Подлинная история Чжао Цзяньго[15] , или Наглость — второе счастье

Подлинная история Чжао Цзяньго[15], или Наглость?—?второе счастье

В одном царстве, в некотором государстве… маленькому мальчику по имени Чжао Цзяньго не повезло по жизни. Причем несколько раз. Во-первых, родился он в жуткой дыре, где-то в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, где коренные жители до мозга костей ненавидят китайцев, не без основания считая последних оккупантами, и при первой удобной возможности начинают их немножко резать. Во-вторых, благодаря своим не очень-то великим способностям к учебе Чжао два раза оставался на второй год в пятом классе и один раз?—?в шестом (и это, заметьте, несмотря на общую убогость сельской школы, где ему довелось учиться); получить аттестат о среднем образовании бедному мальчику удалось только за взятку, на которую его родителям пришлось занимать деньги у всех родственников и соседей. К моменту окончания школы Чжао считался низкорослым даже для китайца?—?что-то чуть выше полутора метров?—?и страшным настолько, что ему поспешно уступали дорогу даже наглые соседские бараны.

Дальше началась, как водится, полоса везения. Возникший из небытия давно уж позабытый в семье дядя мальчика вдруг оказался… нет, не партийной «шишкой» и не наркобароном из провинции Юньнань (где, как известно, располагается часть знаменитого «Золотого треугольника»), а всего лишь заместителем декана факультета физкультуры университета в городе Н. Но для юного Чжао это было не просто удачей, а настоящим даром Неба, и физкультура в качестве основного предмета показалась ему истинным наслаждением после школьных физики и геометрии. Правда, были еще и другие предметы, но с помощью доброго дяди все вопросы решались ко всеобщему удовольствию…

О, чудо! Ввиду на глазах улучшающихся отношений между Китаем и Россией на факультет пришла разнарядка с двумя местами на стажировку в «побратимском» вузе российского города В., одно из которых дядя Чжао Цзяньго немедленно «прихватизировал» для родного племянничка. Отправляясь через несколько месяцев в Россию, Чжао был просто-таки вне себя от радости. Возможно, в душе он предчувствовал свой звездный час…

Несмотря на невеликий рост и внешность очень маленькой модели тиранозавра, Чжао был неплохо одарен в плане способностей копировать движения других людей: еще в седьмом классе, когда в его деревню наконец провели электричество и у соседей появился первый телевизор, мальчик увидел в нем знаменитого Майкла Джексона и так похоже повторил его танец, что одноклассники не били его потом целую неделю. Более того, несмотря на исключительную тупость к учебе Чжао был весьма наблюдателен и смышлен в житейском плане. И быстро заметил, что его новые русские друзья (на дворе стояли 90-е), насмотревшись видео с Брюсом Ли и Джеки Чаном, почему-то воспринимают каждого попавшего в Россию китайца как непременного носителя традиций «кунГ-фу» (тогда это произносилось непременно с буквой «г» посередине). И легковерны к любому вранью о Китае донельзя. «Ну что ж,?—?решил Чжао,?—?не виноватая я, он сам пришел…» И работа закипела.

Несколько месяцев, оставаясь в своей общежитской комнатушке наедине с «видиком» и телевизором, он упорно, раз за разом, просматривал пресловутые «кунГ-фу»-фильмы, старательно повторяя движения главных героев и запоминая их (как я уже говорил, динамическая память у парня была просто обалденная); все это время, находясь в компании русских приятелей и выслушивая просьбы типа: «Ну ты ж китаец, покажи же нам кунГ-фу»,?—?только скромно отнекивался и опускал глазки… Когда через полгода Чжао наконец согласился на очередные уговоры и показал то, о чем его просили, все вокруг восторженно ахнули. А Чжао «признался» своему окружению, что на самом деле он аж трехкратный чемпион Китая, но просто стеснялся об этом сказать…

И жизнь немедленно удалась. Чжао организовали его собственный клуб «кунГ-фу» имени Чжао Цзяньго, его повсюду стали сопровождать ученики, для пущей важности изображавшие телохранителей, а хитрый парень обучал толпы влюбленных в него адептов той «секретной технике», которую продолжал шлифовать по постановочным боям гонконгского кино, взимая за возможность тренироваться у «настоящего китайского чемпиона» такие деньги, что все местные тренеры дружно поперхнулись от зависти… «Боже мой, работает, прямо как в кино!»?—?сказали местные киношники и пригласили Чжао сниматься в сериалах про бандитов, полицейских и драки… Да, именно в результате такого круговорота дерьма в природе иногда и рождаются звезды! Подражая своему кумиру Джеки Чану, Чжао уже в качестве местечковой звезды посещал все праздники общества российско-китайской дружбы (в городе В. имелось и такое), где, одевшись в серебристый спортивный костюм (детская мечта парня из дикого Синьцзяна), услаждал слух собравшихся довольно фальшивым завыванием китайских песен о любви под караоке…

Карьера кумира легковерного российского населения, великого тренера, киноартиста и певца радовала Чжао, но на горизонте, хотя и в пока туманной перспективе, замаячило возвращение в родной Китай. Ну что ж, наш гений «кунГ-фу» был к этому моменту человеком небедным и давно уже понял, что в России все покупается и продается, были бы средства. И обзавелся дипломом кандидата наук в области физкультуры… И теперь, когда Чжао приезжал на родину утаптывать почву на будущее в университет города Н., для своих бывших учителей он был «доктором наук»[16] и, как следовало из содержания его визиток, «профессором», «тренером национальной сборной России», «почетным советником чего-то там» и так далее. Что характерно, за десять лет жизни в городе В. Чжао овладел русским языком только на уровне «моя твоя понимай нет», но это никоим образом не помешало его развитию как «мастера кунГ-фу» и научного светила. А развитие, как говаривал великий Дэн Сяопин, единственный твердый аргумент (см. выше).

Образование, как базовая конфуцианская ценность, всегда высоко ценилась китайским обществом. Образование, полученное за границей, до сих пор продолжает котироваться в Китае выше, нежели местное. Лица, возвращавшиеся из-за границы с докторской (по западным и китайским понятиям, конечно) степенью, еще несколько лет назад могли рассчитывать на всевозможные милости и приятности со стороны официальных властей, а уж если добавить сюда немного связей и море приобретенной в России наглости…

Но боюсь, вы уже устали… Короче говоря, нынче Чжао Цзяньго?—?декан факультета в университете китайского города Н., уважаемый человек и даже депутат местного собрания народных представителей. Правда, «чемпионом Китая» он себя на родине не величает: местная спортивная общественность не поймет…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Письмо второе

Из книги Об искусстве [Том 2. Русское советское искусство] автора Луначарский Анатолий Васильевич

Письмо второе Когда я был в Петергофе, народу там было не особенно много, но в общем посещаемость Петергофа уже сейчас колоссальна. За год через Петергоф прошло 100 000 экскурсантов. В погожий день, особенно в праздники, даже несколько обезлюдевший Ленинград дает Петергофу


ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Из книги Вокруг дуэли автора Ласкин Семен Борисович

ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ ВТОРОЕ В книге Э. Герштейн «Судьба Лермонтова», в первом ее издании, я натолкнулся на небольшой абзац, десятистрочное авторское отступление от темы.Произошло удивительное совпадение. Неделей раньше я прочитал в «Русском архиве» за 1888 год более чем


ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Из книги Волшебная флейта (либретто) автора Шиканедер Эмануэль

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ КАРТИНА ПЕРВАЯПальмовая роща. На серебристых деревьях золотистые ветви. С каждой стороны находится по девять пирамид; в каждой из них высечен выступ, на котором стоит большой чёрный горн, отделанный золотом. Посредине возвышается самая большая пирамида.


Второе ополчение

Из книги День народного единства: биография праздника автора Эскин Юрий Моисеевич


Подлинная история дома 221-б

Из книги Бейкер-стрит и окрестности автора Чернов Светозар

Подлинная история дома 221-б Но вернемся к дому 72, который у Конана Дойла, как мы с этого момента будем считать, носит номер 221-б. Буква «б» (сокращение от «бис»), по утверждению автора классических холмсианских книг Майкла Харрисона («По стопам Шерлока Холмса» и «Лондон


Второе дыхание

Из книги Русский со словарем автора Левонтина Ирина Борисовна

Второе дыхание Удивительная история слова вечеринка Лет 12 назад я пригласила на день рождения знакомую немку, которая изучала в Москве русский язык. Она радостно спросила: «У тебя будет вечеринка?» Я растерялась. С одной стороны, я совершенно точно знала, что у меня будет


Раду Флореску и Рэймонд Т. Макнелли «В ПОИСКАХ ДРАКУЛЫ» (Подлинная история Дракулы и предания о вампирах)[171] (фрагменты из книги)

Из книги Дракула автора Стокер Брэм

Раду Флореску и Рэймонд Т. Макнелли «В ПОИСКАХ ДРАКУЛЫ» (Подлинная история Дракулы и предания о вампирах)[171] (фрагменты из


Второе покушение

Из книги Быт и нравы царской России автора Анишкин В. Г.

Второе покушение Летом 1867 г. при посещении Парижской всемирной выставки состоялось второе покушение на русского императора. Стрелял поляк Березовский. Александр ехал в карете с Наполеоном III и сыновьями, великими князьями Александром и Владимиром. Пуля ранила лошадь


51. Наглость

Из книги Иероглифика автора Нильский Гораполлон

51. Наглость Чтобы указать на наглость, рисуют муху, которая, будучи отогнанной, неизменно вернется


Действие второе

Из книги Сага о Великой Степи автора Аджи Мурад

Действие второе Картина перваяПоходная ставка знаменитого тюркского вельможи, хана Айдына, близкого родственника Аттилы и его доверенного лица. Сюда прибывает Аппий. Стража останавливает его на подходе. После необходимых формальностей Аппия провожают в шатер Айдына.


2. Подлинная мистика

Из книги Книга Великой Нави: Хаософия и Русское Навославие автора Черкасов Илья Геннадьевич

2. Подлинная мистика 1. Подлинная мистика — это узкая тропа между каменной стеной формализма и пропастью безумия. Это путь из Мира, освещаемого этим Солнцем, к другому Солнцу — Чёрному Солнцу Неспящих. Это растворение Белого Света этого Мира в Самосиянном Свете Высшей