Кикимора

Кикимора

Кикимора (по-другому — шишимора) известна не всем восточным славянам. Поверья о ней распространены, в основном, у русских и, меньше, у белорусов. Однако многие черты этого мифологического образа указывают на то, что он сложился в глубокой древности, и скорее всего, под влиянием почитания Мокоши.

Слово кикимора (и его варианты кикимра, кукимора, кикиморка ) состоит из двух частей. Первая часть кик- возводится к древнему балто-славянскому корню кик-/кык-/кук , который имеет значение горбатости, скрюченности. Вторая — мора восходит к общеславянскому корню моръ «смерть» [131]. Другое название этого демона — шишимора возводят к русским диалектным глаголам шишить, шишать («копошиться, шевелиться, делать украдкой»), и это довольно точное определение поведения этого существа.

Кикиморой, как верят в народе, становится ребенок, проклятый родителями; дочь, загубленная матерью или умершая до крещения. Часто считается, что кикимора поселяется в домах, построенных на «плохом» месте, то есть там, где был зарыт удавленник или неотпетый покойник; где был убит или умер ребенок, или же где похоронено тело ребенка. По источникам XVIII века, кикимора — это ребенок, похищенный или обмененный нечистой силой. В XIX веке полагали, что кикиморы — это дети, рождающиеся от связи девушек с огненным змеем.

Кикимора может появиться в доме также вследствие злого умысла, порчи: ее могут «напустить» печники или плотники при постройке дома, желая отомстить хозяевам за какую-нибудь обиду. Они закладывают сделанную из щепок и тряпочек куколку — фигурку «кикиморы» под матицу [132] или между бревен в переднем углу.

Кикимору обычно представляют в виде маленькой, безобразной, скрюченной старушки, смешной, уродливой, неряшливой, одетой в рвань, лохмотья. Она так мала и суха, что не выходит на улицу, боясь, что ее унесет ветром. Именно так старухи на Святки рядились кикиморами:

Старухи одевались в шаболки (рваную одежду. — Авт. ) и с длинной заостренной палкой садились на полати, свесив ноги с бруса, и в такой позе пряли. Прялку (копыл) они ставили меж ног… Девушки смеялись над шишиморой, хватали ее за ноги, а она била их палкой.

Реже считалось, что кикимора — это девушка с длинной косой, нагая или одетая в белую, черную либо красную рубаху, или же крестьянка в головном уборе замужней женщины — повойнике, а иногда — с распущенными волосами. И совсем уже редко ее представляли в облике мужчины. Белорусы верили, что кикиморы — это маленькие девочки, они живут в доме и досаждают членам семьи писком, визгом и шумом. А иные утверждали, что кикимора показывается в виде какого-нибудь животного: свиньи, собаки, зайца, утки, хомяка.

Если в доме завелась кикимора — значит, там неблагополучно, «нечисто». Появляясь в доме, она начинала творить мелкие пакости: бросала и била горшки, мешала спать, стучала вьюшкой, кидалась из подполья луковицами, с печи — шубами и подушками; выдергивала волосы у хозяина, перья у кур, стригла шерсть у овец и делала из этой шерсти постели для скота, досаждала людям воем, писком, плачем. В общем, если кикимора завелась в доме, то в нем уже не жить — обязательно выживет хозяев.

В одном доме, построенном на месте погребения неотпетого покойника, завелась кикимора. С тех пор в доме не стало покоя: никого не видно, а человеческий голос стонет, а как сядут за стол, слышится голос: «Убирайся-ка ты из-за стола-то!», а не послушают — начнет швырять подушками. Так и выжила кикимора хозяев из дому.

Но и это не самое страшное. Кикимора, насланная колдуном или «насаженная» в виде куколки строителями, может погубить человека, сжить его со света. Из-за «насаженной» кикиморы в доме чудятся то поросенок, то заяц, мерещатся свист, плач, песни и танцы.

У нас три чуда было. Вот в этой избе. Заяц бегал, бык, собака и поросенок. Хозяйка ушла за дровами, а в избе поросенок. Она пришла — он на лавку, на стол, везде. А потом в этом доме стала маячить собака. А то двери раскроются. Вдруг все двери — раз — все открылись. А потом что? Стали искать — куколка завязана: будто как платочек личико — или, как сказать? — мордочка перевязана. Сожгли эту куколку — маячить не стало.

Это уж на моем веку было. Отец мой дом строил, и плотников чем-то осердили. Они в последний ряд, под балку, куколку положили. Ночью как давай кричать: ребенок ревет, аж за душу тянет. Спать никак не могли в этом доме. Посудили старики. Пришлось снимать, раскрывать крышу и этот ряд бревен. Нашли куколку. Маленькая такая, из тряпочек сшита. Наотмашь ее бросили, а потом в печь. С тех пор все кончилось.

А еще кикимора мучает скотину, гоняет лошадей.

В одном хозяйстве кикимора повадилась ездить по ночам на кобыле и гоняла ее так, что к утру лошадь была в мыле. Хозяин подстерег кикимору рано утром и увидел: сидит на лошади небольшая бабенка в шамшуре (женском головном уборе. — Авт. ) и ездит вокруг яслей. Хозяин стегнул ее по голове плетью. Кикимора соскочила с лошади и закричала: «Не ушиб, не ушиб, только шамшурку сшиб».

На Русском Севере полагали, что кикимора стрижет или выщипывает шерсть у овец, из-за чего они плешивеют.

У одного хозяина кикимора сильно мучила овец, выстригала у них шерсть, и как ни старались избавиться от нее, ничего не выходило. Тогда хозяева решили переехать в другую деревню. Надеялись, что кикимора на старом месте останется. Как вещи на подводу уложили, хозяин спрашивает: «Все взяли из дома?» А с подводы раздался тоненький голос: «Все ли вы взяли, не знаю, а я свои ножницы взяла!»

Однако кое-где кикимору считали полезной: она-де помогает хозяйке печь хлебы, убаюкивать детей, мыть кринки, ухаживать за скотиной.

Любимое занятие кикиморы — прядение и шитье. По ночам она играет с прялкой, веретеном и пряжей, может допрясть за хозяйку, но чаще рвет, мусолит и путает шерсть, жжет кудель, оставленную на ночь без благословения. Прядет кикимора на голбце (часть русской печи со ступеньками для залезания на лежанку. — Авт. ), при этом постоянно подпрыгивает и сучит нить не слева направо, а наоборот. Пытается она и шить, но швы, ею сделанные, неровные, и никакую работу она не может довести до конца. «От кикиморы рубахи не дождешься», — гласит русская пословица. Все это сближает ее с другими женскими персонажами восточнославянской мифологии — с русалкой, женой домового доможирихой , Параскевой Пятницей.

По поведению кикиморы можно узнать будущее: она показывается на печке или пороге дома перед смертью кого-либо из членов семьи или перед какими-нибудь важными событиями. Если кикимора усядется прясть на лавку, стоящую в переднем углу, это также к смерти кого-либо из домочадцев. Предвещая беду, она плачет или громко стучит коклюшками, плетя кружева. Кикимора отвечает стуком на заданные ей вопросы. В народе верили, что если поймать кикимору и выстричь крестообразно у нее на темени волосы, она станет человеком, но на всю жизнь сохранит какие-нибудь недостатки: кривизну, заикание, слабый ум.

Кикимора обитает в жилом доме, реже — во дворе, бане, хлеву, на гумне, в курятнике; в пустых домах; в кабаках. В доме выбирает места, которые предпочитает и прочая нечистая сила: за печью или на печи, на чердаке, в подполье. Считается, что кикимора присутствует в доме постоянно, но дает себя видеть или услышать только по ночам. Впрочем, она может появляться только на Святки или в ночь перед Рождеством — то есть тогда, когда на этот свет приходят обитатели загробного мира. В некоторых местностях думали, что до Святок она живет на улице или на гумне, а потом уходит неведомо куда. На Святках она рожает детей — шушканов , которые тут же вылетают в трубу и живут на улице до Крещенья (19 января ст. ст.). А на Герасима Грачевника (17 марта ст. ст.) кикиморы становятся смирными, и тогда их можно выжить из дома.

От кикиморы защищает молитва, упоминание Божьего имени или же, наоборот, грубая ругань. Самые лучшие обереги от нее — «куриный бог» (камень со сквозной дыркой, старый лапоть или горлышко от разбитого кувшина). Такой оберег вешали над насестом, чтобы кикимора не мучила кур. Чтобы уберечь от нее скот, в хлеву под ясли клали заостренную палку, которой закалывают свиней. Кикимора боится можжевельника, пояском из которого опоясывают солонки, чтобы она не запускала туда свою мохнатую лапку. А если она начинает греметь посудой и бить горшки, самое верное средство — перемыть их водой, настоянной на папоротнике.

Избавиться от кикиморы чрезвычайно трудно. В одном из лечебников XVIII века предлагалось такое средство: «от кикимор в доме положить верблюжью шерсть, когда суседка (тож кикимора) давит — лечение то же, шерсть с рясным ладоном клади под шесток». Кикимору можно было изгнать и с помощью заговора: «Ах ты, гой еси, кикимора домовая, выходи из горюнина дома скорее».

А вот кикимору, насланную колдунами, можно уничтожить только одним способом: отыскать в доме куклу или другой предмет, с помощью которого ее наслали, и с величайшими предосторожностями выбросить его за пределы усадьбы или сжечь.

По поверьям, кикимора боится медведя и убегает от него. Об этом рассказывает распространенная быличка.

Рассказывают, что в одной избе завелась кикимора, она ходила целые ночи по полу и сильно топала ногами. Потом она стала греметь посудой и бить плошки. Хозяевам пришлось уехать из этого дома, и он остался в запустении. Через некоторое время там поселились цыгане с медведем. Кикимора, не зная, с кем связалась, набросилась на медведя, но тот сильно помял ее. Кикимора убежала из этого дома. Когда хозяева узнали, что в доме перестало «пугать», они вернулись туда. Через месяц подошла к дому кикимора в образе обычной женщины и спросила у детей:

— Ушла ли от вас большая кошка?

— Кошка жива и котят принесла, — ответили ей ребята.

Кикимора пошла обратно, бормоча на ходу:

— Теперь совсем беда, зла была кошка, а с котятами к ней вообще не подступишься.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

КИКИМОРА

Из книги Славянская мифология автора Белякова Галина Сергеевна

КИКИМОРА Мифы о кикиморах принадлежат к числу наименее характерных для славян, и, наверное, поэтому народная фантазия не создала законченного образа кикиморы. Имя кикиморы воспринималось как бранное слово. Кикиморой звали «нелюдимого» домового, разных плутов,


Кикимора

Из книги Волхвы, колдуны упыри в религии древних славян автора Афанасьев Александр Николаевич

Кикимора Бог сна и ночных привидений. Их представляли себе множество; а посему и можно их почесть за служителей и послов Ниевых. Происхождение им дают от рода человеческого; они живут также и в домах; простолюдины верят, что они по ночам в потемках прядут, и хотя их самих


Кикимора

Из книги Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии автора Кононенко Алексей Анатольевич


Кикимора

Из книги Славянская энциклопедия автора Артемов Владислав Владимирович

Кикимора Всем славянам известно существо, которое мучит спящих людей. У чехов оно называется мура, мурак; у словаков – кикомора; у сербов-лужичан – мурава, морава, мырава, вурлава; у поляков – мора, мара, змора, морус; у южных славян – мора и т. д.Это живое существо,