«Первый университет»

«Первый университет»

Под таким названием 1 мая 1927 г. начала издаваться университетская газета МГУ им. М.В. Ломоносова «Московский университет». Хотя нельзя не отметить, что еще в 1907 г. вышло два номера университетской газеты «Голос студенчества», а 8 марта 1925 г. проявился информационный листок, посвященный Международному женскому дню, под заглавием «Университетская правда». Однако лишь спустя два года началось регулярное издание газеты Московского университета.

Год рождения газеты «Первый университет» совпал с десятилетием со дня победы Октябрьской революции, и это во многом определило содержание в самом начале ее деятельности. Номер за 7 ноября 1927 г. открывался крупно набранным заглавием: «Да здравствует наука, служащая революции» и статьей «7 ноября 1917 – 7 ноября 1927». «Десять лет тому назад, – говорилось в ней, – восставший пролетариат прогнал меньшевистско-эсеровское правительство и основал свое рабочее государство, государство Советов… Кровью и железом пролетариат должен был в течение многих лет отстаивать это свое государство, окруженное многочисленными врагами, наседавшими на него со всех сторон под главенством мировой буржуазии, генерального застрельщика, организатора и вдохновителя крестового похода против первого пролетарского государства… В муках голода и холода тысяч и тысяч своих братьев и сестер, невероятных страданий и лишений, невероятной разрухи и разорения, пролетариат выковал свою волю к окончательной победе над своим врагом и эту победу одержал»[153]. С особой гордостью в статье говорилось о том, что если пятьдесят лет назад такой факт, как 73 дня существования «Парижской Коммуны» представлял собой «явление исключительное по своей революционности», то где найти «слова восторга, где взять яркость красок», чтобы в достойной мере отобразить факт существования Советского государства в течение десяти лет, вопреки всем гигантским усилиям буржуазии «прикончить это существование»[154].

Вторая полоса номера, озаглавленная «О днях пролетарской борьбы за Октябрь» была заполнена воспоминаниями: «О революционном движении I МГУ»[155], «Все на фронт», «На линии огня», «Бой», стихотворными произведениями «Шуми, Октябрь», «10-й Октябрь», «В те дни» и другие. Автор стихотворения «В те дни» студент И, Кокарев писал:

Глаза горят от бодрости,

Пожаром дух бодря,

Мы нынче славим с гордостью

 Победу Октября!

Гордостью за победу Октября проникнуты материалы и других полос.

Значительное место в номере заняли многочисленные «Приветствия студенчеству I-го Московского университета». В одном из них с Х-летием Пролетарской Революции поздравил «будущих строителей социалистического общества» нарком здравоохранения Н. Семашко. Завершал номер «Календарь праздников 10-летия Октябрьской Революции I МГУ».

Но даже в этом праздничном номере отчетливо проявляется главная направленность студенческой газеты: ее основные отделы озаглавлены: «Наша учеба», «Наш быт», «Нам пишут», «По нашим профсоюзным организациям», «Всего понемногу» (хроника университетской жизни). Из университетской хроники узнаем о том, сколько принято на утренний и вечерний рабфак, что за счет окончивших МГУ освободилось 200 стипендий и на 1927—28 учебный год имеется 3157 стипендий. В отделе «Наша учеба» – корреспонденции: «Производственная практика», «Астрономический кружок», «Мы должны знать наших профессоров».

Привлекает внимание читателей, опубликованное на четвертой полосе сообщение о создании «Общества работников науки и техники для содействия социалистическому строительству» – ОРНИТОС. Тут же комментарий ученых университета, что организуемое Общество будет иметь важное значение для развития и укрепления социализма в нашем Союзе и его организацию следует признать «одним из крупнейших событий нашей общественной жизни», так как социализм можно построить лишь на базе «высокой техники и высокого культурного уровня масс».

Необходимо заметить, что на первых порах газета выходила нерегулярно: очередной номер появился лишь месяц спустя – 9 декабря 1927 г., а следующий за ним – 22 января 1928 г. Первым редактором газеты был И.Д. Удальцов, являвшийся ректором МГУ с 1928 по 1930 г. Тираж газеты составлял 4000 экземпляров.

Анализируя содержание газеты, необходимо прежде всего отметить, что она являлась поистине правдивой летописью истории Московского университета, уделяя в то же время постоянное внимание главным политическим и другим событиям страны. Об этом свидетельствуют специальные номера, посвященные XV съезду ВКП(б), 50-летию И.В. Сталина, постоянные подборки материалов «Партия и комсомол», сообщения о выступлениях в университете М.И. Калинина и других руководителей Советского правительства, а также многих политических мероприятий в «Коммунистической аудитории» МГУ. Так, в номере за 28 апреля 1928 г. в «Календаре Комаудитории» сообщается: «14 апреля – литературный вечер, посвященный М. Горькому, 20 – доклад «Тимирязев и его заслуги», 21 – лекция «Кавказ» с диапозитивами, 22 – доклад «О IV Конгрессе Профинтерна» с кинофильмом, 24 – диспут «Социология и психология мещанства», 26 – литературный вечер «Попутчики», 27 – диспут «Толстой с точки зрения современности», 28 – «Средняя Азия. Таджикистан» – лекция с диапозитивами и кинофильмом (из цикла лекций по туризму), 30 апреля – вечер встречи 1 мая».

В 1928 г. «Первый университет» активно включился в борьбу за ликвидацию в стране неграмотности. 28 октября за подписью исполняющего обязанности ректора университета И.Д.Удальцова, ответственного секретаря вузовского бюро РКП(б) Зорько, ответственного секретаря вузовского бюро ВЛКСМ Опарина, заместителя председателя исполбюро профсекции Лобанова и председателя бюро ячейки ОДН[156] I Киссельмана было опубликовано «Воззвание ко всем профессорам, преподавателям, студентам и служащим, в котором говорилось: «Наступает 11-я годовщина Октября, а страна все еще имеет 60 % неграмотного населения. Органы народного образования обучили за это время лишь 7 млн человек. Бауманский комсомол первым в СССР выступил в поход под знаменем: 1 мая 1929 г. ни одного неграмотного в районе… Первый Московский университет должен последовать примеру бауманцев. Каждый должен поставить себе вопрос: а что я сделаю в этом походе? Более 10 тысяч студентов и более 1000 сотрудников могут сделать великое дело, и вернуться из похода победителями.

Все в поход на неграмотность за массовое дело социалистического строительства».

Вслед за обращением были помещены отклики читателей: «В боях за грамоту», «На передовую линию», «Настойчиво и уверенно», главное содержание которых – это «будет напряженная работа, большого революционного энтузиазма, упорства». Неграмотность – это позорный и жалкий остаток от прошлого, подчеркивается в заметке «На передовую линию», который должен быть уничтожен, и тут же призыв: ликвидатор неграмотности, помни, к 1 мая ты должен заявить, сколько неграмотных обучишь в этом году.

Не менее энергично велась в газете кампания по сбору средств на самолет «Первый университет». Рубрика «Строим самолет «Первый университет» стала постоянной. Редакция сообщает о новых и новых поступлениях средств на его строительство, непременно отмечая: «Если каждый студент; рабочий, служащий и научный сотрудник отдадут однодневный заработок, в нужный момент пилот уверенно пустит в ход мотор, зажужжит пропеллер, и самолет плавно оторвется от земли… Враг не встретит пустого места. «Первый университет» даст должный отпор»[157], – читаем в заметке «В эскадрилье не хватает самолета имени I МГУ». Студенты и преподаватели все активнее включались в сбор средств, призывая других следовать их примеру. «Мы студенты III курса Савлюк А.К. и Плугов Б.В. после получки ноябрьской стипендии единовременно вносим по 2 рубля на постройку самолета «Первый университет»[158]. В ответ на бандитские налеты китайской буржуазии на нашу территорию обязался ежемесячно отчислять 2 процента с основного оклада Г. Ландау.

Небезынтересно отметить появление и таких заметок, как «Поможем «Юманите». «В нашем университете, – писали Галицкий и Семенкович, – недостаточное внимание привлекла кампания поддержки французской коммунистической газеты «Юманите». Внося по пять рублей, вызываем студентов и преподавателей сделать свои взносы»[159]. Откликнулись студенты и на призыв главкома Особой Дальневосточной Армии В.К. Блюхера оказать Армии посильную помощь посылкой книг, брошюр, культурных игр (шахматы, домино, гармонии, гитары, балалайки и прочее)[160].

Главное внимание в газете, естественно, уделялось учебе и быту студентов. Из номера в номер появляются полосы «Наша учеба», «Учебная жизнь», статьи и корреспонденции о подготовке к экзаменам и зачетам, о производственной практике, целевые номера под заглавиями: «Готовы ли мы к сессии», «Кого мы готовим», «К новому учебному году» и т. д. 4 марта 1928 г. появилась статья «Лицо I МГУ», из которой узнаем, что новый 1927–1928 учебный год отличается «более дружным началом занятий», улучшилась работа семинаров и «жизнь университета стабилизировалась», а 5 декабря в числе успехов за год указаны следующие достижения: политобразованием занимаются 1490 комсомольцев, вневузовской работой охвачено 100 предприятий, за год выпущено свыше 1500 врачей и биологов.

Первые два номера за 1929 г. открываются статьями «Очередные задачи» и «Улучшим академическую работу, дадим стране подготовленных специалистов», в которых кроме повышения успеваемости ставятся вопросы пересмотра учебных планов, продления сроков обучения в вузе вместе с завершением дипломной работы до 5 лет.

В статье под выразительным названием «901» редакция с удовлетворением сообщала, что университет дал стране именно столько новых работников. Из них – 306 медиков, 78 – физматовцев, 380 – юристов, 137 – этнологов. Особо подчеркивалось, что из них по социальному положению 23 процента рабочих, 20,5 – крестьян, 56,5 – служащих и других, 30 процентов – членов партии, 20 процентов – комсомольцев, 50 – беспартийных[161].

Весь следующий номер посвящен новому приему в МГУ. Вторая полоса этого номера, озаглавленная «Кого мы готовим», начиналась с обращения к абитуриентам: «Выбирая факультет, ознакомься с его установкой. Помни, что ты должен стать высококвалифицированным специалистом, марксистски образованным, общественно-актив-ным участником социалистического строительства». На полосе статьи проф. Е. Троицкого «Программа нашего факультета» (физмат), проф. Вольфсона «Советский судья, прокурор, администратор» (факультет советского права), доктора В. Белова «Школа советского врача» (медицинский факультет), Тих. Куроптева «Мы готовим культурных работников-марксистов» (историко-этнологический факультет).

«Обслужить пролетарскую часть нового приема» – таким призывом открывалась третья полоса номера. Внимательное, чуткое, товарищеское отношение, помощь пролетарию, вступающему в университет, – таково ее главное содержание. Центральное место на полосе заняла корреспонденция «Волокиты в этом году со стипендиями не будет»: университет имеет 3430 стипендий. Из них 3235 по 30 рублей. Остальные – несколько повыше.

Всю четвертую полосу номера занял «Справочник поступающего». Абитуриентам разъяснялось, что I МГУ принадлежит к числу нерайонированных вузов, т. е. в него могут поступать лица со всех местностей нашего Союза и, прежде всего, рабочие, батраки, бедняки и их дети. Они, выдержав экзамен, подлежат безусловному зачислению. И только на оставшиеся места принимаются остальные категории. К детям рабочих приравнивались также: инженеры, техники, агрономы, ветеринары, врачи, лесоводы, землеустроители, педагоги (работники детских садов, школ первой и второй ступени, техникумов, рабфаков и т. д.), избачи, сельские библиотекари. В «Справочнике поступающего» содержались также сведения о порядке сдачи экзаменов. Завершал «Справочник» «Путеводитель по университету», в котором указывалось, где находятся основные читальные залы и какие имеются в МГУ общежития[162].

Многократно затрагивался в газете вопрос о студенческих стипендиях, о том, всегда ли их получают действительно нуждающиеся. В 1929 г. редакция обратилась к читателям с призывом. «Вузовцы! Пролетарское государство, – говорилось в нем, – тратит на ваши общежития и стипендии миллиарды рублей. Всегда ли эти деньги достаются трудящимся? Пишите о тех, кто получает стипендию, не нуждаясь в ней. Материалы принимаются ежедневно с 5 до 8 часов вечера». Данный документ – лучшее свидетельство не только того, как трудно приходилось в те годы студентам, но и строжайшего учета и обязательного сообщения о количестве освободившихся стипендий в ежегодных сведениях о количестве выпускников.

Одним из основных в газете был отдел «Наш быт». Корреспонденции о студенческих общежитиях, поликлиниках, столовых, парикмахерских появлялись в каждом номере под рубриками: «На борьбу за здоровый быт», «Будни общежитейские», «За дверьми общежитий», «Пройдемся по коридорам, заглянем в комнаты», «Мелочи на прицеле», «Быт и общественность». Оперативно освещался конкурс на лучшую студенческую комнату, публиковались сводки о результатах проверок под постоянным заглавием: «Легкая кавалерия» доносит». В ходе конкурса то и дело печатаются корреспонденции «Понемногу исправляются», «Исправление «неисправимых», а по его итогам, как сообщила газета, победителями оказались комнаты-коммуны, в которых сообща закупаются обеденные талоны, выписываются газеты «Правда», «Комсомольская правда», «Первый университет» и «Красное студенчество». Особо отмечалось, что студенты-коммунары сообща приобретают книжные шкафы и тумбочки, коллективно занимаются учебой.

В передовой статье за 4 октября 1929 г. ректор МГУ И.Д. Удальцов утверждал, что новые формы быта – студенческие коммуны доказали свою жизненность, что они все больше укрепляются и полностью изобличают тех, кто бюрократически относится к коммунам. Дорогу новым формам быта – этой мыслью проникнуты многочисленные выступления студентов: «От коллективов к коммунам», «Пироговская коммуна крепнет», «Каждую копейку в общий котел», «Личное становится коллективным». Иногда целые полосы выходили под заглавиями «Старое борется с новым». В наших общежитиях столкнулись две силы: грязь, упадничество, водка, распущенность, дрязги, сплетни, бескультурье – с одной стороны и студенческие коммуны, коллективный товарищеский быт, чистота, свет, культура – с другой. Что нужно сделать – звучит обращенный к читателям вопрос и ответ гласит: «выгнать вон из общежития отпетых пьяниц, выработать правила внутреннего распорядка, пересмотреть состав живущих в общежитиях». Тут же корреспонденция «Мерзляковские нравы» о незамедлительном принятии мер к «героям бутылки» Мерзляковского и других общежитий.

Действенными были выступления газеты под постоянными рубриками «С пером по ухабам» и «Мелочи на прицел» о беспорядках в парикмахерских, студенческой прачечной, о длинных очередях в столовую, о несвоевременной доставке газет и журналов в читальные залы и т. д.

Не упускала редакция и вопросов культурного отдыха студентов, их занятий спортом. Из сообщений спортсекции МГУ узнаем, что студенты университета по результатам летнего сезона 1929 г. заняли первое место среди вузовских команд Москвы по плаванию и теннису и второе место – по футболу.

Нельзя не отметить, что «Первый университет» предпринял немало усилий по созданию широкого авторского актива. Об этом красноречиво свидетельствует обилие рубрик, под которыми публиковались студенческие корреспонденции и заметки. Приведем лишь некоторые из них: «Из груды писем», «Уголок студкора», «Нам пишут», «Из читательских писем», «Вузовские новости», «На наши заметки отвечают», «По следам заметок». Эффективными были публикации под рубрикой «Читатель предлагает и требует», а требовали студенты, то утеплить комнату, то пополнить библиотеку «хорошими книгами», то организовать студенческую прачечную, то наладить продажу льготных театральных билетов.

Чтобы еще больше активизировать участие в газете читателей, редакция нередко обращалась к ним с вопросом «О чем писать в следующем номере». В одном из таких обращений был дан следующий перечень тем: работа клуба в новом учебном году, смотр состава стипендиатов, жизнь рабочих и служащих. Каждый комсомолец – корреспондент «Первого университета» – такая фраза нередко звучала со страниц газеты. А в номере за 27 марта 1929 г. редакция доводила до сведения читателей, что с 15 марта по 15 апреля проводится месячник подписки на газету «Первый университет». Цель кампании – довести подписку до 6000 тысяч экземпляров. «Наш лозунг: каждый студент, рабфаковец, научный работник и служащий университета должен стать подписчиком своей газеты. «Первый университет» должен читаться всем Первым университетом».

Укреплению связей с читателями способствовало и то, что при редакции в 1929 г. был создан журналистский кружок. «Кружок имеет целью, – сообщала редакция, – ознакомить участников с основами газетного дела и дать практические указания в навыках в области работы над заметкой, фельетоном и очерком. Главное место в работе кружка отводится практическим занятиям. Материалы кружка будут печататься в «Первом университете». Занятия проводятся под руководством профессора К.П. Новицкого»[163].

В мае 1929 г. газета отметила свое двухлетие. В передовой статье номера, посвященного этому событию, сказано: «Первый университет» насчитывает два года. Газета «заставляет прислушиваться к своему голосу», она «старается дать место всем идущим снизу предложениям, жалобам, указаниям, направленным на улучшение университетского быта. Но еще слаба связь с массой, необходимо иметь больше корреспондентов, чтобы быть в первых рядах борцов за культурную революцию»[164]. В материалах номера «Первый университет» должен выходить еженедельно», «Слово имеет читатель», «Будьте зубасты», «Газету в общежития» отмечается, что действительно студенческой и массовой газета станет лишь при деятельности в общежитиях выездных редакций, которые «все возьмут под лупу».

Живой интерес в юбилейном номере представляет большая подвальная статья «Как делается наша газета». «Газету делают 20–25 человек плюс небольшой слой корреспондентов, – сообщает редакция. – У нас нет ни одного платного работника. Всего две комнаты, где работает редакция… Но зато атмосфера в редакции в высшей степени товарищеская. Критикуют друг друга вовсю. Но слушаются и считаются друг с другом.

Конечно, у каждой газеты есть недостатки. Их очень много. О них надо писать. Но кто желает нашу газету. Спецы? Ее делаете вы, читатель! Газета – наша. Мы должны помочь сами себе»[165].

Многие полосы «Первого университета» занимали «Литературные и юмористические произведения студентов. Постоянными стали «Литературные страницы», выходившие также под заглавиями «Наше творчество» и «Литературные края». Уже в первых номерах начала печататься поэма-пародия «Кому в МГУ жить хорошо». Не лишенный поэтического дара автор поэмы Л. Басин, и заглавием, и содержанием, и построением, подражая великому поэту Н.А. Некрасову, многое сообщает из жизни I МГУ: какие университет имел общежития, факультеты, кто был ректором, воссоздает живые картинки студенческой жизни. В первой же главе, озаглавленной «Ходоки», не без интереса читаем:

Однажды после лекции

В пустой аудитории,

Из тех, что в Новом здании,

Сошлись студенты-вузовцы

Из общежитий всех:

С Гальяновки, с Козицкого,

С Покровского, с Белинского,

С Черкасского, с Ильинского,

И с Пироговки тож.

Сошлися и заспорили:

Кому вольготно, весело

Живется в МГУ?

Один сказал, что медику,

Другой орал – энтологу,

Физматовцу очкастому, —

Вопили два совправовца,

Взобравшись на скамью.

Физматовцы насупились,

Насупились, натужились И заскулили жалобно:

Совправовцу-бездельнику,

Живется всех вольготнее,

Всех лучше в МГУ[166]

Не час, не два проспорили и решили ходоки, что все-таки всех лучше, конечно, живется ректору Андрею Януарьевичу Вышинскому. К нему и направились. Но ректор им ответствовал:

Тяжка работа всякая,

Чего и говорить,

Но вот работе ректора

И в мире равной нет.

Особенно в дни страдные,

Дни конкурсных экзаменов.

Тогда поверьте, милые,

Кричи хоть караул:

Ведь мест коты наплакали,

А заявлений тысячи,

Тогда в часы приемные,

Как крепость осаждается

Мой скромный кабинет.

Вот так-то, так-то вузовцы!

Теперь уж сами видите,

Легко ли, да вольготно ли

Живу я в МГУ[167].

«Профессорская жизнь» – так озаглавлена одна из глав, из которой узнаем, что и профессору живется нелегко:

Тяжел наш крест профессорский,

С полсотни лет – без малого —

Одним и тем же голосом

Одни и те же лекции

Читаю каждый год.

Случается, задумавшись,

Взбираюсь я на кафедру

И пред началом лекции

Хочу сказать – товарищи —

Но посмотрю внимательно,

Ан всех-то тех – товарищей —

Один всего сидит.

Как плети руки падают,

Темно в глазах становится,

Бежать скорее хочется

Куда глаза глядят[168].

И вот в заключительной главе ходоки направляются, наконец, в общежитие. И видят:

В Центральном общежитии

Живет студент Петров,

Как вол он занимается,

Как два вола работает,

Как три вола здоров!

И тот утвердительно отвечает:

А мы живем, как празднуем!

Мы даже в будни серые

Без устали килим,

И как всегда уж водится,

Придет пора зачетная,

Так раньше всех сдадим[169].

Постоянным успехом пользовались у читателей «Уголок сатиры», шарады и загадки «Для досужей головы», сатирические заметки Козьмы Пруткова «Из записок моего правнука» и «Большая университетская энциклопедия». Приведем некоторые примеры из «Большой университетской энциклопедии»:

ИНДИВИДУАЛИЗМ. Лекция профессора для одного студента.

ВЕРХ ЛОВКОСТИ. Сдавать два раза в один и тот же день одному и тому же профессору и оба раза «засыпаться».

ВЕРХ НАИВНОСТИ. Думать, что можно пообедать в Георгиевской столовой, не простояв 1,5 часа в очереди.

ВЕРХ РАССЕЯННОСТИ. Сдать зачет и подсунуть профессору для зачета вместо зачетки – шпаргалку[170].

Привлекали внимание и публиковавшиеся изредка воспоминания о революционных дооктябрьских событиях. 21 мая 1929 г. была опубликована статья бывшего ректора МГУ (1920–1921 гг.) Л.П. Боголепова о праздновании 1 мая в Сокольниках и на Воробьевых горах в 1907 и 1908 гг. Хоть казаки и налетели, пишет он, но никто не был арестован: «ездить на лошадях по Воробьевым горам было не очень легко, а предупрежденные заранее товарищи быстро разбежались».

В мае 1930 г. Московский университет отметил свой 175-летний юбилей. Он проходил в тяжелые для МГУ дни: ректор I МГУ И.Д. Удальцов решительно настаивал на том, что университетская структура в силу своей громоздкости уже не актуальна и тормозит развитие науки. В газете «Первый университет» из номера в номер появляются статьи: «Превратим юбилей нашего вуза в коренную перестройку университетского образования», «Наука ради науки – не наш лозунг», «Наши университеты отстоят от жизни дальше, чем Марс от Земли», «Нужны ли нам вообще такие заведения, как университет?» В январе 1930 г. в журнале «Красное студенчество» появилась статья И.Д. Удальцова «175-летний старец», в которой утверждалось: «Мы считаем необходимым расчленение университета на его вполне самостоятельные составные части: Медицинский институт (он должен возникнуть из слияния медфаков 1 и 2 МГУ); Института общественных наук (в него должны войти факультеты: совправо, историко-философский и факультет литературы и искусства); Институт физико-технических наук с факультетами – химфак и физмат (он разобьется на ряд самостоятельных факультетов). Пора старику-университету на 175-летнем юбилее своей жизни на покой»[171]

В газете «Первый университет» за призывом уничтожить старую систему преподавания звучат требования вместо лекционного метода как основного внедрить активные методы преподавания: практические занятия, консультации, производственную практику и др. Экзамены и зачеты, как пережиток старой школы, предлагалось отменить.

В номере газеты, посвященном 175-летию МГУ, сообщалось, что к этой дате предполагалось издать историю университета в 4-х томах, но расходы на такое издание, требовавшее около 300 тысяч рублей, были расценены как «излишняя помпезность» и поддержки не получили.

Любопытно, что в юбилейные дни представители редакции побывали в Ленинграде и посетили многотиражку ЛГУ, издававшуюся под заглавием «Студенческая правда». В отчете об этой поездке не без интереса читаем: «Если в редакции «Первого университета» не протолкнешься, то в «Студенческой правде» – ни единой души, зав. которой мирно посиживает за единственным редакционным столиком и бережно выписывает фамилии подписчиков. Уходя, он вешает ключ на гвоздик, чтобы через час пришел редактор Чевычелев, сел за этот же столик и написал передовую для очередного номера.

Стол, две табуретки, шкафик и мусорная корзина – все имущество редакции. В штате всего 10 человек»[172]. На прощание, заключает свой отчет автор, решили регулярно освещать ход соревнования между двумя старейшими университетами Советского Союза, Московского и Ленинградского.

В этом же юбилейном номере редакция «Первого университета» объявила конкурс на новое название газеты. За лучшее название была указана премия – полное собрание сочинений В.И. Ленина. Новое издание, предупреждала редакция, не должно повторять названий других вузовских газет, таких, как «Товарищ», «За кадры», «Студент», «Студенческая правда», «Наш путь», «За Лениным», «Ленинским путем», «Ленинец», «Красный студент», «Пролетариат на учебе» и другие.

Последний номер «Первого университета» вышел 9 октября 1930 г. В нем сообщалось, что конкурс на новый заголовок газеты закрыт, премия никому не присуждена, а газета по постановлению общественных организаций будет называться «За пролетарские кадры».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Гарвардский университет

Из книги Судьба эпонимов. 300 историй происхождения слов. Словарь-справочник автора Блау Марк Григорьевич

Гарвардский университет один из самых известных университетов США, находится в городе Кембридж (штат Массачусетс). Название – по имени Дж. Гарварда. Гарвард – старейший университет США (основан 8 сентября 1636 г.), входит в группу элитных американских университетов, т. н.


Йельский университет

Из книги Еврейский мир автора Телушкин Джозеф

Йельский университет (сокращ. Йель)один из известнейших университетов США, находится в городе Нью-Хейвен (штат Коннектикут). Йель входит в группу самых элитных американских университетов, т. н. Лигу плюща.Элигу ЙельElihu Yale (1649–1721)английский политический деятель. Был


Корнельский университет

Из книги Газетный мир Московского университета автора Кузнецов Иван Васильевич

Корнельский университет (также Корнеллский)частный университет в Итаке (штат Нью-Йорк). Медицинские факультеты университета находятся в Нью-Йорке и в Катаре (Персидский залив). Самый молодой из университетов, входящих в т. н. Лигу плюща, объединяющую наиболее престижные


Стетсоновский университет

Из книги Повседневная жизнь Петербурга на рубеже XIX— XX веков; Записки очевидцев автора Засосов Дмитрий Андреевич

Стетсоновский университет независимый частный американский университет в городке ДеЛанд (DeLand), в штате Флорида (первый университет штата Флорида); основан в 1883 г. нью-йоркским филантропом Генри А. ДеЛандом (Henry A. DeLand). В 1889 г. назван в честь Дж. Б. Стетсона.См. также


Ягеллонский университет

Из книги Америка... Живут же люди! автора Злобин Николай Васильевич

Ягеллонский университет (польск. Uniwersytet Jagie??o?ski)высшее учебное заведение в Кракове, древнейшее и одно из самых крупных в Польше, одно из старейших в Европе. Ягеллонский университет был основан в 1364 г. по инициативе польского короля Казимира III Великого, а позже обновлен и


Глава 207 Йешива-университет

Из книги Поэзия и поэтика города [Wilno — ????? — Vilnius] автора Брио Валентина

Глава 207 Йешива-университет В момент создания Йешива-Университета — знаменитого центра подготовки ортодоксальных раввинов — само его название звучало противоречиво: слово «йешива» издавна применяется для обозначения духовного училища, где изучались чисто еврейские


«Московский университет»

Из книги Тропинка к Пушкину, или Думы о русском самостоянии автора Бухарин Анатолий

«Московский университет» В предвоенный период деятельности «Московского университета» на его страницах запечатлены все важнейшие события не только университетской жизни, но и всей нашей страны. Целые полосы и даже номера выходят под заглавиями «Достойно встретим XVIII


М.В. Ломоносов и Московский университет

Из книги Масонство, культура и русская история. Историко-критические очерки автора Острецов Виктор Митрофанович

М.В. Ломоносов и Московский университет Из доклада ректора МГУ академика И.Г. Петровского на торжественном собрании, посвященном 250-летию со дня рождения М.В. Ломоносова, 20 ноября 1960 г.(Печатается с небольшим сокращением)Московский государственный университет отметил


Школа, гимназия, университет

Из книги Кандинский. Истоки. 1866-1907 автора Аронов Игорь

Школа, гимназия, университет …Я на экзамене дрожал, как в лихорадке, И вытащил… второй билет! Спасен! Как я рубил! Спокойно, четко, гладко… Иван Кузьмич был страшно поражен. Саша


Профессор на отхожем промысле: готический университет

Из книги автора

Профессор на отхожем промысле: готический университет Недавно моим соседом за обеденным столом на конференции в Кембридже оказался профессор одного из лучших английских университетов. Начавшись светской беседой, разговор постепенно сделался откровеннее. Он рассказал