Собиратели памяти

Собиратели памяти

Сегодня истории Удельной посвящено уже немало публикаций. Среди наиболее значимых стоит назвать книгу Е.Л. Александровой «Северные окрестности Петербурга. Историческое прошлое» (2008), где Удельной посвящена отдельная глава. Весьма ценным изданием стало справочное издание «Лесной, Удельная, Сосновка. Прогулки по округу» (2007), подготовленное авторитетными исследователями в области петербургской топонимики А.Г. Владимировичем и А.Д. Ерофеевым. Выпустил этот справочник Институт культурных программ при содействии Комитета по культуре Правительства Санкт-Петербурга.

В 2007 году Удельной был посвящен выпуск «Квартального надзирателя» – специального приложения к журналу «СПб.Собака.ru», рассказывающего о прошлом и настоящем отдельных микрорайонов Петербурга – как в центре, так и на его окраинах. «Удельная – старый жилой район, – отмечала в предисловии к выпуску редактор-составитель Анна Петрова. – Поэтому найти жителей, нежно любящих свой квартал и желающих поделиться наблюдениями аборигенов, оказалось нетрудно»...

Так что нельзя сказать, что история Удельной совсем уж неизвестна жителям Петербурга. По крайней мере тем, кто интересуется этим вопросом. При желании источники всегда можно найти. А ведь недалеки еще времена, когда и почитать-то по истории района было совершенно нечего! Ведь Удельная попросту не считалась объектом исторического исследования, точно так же как и соседние местности.

Первым краеведом Удельной можно по праву считать Сергея Алексеевича Красногородцева. В 1970—1980-е годы он занимался изучением истории северных окрестностей города – Шувалово—Озерков, Коломяг, Удельной. Его публикация в журнале «Ленинградская панорама» была первым краеведческим исследованием, посвященным Удельной (значительную помощь в подготовке материала оказал Красногородцеву историк А.В. Кобак). Названием статьи стали строки А.А. Блока, не раз бывавшего в Удельной во время своих многочасовых прогулок под Петербургом, – «Вдали от суетных селений...».

Сергей Алексеевич жил неподалеку от Удельной – в старинном деревянном двухэтажном доме в Озерках, на ул. Кольцова, 15. Он особенно гордился тем, что дом был непростой: его построил для себя в 1910 году руководитель декорационных мастерских Мариинского театра В.Н. Кокин (прежний адрес – Офицерская ул., 19). Переехав сюда, Сергей Алексеевич обнаружил на чердаке всевозможные исторические артефакты тех времен – старинные афиши Мариинского театра, медный торшер и даже... фрагменты декораций. Все это было впоследствии передано в Мариинский (в ту пору Кировский) театр.

В доме на улице Кольцова Красногородцевы поселились в 1949 году. До войны они жили в самом центре города – на улице Желябова (бывшей и нынешней Большой Конюшенной). Первую блокадную зиму они находились в Ленинграде, а весной 1942 года эвакуировались, рассчитывая обязательно вернуться. Однако в конце войны получили письмо от соседей: «Возвращайтесь скорее, ваши комнаты занимают!» Однако Сергея Алексеевича попросили задержаться на Урале, и когда семья вернулась, жить было фактически негде. Дворник полушепотом поведал о новых жильцах: «Не стоит вам связываться, он из Большого дома...»

Красногородцевы занялись поиском другого жилья и в конце концов нашли его по совету знакомых, купив второй этаж старого дома на улице Кольцова в Озерках. Они превратили его в очень уютную квартиру – здесь Сергей Алексеевич прожил без мало почти полвека, до самой смерти в 1996 году.

Как вспоминает хорошо знавший Красногородцева историк Александр Валерьевич Кобак, «небольшая (но отдельная) квартира находилась на втором этаже. Кухня, небольшая комната с белой печкой, застекленная веранда. Был он уже в преклонных летах (небольшого роста, даже маленький, сухощавый), но очень деятельный. Черты „петербургского интеллигента” были присущи ему, кажется, от рождения: спокойный, вежливый, внимательный».

Между тем Красногородцев не был коренным петербуржцем: он родился 17 сентября 1904 года в Петрозаводске в семье преподавателя литературы и древних языков. В 1923 году окончил школу второй ступени в Гдове и поступил в Политехнический институт в Петрограде. Закончив его, стал инженером-электриком. По этой специальности он и работал дальше: сначала на Синявинских торфоразработках, потом, с 1929 по 1943 год, в проектных организациях Государственного электротехнического треста и Министерства цветной металлургии. В это же время по совместительству преподавал в техникуме и работал главным энергетиком Североуральских бокситовых рудников, в 1945—1950-х годах – главным механиком на строительстве Пикалевского глиноземного завода. Затем в течение девятнадцати лет, с 1950 года, он работал в энергетическом отделе института «Гипроникель». Был награжден медалями «За оборону Ленинграда», «За трудовое отличие», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и др.

Таким образом, профессиональная деятельность Красногородцева никоим образом не оказывалась связанной с исторической проблематикой. Однако, выйдя в 1969 году на пенсию, Красногородцев посвятил свою жизнь изучению истории северных окраин города – бывших пригородов Петербурга.

Рабочий архив Сергея Алексеевича составили выписки из документов, хранящихся в архивах города, а также вырезки из газет и журналов, литературные источники (в основном мемуарного и справочного характера). Много времени он проводил в архивах и Публичной библиотеке, просматривал сотни дел и книг. «Свои Озерки он любил страстно, и малейший факт из их истории безмерно его радовал», – вспоминает А. Кобак.

Красногородцев был настоящим патриотом своей «малой Родины». «Те небольшие фрагменты старины, что уцелели до наших дней, – писал он об Удельной, – должны быть бережно сохранены как память о полуторавековой истории местности».

...Действительный член Географического общества, Сергей Алексеевич был увлеченным и страстным краеведом. К сожалению, после себя он оставил мало публикаций. В этом не было его вины: Красногородцев занимался, если так можно сказать, «классическим краеведением», стараясь не примешивать к нему идеологию. А в советское время, как многие хорошо помнят, в истории города на первое место ставилась именно революционная борьба и история фабрик и заводов. Красногородцева же интересовала прежде всего история быта и образа жизни.

Поэтому многое из того, что Красногородцев делал, шло в «стол». Тем более ценны его немногочисленные публикации, посвященные северным окрестностям: они явились основой для исследовательской работы историков следующего поколения. Статьи по истории этих мест, написанные Красногородцевым, публиковались в газете «Вечерний Ленинград».

Перу Красногородцева принадлежат, к сожалению, неизданные до сих пор краеведческие работы, посвященные истории и других северных окрестностей – Озерков, Шувалова. Его с полным правом можно было бы назвать «певцом» северных окрестностей. Будучи членом секции Музея истории города и действительным членом Географического общества, Красногородцев часто выступал с докладами и сообщениями на собраниях секции и общества, а также в кружках домов культуры по истории Лесного, Удельной, Шувалова, Озерков, Парголова и Коломяг. Его часто приглашали в школы (особенно в № 102 на Поклонногорской улице), и он с удовольствием устраивал экскурсии для ребят по любимым Озеркам и Шувалову. Трудился он во многом «из любви к делу».

«Наш дом был райским местом, – вспоминала невестка Сергея Алексеевича Людмила Павловна, оказавшаяся в доме на улице Кольцова в Озерках с середины 1960-х годов. – Тишина, покой, чудный воздух, сирень!» По ее воспоминаниям, Сергей Алексеевич был невероятно трудолюбивым, очень тактичным, хотя и несколько суховатым в общении. В семье к нему все относились с почтением и уважением. Человек старого воспитания, старой жизненной закалки, «для нас он был настоящим примером, как нужно жить».

Душой дома, семьи была жена Сергея Алексеевича – Галина Ивановна. С 1966 года Сергей Алексеевич и Галина Ивановна жили одни: дети выросли и покинули родительский дом. Но общение родителей и детей не прекращалось. Навсегда запомнились летние чаепития на уютной веранде в доме на улице Кольцова. Все это напоминало патриархальный очаг жизни, с давними нравами и обычаями. Сюда приходили говорить о книгах, о литературе, об истории. Шли разговоры и о жизни... Сергей Алексеевич достаточно критически относился к окружающей действительности: он слишком хорошо помнил дореволюционное время, которое ему еще довелось застать. Однако уже потом, в конце 1980-х годов, когда стали ругать советские времена, Сергей Алексеевич не принял этой позиции. «Не так уж все было плохо тогда», – говорил он...

В августе 1980 года не стало Галины Ивановны, и Сергей Алексеевич остался один. Его надежной поддержкой и опорой стали сыновья – старший Алексей и младший Игорь. Алексей Сергеевич был филологом, преподавал литературу в музыкальном училище им. Римского-Корсакова. Игорь Сергеевич работал инженером в проектно-конструкторском бюро в бывшем доме Мятлева на Исаакиевской площади. Именно он, в большей степени, был помощником Сергея Алексеевича в его исторических делах...

«Мы не раз предлагали Сергею Алексеевичу переехать, но он отказывался: так привык к своему дому, что для него это было всем, – вспоминала невестка Сергея Александровича, Людмила Павловна. – Кроме того, у него была огромная библиотека, которая бы просто не вместилась в тесную городскую квартиру. А какой у него был порядок! И это при том, что в нем не было ни капли немецкой крови...»

Большая дружба связывала Красногородцева с историком нашего города Сергеем Михайловичем Вяземским (1895—1983), который так отзывался о Сергее Алексеевиче: «Человек высокой культуры и больших знаний». Еще одним частым гостем был замечательный историк Петербурга Густав Александрович Богуславский. С Красногородцевым он был знаком по Русскому географическому обществу, где они оба состояли действительными членами. В доме на улице Кольцова Богуславский бывал настолько часто, что порой воспринимался уже даже как член семьи. «Мне нравилось у них, это был хороший дом», – признается Густав Александрович.

«Мы познакомились с Сергеем Алексеевичем в конце 1970-х годов, когда существовала комиссия по истории Петербурга в Географическом обществе, – рассказывает Г. Богуславский. – Он играл в ней очень активную роль. Тогда я впервые оказался у него в Озерках. Он признавался, что интерес к прошлому этих мест у него родился достаточно внезапно, но затем уже никогда не отпускал его. Хотя никогда до этого никакой краеведческой работой, никакими архивными поисками он не занимался. Я всегда с необыкновенным уважением относился к тому, что инженер-проектировщик, в общем-то, прежде далекий от истории, настолько глубоко и трепетно занимается этим делом».

От Сергея Алексеевича Богуславский воспринял и его особое отношение к Озеркам. Весной 1992 года он спросил, можно ли снять ему дачу где-нибудь поблизости, и Красногородцев подыскал ему жилье в доме по соседству, под № 19 по улице Кольцова. «После этого мы встречались практически ежедневно, – вспоминает Густав Александрович. – Между нами завязались такие добрые отношения и такая дружба, которой раньше не было. До этого были просто очень добрые и хорошие отношения».

С.А. Красногородцев принимает поздравления по случаю своего 90-летия. Сентябрь 1994 г. Фото О.М. Кувшиновой. Из архива ДЭБЦ «Петербургская усадьба»

В Озерках Г.А. Богуславский отдыхал (и, конечно же, трудился на ниве краеведения!) несколько лет. Потом еще очень долгие годы снимал дачу неподалеку – на Большой Озерной улице. Напротив дома на улице Кольцова, 15, где жил Красногородцев, с 1944 года находилась Городская станция юных натуралистов (ныне – Детский эколого-биологический центр «Петербургская усадьба»). Здесь в школьные годы занимался сын Красногородцева, да и для самого Сергея Алексеевича юннатская станция играла большую роль, особенно в последние годы его жизни.

С.А. Красногородцев. Фото конца 1960-х гг.

90-летие С.А. Красногородцева. Сергей Алексеевичв центре. 1994 г.

С.А. Красногородцев (слева) у своего дома на улице Кольцова в Озерках

С.А. Красногородцев и его внук Антон Игоревич

«Это был замечательный человек, – рассказывает научный сотрудник «Петербургской усадьбы» Алла Александровна Попова. – Мы не просто с ним дружили, он был как полноправный участник нашего дружного коллектива. Он постоянно приходил к нам, и мы часто бывали у него в гостях».

По воспоминаниям сотрудников «Петербургской усадьбы», Сергей Алексеевич был необыкновенным человеком. И это была больше, чем дружба. В сентябре 1994 года именно здесь, в «Петербургской усадьбе», отмечали 90-летие Красногородцева. В архиве «Усадьбы» сохранились уникальные фотографии этого юбилея, на обороте которых рукой самого Сергея Алексеевича подписано: «Это дружеское общество в честь присутствующей персоны испекло прекрасный торт и украсило его 90 свечами. Персона отвечает благодарностью»...

«Да, Сергей Алексеевич был в прекрасных отношениях с сотрудниками юннатской станции, в очень тесной дружбе, и они относились к нему буквально как к члену семьи, – подтверждает его невестка Людмила Павловна. – Но при этом он вовсе не был одинок. У Сергея Алексеевича была замечательная семья. У него были чудесные сыновья, которые находились с ним до последних дней его жизни!..»

Свою огромную коллекцию документов и фотографий по северным окраинам Петербурга, создававшуюся более двадцати лет, в 1991 году Сергей Алексеевич Красногородцев, так же как и Вяземский, передал в Центральный Государственный архив литературы и искусства на Шпалерной улице. Коллекция содержит многообразные документы по истории северных окраин Петербурга—Ленинграда, в ее состав входят выписки из архивов, справочной литературы, газет и журналов, книги и брошюры с приложением планов и чертежей, фото и др. Здесь есть документы по истории Шувалово, Озерков, Парголово, Удельной, Лесного.

«В 1996 году я вновь поселился в Озерках, – вспоминает Г. Богуславский. – 17 сентября я был у Сергея Алексеевича на дне его рождения – ему исполнилось 92 года. А вскоре его не стало. Он умер через день после своего дня рождения – 19 сентября...» Похоронен Сергей Алексеевич на семейном участке Красногородцевых на Шуваловском кладбище.

* * *

Сегодня центрами краеведческой работы в Удельной служат школы. И здесь автору этой книги никуда не деться от личных воспоминаний. Ибо мне довелось учиться и в школе № 92 (пр. Тореза, 94, корп. 1), и в школе № 97 на Дрезденской ул., 19. Оба учебных заведения находятся здесь с 1960-х годов – самого начала прихода сюда «городской цивилизации».

Первый звонок прозвучал в здании школы № 97 на Дрезденской в 1960 году, так что в 2010 году школа отметила свой полувековой юбилей. В настоящее время педагогический коллектив школы включает двух отличников народного образования, четырех почетных работников общего образования, а директор школы Марина Николаевна Храбрая носит звание заслуженного учителя Российской Федерации. Школа являлась лауреатом всероссийских конкурсов «Школа года» в 1977,1996, 1998 и 2002 годах, а в 2001 году стала лауреатом Всероссийского конкурса «Школа века». Среди выпускников школы – бывший депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, а ныне глава администрации Фрунзенского района нашего города Терентий Мещеряков.

Особенно важно подчеркнуть, что в последние годы школа № 97 стала одним из краеведческих центров Удельной и Лесного. Здесь действовали два школьных объединения, занимающихся изучением «малой родины»: с 2001 года работает кружок «Хранители Лесного» (под руководством Ольги Игоревны Бетковой), а с 2005 года к нему добавился «Петрополь» (руководитель – Елена Юрьевна Лаврова). В 2011 году оба кружка объединились в один под названием «Хранители Выборгской стороны».

Краеведческая деятельность в школе выросла на основе ее экологической направленности, ведь экология и краеведение тесно связаны между собой. Ребята занимались наблюдением и изучением флоры и фауны Сосновки и Удельного парка, антропогенного воздействия на них. Сотрудничество с краеведческим центром «Лесное» при Доме детского творчества «Союз» дало толчок к развитию в школе исследовательской работы, связанной с «малой родиной». Ведь Лесной, или Лесное, – в географическом отношении достаточно широкое, не имеющее четких границ. В расширительное понятие «Лесной» нередко включают и Удельную.

«Наша краеведческая деятельность, скорее, творческая, чем сугубо научная, – говорит Елена Юрьевна Лаврова. – Мы хотим, чтобы каждый поучаствовал и внес свою лепту в этот проект, и ставим целью активное освоение культурного пространства района. Практика показывает, что метод образовательного путешествия гораздо полезнее обычной экскурсии, поскольку предполагает серьезную самостоятельную работу. Такая форма особенно способствует сплочению ребят, проявлению их порой дремлющих творческих способностей. Часто бывает так, что дети, прежде себя ни в чем особенно не проявлявшие, вдруг раскрывают свои возможности».

Настоящим гимном объединения «Хранители Лесного» стало стихотворение «Моя Выборгская сторона...», написанное его участницей Екатериной Филипповой. Детские строки, не всегда складные и в чем-то наивные, отчетливо передают чувство «малой Родины».

Моя Выборгская сторона —

Здесь мой дом, здесь улица моя!

Каждый день вокруг смотрю

Я на Родину свою!

Родилась я на Костромском,

Школа здесь же рядом...

А в Удельном парке я

С детства бегать рада!

Здесь мест истории не счесть:

Особняки великих есть,

Здесь городок Лесного института,

Студенты здесь из прошлого как будто...

По Дрезденской в Сосновку прихожу

И след войны меж сосен нахожу.

Здесь летчики – погибшие герои,

Что сохранили мир для нас с тобою!

Я горжусь своею стороной!

И любовь свою от всех не скрою!

Что тебя ждет в будущем – не знаю...

Оставаться нам родной желаю!

Работая над проектом «Вместе о Лесном», каждый имел возможность проявить себя, найти дело по душе: ребята готовили исследовательские работы, организовывали фотоэкспедиции, конкурсы знатоков, разрабатывали и проводили экскурсии. Так, участники кружков «Хранители Лесного» и «Петрополь» подготовили образовательные пешеходные экскурсии «Города-побратимы на карте Лесного» и «Старинные русские города на карте Лесного». А поскольку Удельная и Лесной неразрывно связаны с летописью ленинградской блокады, уже стало традицией в памятные для города – в день начала блокады 8 сентября, в день освобождения Ленинграда от блокады 27 января и в День Победы 9 Мая – проводить в Сосновке урок мужества над названием «Лесное помнит о войне».

Еще одной традицией стало проведение акции в день Всемирного наследия 18 апреля. В первый раз, в 2009 году, она проводилась на площади Мужества, в 2010 году акция прошла под названием «Тайна Дрезденской улицы». В 2011 году акция посвящалась кайгородовским местам Лесного.

Школа Ne 97 на Дрезденской улице. Вид со стороны школьного двора. Фото автора, июнь 2009 г.

Гимназия № 92 – еще один центр просвещения в районе «побратимских» улиц Удельной. Строительство школьного здания, расположенного напротив парка Сосновка, началось в феврале 1964 года, а в самых последних числах августа того же года государственная комиссия уже приняла его. Школа в авральном порядке готовилась к началу учебного года: учителя, будущие ученики и их родители занимались благоустройством пришкольного участка, приводили в порядок классы и кабинеты.

Школа открылась как восьмилетняя, а в 1968 году она получила статус средней общеобразовательной школы. Население микрорайона росло, и в школе катастрофически не хватало места. По проекту она была рассчитана на 820 человек, а уже в 1968—1969 годах количество учащихся выросло до 1319 человек (33 класса), поэтому занятия проводились в две смены. Школа всегда была на хорошем счету в районе: с 1974 года ежегодно она получала переходящее Красное знамя и Почетную грамоту исполкома Выборгского райсовета, а в 1990 году знамя осталось на хранении в школе. В 1980—1990-х годах в школе действовал театр «Феникс» (им руководила Ирина Николаевна Гостева), многие из участников которого, выбрав актерскую стезю, поступили в театральное училище.

Более тридцати лет, с середины 1970-х годов до 2007 года, директором школы являлась заслуженный учитель Российской Федерации Ида Григорьевна Салова. Именно при ней в 1993 году школа получила статус гимназии, что потребовало нескольких лет серьезной подготовки. Ее достижения за последние полтора десятилетия можно перечислять очень долго: в 1998 году гимназия стала лауреатом премии Правительства России в области качества, в 2000—2004 годах являлась победителем конкурсов педагогических достижений Санкт-Петербурга и России «Школа года», в 2006 и 2008 годах стала победителем конкурса инновационных школ России (национальный проект «Образование»). В рамках школы действуют ансамбль «Россияночка» (руководитель – Лариса Славовна Зелинская) и хоровая студия «Соловушки», кружки «Лоскутная мозаика», «Рукоделие» и «Палитра», литературный кружок «Юный поэт», различные спортивные кружки и секции.

Е.Ю. Лаврова, руководитель краеведческого объединения «Петрополь» школы Ne 97, с Лесовичкомнепременным участником игр-путешествий по Сосновке для самых юных краеведов. Фото автора, июнь 2009 г.

Автору этих строк довелось учиться здесь в 1985—1989 годах, с 5-го по 8 класс. И хотя не все в те годы складывалось просто и гладко, о школе сохранились яркие воспоминания, а многие из учителей навсегда оставили о себе добрую память. И в первую очередь – преподаватель русского языка и литературы, заслуженный учитель Российской Федерации Наталья Вячеславовна Борисова. Она работает в школе и сейчас. «Наталья Вячеславовна – безумно талантливый педагог, эталон в области русской словесности, образец русского интеллигента, „мудрость” школы, – говорилось от имени учителей гимназии в школьной газете „Гимназисты” в октябре 2005 года. – Обаятельная женщина, актриса, солнышко, очень ответственный, надежный и грамотный человек».

Среди выпускников школы – немало ученых, литературоведов, историков. Так, ее окончили известный петербургский скульптор Юлия Мурадова – ученица Виктора Сергеевича Новикова и Михаила Константиновича Аникушина (ее работы экспонировались более чем на девяноста отечественных и зарубежных выставках), Татьяна Вольтская – журналистка, поэтесса и литературный критик.

Н.В. Борисова, заслуженный учитель Российской Федерации, преподаватель русского языка и литературы в школе Ne 92. Фото 1980-х гг.

Давние традиции в гимназии № 92 имеет краеведческая деятельность. На протяжении многих лет, еще с советских времен, в школе действовал музей «Родная Выборгская сторона», который являлся общим дело учителей, учащихся и их родителей. Ребята организовывали уход за братскими могилами в парке Сосновка и на Пискаревском мемориальном кладбище. В 1980 году школа была награждена памятной медалью Пискаревского мемориала. Любопытно, что эта медаль числилась за № 2, а медаль № 1 была вручена председателю Совета Министров СССР А.Н. Косыгину.

Гимназия Ne 92. Вид со двора, со стороны Гданьской улицы. Фото автора, июнь 2009 г.

Правда, в советское время музей школы № 92 носил ярко выраженный идеологический характер – это было общей бедой большинства школьных музеев и «комнат Боевой славы», что не могло не сказаться на их судьбе. На переломе эпох они сразу же оказались устаревшими и порой попросту ненужными. Печальная участь постигла в начале 1990-х годов музей в школе № 92: его разобрали, а стенды просто выбросили на помойку. Но, к сожалению, как это нередко бывает, вместе с водой выплеснули и ребенка, ведь в музее была собрана уникальная летопись истории школы. В 2002—2003 годах музей «Родная Выборгская сторона» был создан заново. Его организатором и руководителем стала заведующая школьной библиотекой Марина Владимировна Осипкова. Экспозиция музея включила в себя как чудом уцелевшие реликвии, так и совершенно новые экспонаты.

В 2000-х годах в рамках школьного музея осуществлялась активная краеведческая работа – собирались материалы по истории Удельной, Лесного, Шувалово—Озерков, Парголово и Шуваловского парка, формировалась краеведческая библиотека, велись картотеки по архитектурным памятникам и достопримечательностям Выборгского района. Последние годы в рамках музея реализовывались проекты «История школьных вещей» и «Галерея национальных героев России».

Крайне важно, что сегодня краеведение пользуется такой популярностью. Ведь именно оно дает понимание того, насколько история «малой родины» едина и неделима. Иными словами, прошлое старой Удельной и жизнь новой Удельной неразрывны, они продолжают друг друга. Так ощущается та самая нить преемственности, утрата которой является общей бедой новых районов Петербурга. Да и не только нашего города, но и любого крупного мегаполиса, расширяющего свои границы и подминающего ближайшие окрестности...

Ведь многие жители новостроек привыкли считать, что места их обитания не обладают никакой историей, а все началось с «чистого листа» всего несколько десятилетий назад, на голом, пустом месте, где ничего никогда не было. Краеведение как раз и помогает восстановить утраченную нить преемственности...

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ПАМЯТИ ПОЧЕРКА

Из книги Дзен футбола автора Генис Александр Александрович

ПАМЯТИ ПОЧЕРКА В московский музей классика я приехал, чтобы взглянуть на его рукописи. Купив билет, но не найдя парадного входа, я зашел в какой попало.- Вам, собственно, кто нужен? - строго спросила конторщица. - Толстой.- Он всем нужен, - сурово сказала она, но все-таки


ПАМЯТИ СЛАВЫ

Из книги От добермана до хулигана. Из имен собственных в нарицательные автора Блау Марк Григорьевич


ПАМЯТИ АРКТИКИ

Из книги Об искусстве [Том 1. Искусство на Западе] автора Луначарский Анатолий Васильевич


ПАМЯТИ КОСМОСА

Из книги Майя [Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты] автора Ко Майкл


Причуды памяти

Из книги Календарь. Разговоры о главном автора Быков Дмитрий Львович

Причуды памяти


ПАМЯТИ ДРУГА

Из книги Русский со словарем автора Левонтина Ирина Борисовна


ПАМЯТИ ЧЕРУБИНЫ

Из книги Русская книжная культура на рубеже XIX?XX веков автора Аксенова Галина Владимировна

ПАМЯТИ ЧЕРУБИНЫ Стодвадцатилетия Черубины де Габриак, родившейся 12 апреля 1887 года в Петербурге и умершей 41 год спустя в Ташкенте от рака печени, никто не заметил. Все нормально — ценность культуры как таковой сегодня никем не оспаривается вслух, но только потому, что


Цитирую по памяти

Из книги Бронзовый век России. Взгляд из Тарусы автора Щипков Александр Владимирович

Цитирую по памяти Есть расхожие цитаты, которые так часто фигурируют в искаженном виде, что само это искажение становится фактом культуры. Пример — начало четвертой главы «Евгения Онегина»: «Чем меньше женщину мы любим, / Тем легче нравимся мы ей». Очень многие люди


Провалы в памяти

Из книги Традиция, трансгрессия, компромисc. Миры русской деревенской женщины автора Адоньева Светлана Борисовна

Провалы в памяти Несколько лет назад на вступительном тесте по русскому языку в одном из московских вузов абитуриентам предлагалось определить, является ли слово советский историзмом или архаизмом. Напомню, что историзмы и архаизмы — это две разновидности устаревших


Глава 2. Книгописцы и собиратели Д. Н. Уткин и И. А. Золотарев

Из книги автора

Глава 2. Книгописцы и собиратели Д. Н. Уткин и И. А. Золотарев В 1987 г. археографическая экспедиция Нижегородского университета сделала очень важную находку: в Борском районе Нижегородской области она получила в свое распоряжение опись крестьянской библиотеки, которой


7.9. Охотники-собиратели: наследование встроенного, относительного и материального капитала

Из книги автора

7.9. Охотники-собиратели: наследование встроенного, относительного и материального капитала Наибольшие дискуссии в антропологической литературе традиционно связаны с обсуждением вопросов о социальной, политической и экономической составляющих жизни