Затем девушка-падишах велела слугам повесить эти четыре портрета у всех четырех ворот города и на каждых воротах поставить стражу из десяти человек. Здесь же открыть хлебные лавки и вырыть колодцы.

– Пусть все, кто будет проезжать или идти пешим мимо любых из четырех ворот, смогут здесь купить хлеба и напиться колодезной воды, – сказал падишах старейшинам города, а лавочникам велел выдавать хлеб бесплатно тем, у кого не будет денег. Затем новый падишах пригласил к себе гаравошей и приказал им:

– Если кто-нибудь, увидев портрет, вздохнет, приведите его ко мне!

Как новый падишах сказал, так и было сделано.

Пусть все идет своим чередом, а я расскажу вам про молодого падишаха, сокол которого сел на высокое дерево, что росло во дворе отца девушки, которая теперь сама стала падишахом.

И вот когда молодой падишах узнал, что невеста обманула его и сбежала, он сильно разгневался, взял с собой десять своих нукеров и направился к дому, где жил отец невесты. А отец в эту ночь и глаз своих не сомкнул: все о жалкой судьбе дочери и несчастных днях племянника думал. Вдруг он услышал сильный стук в ворота, вышел и видит – стоит его зять-падишах, а рядом с ним десять нукеров.

– Час добрый, рад тебя видеть, – говорит падишаху хозяин дома, низко кланяясь: – Входи!

– Ты обманул меня, собачий сын! – закричал падишах. – В одни двери отдал мне свою дочь, а в другие забрал. Где она? Отвечай!..

– Почтенный падишах, была у меня всего одна дочь, она была нареченной моего племянника, а я по твоей воле отдал ее тебе в жены, нарушив клятву, данную брату. Что тебе еще нужно от меня? – отвечает отец девушки.

В гневе, не зная, что сказать, обнажил молодой падишах свою саблю и отсек отцу девушки голову. Молодой падишах обыскал весь дом и, не найдя свою невесту, в злобе разрубил на куски тело несчастного старика и оставил уличным собакам на съедение.

– Все четыре конца света обойду, но эту обманщицу найду и проучу... Будет знать, как меня, падишаха, обманывать, – сказал разгневанный убийца.

Переоделся он дервишем и отправился в путь. Долго ли он шел, нам не ведомо, только дорога привела его к тому самому городу, где падишахом выбрали девушку, которую он силой хотел сделать своей женой. Голодный и уставший, подошел падишах, переодетый дервишем, к одним из четырех ворот, где стоит стража из десяти человек. Здесь же лавки, в которых продаются белые домашние чуреки, а рядом с воротами колодец с прозрачной водой.

– Я бедный дервиш, нет у меня ни денег, ни хлеба. Угостите меня вашими чуреками и водой, – попросил лавочников молодой падишах.

– Для бедных странников все у нас бесплатно, – отвечают ему лавочники. – Бери, ешь, сколько тебе нужно.

Расстелили лавочники скатерть, угостили его чуреками и из колодца водой напоили. А когда он наелся и напился, то прилег на траву, чтобы отдохнуть. И только теперь увидел падишах прибитый на воротах портрет. Он подошел поближе и сразу узнал: изображенная не кто иная, как его сбежавшая невеста. Молодой падишах, сжав кулаки, зло посмотрел на портрет и вздохнул от ощущения приближающейся расправы.

Увидели это гаравоши и, выполняя приказ падишаха, тут же схватили его и потащили во дворец.

– Почему вы схватили меня? Я ничего плохого не сделал, – закричал падишах в одежде дервиша.

– Нам приказано всех, кто, посмотрев на этот портрет, вздохнет, приводить к нашему падишаху.

Когда стража привела его во дворец, девушка посмотрела и сразу же узнала в нем молодого падишаха того самого города, где она жила с отцом.

– Посадите его в зиндан, – приказала она.

Стража тут же выполнила повеление своего падишаха.

Теперь я расскажу вам про то, что же случилось с ее двоюродным братом – нареченным и любимым ее женихом.

Когда рыбак увез его невесту, юноша вернулся на берег, взял хурджуны, сел на своего коня и поскакал вдоль моря.

– Все четыре части света обойду, но свою любимую найду, -решил он.

Долго ли скакал он в поисках своей двоюродной сестры или не долго – дело прошлое, но не изменял он своего решения! Кончились у него деньги, а он все искал. Продал он своего скакуна – и опять искал. Наконец остался совсем без гроша, но брошку, которая была памятью о нареченной, не решился продать. Много дорог исходил юноша, пока одна из них не привела его к тому самому городу, где правила та самая девушка, которую он искал все это время. Голодный и оборванный, подошел он к воротам города. Его, так же как и молодого падишаха, накормили чуреками, напоили холодной колодезной водой. Когда юноша увидел на воротах портрет, то он сразу же узнал свою любимую и радостно вздохнул. Заметили это стражники, схватили его и отвели к падишаху.

Девушка сразу же узнала своего двоюродного брата. Но виду не подала.

– Устройте его как гостя, – приказала она, – но следите, чтобы он не убежал.

Теперь расскажу я вам про того самого рыбака, который влюбился в красавицу.

Поверив словам девушки, пришел рыбак домой и говорит матери, что он нашел себе невесту и хочет жениться. Мать собрала всех соседских девушек, и они отправились к морю, где их должна была ждать молодая невеста ее сына. Пришли они, но на берегу не оказалось ни девушки, ни лодки. Опечалился рыбак, продал все, что у него было, и отправился на поиски той, которую полюбил. Долго ли ходил он по разным дорогам, сытым ли был или голодным, мы не знаем, но пришел он к тому городу, где правила девушка-падишах. У ворот города накормили его чуреками, напоили холодной водой. А когда он увидел ее портрет – изменился в лице и вздохнул. Стража тут же схватила его и привела к своему падишаху. Узнала девушка в нем того самого лодочника, который разлучил ее с нареченным, и приказал посадить его в зиндан к молодому падишаху.

А теперь расскажу я вам про сына падишаха, у которого было сорок инчегуз. Пришел он к отцу и говорит:

– О, почтенный отец, на берегу моря, недалеко от нашего берега, встретилась мне девушка необыкновенной красоты. Такая красавица, которую не отыскать ни в каком падишахстве. На голове у нее сорок золотистых кос. Если у человека два глаза, надо еще два, чтобы любоваться такой красотой! О, дорогой отец, я прошу тебя -сделай ей достойную встречу. Пусть войско твое выстроится в почетный караул, пусть играет музыка, пусть дадут салют...

Приказал падишах своим слугам достойно встретить красавицу. Но когда они пришли на берег моря, девушка и сорок инчегуз падишаха были уже далеко. Сын падишаха от досады прикусил палец и говорит отцу:

– Дай мне из твоей казны денег, я иду искать ее. Я должен ее найти.

Как ни старался отец отговорить сына, но все было напрасно, и отправился юноша в путь.

Много обошел он городов и сел, пока одна из дорог не привела его к воротам того самого города, где правила девушка, которую он полюбил. Так же, как и всех других, накормили его чуреками, напоили водой. Но когда он вдруг увидел на воротах портрет своей любимой, то облегченно вздохнул. Схватила и его стража и привела во дворец. Узнала девушка-падишах в нем юношу, у которого было сорок инчегуз, и приказала обращаться с ним как с гостем.

Расскажу теперь я вам про атамана, которому девушка отрезала нос и одно ухо.

Когда разбойники напились и крепко уснули, атаману приснился сон, будто он обнимает свою избранницу и целует ее. Но это был только сон. А когда он проснулся, то увидел, что все его друзья-разбойники мертвые лежат, а девушки исчезли. Он в ужасе схватился за голову и понял, что ему отрезали нос и ухо.

– Да гореть мне в огне! – воскликнул тогда атаман. – Я, гроза всем и всему на море и на суше, убью эту подлую обманщицу. Найду ее живой или мертвой!

Много ли дорог обошел атаман разбойников, сколько раз поднимался в гору и спускался с горы, мы не знаем, но пришел он, наконец, к тому городу, где правила девушка-падишах.

Так же, как и других странников, накормили его чуреками и напоили водой из колодца. Вдруг увидел атаман портрет девушки, которая перехитрила его, и даже изменился в лице. Стража, увидев это, схватила его и привела к своему падишаху. Девушка узнала атамана разбойников и приказала заключить его в зиндан, как молодого падишаха и рыбака.

Через несколько дней девушка-падишах издает приказ: в такой-то день все жители города не должны работать, а все от семи лет и выше должны прийти на мейдун, где будет необычное зрелище.

К этому дню город разукрасили красными полотнами. В красный наряд оделась и девушка-падишах. Села она на свой трон, а по бокам встали все ее сорок везиров и векилов. Приказала девушка-падишах гаравошам снять с ворот четыре портрета, принести и выставить их здесь на площади. Приказ тут же был выполнен – принесены были все портреты.

Горожане ждали, что же будет дальше, что задумал их падишах. Девушка приказала привести арестованных, которые были схвачены у городских ворот, а гаравошам обнажить свои сабли. Первым вывели на середину мейдуна падишаха города, где жила она с отцом.

– Эй, первый арестованный, – обратилась девушка-падишах к молодому падишаху, который силой хотел взять ее себе в жены. -Ты видишь все это?

– Вижу, – ответил арестованный.

– Это для тебя приготовлено... Рассказывай всю правду: кто ты, откуда и почему, глядя на портрет, в злобе сжал кулаки?

– Да продлятся дни твои, падишах, – начал арестованный и рассказал всю правду: кто он, откуда и что он хотел силой заставить одну красавицу выйти за него замуж, и что эта девушка в ночь свадьбы сбежала, а он в отместку убил ее отца, разрубил на куски, а тело его отдал собакам на съедение.

– А имел ли ты какое дело с той красавицей? – спрашивает падишах.

– Она даже и обнять себя не разрешила. Сказала, что у нее болит живот и она хочет выйти во двор, но я разрешил идти только на чердак. Пошла она на чердак и оттуда спустилась вниз по веревке и сбежала.

– Поклянись, что ты говорил правду.

Молодой падишах поклялся могилой своего отца, ибо эта клятва в те давние времена была самой убедительной клятвой.

Затем на площадь вывели двоюродного брата красавицы. Те же вопросы были заданы и ему. Сквозь слезы юноша рассказал, что была у него двоюродная сестра, девушка с сорока золотыми косами, что они любили друг друга и были нареченными.

Чего вам утруждать головы – рассказал он все, как было. Рассказал, как он голодал, а брошку ее не продал, ибо это была память о его любимой.

– Как же я мог не вздохнуть, увидев ее портрет на воротах этого города, – сказал он и добавил, обращаясь к людям: – А вы не знаете, где она? Жива ли, мертва ли?

Все молчали, не зная, что и говорить.

Потом на мейдун вывели рыбака, который разлучил влюбленных. Задали ему те же вопросы. И лодочник рассказал всю правду, ничего не выдумывая и не скрывая.

– А не обидел ли ты девушку? – спросил его падишах.

– Она сказала мне: «Не подходи, иначе брошусь в море». Я испугался и не тронул ее, – ответил рыбак.

Затем вывели на середину городской площади сына падишаха, хозяина сорока инчегуз. И он рассказал всю правду о том, как встретил и полюбил красавицу и как она сбежала на его корабле.

Наконец привели безносого атамана. Он тоже рассказал всю правду.

– А ты овладел этой красавицей? – спросил падишах.

– Нет, да простит мне Бог, если вру, – ответил атаман и добавил: – Я рад, что мне голову не отсекли, как моим сорока разбойникам.

Собравшиеся посмеялись над словами безносого атамана, а девушка-падишах сказала:

– Люди, стража и старшины города! Еще ни в одном падишахстве не было такого суда, как тот, что вы здесь видите.

Вот мое решение. Молодого падишаха, который силой хотел жениться на девушке, разлучил ее со своим нареченным, убил ее отца, тело его разрубил на куски и бросил на съедение собакам, -казнить. А тело разрубить на куски и тоже бросить псам. Согласны ли вы с моим приговором?

– Согласны! – закричали горожане.

– Рыбака, который разлучил влюбленных, а юношу бросил в открытом море, я приказываю тоже казнить, – продолжила девушка-падишах.

Горожане одобрили и это решение.

– А тебе, безносый атаман, я оставлю жизнь. Ты не причинил девушкам зла, а сам уже наказан.

Горожане одобрили и это решение своего падишаха.

Затем горожане увидели, что их повелитель снимает с себя папаху, и перед собравшимися предстала красавица с сорока золотистыми косами. Если у человека два глаза, то нужно еще два, чтобы любоваться такой красотой.

– О, дорогой мой двоюродный брат, – сказала девушка, – вот я перед тобой. Если ты не передумал, я готова стать твоей женой.

Юноша бросился к ней. Они обнялись, стали целовать друг друга и плакать от радости.

Затем красавица приказала своим сорока везирам снять с себя мужскую одежду, и перед горожанами предстали сорок девушек -одна красивее другой.

– О, добрый юноша, – обратилась красавица к сыну падишаха, который был влюблен в нее. – Вот твои сорок инчегуз, все они живы и здоровы. Желаю тебе всего хорошего.

Затем, обратившись к жителям города, красавица сказала:

– Дорогие горожане, я снимаю с себя одежду падишаха, и если вы согласны, то наденет ее мой муж. Пусть отныне он будет падишахом. Если же вы не хотите этого – мы уйдем, а у вас будет другой падишах.

– Пусть он будет нашим падишахом! – в один голос закричали горожане. А один из старцев города подошел к падишахскому трону, взял корону и торжественно надел ее на голову юноши.

Сорок дней и сорок ночей играли свадьбу. Сорок дней и ночей пили, танцевали, веселились жители этого города.

А нареченные, на долю которых выпало столько тяжелых испытаний, были наконец вместе. Недаром говорит народная мудрость: «Испытавшие трудности знают цену жизни, а любви – тем более!»

Во галам, во салам,

Сказка вам, а мне галам...

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Нареченные

Из книги Легенды народного сказителя [litres] автора Кукуллу Амалдан

Нареченные ... братья дали друг другу клятву: если у одного из них родится сын, а у другого дочь, то они их поженят... юные брат и сестра втайне мечтали стать мужем и женой, но боялись запрета родителей... Когда же им сказали, что они еще до рождения наречены были быть супругами,