Выбор нации

Выбор нации

11 марта 1882 года французский философ Эрнест Ренан прочитал в Сорбонне доклад «Что есть нация?». Тема имела не только академический интерес. Прошло одиннадцать лет со времени оккупации немцами Эльзаса и части Лотарингии. Немецкие претензии на Эльзас базировались на солидном научном фундаменте: население этой провинции имело германское происхождение и говорило на языке, близком немецкому. А язык и «раса» считались самым надежным обоснованием национальной идентичности. Но Ренан доказывал, что ни раса, ни язык, ни религия, ни общность интересов не создают нацию. Вопрос национальной принадлежности – это вопрос добровольного выбора, коллективного выбора людей.

Из лекции Эрнеста Ренана «Что есть нация?»: «Итак, нация – это великая солидарность, устанавливаемая чувством жертв, которые уже сделаны и которые расположены сделать в будущем. <…> это ясно выраженное желание продолжать общую жизнь. Существование нации – это (если можно так выразиться) повседневный плебисцит, как существование индивидуума – вечное утверждение жизни»[1484].

В этой формулировке был и политический смысл. Жители Эльзаса, несмотря на свое германское происхождение, тяготели именно к Франции. Так что Ренан служил не только науке, но и Франции. Однако его доклад стал авторитетной, часто цитируемой научной работой. К нему и теперь обращаются ученые. Итак, выбор нации возможен. Но при каких условиях? Герои нашей книги, украинцы и русские, не раз совершали такой выбор.

Николай Костомаров был сыном русского помещика и никогда не забывал своего происхождения: «Фамильное прозвище, которое я ношу, принадлежит к старым великорусским родам дворян, или детей боярских», – с гордостью писал он. Правда, эта «великорусская фамилия» еще в XVI веке стала малороссийской, после того как один из предков Костомарова бежал из московского государства в Литву и поступил на службу королю Сигизмунду Августу. Костомаровы долго жили на Волыни, пока не примкнули к повстанцам Богдана Хмельницкого и не лишились за это шляхетского звания. Предок Костомарова был в числе тех волынских козаков, что переселились на земли Русского царства и построили на речке Тихой Сосне «казачий городок» Острогожск, положив начало истории Слободской Украины. То есть предки Костомарова были, строго говоря, не великороссиянами, а слободскими козаками. Екатерина II ликвидировала слободские казачьи полки, и отец Николая Костомарова Иван был уже не козаком, а гусарским офицером. Служил в русской армии, под началом Суворова брал Измаил. Это был человек русской и европейской культуры. Слыл вольтерьянцем и безбожником: «…у себя в имении собирал кружок своих крепостных и читал им филиппики против ханжества и суеверия. Крестьяне в его имении были малоруссы и туго поддавались вольтерианской школе»[1485]. Насколько был малоруссом хозяин, сказать трудно. В семье не говорили на мове, но в отцовской библиотеке была «Энеида» Котляревского, которую будущий ученый начал читать, но бросил, потому что плохо понимал. Так что семья Костомаровых была в значительной степени русифицированной, и сам Николай Иванович впоследствии называл себя «великороссом». Между тем академик Пыпин, лично знавший Костомарова, вспоминал: «…во всем его характере малорусского было именно гораздо больше, чем великорусского»[1486]. Любовь к Украине и всему украинскому была для него естественна, органична. Однажды Костомаров прочитал сборник малороссийских песен, изданный Михаилом Максимовичем. «Меня поразила и увлекла неподдельная прелесть малорусской народной поэзии; я никак и не подозревал, чтобы такое изящество, такая глубина и свежесть чувства были в произведениях народа, столько близкого ко мне и о котором я, как увидел, ничего не знал. Малорусские песни до того охватили всё мое чувство и воображение, что в какой-нибудь месяц я уже знал наизусть сборник Максимовича»[1487], – писал Костомаров. Он начал учить язык, заниматься историей и фольклором Украины и стал на путь, который приведет его к руководству первым украинским националистическим обществом. Был ли предопределен его выбор? Его старший современник, тоже выпускник Харьковского университета, Измаил Срезневский посвятил молодость собиранию украинского фольклора, однако не только не украинизировался, но со временем превратился в ярого противника украинофильства и украинофилов.

«Если бы в это время кто-нибудь вскрыл мою детскую душу, чтобы определить по ней признаки национальности, то, вероятно, он решил бы, что я – зародыш польского шляхтича восемнадцатого века, гражданин романтической старой Польши, с ее беззаветным своеволием, храбростью, приключениями, блеском, звоном чаш и сабель»[1488], – писал о своем детстве Владимир Короленко, сын польской дворянки и обрусевшего малоросса, потомка козацкой старши?ны, в доме которых господствовала польская речь.

Однажды, незадолго до польского восстания, в дом пришел отец. Переговорил с матерью, собрал всю семью и сказал: «Слушайте, дети, вы – русские и с этого дня должны говорить по-русски»[1489]. В доме теперь звучала русская речь. В разгар польского восстания Владимир уже невольно был на стороне русских, переживал за судьбу своего знакомого, старого русского солдата Афанасия, который отправился воевать с повстанцами.

Один из польских друзей Короленко верно оценил его чувства и разорвал дружбу. Причины объяснил кратко, сказав Владимиру: «Ты – москаль»[1490].

Но этим не окончилась борьба за национальную идентичность молодого Короленко. Однажды в пансион, где он учился, на место уехавшего преподавателя-поляка приняли нового учителя, который сразу удивил всех внешностью и манерой одеваться: «Прежде всего обращали внимание длинные тонкие усы с подусниками, опущенные вниз, по-казацки. Волосы были острижены в кружок. На нем был синий казакин, расстегнутый на груди, где виднелась вышитая малороссийским узором рубашка, схваченная красной ленточкой. Широкие синие шаровары были под казакином опоясаны цветным поясом и вдеты в голенища лакированных мягких сапог. Войдя в классную комнату, он кинул на ближайшую кровать сивую смушковую шапку»[1491].

Новый учитель заинтересовался национальной принадлежностью учеников, спрашивал – кто русский, а кто поляк. Когда юный Короленко ответил, что он русский, Буткевич (так звали учителя) после урока подошел к нему и сказал: «Ты не москаль, а казацький внук и правнук, вольного казацького роду… Понимаешь?»[1492] Учитель дал мальчику брошюрку о гайдамаках, но она не произвела впечатления на Короленко, он не поддался этой «национальной агитации».

Много лет спустя, впрочем, Короленко столкнулся с соблазном куда более значительным, с агитатором, который был намного талантливее, а значит, и убедительнее Буткевича: «романтизм старой Украины опять врывался в мою душу, заполняя ее призраками отошедшей казацкой жизни»[1493]. Но однажды Короленко, увлекшись, решил «угостить» стихами Шевченко своего приятеля-еврея. Он не сразу понял, что читает еврею, как Галайда из «Гайдамаков», обезумевший от желания мести, требует: «Дайте ляха, дайте жида, мало менi, мало!..» Короленко невольно взглянул на поэму другими глазами. Ведь Гонта из «Гайдамаков» (но не исторический Гонта!) женат на полячке, так же как женат на полячке и Галактион Короленко. И вот «из красивого тумана, в котором гениальною кистью украинского поэта были разбросаны полные жизни и движения картины бесчеловечной борьбы, стало проглядывать кое-что, затронувшее уже и меня лично»[1494], – писал Владимир Короленко. Кое-что – это судьба детей Гонты, убитых родным отцом. Так в глазах будущего русского писателя померкло очарование романтического украинского национализма.

Воспитание и культура предопределили выбор Короленко. Украинское окружение повлияло на выбор Костомарова. А что же Гоголь? За его душу уже два века спорят русские и украинцы. Что Гоголь принадлежит русской литературе – сомнений нет. Принадлежит ли он литературе украинской? Пусть это решают украинские читатели. А вот кем был Гоголь, русским или украинцем?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

За кулисами нации

Из книги Нет времени автора Крылов Константин Анатольевич

За кулисами нации Мультикультурализм и трансформация постсоветских обществ. М.: 2002.Эта книга — результат работы Международной научной конференции «Мультикультурализм и трансформация постсоветских обществ», состоявшейся в Московском Центре Карнеги в сентябре 1999 г.


38. Понятия нации и этноса

Из книги Общая социология автора Горбунова Марина Юрьевна

38. Понятия нации и этноса Нация – тип этноса; исторически возникшая социально-экономическая и духовная общность людей с определенной психологией и самосознанием.Не существует единого подхода к определению этого исключительно сложного явления. Представители


Образование армянской нации[46]

Из книги Мифы Армении [litres] автора Ананикян Мартирос А

Образование армянской нации[46] Многие из старых историков дают нам чересчур упрощенное представление о происхождении современной армянской нации. Согласно Геродоту, армяне пришли в Малую Азию с запада в компании с фригийцами, с которыми, по его мнению, их связывало


Миф о гомогенной нации

Из книги Наблюдая за японцами. Скрытые правила поведения автора Ковальчук Юлия Станиславовна


4. Путь нации.

Из книги 125 запрещённых фильмов: цензурная история мирового кинематографа автора Соува Дон Б


1. Мифическое понятие нации

Из книги История ислама. Исламская цивилизация от рождения до наших дней автора Ходжсон Маршалл Гудвин Симмс

1. Мифическое понятие нации Нация определяется согласно своей истории и пространству, в котором эта история отображалась. Она не имеет, следовательно, своей предпосылкой расовую или языковую однородность. То, о чем здесь идет речь, представляет собой лишь исторически


2. Демифологизированное понятие нации

Из книги Визуальное народоведение империи, или «Увидеть русского дано не каждому» автора Вишленкова Елена Анатольевна

2. Демифологизированное понятие нации Существует все же не только мифическое, но также и демифологизированное понятие нации. К последнему я теперь хочу обратиться. Конечно, оно может определять нацию также лишь благодаря ее истории и относящемуся к ней пространству; а


РОЖДЕНИЕ НАЦИИ THE BIRTH OF A NATION

Из книги Повседневная жизнь европейских студентов от Средневековья до эпохи Просвещения автора Глаголева Екатерина Владимировна

РОЖДЕНИЕ НАЦИИ THE BIRTH OF A NATION Страна-производитель и год выпуска: США, 1915 (премьерное название The Clansman — «Член клана»)Компания-производитель / дистрибьютор: David W. Griffith Corp. / Epoch Producing CorporationФормат: немой, черно-белыйПродолжительность: 165 минЯзык: английскийПродюсер: Д.-В.


«Священная империя славянской нации»

Из книги Кровавый век автора Попович Мирослав Владимирович

«Священная империя славянской нации» История символических репрезентаций военных героев и войны с Наполеоном позволяет заподозрить, что Александр I не видел необходимости в опоре на государственную нацию и тем более на простонародье, в признании в нем субъекта истории.


«Нации»

Из книги автора

«Нации» Сообщества иностранных студентов. — Национальный состав «наций». — Ксенофобия. — Взаимовыручка Университеты сразу стали открытыми для иностранцев. Иноземные студенты, составлявшие солидный процент от общего количества учащихся, предпочитали не


Ирландия – угроза «нации-государству»

Из книги автора

Ирландия – угроза «нации-государству» Иностранца в Англии поражает у входа в подъезд традиционного двухэтажного дома каменный лев, левый бок которого разрисован в другой цвет, нежели правый. Стремление англичанина иметь собственный угол на земле реализуется здесь в