«Московский университет»

«Московский университет»

В предвоенный период деятельности «Московского университета» на его страницах запечатлены все важнейшие события не только университетской жизни, но и всей нашей страны. Целые полосы и даже номера выходят под заглавиями «Достойно встретим XVIII съезд партии», «Третий пятилетний план развития народного хозяйства ССС (1938–1942)», «Крупнейшие стройки СССР». Номер за 21 декабря 1929 г., посвященный 50-летию И.В. Сталина, открывался статьей «Наш Сталин». Тут же была статья А. Стаханова «Отец стахановского движения», стихи и песня о Сталине. Всю вторую полосу заняло выступление Ем. Ярославского, перепечатанное из «Правды», «Великий вождь народов», третью заполнили воспоминания «Встречи с товарищем Сталиным», четвертую – «Выставка, посвященная Сталину». Два номера в марте 1939 г. были посвящены памяти Н.К. Крупской. «Только позавчера, – говорится в статье «Большая утрата», – наша страна с сердечной любовью отмечала семидесятилетие Надежды Константиновны Крупской. Вчера эта жизнь неожиданно оборвалась. Надежда Константиновна умерла как боец Великой социалистической революции на посту… Без Крупской, но с немеркнущей памятью о ней советский народ будет совершать свой переход от социализма к коммунизму»[184]. В номере были также статьи И.Д. Удальцова «Стойкий боец партии Ленина-Сталина», директора библиотеки МГУ им Горького А.Т. Кудрявцевой «Верная дочь народа». В следующем номере напечатаны посвященные памяти Надежды Константиновны стихи и сообщение о том, что открыта выставка о жизненном пути Крупской, имеющая «много ценных экспонатов, познакомиться с которой следует всем студентам и научным работникам»[185]. В нескольких номерах подробно излагались не только решения XVIII партийного съезда, но и одобрительные на них отклики. Номер за 16 ноября был целиком заполнен постановлением ЦП ВКП(б) «О постановке партийной пропаганды в связи с выходом в свет «Краткого курса истории ВКП(б)».

«Московский университет» продолжил публикацию традиционных полос, посвященных известным ученым, писателям и поэтам. Читателям несомненно запомнились полосы «К 130-й годовщине со дня рождения Чарльза Дарвина», «К 90-летию со дня рождения академика И.П. Павлова», «110-летию со дня рождения Л.Н. Толстого», «К 50-летию со дня смерти М.Е. Салтыкова-Щедрина», «К 115-летию со дня смерти Байрона», «125-летию со дня рождения Т.Г. Шевченко», «Гениальный драматург и поэт» – так была озаглавлена полоса, посвященная 375-летию со дня рождения Вильяма Шекспира. В статье В. Вирена «Шекспир на русской провинциальной сцена» отмечено, что Шекспир на русской сцене появился еще при Екатерине Второй, а при Советской власти его произведения проникают даже в самые отдаленные селения страны. «Мог ли думать Шекспир, – замечает автор, – что через сотни лет в далекой и неведомой ему стране он обретет вторую Родину»[186].

Понятно, что таких полос было больше всего о писателях и ученых Московского университета: «Виссарион Белинский в Московском университете», «Друг и соратник Герцена» (к 125-летию со дня рождения Н.П. Огарева), «Лермонтов в «Московском университете» и др.

В «Московском университете» сохранились и такие постоянные рубрики из газеты «За пролетарские кадры», как «Молодые ученые», «Наука – трудящимся», «Научные страницы». Продолжал издаваться сатирический выпуск «Будильника».

7 ноября 1937 г. под рубрикой «Наука – трудящимся» появилась статья «Советские студенты», из которой не без интереса узнаем о судьбе обучающихся в МГУ. Вот, например, что рассказал о себе Владимир Фомин: «Потерял отца в 1922 г., мать осталась с 5 детьми. Окончил профшколу, работал слесарем, бригадиром, мастером. Любовь к естественным наукам побудила пойти на почвенно-географический факультет. Сейчас студент 3-го курса, отличник». Подобная судьба у студента химического факультета Панова и студентки биологического факультета Серафимы Пехтеревой. «В 1920 году от тифа умер отец, – сообщает Пехтерева. – Нас осталось шесть человек, один другого меньше. Мой путь – это путь многих детей нашей страны. С 7 лет – октябренок, была пионеркой, 14-ти лет поступила в комсомол. Три года работала слесарем. Меня очень увлекла биохимия, и в этом году я кончаю биологический факультет». «Здесь приведено лишь несколько фактов из неисчислимого количества примеров, – пишет автор статьи и заключает: – Каждый человек в нашей советской стране вырастает с глубоким сознанием того, что он имеет право на жизнь, на работу, на счастье и радость»[187].

Как и в газете «За пролетарские кадры», «Научные страницы» заполняли сообщения о работе студенческих научных кружков, о новых экспозициях в музее антропологии, об изучении в МГУ латинских поэтов, о подготовке ученых-подводников, о различных научных конференциях.

Кроме продолжавшего издаваться «Будильника», появился еще «Юмористический словарь «Будильника». В последнее время, – читаем в предисловии к этому изданию, – в редакцию стали поступать многочисленные запросы от наших читателей, которые просят разъяснить им отдельные понятия, слова и термины, встречающиеся в студенческой жизни. И редакция приняла решение издать научно-популярный юмористический словарь». Приведем некоторые примеры из «Словаря»:

«А-а-а и (ме-е-е4) – междометия, сверх меры употребляемые некоторыми студентами при ответах на экзамене.

Автомат-лектор. Далеко не музейная редкость среди профессорско-преподавательского состава. Последний рекорд этого своеобразного автомата – 120 слов в минуту – достигнут длительной тренировкой и совершенным игнорированием знаков препинания, интонаций, окончаний слов, что дает экономию 0,123 секунды на слове.

Библиотека. Научное учреждение по хранению и выдаче книг. Библиотека бывает двух видов: 1. Библиотека художественной литературы. 2. Библиотека научных пособий. Наибольшим успехом пользуется второй вид. В ней, как известно, почти никогда не бывает необходимого учебника – есть только русско-китайский словарь, который нам предлагают взамен.

Винегрет: а) то, что преподносится некоторыми буфетами в качестве еды; б) то, что преподносится некоторыми преподавателями в качестве лекций»[188].

С 26 октября 1838 г. вместо «Юмористического словаря «Будильника» стала издаваться «Большая энциклопедия «Будильника».

Предвоенные годы не могли не отразиться на учебных планах университета. В газете не только все чаще появляются корреспонденции: «Студенты овладевают пулеметом», «Научимся метко стрелять из пулемета в зимних условиях», но и целые полосы под заглавием «Подготовим сотни новых оборонных подарков Родине». По инициативе девушек исторического факультета в МГУ была организована пулеметная школа. 5 апреля 1939 г. в статье «Красное знамя и почетные грамоты за хорошую оборонную работу» сообщалось: «Сегодня состоялся выпуск пулеметной школы. Особенно торжественным моментом было вручение переходящего Красного знамени победителю в соревновании на лучшую организацию противовоздушной обороны». Сообщалось, что победителем стал коллектив библиотеки им. Горького, а боле 40 человек награждены почетными грамотами.

Широко освещалось в газете соревнование двух главных университетов страны – Московского и Ленинградского. 29 мая 1939 г. газета открывалась крупно набранным заголовком «Закончим учебный год на «отлично» и добьемся первенства в соревновании с Ленинградским университетом!».

Постоянно публиковались в «Московском университете» обзоры стенных газет. Из обзоров узнаем, что одной из лучших была стенгазета геофака, имевшая название «На одной шестой». Самое приятное то, рассказывала редколлегия о своей газете, что коллектив не задерживается на достигнутом, в нем появляются новые и новые люди. «Газета рождается в горячих дружеских спорах. Каждая мысль подвергается всесторонней критике и обсуждению. Затем наступает самый приятный для нас момент – «вынос» газеты и водружение ее на стену»[189].

Немало любопытного узнаем из обзоров «По страницам вузовских газет»: как, например, праздновалось 30-летие Саратовского университета им. Н.Г. Чернышевского (газета «Сталинец»), 125-летие Ленинградского университета («Ленинградский университет»), о событиях в Казанском университете им. В.И. Ульянова-Ленина (газета «Ленинец»)[190].

Повышению профессионального уровня университетской и стенных газет способствовали встречи студентов с известными журналистами. На одной из таких встреч в клубе МГУ выступили корреспонденты Н. Кружков («Правда»), Экслер («Известия»), Коробов («Комсомольская правда»), писатель Лев Кассиль, рассказавшие о своих поездках по СССР и за рубеж, о встречах со знаменитыми учеными, спортсменами, о своей работе на финском фронте и в боях у озера Хасан[191].

Нередко выходили страницы под заглавием «Литературное творчество студентов». При редакции «Московского университета» действовала литературная группа под руководством поэта Евгения Долматовского. Наиболее активным участником группы был ставший известным в годы Великой Отечественной войны поэт Николай Майоров. В газете опубликованы его стихотворения «Что я видел в детстве», «Торжество жизни», «Волк», «Изба», «Пушкин» и другие.

Из опубликованных стихотворных произведений следует особо выделить напечатанный 1 января 1940 г. юмористический роман в стихах «Евгений Неглинкин». Его авторы Трудлер и Штерн, представляя своего героя, открыто подражают великому поэту: правда, их герой родился не «на брегах Невы», а

Был москвичом. Из школы

                                            средней

Унес он, кончив класс последний,

Свой аттестат, новейший блюз

Да слабых знаний легкий груз.

Он по-немецки еле-еле

Мог изъясняться и писать.

Мог старосте невинно лгать,

Прогуливая по неделе.

Чего ж еще? Мехмат решил

Что он учен и очень мил.

Не проявляя прилежания в школе, Неглинкин-студент тоже не отличался усердием в изучении наук и был в глазах доцентов

Неглупый малый, но ленив.

Он чтил профессоров, студентов,

В них нрав беспечный оценив,

Считал он верными друзьями

И часто, часто вечерами

В пивной в компании сидел

И пиво пил, и раков ел.

Не избегая наслаждений,

Там прежде сиживал и я,

Да слабо пиво для меня.

Иронично, с запоминающимися подробностями представлена в поэме пора экзаменов:

Зима! Студенты, нос повесив,

В читальню обновляют путь…

По градам вольным и по весям

Молва: «Экзамены грядут!»

Прощай привычное безделье,

Прогулок тайных тишина:

Пришли иные времена.

Теперь он, ставши спозаранку,

(А как хотелось бы поспать!)

Мчит, на ходу жуя баранку,

За книгой очередь занять.

Рукав засучивая, франты,

Чихая, тянут фолианты,

Из-под кровати, где зазря

Они валялись с сентября.

По залам бродит люд печальный:

Во МХАТе легче кресло взять,

Чем стул свободный отыскать

В набитой до краев читальне.

Там громкий гул и тяжкий дух —

Чтоб не заснуть, все зубрят

                                            вслух.

Теперь хочу я описать

В зеленой глубине читальни

Забытый всеми угол дальний,

Где мой Евгений за столом

Сидит с измученным лицом.

С утра в читалку он приходит

С благим намереньем зубрить,

Потом выходит покурить,

Свистя, по коридорам бродит,

И так прошлявшись день —

                                         деньской,

Идет в одиннадцать домой.

Экзамен завтра! Уж вам жалко

Героя? Мните: он пропал.

Не тут-то было – он шпаргалку

Всю ночь до утра составлял.

Заутра казнь. Но без боязни

Он мыслит об ужасной казни —

Шпаргалка вышла хороша!

О, как поет его душа,

Когда трепещут под руками

Два листика, куда вписал

Он многих лекций материал

Миниатюрными значками.

И спрятав бережно на грудь

Шпаргалку, он пустился в путь.

Но вот мехмат. Евгений мнется,

В замочну скважину глядит,

Вздохнув, рукой за дверь берется

И в залу входит. Страшный вид!

Смутилось в голове героя,

Нетвердо он шагнул вперед

Миг – и задание берет.

Заданье взято – жребий брошен!

Евгений сердцем вновь взыграл.

Нимало он не огорчен,

Тем, что ни разу не читал

Сей теоремы. Оглянувшись

И низко над столом нагнувшись,

Шпаргалку ловко он достал

И пишет… Вдруг пред ним

                                          предстал

Профессор в гневе величавом…

Но здесь героя моего

В минуту злую для него

Я оставляю. Он со славой,

С позором кончил ли – как знать,

Мне завтра самому сдавать.

В 1940 г. исполнилось 185 лет со дня основания Московского университета и 175 лет со дня смерти его основателя М.В. Ломоносова. В связи с эти партийный комитет МГУ в декабре 1939 г. принял постановление о подготовке к этим двум знаменательным датам. Было решено поставить вопрос о присвоении Московскому университету имени М.В. Ломоносова и обратиться в Моссовет с просьбой воздвигнуть на территории университета памятник его основателю.

8 мая 1940 г. вышел экстренный выпуск газеты, посвященный 185-летию МГУ. Он открывался Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 мая 1940 г. о награждении Московского университета орденом Ленина и Указом о присвоении МГУ имени М.В. Ломоносова. В статье «Пионер русской науки» отмечалось: «Великий народ не может забыть своего великого сына и не могут погибнуть великие дела, начатые им». В этом и последующих номерах в статьях «Великий рассадник науки и культуры», «Кузница научных кадров» и многих других неизменно отмечалось: в мае 1940 г. Московский университет отпраздновал свой 185-летний юбилей. Правительство, высоко оценив его заслуги, наградило университет орденом Ленина. Главная сила университета, подчеркивалось во всех статьях, – его кадры. В статье «Кузница научных кадров» ректор МГУ, профессор С. Бутягин сообщал, что среди преподавателей университета 16 академиков, 29 членов-корреспондентов Академии наук, 162 доктора, 236 кандидатов наук, 50 человек из коллектива университета награждены орденами и медалями Союза.

В МГУ – 7 факультетов: механико-математический, физический, химический, биологический, геолого-почвенный, географический и исторический. На некоторых факультетах имеются несколько специальностей. Например, на механико-математическом – 3 специальности: математика, астрономия, механика; на биологическом – 4 специальности, геолого-почвенном – 3. Очень часто многие поступающие в университет заранее определяют, какая специальность их интересует.

Учебный план университета построен следующим образом: первые два курса – общие: с III курса начинается дробление по основным специальностям. Это дает возможность студентам получить широкую общую теоретическую подготовку в области той отрасли науки, которую они избрали.

Наконец, на последних курсах студент, выполняя курсовую исследовательскую работу, углубляет свою специальность в более узкой области наук.

Окончившие МГУ получают диплом, который дает им право быть научными сотрудниками в научно-исследовательских учреждениях или учителями в полной средней школе и ассистентами в высшей школе. Бывшие питомцы МГУ работают буквально во всех областях народного хозяйства и культуры, причем более половины – в промышленности. Наиболее успевающие из окончивших с отличием направляются в аспирантуру для подготовки к профессорской деятельности.

В МГУ имеет 11 научно-исследовательских институтов, где более 1000 преподавателей и аспирантов ведут свою научно-исследовательскую работу. В нее вовлекаются и студенты, из которых более 1300 человек входит в научно-исследовательские кружки.

Студенту предоставляется возможность участвовать в различного рода конференциях, научных дискуссиях и бывать на защите диссертаций. Такая обстановка прививает научные навыки, необходимые научно-педагогическим кадрам.

Значительными успехами в юбилейном году увенчалась издательская деятельность университета. Газета сообщала, в 1940 г. было издано 698 авт. листов научных трудов при плане в 593 листа. Физфак сдал в производство 3 тома «Ученых записок» по физике, истфак – 5 монографий и 2 учебных пособия. Кафедра иностранных языков сдала в набор 2 учебных пособия по геологии и почвоведению для учебных занятий в группах немецкого языка геолого-почвенного факультета.

Вышли из печати научные труды академика А.Н. Колмогорова (в бюллетене «Математика»), З.В. Родионова и А.А. Захваткина (в «Ученых записках МГУ»), академика Н.С. Акулова, а также различные научные труды и учебные пособия М.А. Москалева, JI.A. Андреева, И.И. Привалова и др.

К 80-летию со дня рождения старейшего профессора МГУ акад. Н.Д. Зелинского был выпущен художественно иллюстрированный юбилейный сборник.

Из научных студенческих работ следует отметить сборник исторического факультета «Средневековье в эпизодах и лицах».

Первый номер за 1941 г. открывался обращением к читателям с просьбой рассказать о самом памятном дне года минувшего. Многие откликнулись на это обращение, и в газете появилась большая подборка под заглавием «Самый памятный день». Профессор А. Краснов писал, что самым памятным днем 1940 г. было 8 мая, когда университет был награжден орденом Ленина и ему было присвоено имя М.В. Ломоносова. Кроме того, он сообщал, что работает в МГУ 40 лет и в числе других удостоен правительственной награды – ордена Знак Почета. Самым памятным днем 8 мая назвали и многие другие авторы писем. В этом же номере под заглавием «Замечательная хроника» сообщалось, что в связи со 185-летним юбилеем МГУ были награждены: орденом Ленина – два профессора, орденом Трудового Красного Знамени – 13, орденом Знак Почета – 13. Газета сообщала также, что в 1940 г. аспирантуру закончили 60 человек, докторские диссертации защитили 28, кандидатские – 34 человека, что кружками самодеятельности было охвачено 400 человек, а спортсмены университета впервые завоевали первое место в соревнованиях вузов Москвы по лыжам и гимнастике. В последнем мирном, предвоенном году газета продолжает публиковать страницы, посвященные юбилеям известных писателей и ученых: 15-летию со дня смерти Д.А. Фурманова, 80-летию со дня рождения Н.Д. Зелинского и др. Под постоянной рубрикой «Обогатим нашу страну новыми научными трудами и изобретениями» появляются статьи академика А. Фрумкина «Мои новые исследования», профессора Г. Двухшерстова «Крепнет связь науки с промышленность», Г. Ландсберга «Двигаем вперед техническую мысль» и т. д.

Последний номер мирного времени увидел свет 21 июня 1941 г. «На днях Московский государственный университет, – читаем в передовой статье, – начнет свой новый прием студентов». Далее под крупно набранным заглавием «Привет новому пополнению студенчества» были помещены статьи: «Биологи» зам. декана биофака А.Д. Аксенова, «Физический факультет» зам. декана В. Константинова, «На геологическом факультете» профессора И. Шульги, «Специальности механико-математического факультета» заместителя директора института механики Крюкова, «Подготовка историков» декана истфака профессора С.Д. Сказкина, «Увлекательные перспективы» декана геофака профессора Б.П. Орлова, «Ботанический сад МГУ» Ф. Быкова. Кроме того, в номере помещены статьи «Экзамены на физическом факультете», «Работа кафедры энтомологии», «Как будут отдыхать наши студенты и преподаватели», «Лермонтов и московский театр», «Защита диссертаций».

Первым военным стал номер от 28 июня. В нем помещены «Выступление по радио председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР и народного комиссара иностранных дел В.М. Молотова 22 июня 1941 г.», Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об объявлении в отдельных местностях СССР военного положения», «Сводка Главного командования Красной Армии за 22 июня 1941 года». На второй полосе публикации: «Работать еще упорнее». «Начать разработку тем оборонного значения», «Крушить врага всеми средствами», «На смену ушедшим на фронт», «Идут в доноры», «Овладевать военной специальностью». Третья полоса озаглавлена: «За Родину, за честь, за свободу». На самом видном месте публикация «Из резолюции общего собрания комсомола университета», в которой особо выделялось: «Комсомольская организация МГУ объявляет себя полностью мобилизованной для выполнения любого задания партии и правительства – на заводах, на транспорте, на колхозных и совхозных полях. Мы клянемся проявить организованность и дисциплину, выдержку и настойчивость, мужество и революционную бдительность… Отдадим все силы для советского народа».

Подробно сообщалось о комсомольском собрании в Коммунистической аудитории 22 июня: «Люди сидят и стоят, тесно прижавшись друг к другу, и слышно дыхание большой массы людей. В аудитории тесно, но никто не замечает ни тесноты, ни духоты, все даже как-то стремятся еще плотнее прижаться друг к другу. Это очень важно сейчас – чувствовать у своего плеча другое и надежное плечо соседа. Лица серьезны и сосредоточены, и никому не странно видеть эти твердые сжатые губы и суровые складки, рассекающие юношеские лбы двадцатилетних… Один за другим подымаются на трибуну комсомольцы, студенты разных факультетов, участники боев с белофиннами. Бурю, одобрения вызывает предложение т. Тяпунина (физфак) – объявить мобилизованной комсомольскую организацию университета для выполнения любой работы.

Студент В. Вирен и многие его сокурсники пишут, что, сдав на «отлично» последний университетский экзамен, готовы в любой момент пойти на фронт и отдать не только все свои силы и знания, но и жизнь за благо дорого отечества. В период генерального наступления немецко-фашистских войск под Москвой было принято правительственное решение об эвакуации университета. В сентябре 1941 г. наиболее ценные книжные фонды научной библиотеки отправляли в Хвалынск, а затем в Кустанай. Одновременно часть сотрудников Астрономического института им. Штернберга эвакуировалась в Свердловск. В начале октября согласно общему плану эвакуации 90 % преподавателей и студентов должны были перебраться в Ашхабад, где для них выделялось здание Туркменского педагогического института. Официально учебные занятия в Ашхабаде начались в декабре 1941 г.

Даже в самых трудных условиях университет продолжал развиваться: если в декабре 1941 г. в момент прибытия в Ашхабад насчитывалось 1120 студентов, то к марту 1942 г. их число составляло 1320 человек. В конце июня 1942 г. из Ашхабада университет был переведен в Свердловск, чтобы приблизить его «к военно-производственной базе Урала и резко увеличить вклад МГУ в дело разгрома врага»[192]. Весной 1943 г. правительство приняло решение о возвращении университета в Москву. Реэвакуация была закончена к 10 июля 1943 г. К концу 1943 г. число студентов достигло 4460 человек, научно-исследовательскую работу вели 970 профессоров и преподавателей. В 1944–1945 учебном году университет имел 12 факультетов, 10 научно-исследовательских институтов, 4 музея и другие подразделения. На дневной и вечерней форме обучения числилось 4805 студентов, 408 аспирантов, учебную работу вели 1197 профессоров и преподавателей[193]. За время войны университет выпустил 3000 специалистов, подготовка которых по ряду специальностей велась ранее недостаточно, таких, в частности, как физика ядерного ядра, геофизика, аэродинамика, химия синтетического топлива и др.[194]

28 июня 1941 г. выпуск газеты «Московский университет» был прерван и возобновлен только 9 декабря 1942 г. С этого момента ее страницы – правдивая летопись мужества и героизма питомцев МГУ на фронтах Великой Отечественной войны. 2200 студентов, преподавателей и сотрудников университета награждены орденами и медалями, а семь из них за особые подвиги удостоены звания Героя Советского Союза. В первые же дни войны в ряды народного ополчения записались ведущие ученые – профессора и преподаватели МГУ С.Д. Сказкин, Г.С. Кара-Мурза, А.В. Арциховский, С.П. Толстов, М.С. Зоркий, А.Ф. Кон и другие.

Горячий отклик среди студентов нашел призыв прославленной еще в довоенное время летчицы Марины Расковой – встать девушкам в ряды защитников Родины наравне с мужчинами. Среди первых летчицами стали студенты мехмата Евгения Руднева, Евдокия Пасько, Екатерина Рябова, Руфина Гашева, Антонина Зубкова, студентка исторического факультета Полина Гельман, физического – Ирина Ракобольская. Боевой путь женского полка легкой бомбардировочной авиации, в котором воевали студентки МГУ, начался с Северного Кавказа, затем были тяжелые бои на Крымском полуострове, в Белоруссии, Польше, Восточной Пруссии. Девушки ни в чем не уступали испытанным асам, нагоняя страх и панику на врага. Ничего подобного не породила Вторая мировая война ни в одной из воюющих стран. «Цифры говорят сами за себя:

24 тысячи боевых вылетов, три тысячи тонн смертоносного груза, обрушенного на головы гитлеровцев, тысячи уничтоженных фашистских солдат и офицеров – таков боевой счет отважных летчиц. Полку было присвоено звание гвардейского, все летчицы награждены орденами и медалями, а 22 лучшие из них – в том числе студентки МГУ – удостоены высокого звания Героя Советского Союза»[195].

Начальником штаба этого женского гвардейского авиаполка ночных бомбардировщиков была Ирина Ракобольская. «Московский университет» в очерке «Достойная дочь народа» сообщал: стать летчиком было давнишней мечтой Ирины. Занимаясь в университете, она была «бессменным комиссаром по военно-спортивным делам», как, смеясь, называли Иру товарищи.

За 1939–1940 гг. Ракобольская овладела двумя военными специальностями: она стала пулеметчицей и снайпером. За год до начала войны в университете был объявлен прием в школу парашютистов. Она одна из первых подала заявление в приемную комиссию.

Началось обучение будущих парашютистов. Весной 1941 г. Ира совершила первые прыжки с самолета. В мае она окончила школу парашютистов на «отлично».

Великая Отечественная война круто изменила жизнь Ракобольской. Она была в числе тех сотен комсомольцев университета, которые объявили себя мобилизованными до конца войны и подали заявления о своем желании идти добровольцами на фронт. Летом 1941 г., как член вузкома ВЛКСМ по военно-физкультурной работе, развернула массовое вовлечение молодежи в оборонные кружки, активно участвовала в защите родного университета от налетов немецкой авиации. Бывало, что она по нескольку дней не могла вырваться домой. Но эта кипучая деятельность не удовлетворяла Ракобольскую. В сентябре 1941 года тринадцать девушек-комсомолок университета пошли добровольцами в армию. И с ними уходила Ракобольская.

В течение двух месяцев ни ближайшие друзья, ни вузком не знали, где Ира, что она делает. Наконец в конце ноября от нее было получено короткое письмо. «Наши занятия близятся к концу, – писала Ира, – через несколько дней мы приступим к выполнению боевых заданий. Нам выпало великое счастье стать штурманами первого в мире женского полка бомбардировочной авиации».

Прошло два года. «Комиссар по военно-физкультурным делам» университета превратился в начальника штаба Н-ского бомбардировочного полка. Студентка IV курса физического факультета стала капитаном-орденоносцем. Осуществилась заветная мечта Иры Ракобольской: она третий год участвует в разгроме хваленых немецких асов, в бомбардировках фашистских войск[196], читаем в газете «Московский университет».

Ирина Ракобольская проявила себя не только в смертельных боях за Родину: вернувшись с фронта, она в 1949 г. закончила физфак, стала заслуженным профессором университета, имеет более 200 научных трудов. Продолжает упорно трудиться на фронте учебы и науки.

Под рубрикой «Питомцы университета в боях за Родину» немало очерков и о других героях фронта. В их числе находим очерк о Евгении Михайловиче Сергееве. Война застала его на посту секретаря парткома МГУ. Ассистент кафедры грунтоведения лишь два месяца назад был избран на этот высокий пост и, как командир запаса, в первые же дни войны был призван в действующую армию. «Стрелковая рота, которой командовал лейтенант Сергеев, – пишет автор очерка Е. Жукова, рассказывая о подвигах героя, – сдерживала натиск врага под Полтавой, на Украине. Бойцы его части сражались до последней капли крови. Фашисты решили любой ценой сломить сопротивление наших войск и прорваться к Полтаве. Одна танковая атака следовала за другой. Грохот канонады не умолкал ни днем, ни ночью.

Евгений Михайлович прекрасно понимал всю трудность операции. «Устоять, главное устоять», – думал он. Снаряды ложились все ближе и ближе к командному пункту. Одним из осколков разорвавшейся бомбы Сергеев был ранен. Казалось, что земля содрогнулась. Снова близко слышен лязг гусениц вражеских танков.

Взрыв. В первый момент Сергеев не мог понять, что с ним. Огромным усилием воли он заставил себя подняться, встать и оглядеться. Кругом ямы, развороченные глыбы земли. Но бойцы устояли. Фашисты повернули обратно и на это раз. Несмотря на рану и контузию, Сергеев не покинул боевого поста до тех пор, пока его рота не была сменена другой»[197].

Был Евгений Михайлович и в числе героев Сталинграда. Здесь он тоже проявил исключительное мужество: к ордену Красной звезды добавился орден Отечественной войны 2-й степени. В одной из разведывательных операций под Таганрогом он был тяжело ранен, после чего демобилизован. После войны Е.М. Сергеев стал широко известным ученым, профессором, проректором Московского университета.

Овеяли славой родной университет медсестры Лиза Шамшикова (студентка V курса истфака) и Зоя Азарх (студентка филологического факультета). «Бессмертен подвиг Лизы Шамшиковой» – так была озаглавлена полоса «Московского университета» 23 ноября 1945 г. «В декабре 1941 г. у села Беседино немцам удалось потеснить наши части. Пришел приказ об отходе на новый рубеж. Ушли все, кто мог уйти. Еще раньше Лиза была ранена. Она имела право уйти, но эта мысль даже не пришла ей в голову: у нее на руках оставались беспомощные, тяжело раненые бойцы.

Немецкие автоматчики окружили дом. Ее твердость и спокойствие передались другим. Тяжело раненые подползли к окнам и стреляли до последнего патрона.

Озлобленные сопротивлением горстки людей немецкие палачи подожгли дом. Никто не вышел из него.

Утром бойцы Лизиного полка атаковали деревню. Штыковым ударом они опрокинули врага. Пепелище страшного пожара предстало перед их глазами. Слова жгучей ненависти и клятва мести замерли у всех на устах.

Подвиг Лизы стал широко известен. Приказом по войскам Западного фронта генерал армии Жуков посмертно наградил ее боевым орденом Красного знамени.

Газета поместила также материалы «Моя сестра» Г. Шамшиковой, «Любовь к труду» доцента С. Звенчик, руководившей курсовой работой Лизы, стихи Ю. Полякова, посвященные подвигу героини. Узнаем из опубликованных материалов, что Л. Шамшикова была одной из лучших пулеметчиц университета, но фронту требовались медсестры, и она пошла в школу медицинских сестер, стала командиром санвзвода. Душевно, трогательно написала о сестре Г. Шамшикова: «Лиза была необычно строга к себе, Постоянной мыслью ее было – делать больше и лучше. В последнем письме, отправленном за два месяца до смерти, Лиза писала, что работать приходится страшно много, с 5 часов утра до поздней ночи, но что после работы она старается еще учиться, осваивать неизвестное. Даже на фронт она повезла с собой медицинские учебники…

Вспоминается детство. Деревня. Безграничные просторы полей, лесов, овраги – родная русская природа. Наша семья – дружная маленькая коммуна. Перед глазами стоит светлый образ отца, сельского учителя, всю жизнь посвятившего любимому делу, которое было для него дороже всего. У нас, детей, заветной мечтой было стать такими, как он. Верный долгу, он погиб, бросившись один спасать школьный сад от нападения бандитов…

Вспоминается и такой эпизод, – пишет Г. Шамшикова. – Когда во время одной из бомбежек я вышла из щели и стала звать Лизу, смеясь, что она боится. Лиза ответила: «Нам теперь жизнь нужна для большего». Она оказалась права, моя милая сестренка. Своей жизнью и своей кровью она доказала правоту своих слов»[198].

Подлинный героизм проявила и Зоя Азарх. Участвуя в тяжелых оборонительных боях, она под огнем противника вынесла с поля боя 40 раненых. Но однажды, читаем в очерке, гитлеровская пуля смертельно ранила мужественную сандружинницу.

Во многих очерках о героях фронта рассказывается о неизбывной любви питомцев МГУ к родному университету. Вот что свидетельствует студент физического факультета Федор Тяпунин: «Мой самолет подбила немецкая зенитка под Сталинградом, когда я пересекал линию фронта. Видя безвыходность положения, я оставил горящий самолет и прыгнул с парашютом вблизи линии нашей обороны. Каково же было мое удивление, когда в окопе я увидел своего друга историка-пехотинца. Мгновение мы смотрели друг на друга. Потом рывком бросились друг к другу и, обнявшись, расцеловались. Первое, что мы вспомнили, – это университет. Где он сейчас, на каких фронтах сражаются наши друзья? И так нам стал дорог и мил дым родного отечества! Сердца переполнились священной ненавистью к врагу. Мы еще раз поклялись хранить университетские традиции и жестоко отомстить врагу»[199].

Не всем, ушедшим из МГУ на фронт, довелось дожить до победы. Не вернулась в университет Герой Советского Союза, любимица женского гвардейского авиаполка ночных бомбардировщиков, штурман Евгения Руднева, всего несколько дней не дожил до Победы Герой Советского Союза, прославленный танкист Николай Федоров, погиб в боях за Москву подорвавший несколько фашистских танков Герой Советского Союза Ефим Дыскин.

Менее чем за два месяца до окончания войны был широко отмечен юбилей Малого театра. В газете под заглавием «Два университета» отмечалось: два очага русской культуры шли через десятилетия и века, крепко связанные родственными узами. Оба жили одной жизнью с народом и в тесной дружбе, дополняя друг друга, внесли немалую лепту в сокровищницу русской и советской культуры Народная артистка СССР А.А. Яблочкина, профессор Н.К. Гудзий и другие в своих статьях особо выделяли неразрывную духовную связь Московского университета и Малого театра. «Они были близкими друзьями, – пишет Яблочкина, – театр и университет, актеры и профессора. Они посещали друг друга. Малый театр в своих стенах видел неоднократно таких выдающихся русских ученых, как Алексей Николаевич Веселовский, Николай Ильич Стороженко, Матвей Никанорович Розанов, последние годы – Павел Никитич Сакулин и другие. Они же читали лекции и на наших высших драматических курсах. Артисты Малого театра были постоянными участниками и многие членами Общества любителей российской словесности[200]. Профессор МГУ Н.К. Гудзий подчеркивает, что эти центры объединяло общее служение русской культуре. Для одного орудием этого служения была наука, для другого – искусство. И тот и другой, каждый в своей области, создавали и создают замечательные ценности.

Старейшее средоточие русской научной мысли – Московский университет и старейший очаг высокого русского театрального мастерства – Малый театр взаимно друг друга оплодотворяли и должны оплодотворять и впредь…

Крупнейшие профессора историко-филологического факультета Московского университета сделали очень много в деле изучения судеб русского и западно-европейского театра. Профессор Н.С. Тихонравов был основоположником науки об истории русского театра. Профессор Н.И. Стороженко, один из крупнейших в Европе знатоков Шекспира, и А.И. Веселовский заложили прочный фундамент для изучения истории западно-европейского театра. Профессор-академик П.Н. Сакулин своими научными трудами и своей живой связью с Малым театром много содействовал установлению крепкой дружбы университетской науки с теоретической жизнью нашего старейшего театра[201].

В период войны до 1943 г. ректором МГУ был профессор А.С. Бутягин. В декабре 1943 г. его сменил профессор И.С. Галкин. Пребывание нового ректора на столь ответственном посту совпало с тяжелыми испытаниями для университета, который только что вернулся из эвакуации. Требовалось наладить работу новых кафедр, университетской библиотеки после ее капитального ремонта. В сентябре 1946 г. был принят первый послевоенный пятилетний план развития Московского университета, восстановлен пятилетний срок обучения на всех факультетах.

В программной статье «Привет новому пополнению» ректор И.С. Галкин особое внимание обратил на то, что первокурсники 1946 г. существенно отличаются от поступавших в годы войны. Тогда в числе студентов преобладали девушки, а сейчас пришло не менее половины юношей. Среди них немало участников Великой Отечественной войны, в том числе два Героя Советского Союза: Г.И. Барыков, воевавший в Бесарабии и Маньчжурии, имеющий 11 правительственных наград, принятый на мехмат, и В.К. Андрусенко, зачисленный на юридический факультет. Особенностью учебного процесса стала и его более тесная связь с научными исследованиями: с первого курса студенты вовлекаются в научные кружки, в студенческое научное общество, в работу семинаров. Из выступления ректора узнаем также, что значительно возрос в университете поток заявлений абитуриентов, что на первый курс принято 1650 человек, а заявлений поступило около 5 тысяч[202].

С первого же послевоенного года в университет стали возвращаться фронтовики – бывшие студенты, и незамедлительно возрождаются лучшие студенческие традиции. В статье В. Гальперина и Ю. Золотова «Комсомолия» читаем, что на филологическом факультете возрождена лучшая стенная университетская газета. Скептики, вспоминая живую, интересную довоенную «Комсомолию», пишут они, сомневались, вряд ли удастся сделать ее такой же, какой она была. Но уже первые номера рассеяли эти сомнения: вокруг редакции, возглавленной доцентом Г. Недошивиным, сплотился талантливый коллектив, стали действовать три сменные редакции, выработаны полугодовые планы работы. В каждом номере, как и прежде, основными стали отделы учебный, научный, литературный и юмора. В юмористическом отделе «Филологические были» удачные юмористические заметки и карикатуры сразу же полюбились филологам. Интересной формой работы явились организованные редакцией «Вторники», посвященные творчеству молодых поэтов, встречам с писателями, художниками, артистами.

Еще содержательнее и интереснее стала «Комсомолия», когда в 1947 г. на филфаке было создано отделение журналистики, студенты которого профессионально включились в работу не только факультетской, но и университетской газеты. Именно в «Московском университете» началась деятельность, ставших широко известными первых выпускников-журналистов, Алексея Аджубея (редактор «Известий» и «Комсомольской правды»), Рады Хрущевой (зам. редактора журнал «Наука и жизнь»), Владимира Парамонова (зам. главного редактора еженедельника «За рубежом»), Мая Подключникова (спецкора «Правды»), Елены Ивановой и Риммы Мирлусовой (Озерской), корреспондентов «Известий», Авенира Захарова, ставшего уже в студенческие годы одним из редакторов «Московского университета», а до этого работавшего ее ответственным секретарем.

Студенческая жизнь мирного времени – и с первых ее дней в газете снова появляются знаковые уже по довоенным годам рубрики: «По университету», «День университета», «На факультетах» и другие, в числе которых, естественно, «Письма наших читателей». Действенную помощь, особенно фронтовикам, оказывала «Страничка первокурсника», заполнявшаяся советами «Как работать над книгой?», «Как писать курсовую работу?», а также заметками «Заниматься по плану», «Использовать опыт лучших» и т. д.

В первые послевоенные годы публиковалось много корреспонденций о благоустройстве студенческого общежития на Стромынке. В одной из них «Стромынка, 32» читаем: «Большое четырехэтажное здание на Стромынке – студенческое общежитие накануне нового учебного года похоже на улей растревоженных пчел. Со всех концов страны съехались студенты, а общежитие не готово к их приему: студенты и аспиранты, засучив рукава, сами взялись за ремонт: побелку стен, мытье окон, дверей и полов»[203].

7 сентября 1947 г. весь номер заняли материалы, посвященные 800-летнему юбилею столицы. «Москва – центр передовой науки и культуры» – под этим заглавием от первой до четвертой полосы статьи и корреспонденции известных ученых, аспирантов и работников университета.

В июне 1948 г. редакция отметила выход тысячного номера своей газеты. Воскрешая историю «Московского университета», ставшего правдивой летописью МГУ, редакция сообщает: «Газета «Московский университет» – одна из старейших студенческих многотиражных газет страны. Первый ее номер вышел в день международного праздника трудящихся – 1 мая 1927 г. под названием «Первый университет».

С октября 1930 г. газета стала выходить под новым названием «За пролетарские кадры», а с ноября 1937 г. стала называться «Московский университет».

В начале Великой Отечественной войны, в июле 1941 г., выпуск «Московского университета» был прерван. Но уже в декабре 1943 г. студенты университета вновь получили свою газету.

За 22 года в газете помещено свыше 10 тысяч корреспонденций студентов университета, несколько тысяч статей ученых МГУ.

Статьи академиков С.И. Вавилова, А.Я. Вышинского, А.Н. Несмеянова, Н.Д. Зелинского и других крупнейших ученых страны появились на страницах газеты. Через газету к коллективу университета обращались советский писатель А. Серафимович, литовский поэт Т. Миколайтис-Путинас, казахский писатель М. Ауэзов и другие, народные артисты СССР Вл. И. Немирович-Данченко, В.И. Качалов, маршалы Советского Союза С.М. Буденный, К.К. Рокоссовский.

В 30 крупнейших вузов страны посылается наша газета. Каждый день в редакционную почту из этих вузов поступают многотиражные газеты.

При редакции газеты созданы постоянный актив студенческих корреспондентов. Здесь проходят практику студенты отделения журналистики.

Тысячи номеров газеты «Московский университет» – это живая история университета, история его непрерывного роста и расцвета»[204].

В день столь славного юбилея первый ее редактор профессор И.Д. Удальцов вспоминал: «…газета «Московский университет» была создана по инициативе студентов в мае 1927 г. и имела название «Первый университет». Газета активно включилась в общественную жизнь университета, критикуя различные организационные недостатки, проявляя заботу о нуждах студентов. Редколлегия газеты состояла из 7 человек. Работа распределялась по отделам.

Прошло 22 года и с удовольствием отмечаю ее качественный рост»[205].

Главным событием в жизни Московского университета в советский период стало возведение высотных зданий МГУ на Ленинских горах. Уже в 1945 г. ученые университета Н.Д. Зелинский, Д.Н. Прянишников, А.Н. Колмогоров, И.В. Курчатов, Н.Н. Семенов, А.Н. Фрумкин, Х.С. Коштоянц, С.В. Орлов, Н.В. Островитянов в письме в правительству СССР поставили вопрос о необходимости строительства новых корпусов университета. 15 марта 1948 г. Советское правительство приняло историческое для университета решение о строительстве новых зданий МГУ на Ленинских горах. В январе 1949 г. строительство началось: был вынут первый ковш грунта из котлована под главное здание университета. С этого момента «Московский университет» из номера в номер оперативно освещал все происходящее на строительстве, в котором принимал самое активное участие весь коллектив МГУ. Комиссию по составлению проектного здания, заказу учебного и научного оборудования возглавлял ректор университета академик Н.А. Несмеянов, а потом, с 1951 г., новый ректор – академик И.Г. Петровский. Было возведено 60 отдельных зданий, общий объем которых составил 2 млн 611 тысяч кубических метров (в старых зданиях – 492 тысячи куб. метров). Объем только главного здания в 32 этажа – 1335 тысяч куб. метров, а высота со шпилем – 238,5 метра. В газете «Московский университет» с декабря 1948 г. постоянной и главной становится рубрика «На строительстве Большого университета». В каждом номере заметки: «Вынут первый кубометр земли», «Агитаторы у строителей», «Книги для рабочих». Сообщалось, что в рабочих общежитиях студенты читают романы А. Фадеева «Молодая гвардия», М. Бубеннова «Белая береза», «Повесть о настоящем человеке» Б. Полевого.

В февральском номере 1949 г. привлекает внимание полоса «Величественный Дворец советской науки», на которой обнародована беседа с главным архитектором строительства академиком- Л.В. Рудневым. Тут же корреспонденция студентки первого курса физического факультета И. Нориной. «То, что рассказал нам академик Руднев о новом здании университета, – пишет она, – превосходит все наши мечты. Мы, студенты первого курса, горды тем, что нам еще придется учиться, готовить дипломную работу и сдавать государственные экзамены в новом прекрасном здании»[206].

Открытие новых зданий университета стало незабываемым праздником для студентов и ученых. Занятия в новых зданиях начались 1 сентября 1953 г. Газета подробно сообщала об этом незабываемом событии. На огромной площади перед Московским государственным университетом имени М.В. Ломоносова собрались тысячи трудящихся. Среди собравшихся те, кто возводил этот величественный Дворец науки, юноши и девушки, которые первыми заполнят аудитории, библиотеки, лаборатории. Над колоннами гранитной лестницы главного входа университета высечена надпись: Московский государственный университет имен М.В. Ломоносова, а над ней протянулся барельеф, на котором начертано «1949–1953» – даты начала и конца строительства.

Стрелки гигантских часов на высотной башне приближаются к цифре 10. Секретарь Московского областного комитета КПСС Н.А. Михайлов открывает митинг. Торжественно звучит Государственный гимн СССР. Слово предоставляется министру культуры СССР П.К. Пономаренко. Он отмечает, что Московский государственный университет является гордостью не только отечественной, но и всей мировой культуры. Советский народ, подчеркивает Пономаренко, постоянно и любовно следил за ходом строительства новых зданий университета. С вводом в действие новых зданий МГУ, заключает он, создаются широкие возможности для дальнейшего развития науки и подготовки квалифицированных специалистов для народного хозяйства нашей страны.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Гарвардский университет

Из книги Судьба эпонимов. 300 историй происхождения слов. Словарь-справочник автора Блау Марк Григорьевич

Гарвардский университет один из самых известных университетов США, находится в городе Кембридж (штат Массачусетс). Название – по имени Дж. Гарварда. Гарвард – старейший университет США (основан 8 сентября 1636 г.), входит в группу элитных американских университетов, т. н.


Йельский университет

Из книги Еврейский мир автора Телушкин Джозеф

Йельский университет (сокращ. Йель)один из известнейших университетов США, находится в городе Нью-Хейвен (штат Коннектикут). Йель входит в группу самых элитных американских университетов, т. н. Лигу плюща.Элигу ЙельElihu Yale (1649–1721)английский политический деятель. Был


Корнельский университет

Из книги Газетный мир Московского университета автора Кузнецов Иван Васильевич

Корнельский университет (также Корнеллский)частный университет в Итаке (штат Нью-Йорк). Медицинские факультеты университета находятся в Нью-Йорке и в Катаре (Персидский залив). Самый молодой из университетов, входящих в т. н. Лигу плюща, объединяющую наиболее престижные


Стетсоновский университет

Из книги Повседневная жизнь Петербурга на рубеже XIX— XX веков; Записки очевидцев автора Засосов Дмитрий Андреевич

Стетсоновский университет независимый частный американский университет в городке ДеЛанд (DeLand), в штате Флорида (первый университет штата Флорида); основан в 1883 г. нью-йоркским филантропом Генри А. ДеЛандом (Henry A. DeLand). В 1889 г. назван в честь Дж. Б. Стетсона.См. также


Ягеллонский университет

Из книги Америка... Живут же люди! автора Злобин Николай Васильевич

Ягеллонский университет (польск. Uniwersytet Jagie??o?ski)высшее учебное заведение в Кракове, древнейшее и одно из самых крупных в Польше, одно из старейших в Европе. Ягеллонский университет был основан в 1364 г. по инициативе польского короля Казимира III Великого, а позже обновлен и


Глава 207 Йешива-университет

Из книги Поэзия и поэтика города [Wilno — ????? — Vilnius] автора Брио Валентина

Глава 207 Йешива-университет В момент создания Йешива-Университета — знаменитого центра подготовки ортодоксальных раввинов — само его название звучало противоречиво: слово «йешива» издавна применяется для обозначения духовного училища, где изучались чисто еврейские


«Первый университет»

Из книги Тропинка к Пушкину, или Думы о русском самостоянии автора Бухарин Анатолий

«Первый университет» Под таким названием 1 мая 1927 г. начала издаваться университетская газета МГУ им. М.В. Ломоносова «Московский университет». Хотя нельзя не отметить, что еще в 1907 г. вышло два номера университетской газеты «Голос студенчества», а 8 марта 1925 г. проявился


М.В. Ломоносов и Московский университет

Из книги Масонство, культура и русская история. Историко-критические очерки автора Острецов Виктор Митрофанович

М.В. Ломоносов и Московский университет Из доклада ректора МГУ академика И.Г. Петровского на торжественном собрании, посвященном 250-летию со дня рождения М.В. Ломоносова, 20 ноября 1960 г.(Печатается с небольшим сокращением)Московский государственный университет отметил


Школа, гимназия, университет

Из книги Кандинский. Истоки. 1866-1907 автора Аронов Игорь

Школа, гимназия, университет …Я на экзамене дрожал, как в лихорадке, И вытащил… второй билет! Спасен! Как я рубил! Спокойно, четко, гладко… Иван Кузьмич был страшно поражен. Саша


Профессор на отхожем промысле: готический университет

Из книги автора

Профессор на отхожем промысле: готический университет Недавно моим соседом за обеденным столом на конференции в Кембридже оказался профессор одного из лучших английских университетов. Начавшись светской беседой, разговор постепенно сделался откровеннее. Он рассказал