Болезни

Болезни

В народе обычно не верят, что человек может заболеть просто так, и обычно считают, что болезни насылают особые демоны болезней или другая нечистая сила — бесы, колдуны, люди с дурным глазом [187]. Демонов болезней представляют себе по-разному: в облике женщины в белом, красном или черном одеянии; красивой девушки с длинными волосами; уродливой бабы с костлявыми длинными руками, оскаленными зубами и огненными глазами. Иногда они могут иметь вид животных: собаки, кошки, ночной птицы, мухи или бабочки. Например, оспа — это безобразная женщины с пузырями вместо глаз. На языке у нее яд: как только оближет кого-нибудь языком, так этот человек тотчас заболевает. Холера также показывается отвратительной женщиной, она летает по воздуху и рассыпает в колодцы, реки и источники какие-то ядовитые семена, отчего люди заражаются. Часто та или иная болезнь представляется в виде не одного, а множества демонов (двенадцати, сорока или девяноста девяти), они ходят по двое, по трое или всемером.

По одним верованиям, болезни живут между небом и землей в железном доме с медными дверями и наложенными на них Богом двенадцатью замками и двенадцатью печатями. Ключи от этих замков хранятся у дьявола. Когда Господь прогневается на человека, он посылает ангела выпустить одну из болезней. Ангел прилетает к дому, снимает печати, а дьявол отпирает замки и выпускает болезнь. По указанию ангела она летит туда, куда нужно, и поражает человека, а затем ангел снова запирает ее в железном доме. По другим представлениям, демоны болезней шатаются по белому свету и нападают на людей. Они поселяются в человеке, мучая и ослабляя его. Измучив людей в одном селе, они переходят в другое. При этом полагают, что болезнь сама не может войти в село, поэтому она часто поджидает какого-нибудь прохожего или крестьянина, возвращающегося из города к себе домой, и на его плечах въезжают в село, после чего там начинается эпидемия. Впрочем, если человек догадается и совершит нужные действия, он может уничтожить демона болезни и спасти односельчан. Об этом рассказывает быличка, записанная в XIX веке во время одной из эпидемий холеры.

Ехал вечером мужик к себе в село. Вдруг его кто-то окликает: «Стой, мужичок, подвези меня!» Оглянулся мужик, видит — гонится за ним старуха, худая, слабая, зипунишко на ней изорванный, из-под платка волосы растрепались. Жалко стало мужику старуху, остановил он лошадь, посадил ее к себе в телегу. «Ну, спасибо тебе, — говорит старуха, — услужил ты мне, услужу и я тебе». — «Чем же ты мне услужишь, бабушка?» — «Да ведь я — холера. Приду в деревню, пущу яд во все колодцы, кто из них напьется — захворает. А ты бери на свою семью воду из реки — я туда не буду яд пускать». Посмотрел мужик на старуху, а она черная, страшная, глаза, как уголья, горят. Ну, думает, хорошо, что сказала, угощу я тебя, старую ведьму. Привез ее к себе, водочки ей поднес, угостил. Улеглась она на печку и захрапела. Мужик взял топор, подкрался и отсек ей голову. Смотрит, а она вся начинена пузырьками с ядом. На другой день он отвез ее в волость. Осмотрели там старуху и дали мужику сто рублей награды.

Больше всего сказаний посвящено лихорадкам, которых представляют в виде тридцати трех, сорока или семидесяти семи сестер. В виде молодых и обольстительных женщин или, наоборот, злых, худых и безобразных старух они ходят по ночам, стучат в окна клюкой — кто отзовется на их стук, к тому они пристают. Каждая из сестер имеет свое имя по воздействию, которое она оказывает на человека: Ломиха, Огниха, Трясуха, Желтуха, Бледнуха, Гнетуха и т. д. Во главе всех лихорадок стоит старшая сестра. Живут лихорадки в реках и болотах, часто они летают по воздуху и накидываются на тех, кто им попадется под руку. Иногда они кличут людей по имени — кто отзовется, тот заболеет, а иногда оборачиваются мухой или соринкой и попадают в пищу. Кто эту соринку проглотит, заболеет лихорадкой.

Лихорадок считают дочерями царя Ирода, проклятыми Богом за смерть Иоанна Крестителя и заживо провалившимися под землю. С тех пор они и служат дьяволу, который посылает их на землю мучить людей. Эта легенда, больше известная как сказание о двенадцати трясавицах, проникла в народную культуру из книжной апокрифической традиции, куда она в свою очередь попала из восточных сказаний. В древнерусских текстах наряду с другими персонажами упоминаются берегини, семь или трижды семь сестер: «… веруют упырям и … берегиням, их же нарицают семеро сестрениц…» В другом древнерусском памятнике XIV века — «Слове Григория Богослова» говорится, что раньше язычники «клали требы (жертвы) упырям и берегиням». Принято считать, что под берегинями в этих текстах разумеются сестры-лихорадки, зовут их так, чтобы задобрить (от глагола беречь , т. е. берегини — это те, кто бережет). Такие ласковые названия не редкость в восточнославянской традиции: лихорадку иногда называют дорогушей или кумой , полагая, что она посовестится мучить своего «родственника». Апокрифическое византийское сказание о девах-трясавицах прижилось в восточнославянской культуре, и на его основе стали возникать самостоятельные предания о происхождении лихорадок. Вот одно из них.

Однажды Иоанн Креститель шел по дороге и повстречался с 77 девицами. Все они были одеты в дорогие платья, а Иоанн Креститель был одет только в верблюжью шкуру. Увидели это 77 девиц и принялись насмехаться над Иоанном Крестителем. Тогда остановился Иоанн Креститель и спросил их: «Что вы за девы и куда идете?» На это девицы отвечали, что они — дочери царя Ирода и идут купаться. Иоанн Креститель сказал: «За то, что вы надо мной насмехались, будьте вы трижды прокляты! И пусть в вас вселится болезнь, которая будет вас трясти, ломать, знобить, сушить. И где только вы ни появитесь, от вас все люди будут болеть и проклинать вас. Не умрете вы до скончания века и будете невидимо ходить между людьми и мучить их; люди же вечно будут вас клясть». Вот с тех пор и шатаются по свету 77 дочерей царя Ирода и разносят между людей болезнь.

Чтобы предохранить себя от болезни, демонов старались обмануть. Во время какой-нибудь эпидемии, например, холеры, на дверях домов, куда еще не проникла болезнь, часто писали углем: «Такого-то нет дома», полагая, что холера, прочитав эту надпись, поверит и обойдет дом стороной. От эпидемии спасало и опахивание селения. Для этого ночью на окраине села собирались вдовы и совсем молодые девушки, впрягались в соху и пропахивали на себе борозду вокруг всего села. Участницы обряда били в печные заслонки и ведра и вообще старались произвести как можно больше шума, чтобы испугать болезнь и заставить ее покинуть село. После проведения борозды все расходились по домам, веря, что через эту черту никакая болезнь не переступит.

Если же болезнь все-таки проникала в дом, ее старались задобрить, чтобы она не слишком сильно мучила больного. Если кто-то заболевал оспой, пекли лепешки из ржаного теста, прикладывали их к больным местам и просили Оспицу-матушку помиловать человека. Если же болезнь не покидала человека добром, ее пытались изгнать с помощью заговоров и различных магических действий. Знахарь читал над больным заговор, в котором болезнь изгонялась последовательно из головы, из глаз, из бровей, из рук, ног, суставов и кровеносных жил и отсылалась на темные леса, на мхи, на болота, туда, где собаки не лают, петухи не кричат, колокола не звонят. Применяли и особые средства, которые якобы не нравятся демону той или иной болезни. Например, считается, что лихорадка не любит, если змею, убитую до Юрьева дня, зашить в голенище сапога и положить под постель больного. Именно так одного больного лечил колдун. Тогда лихорадка, приняв вид женщины в белом, явилась этому человеку и пригрозила его убить, если лечение не прекратят. Он рассказал об этом колдуну, и тот объяснил, что лихорадка пугает его, рассчитывая в нем остаться.

Болезни, изгнанные из одного человека, переходят на другого. Чтобы после смерти чахоточного его болезнь не перешла на других людей, в доме плотно закрывали все окна и двери, а на грудь умершему клали кошку, чтобы чахотка перешла в нее. Потом кошку относили в лес и привязывали к дереву, думая, что болезнь перейдет на лес. 

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Ромео и Джульетта (история болезни)

Из книги Флейта Гамлета: Очерк онтологической поэтики автора Карасев Леонид Владимирович

Ромео и Джульетта (история болезни) Предлагаемые размышления о шекспировской трагедии представляют собой очередную попытку понять устройство прославленного сюжета, выявить его «нечитаемые», или не вполне очевидные, структуры. Иначе говоря, это еще один опыт прочтения


Течение болезни

Из книги Домашняя жизнь и нравы великорусского народа в XVI и XVII столетиях (очерк) автора Костомаров Николай Иванович

Течение болезни Употребление подобного словосочетания здесь вполне уместно, поскольку описанная у Шекспира история действительно похожа на тяжкий недуг с его страданиями и смертельным исходом. В финале трагедии герцог использует выражение, в котором может быть


Болезни и лечение

Из книги Ацтеки. Воинственные подданные Монтесумы [litres] автора Сустель Жак


2. Интерпретация мифа как "болезни языка"

Из книги Секс и вытеснение в обществе дикарей автора Малиновский Бронислав

2. Интерпретация мифа как "болезни языка" Если основой аллегорического и эвгемерического рассмотрения мифа служит некая незамысловатая психология, то в этом случае обращаются к науке о языке. М. Мюллер представляет, к примеру, концепцию, согласно которой каждый предмет


2. Болезни и перверсии

Из книги Секс и вытеснение в обществе дикарей автора Малиновский Бронислав

2. Болезни и перверсии Данные, приводимые в этой части моего исследования, не вполне однородны: если по некоторым вопросам мне удалось собрать всю необходимую информацию, то относительно других я должен признаться в своем невежестве или недостаточном знании и скорее


Глава XIV Болезни и смерть

Из книги Герцоги республики в эпоху переводов: Гуманитарные науки и революция понятий автора Хапаева Дина Рафаиловна

Глава XIV Болезни и смерть Болезни и врачиЧастоту эпидемий Темпл относил на счет скверного нидерландского климата с его влажностью и нездоровой жарой в летнее время.{107} Лейден, испытывавший недостаток в проточной воде, а следом за ним непомерно разросшийся Амстердам


Кризис «континентальной болезни»

Из книги Лечебные «наговоры»: Из собрания А. А. Савельева автора Савельев Антон Антонович

Кризис «континентальной болезни» Французские социальные науки — антропология, социология, лингвистика, литературоведение, психология и экономика — рассматриваются моими товарищами, аналитическими философами, как континентальная болезнь. Даниэль Андлер В отличие от


28. От болезни горла.

Из книги Шаманизм автора Лойко В. Н.

28. От болезни горла. Выйду я на зарю, посмотрю я на реку. За рекой дуб стоит, с сучьями, с кореньями, с веточками. Проклятый этот дуб.Употребление: Три раза становятся на заре на улице и читают три раза за один выход. По прочтении каждого раза, три раза проглотить


4. ОБОСТРЕНИЕ БОЛЕЗНИ

Из книги Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии автора Кононенко Алексей Анатольевич


ДВА ДИАГНОЗА ОДНОЙ БОЛЕЗНИ

Из книги автора

ДВА ДИАГНОЗА ОДНОЙ БОЛЕЗНИ Приведенный перечень совпадений и соответствий между «Бесами» и «Домом и миром» можно было бы и расширить, но существенно подчеркнуть, что речь идет не только и не столько о параллелях в сюжетных композициях и структурах образов, сколько о