Мир потребления

Мир потребления

Разумеется, данная ситуация во многих китайских семьях возникла не только ввиду уменьшения количества детей (как правило, до одной штуки) и посему умиленно-либерального отношения к ним со стороны старших. Ведь упоминавшийся выше «научный и цивилизованный образ жизни», старательно насаждаемый сверху, обозначает, конечно же, не столько «облегчение судьбы женщины от патриархальных традиций и домашних забот», сколько прежде всего постановку во главу угла культа потребления. Престижная работа, квартира, машина, мебель выдвигаются для городской семьи на первый план, постепенно, но быстро вытесняя рождение детей с первого на второй смысловой план. Для многих семей ребенок превращается из безусловной ценности высшей категории в необходимый атрибут «правильного» алгоритма современного существования: нужно, чтобы было, как у всех,?—?это престижно; но не больше одного?—?это нанесет ущерб процессу потребления; пусть будет нездоров и в семье ведет себя как агрессивный имбецил, но зато выигрывает конкурсы по музыке и экзамены по математике?—?у нас будет больше «мяньцзы», чем у соседей… Кем может сформироваться и вырасти ребенок, с детства ощущающий себя частью механизма потребления в большей степени, нежели субъектом человеческих отношений?

«В первую очередь работа, доход, карьера, квартира, машина… без этого и семья не семья, и рожать ребенка нельзя; нужно подождать, ведь научный и цивилизованный образ жизни?—?это позднее рождение единственного ребенка в материально обеспеченной семье…»?—?так сейчас мыслит множество городской молодежи. Примечательно, что формирование у населения Поднебесной образа «гармоничной семьи» именно как маленькой, зажиточной, способной к «нормальному» потреблению (основной показатель «гармоничности») происходило и происходит под одновременным влиянием двух факторов. Первый?—?естественный, если так можно выразиться, переход к полностью рыночному обществу с соответствующими моралью и нравственностью; второй?—?официальная пропаганда потребления как образа жизни, идущая «сверху»… то есть горизонталь и вертикаль.

Ошибкой было бы считать (хотя некоторые и приходят к таким выводам), что «вертикальное» насаждение идеологии приоритета потребления имело целью в первую очередь уменьшение среднего размера семьи и, соответственно, сокращение населения страны,?—?все несколько сложнее и запутаннее: китайское руководство слишком мудро, чтобы в любом мероприятии (тем более в гипермасштабной кампании) ограничиваться одной-единственной задачей. Но мы не об этом, а о древней и до недавнего времени стабильной, но при этом нынче как-то кое-где очень быстро оказавшейся под сомнением конфуцианской концепции семьи…

Само собой понятно, что речь идет не о полностью завершившейся тотальной трансформации, а о тенденции, хотя и очень значительной и уже принесшей заметные последствия. Во-первых (хотя это и вполне очевидно, давайте отметим еще раз), в разговоре выше мы с вами брали в расчет исключительно ситуацию в городах, оставив за кадром собственно деревню и те районы, которые еще несколько лет назад считались сельскими, а ныне (это распространено) массово приписываются к городской территории: смена прописки еще не означает автоматическую смену менталитета. Разумеется, влияние идеологии общества потребления никак не миновало и китайскую деревню, но… и условия жизни, и ценностные установки людей там все-таки слишком отличаются от городских. Так что говорить о крушении традиционных семейных ценностей еще рано, и выше приводились примеры этого.

Во-вторых, не стоит представлять себе картину таким образом, что абсолютно все городские семьи живут с одними и теми же, пусть и крайне распространенными, принципами и стереотипами и в каждой из них дети растут законченными эгоистами, которые относятся к своим родителям как к некой мебели, а к обществу?—?как мишени для плевания… Разумеется, многое зависит и от крепости традиций, характеров и убеждений в данной конкретной семье, и от географического положения данного конкретного города, и от его масштабов, и еще много от чего; так что ситуации можно наблюдать вполне себе разные.

И все же процесс идет, ибо и численность населения контролировать надо, и социальную напряженность сглаживать, да и идеология потребления сама по себе кого угодно может затянуть. Однако традиционная конфуцианская концепция семьи чудо как хороша, и не хотелось бы, чтобы через двадцать?—?тридцать лет к подобной фразе пришлось добавлять слово «была»…

Поскольку древняя китайская традиция весьма одобряет правильное, сбалансированное сочетание «вэнь» («гражданского», «цивильного» начала) и «у» (начала «военного», «воинского»), и даже сам весь из себя философичный и ни разу не спортивный Конфуций не брезговал-таки некоторыми воинственными упражнениями (любил временами поупражняться в стрельбе из лука), то и мы в следующей главе на время перейдем от теории к практике, обратившись к некоторым сторонам китайских боевых искусств.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Общество потребления

Из книги Повседневная жизнь Соединенных Штатов в эпоху процветания и «сухого закона» автора Каспи Андре


6 ПОТРЕБЛЕНИЕ ПРОИЗВОДСТВА: ДИСКУРСИВНЫЕ СТРАТЕГИИ ПОТРЕБЛЕНИЯ «ФАКТОВ РОСТА»

Из книги Мода в контексте визуальной культуры: вторая половина ХХ – начало XXI вв. автора Демшина Анна Юрьевна

6 ПОТРЕБЛЕНИЕ ПРОИЗВОДСТВА: ДИСКУРСИВНЫЕ СТРАТЕГИИ ПОТРЕБЛЕНИЯ «ФАКТОВ РОСТА» Звучит парадоксально, но субъект означающего – это ретроактивный эффект несостоятельности его собственной репрезентации; вот почему невозможность репрезентации является единственной


2.1. Мода послевоенного времени в контексте формирования общества потребления

Из книги Кошмар: литература и жизнь автора Хапаева Дина Рафаиловна

2.1. Мода послевоенного времени в контексте формирования общества потребления Сложность и неоднозначность данного периода отразилась в костюме. После окончания войны в Европе был принят план экономического развития Европы – «план Маршала». Результаты проявились


Культура потребления кошмара

Из книги Паралогии [Трансформации (пост)модернистского дискурса в русской культуре 1920-2000 годов] автора Липовецкий Марк Наумович

Культура потребления кошмара Меня не удивляет, что зрители аплодируют насилию, потому что я хотел сделать их его соучастниками. Я хотел, чтобы они оказались вовлечены в насилие. Мне кажется, имело бы смысл спросить их после окончания фильма, что они чувствуют


Мифология потребления

Из книги СССР. Жизнь после смерти автора Коллектив авторов

Мифология потребления Разрыв Пелевина с модернистской традицией еще более двусмыслен. Это особенно отчетливо видно, если сопоставить «Generation „П“» с другими пелевинскими текстами. Скажем, с «Чапаевым и Пустотой».Поэт-декадент Петр Пустота и главный герой нового романа


Елена Кужель ТРАНСФОРМАЦИЯ СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРЫ ПОТРЕБЛЕНИЯ В 1960–1970-е ГОДЫ В ПУБЛИКАЦИЯХ ПРЕССЫ И ПИСЬМАХ ЧИТАТЕЛЕЙ

Из книги Зачем идти в ЗАГС, если браки заключаются на небесах, или Гражданский брак: «за» и «против» автора Арутюнов Сергей Сергеевич

Елена Кужель ТРАНСФОРМАЦИЯ СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРЫ ПОТРЕБЛЕНИЯ В 1960–1970-е ГОДЫ В ПУБЛИКАЦИЯХ ПРЕССЫ И ПИСЬМАХ ЧИТАТЕЛЕЙ Письма читателей в газеты – неотъемлемая часть советской культуры. С первых десятилетий существования советского государства общение через письма было